Войти

Перспективы национального лидера

5622
0
+4
БТР ВПК-7829
Бронетранспортеры ВПК-7829 на колесной бронированной платформе «Бумеранг» разработки и производства ООО «Военно-промышленная компания» во время репетиции московского Парада Победы 9 мая 2015 года. Алабино, 27.03.2015.
Источник изображения: Grand GQ / www.youtube.com

Александр Красовицкий: «На сегодняшний день на российском рынке у нас практически нет конкурентов, они еще не успели появиться»

«Военно-промышленная компания» («ВПК», входит в состав Группы компаний «Базовый элемент») хорошо известна как национальный лидер в области создания и производства колесной бронетехники. Являясь стратегическим партнером государства в вопросах оснащения Вооруженных Сил, других воинских формирований и структур обеспечения безопасности современными высокотехнологичными образцами колесной бронетехники уже на протяжении десяти лет, компания накопила богатый опыт, который, в совокупности с технологическими возможностями и выверенной стратегией развития, позволяют прогнозировать в отношении «ВПК» уверенное развитие. Об особенностях работы в этой области рассказывает генеральный директор ООО «ВПК» Александр Красовицкий.


— Александр Владимирович, компания «ВПК» объединяет, по сути, ключевые национальные конструкторские и производственные активы в области колесной бронетехники


— Сегодня в состав компании «ВПК» входят три предприятия. Это, в первую очередь, наша технологическая и конструкторская база, законодатель технологий — «Военно-инженерный центр» в Нижнем Новгороде, где работают более 200 высокопрофессиональных инженеров и конструкторов. Там же находится опытный участок — это то место, где рождаются наши современные модели, где воплощаются тактико-технические характеристики будущих моделей, отрабатываются вопросы повышения качества продукции.


Второе наше важнейшее предприятие — «Завод корпусов» в городе Выксе, где создаются корпуса для всех наших моделей: бронетранспортеров, многоцелевых и специальных авто и для многих других. Следует отметить, что там же мы готовимся выпускать корпуса и для наших гражданских моделей.


И, безусловно, наш флагман — «Арзамасский машиностроительный завод». Это то место, где происходит сборка машин из многочисленных узлов и деталей, где они приобретают законченный, знакомый всем вид. Здесь же готовая продукция проходит несколько видов испытаний, в том числе связанных с военной приемкой.


Помимо этого в Москве у нас располагается управляющая компания с профессиональной командой инженеров, опытных военных специалистов и управленцев, которые осуществляют общее руководство, связь с заказчиками, разрабатывают инвестиционную, бюджетную, финансовую политику, активно взаимодействуют с контрагентами, государствнными учреждениями.


В общем, логичная схема организации производства, которая позволяет компании «ВПК» успешно выпускать современную продукцию


— Не секрет, что ваша компания — один из ключевых поставщиков колесной бронетехники в России…


— На сегодня «ВПК» работает более чем с 30 государственными заказчиками, основными из которых являются Министерство обороны, МВД, ФСБ, ФСО и другие силовые структуры Российской Федерации. Компания разрабатывает, серийно производит и модернизирует бронетранспортеры, боевые машины пехоты и бронеавтомобили, составляющие основу парка колесной бронетехники Сухопутных войск Вооруженных Сил и других силовых структур Российской Федерации, а также армий более чем 40 стран мира. Эти факты дают основание считать нас серьезными игроками в этом сегменте. При этом компания намерена выходить и на новые рынки. Например, предметно изучаем достаточно большой рынок энергомашиностроения, определяем наиболее интересные для нас возможности кооперации с другими производителями.


Следует также отметить, что львиная доля производства у компании — собственная. И все поставщики у нас — только российские!


— Опираясь на столь богатый опыт и высокие компетенции, как бы Вы охарактеризовали основные тенденции развития бронетехники и автомобильной техники военного и специального назначения?


