Войти

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился в Улан-Удэ с руководителями промышленных предприятий Бурятии

2335
0
0

Стенограмма:


В.В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Прежде всего хочу вас всех поздравить с праздником – 350-летием добровольного присоединения Бурятии к России.


Но собрал вас для того, чтобы поговорить о делах весьма прозаических. Именно от вашей работы, вашей организованности, вашего таланта, трудолюбия, умения работать с людьми, знания современных реалий экономики очень многое зависит. И в самой республике, да и в федеральном округе и в стране в целом от таких людей, как вы, многое зависит. В ваших руках все нити производственного процесса, у вас работают тысячи людей. На одном только авиационном предприятии сейчас 7 тыс., по-моему, трудится – уже важный, заметный сектор не только в экономике региона, но и в экономике всей страны. Да и по другим предприятиям я посмотрел с Вячеславом Владимировичем (В.В.Наговицын, президент – председатель правительства Республики Бурятия): в целом ситуация развивается хорошо.


В прошлом году индекс промышленного производства составил 22,9%. За первое полугодие уже 13,7%. Я хочу вас с этим поздравить, потому что это говорит о том, что не только страна в целом, но и республика, округ выходят из кризиса и делают это уверенно. Я знаю, о проблемах наверняка вы сейчас скажете. Мне бы хотелось, чтобы вы о проблемах поговорили, в том числе об энергетике. Вячеслав Владимирович сейчас сказал, надо будет разобраться, почему у нас так быстро отменили постановление Правительства, связанное с выравниванием тарифов на энергию. Вернусь в Москву – обещаю вам, посмотрю это отдельно. Думаю, что восстановим этот режим.


Давайте поговорим о проблемах, которые вас волнуют. Здесь представители и чисто производственного сектора – предприятия, которые производят нужную продукцию. Здесь представители торговых сетей, энергетики. Я бы хотел, чтобы каждый из вас коротко, по три-четыре минуты, рассказал и о своём предприятии, и о проблемах, которые вас волнуют, так чтобы было понятнее и мне, и моим коллегам из Правительства, что здесь у вас считается приоритетом, на что вы хотели бы, чтобы мы обратили внимание. Я предлагаю начать Савватееву Сергею Витальевичу. Он исполнительный директор Союза промышленников и предпринимателей Республики Бурятия, думаю, что он может сделать небольшую вводную. Пожалуйста, Сергей Витальевич.


С.В.Савватеев: Спасибо, Владимир Владимирович. Я ещё хочу дополнить, что также являюсь и руководителем аппарата Союза машиностроителей, который в нашем региональном Бурятском округе. Поэтому хотелось бы начать с того, что наше бизнес-сообщество проводит уже ряд некоторых встреч. Я имею в виду, что мы уже встречались однажды с Шуваловым Игорем Ивановичем и с Толоконским Виктором Александровичем (В.А.Толоконский – полномочный представитель Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе) в октябре прошлого года. Поэтому те вопросы, которые назрели у нас в республике, мы также ставили. Есть действительно ситуации, когда наши вопросы достигают высшего руководства и мы слышим оттуда понимание.


В.В.Путин: То есть в Москве вас из Бурятии слышат? Слава Богу. Это уже приятно!


С.В.Савватеев: Хотелось бы остановиться на общих проблемах, которые касаются нашего бизнеса в целом в республике. Вы уже начали эту тему по отношению к тарифам на электрическую энергию. Действительно, благодаря распоряжению Правительства России наша Бурятия вошла в состав тех регионов, которые получают электроэнергию по регулируемым тарифам. Эта мера позволила нашему бизнес-сообществу более или менее вздохнуть, потому что первые счета, которые пришли в январе–феврале, – наши предприниматели за голову схватились. Поэтому хотелось бы, чтобы рассрочка была и дальше. Это один момент.


Второй момент, который бы хотелось затронуть, это проблема, связанная с повышенными экологическими затратами наших предприятий в связи с нахождением вблизи озера Байкал. Здесь – представитель, директор Селенгинского ЦКК, и достаточно большие вложения идут именно по этой теме. А так, в целом, судя по тем показателям, о которых Вы сказали, наши предприятия в единой связке достигают своей цели. Наш диалог с правительством Республики Бурятия, Народным Хуралом, – конструктивный, и мы отстаиваем интересы нашего бизнес-сообщества в коридорах власти. У меня вкратце всё.