— Как бы высокопарно это не прозвучало, но условия, сложившиеся вокруг России как следствие политических процессов, происходящих во всем мире, далеко или близко от наших границ, в полной мере сказались и на нашей отрасли. Вспомните, сколько раз в новейшей истории России наше генетически заложенное справедливое желание быть равными среди равных натыкалось на циничные попытки западных партнеров использовать нас в своих корыстных интересах? Поставить Россию на определенное ими место? Так произошло и сейчас. Еще несколько лет тому назад в отрасли прорабатывались варианты совместных с иностранными производителями проектов по созданию техники, предназначенной для экспорта в другие страны. Партнеры были готовы к совместной работе на данном направлении, но все это закончилось в 2014 году введением санкций в отношении нашей страны.


Влияние санкций почувствовали на себе многие. Больше те, кто шел по простому пути использования, как казалось — «лучших образцов западного производства», ввозимых из-за рубежа комплектующих. Мы шли другим путем. «Военно-промышленная компания» уже давно определила для себя ключевым то самое направление, которое теперь стало тенденцией отрасли и страны в целом, — полное импортозамещение. Сегодня мы работаем исключительно на российских комплектующих, а значит даем работу тысячам людей по всей стране, выплачиваем налоги в российский бюджет, вносим свой вклад в процветание нашей Родины.


— Прогнозируете ли вы рост спроса на продукцию отрасли или, напротив, рост предложения? Где ожидаются точки роста?


— Выпуская продукцию военного назначения, мы прекрасно понимаем, где и как она используется, и что стоит за ростом спроса на нее. Ввиду объективных причин на сегодняшний день наша компания является единственным производителем колесной бронированной техники в России. Мы выполняем Гособоронзаказ, параметры которого рассчитаны, исходя из потребностей силовых структур в нашей продукции. Другое дело — поставки за рубеж. Исходя из сегодняшних реалий в Африке, Среднем и Ближнем Востоке, мы ожидаем рост спроса, но и альтернативы нашей продукции у конкурентов достаточно. В этом случае для загрузки своих мощностей и повышения эффективности бизнеса мы должны быть и будем гибкими, как в подходе к каждому заказчику, так и в своем производстве. Для этого, мы разрабатываем и в дальнейшем будем выводить на рынок разные комплектации своих изделий, от базовых, до более «топовых», отвечающих самым высоким требованиям заказчиков.


— Что можно сказать о динамике результатов деятельности «Военно-промышленной компании»? Насколько негативно сказывается текущий финансово-экономический кризис?


Прошу записать слова Александра Владимировича, записанные на диктофон.


— Как компания проводит модернизацию производства?


— С момента образования компании и по сегодняшний день ее руководство делает все для того, чтобы производственная база предприятий «ВПК» отвечала самым современным требованиям машиностроительной отрасли. Конечно, можно единовременно закупить суперсовременное оборудование, эксплуатировать его до полного морального износа, а затем повторить эту схему вновь. Мы понимаем модернизацию несколько иначе и стараемся уделять ей внимание не время от времени, а постоянно. Модернизируем свое производство не от случая к случаю, а постоянно, привнося в него самые передовые разработки. Инвестиционная программа компании предполагает ежегодную замену устаревшего оборудования. За счет собственных средств компании создан и поставлен на производство БТР-82А, автомобили «Тигр».


Модернизация производства — задача комплексная, замена или модернизация существующего станочного парка является частью из круга приоритетных задач. На производственных площадках компании активно развивается производственная система, которая позволила повысить эффективность всех производственных переделов, вовлечь персонал в процесс постоянного улучшения рабочих мест и технологических процессов. Философия и инструменты ПС внедряются на всех уровнях, активно применяются на практике.


Мы понимаем, что прошли те времена, когда, как в фильме «Чапаев», специалисты на картошке моделировали свои стратегии. Необходимо использовать самое современное оборудование, актуальные технологии, существенно новые разработки. Машиностроительный сегмент требует постоянного обновления оборудования, и в первую очередь — станочного парка. Только в этом году мы приобрели и внедрили 12 самых современных станков с ЧПУ (частотно- преобразовательным устройством), которые сегодня чаще называют «обрабатывающие центры», что точнее отражает их способности. Каждый из них обладает уникальными возможностями — по производству и эффективности. Эти финансовые затраты очень быстро окупаются, поскольку себестоимость изготовления деталей на старых станках — пусть даже они все так же надежно работают — на порядок выше. К тому же требуются серьезные затраты по времени на переоснастку, обслуживание, сервис устаревшего оборудования.


Времена, когда «современная» техника выпускалась на станках, собранных в самом начале прошлого века, давно прошли. Мы идем в ногу со временем, понимаем, что, не делая инвестиций в систему качества, в менеджмент качества, в развитие людей, мы не сможем выпускать высококонкурентную продукцию. Потому что рынок — достаточно энергичный и стремительно развивающийся.


— Вы сказали про инвестиции в качество и развитие людей. Можете пояснить?


— Мы сегодня очень активно продолжаем внедрять новые производственные технологии. Названия у них могут быть разные — «Lean-технологии», «Бережливое производство», «Toyota Production System». Все это в значительной степени на слуху. Я сам три с половиной года с интересом изучал TPS, причем, от первоисточников — экспертов и консультантов из фирмы «Тойота». Они эти принципы сформулировали и активно внедряют у себя. Не случайно сегодня по соотношению цена-качество автомобили марки «Тойота» — одни из лучших в сегменте гражданского автопрома. У них меньше всего нареканий с точки зрения поломок и качества. И при этом — достаточно низкая цена. Японские консультанты сформировали достаточно эффективные принципы организации производства, которые мы освоили сами и теперь активно внедряем на наших заводах.


В первую очередь, это касается вопросов эффективности и качества. Если мы не имеем так называемых «ворот контроля качества» между этапами, то с большой долей вероятности можно прогнозировать, что локальный брак может переходить с одной стадии на другую. А сегодня очень важно обнаруживать и искоренять любые браки на самой начальной стадии. Потому что если выпустить готовую продукцию с заложенным внутри браком, то переделка готового изделия будет гораздо дороже.


Для предотвращения возможности возникновения брака и повышения эффективности сегодня мы стандартизируем процессы, обучаем людей, инвестируем средства в приобретение новейшего оборудования, например, сверхточного лазерного контроля, позволяющего «ловить» микроны отклонений при производстве и стыковке деталей. Мы осваиваем сегодня новые принципы производства деталей и не собираемся останавливаться на достигнутом.


В случае увеличения спроса, мы должны быть готовы к этому. Поэтому знание базовых подходов производственной системы позволяют нам сейчас заниматься выявлением потерь на производстве и своевременным их решением. Таким образом, чем больше персонала мы обучим инструментам производственной системы, чем больше вовлечём их в процесс непрерывных улучшений, тем быстрее и гибче мы сможем реагировать на изменение рынка.


К слову, не так давно в Минпромторге РФ прошло совещание, на котором руководители предприятий говорили о необходимости внедрения на своих площадках доктрины производственной системы. А мы в Группе компаний «Базовый элемент» достаточно давно и успешно этим занимаемся, сейчас активно реализуем программы на «Арзамасском машиностроительном заводе» и на «Заводе корпусов».


— Очевидно желание уточнить: за счет каких средств проводятся инвестиции в модернизацию, внедрение новых технологий?


— В рамках Группы «Базовый элемент» в настоящий момент мы имеем достаточно четкие и логически выверенные принципы управления, в том числе в области инвестиций. Все формы бюджетирования — очень четкие и прозрачные. У нас не бывает ограничений в стиле «в этот год дали денег на инвестиции, а в этот — не дали». Если есть экономическая целесообразность, если инженерный коллектив завода вместе с финансовой дирекцией доказывают, что модернизация того или иного участка, замена того или иного оборудования позволяют в обозримой перспективе получить экономический эффект, то такие проекты, как правило, проходят защиту и включаются в бюджет. Я бы сказал, что это постепенная и постоянная работа по поддержанию высокого уровня технологических возможностей, что позволяет нам выпускать высококонкурентную продукцию и шаг за шагом увеличивать мощности.


— Насколько сильны сегодня рыночные позиции компании?


— Как я уже говорил, на сегодняшний день на российском рынке у нас практически нет конкурентов. Они еще не успели появиться. Я имею в виду полноценную конкуренцию. Попытки сделать с нуля современную колесную бронированную машину предпринимались и предпринимаются многими энтузиастами — как новичками в этом деле, так и компаниями с большой историей. Но заложенная еще в прошлом веке одна из лучших мировых школ разработки и создания колесной бронетехники, а также аккумулированный нами опыт позволяют Компании прочно удерживать свои позиции.


Что касается международного контекста, то мы продолжаем занимать лидирующие позиции на традиционных для нас рынках. Безусловно, это наши ближайшие соседи — страны СНГ. Стабильно положительные результаты у компании и в других регионах — в том числе Азии, Африке. Мы постоянно активно работаем над продвижением нашей продукции на новые рынки.


— Существуют ли планы увеличения доли компании на международном рынке?


— Безусловно, такие планы есть. Неослабевающий интерес к продукции компании со стороны потенциальных зарубежных покупателей подтверждает правильность вектора нашего движения. Но найти свою нишу на этом рынке чрезвычайно сложно. Слишком большая конкуренция. Покупателю есть из чего выбирать. От китайской техники, предлагаемой практически по демпинговым ценам, до машин ведущих европейских и североамериканских производителей – дорогих, но занимающих уверенную позицию на рынке. Дополнительные трудности для закрепления на рынке создает его избыточная политизированность. Зачастую покупатель принимает то или иное решение не с позиций экономической целесообразности, а следуя указаниям спонсоров происходящих в его стране политических процессов. В этих условиях недостаточно показать ему просто машину. Нужно доказать, что она действительно лучше аналогичной продукции наших конкурентов. И нам это удается.


— Как бы вы охарактеризовали уровень конкуренции на международном рынке, в чем компания видит свои конкурентные преимущества?


— Уровень конкуренции — исключительно высокий. Посетите любую международную выставку за рубежом. Предложение явно превышает спрос. Идет борьба за каждого покупателя. И здесь важен подход. Нередко потенциальный потребитель придерживается принципа «много и дешево». Но универсальных машин не бывает. Если вы хотите машину с повышенной противоминной стойкостью – это одно, высокомобильное бронированное транспортное средство для движения по дорогам и вне дорог – это другое. Бронеавтомобиль с мощным вооружением – это уже третье. Объединить их в один образец возможно лишь за счет нивелирования исключительных качеств каждого из них. В результате получается совсем не то, что ожидает потребитель.


Поэтому в разговоре с потенциальным покупателем мы всегда стараемся выяснить как можно более точно сферу планируемого применения колесной бронетехники. И если наша продукция вписывается в эти критерии, мы сумеем доказать не только на словах, но и на деле, что в своем сегменте мы лучшие. Необходимый уровень защиты, вместительность, мобильность и не побоюсь этого слова, непревзойденная проходимость – вот конгломерат качеств, делающий наши машины лучшими в своем классе.


— Какие разработки вашей компании опережают отечественные и зарубежные аналоги и в чем?


— Принятый несколько лет назад на снабжение Вооруженных Сил и поставляемый в войска новый бронетранспортер БТР-82А по ряду параметров, таких как надёжность, простота эксплуатации, обслуживания, проходимость по слабонесущим грунтам и в целом по соотношению цена-качество, не имеет сегодня аналогов в мире. То же самое в полной мере относится и к бронированным автомобилям семейства «Тигр». Все эти машины по достоинству оценены не только в нашей стране, но и за рубежом.


— Каковы основные перспективные разработки компании? На каких заказчиков они ориентированы?


— Если вы были среди зрителей парада Победы в Москве этой весной, то наверняка видели, что завершала проход техники по Красной площади наша новая разработка – боевая машина на базе межвидовой колесной платформы. В интернете вы найдете много фотографий этой разработки. Но не более. Масса домыслов и вымыслов. И это естественно – проект, осуществляемый по заказу Министерства обороны России, пока является конфиденциальным. Это не наша прихоть – такова мировая практика. Мы не хотим раскрывать перед нашими западными партнерами и возможными конкурентами все свои козыри. Естественно, что первым и массовым потребителем этой техники станут российские Вооруженные силы.


Мы также работаем над совершенствованием автомобилей семейства «Тигр». Делаем их более приспособленными к различным требованиям конечных пользователей.


— Как холдинг решает вопросы обслуживания техники, в том числе – за рубежом? Имеются ли некие новые решения для привлечения иностранных клиентов за счет организации постпродажного сервиса?


— Совместно с ОАО «Рособоронэкспорт», каждому заказчику нашей техники мы готовы осуществить мероприятия по комплексному сервисному облуживанию предлагаемого к поставке имущества с определением необходимого для этих целей технологического оборудования, расходных материалов и ЗИП с учетом объемов и комплектации поставляемого имущества.


— Государство активно помогает вам в продвижении продукции на международных рынках?


— Безусловно, да. Мы все время плотно работаем со всеми государственными структурами, вовлеченными в процесс продвижения нашей продукции на внешний рынок. Это профессионалы своего дела. Взаимодействие с ними при решении любых возникающих вопросов налажено годами активной и плодотворной работы и не дает сбоев. Благодаря их усилиям заключены и реализованы многие контракты на поставку нашей продукции в другие страны.

Права на данный материал принадлежат Промышленный еженедельник
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
24.08.2018
Главные новинки "Армии-2018". Оружие России, которое мир увидел впервые
27.02.2017
Танковый прорыв: что IDEX 2017 принес России
22.02.2017
Александр Красовицкий: армия может завести минозащищенного "Медведя"
14.03.2013
Лёгкая бронетехника — тяжёлые решения
28.12.2011
Дмитрий Галкин: у нас с Минобороны "спорных машин" нет
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 22.10 16:15
  • 2
С пупырышками и хвостом: кто живет на Венере
  • 22.10 15:55
  • 5
В "ОДК-Климов" считают, что РФ нужно вернуться к однодвигательным реактивным истребителям
  • 22.10 15:52
  • 39
Первоочередная цель удара - радиолокационные станции.
  • 22.10 15:51
  • 1
Ожирение, безграмотность и судимость – армия США теряет личный состав
  • 22.10 15:01
  • 5
Польский эксперт назвал "причину", по которой США не бросят Польшу по курдскому сценарию
  • 22.10 14:31
  • 1
Стали известны подробности о скоростной боевой машине морпехов KAAV-II
  • 22.10 14:28
  • 1
Летний взрыв в российской Неноксе произошел при подъеме со дна пролежавшего там год "Буревестника" - госдеп США
  • 22.10 14:17
  • 4
Ростех разрабатывает стрелковое оружие в новых калибрах
  • 22.10 14:16
  • 2
MDR (Германия): "В Крыму не было ни войны, ни убитых"
  • 22.10 12:53
  • 10
Минобороны получило последний из шести законтрактованных дивизионов ЗРК "Тор-М2"
  • 22.10 12:36
  • 14
Эксперт Алексей Хлопотов считает, что 2С43 удачно дополнит "Коалицию-СВ"
  • 22.10 12:33
  • 11
Российский крейсер проучил американского конгрессмена
  • 22.10 12:07
  • 8
В США готовят суперпушку с дальностью стрельбы в 1800 км
  • 22.10 11:07
  • 6
"Швабе" экспортирует дифракционную оптику в четыре страны Европы
  • 22.10 10:54
  • 15
Робот "Федор" может стать торговой маркой