В.В.Путин: Спасибо большое. Пожалуйста, исполнительный директор Улан-Удэнского авиационного завода Леонид Яковлевич Белых.


Л.Я.Белых: Владимир Владимирович, я председатель регионального объединения Союза машиностроителей, в то же время возглавляю Союз предпринимателей в Бурятии. Во-первых, от профсоюзов должен поблагодарить Вас за ту поддержку в Тольятти, на съезде. Нам очень понравилось, когда Вы поддержали в кризис промышленность, особенно по госзаказу. Меня просили при встрече с Вами это отразить. Конечно же, хотелось бы, чтобы всё это ещё имело какой-то конечный результат. Поэтому, естественно, нужна будет встреча на уровне корпорации с Министерством обороны, потому что эти вопросы бесконечны. Ведь не секрет, что сегодня до сих пор госзаказы исключены. Опять будет виновата промышленность.


В.В.Путин: Вчера мы только об этом говорили. Сегодня утром я уже разговаривал с министром. Мы в Москве увидимся, поговорим на следующей неделе.


Л.Я.Белых: Возглавляю я авиационный завод, который производит вертолёты Ми-171 (8АМТ) и штурмовики Су-25, на котором Вы даже и летали: нашего производства самолёты.


В.В.Путин: Да, хорошая машина.


Л.Я.Белых: В принципе производство организовано нормально, рынок сегодня есть, темпы развития хорошие. Радует, что, допустим, за 2010 год оборот составил 18 млрд рублей, чистая прибыль – 4,5 млрд рублей. Предприятие перевооружается, значительная часть – 1,2 млрд – запланирована на перевооружение. Покупаются новые станки, оборудование, идёт перевооружение. Вся беда – это, конечно, проблема с кадрами сегодня.


В.В.Путин: Сколько у вас сейчас работающих?


Л.Я.Белых: 7 тыс. В чём была проблема в кадрах? Сегодня все институты, особенно коммерческие, нацелены на подготовку, как говорится, «вождей», а сегодня нужны «индейцы», которые должны стоять у станков. Сегодня их в общем-то не хватает, сегодня по ПТУ проще набрать детей. Тяжеловато сегодня.


В.В.Путин: А у вас есть какие-то прямые контакты с высшими учебными заведениями, средними?


Л.Я.Белых: Да, прямые контакты, договора, всё прочее. Эта проблема общая по России. Коммерческие институты немножко надо ограничить - с утра у них экономика, после обеда юриспруденцию читают: никаких затрат, ничего. Получаются – не хочу обидеть – немножко уценённые специалисты.


В.В.Путин: Да, я понимаю. Всё-таки с какими вузами у вас прямые контакты?


Л.Я.Белых: Прямые – со своим Восточно-Сибирским технологическим университетом.


В.В.Путин: Но вам не хватает специалистов?


Л.Я.Белых: Мы в Бурятии в принципе благодаря напористым действиям Вячеслава Владимировича (В.В.Наговицын – президент Республики Бурятии) нашли понимание.


В.В.Путин: Да, у него получается.


Л.Я.Белых: Честно говоря, перестраиваем всю систему среднего образования, сейчас с высшим образованием воюем, но находим понимание. Но вся беда, что в России инженеров-то не хватает. Допустим, мы не всех готовим в Улан-Удэ, электронщиков и прочее. Хочется привезти оттуда, а их и там не хватает, потому что все хотят быть…


В.В.Путин: Менеджерами, юристами.


Л.Я.Белых: Да, менеджерами. И, выступая, представляя бизнес, хотелось бы также поднять вопрос по тарифам на электроэнергию. Мы живём рядом с Иркутском и находимся в неравных условиях. В разы там электроэнергия дешевле, а мы-то здесь... Их товары здесь заполоняют, наши товары…


В.В.Путин: Понятно.


Л.Я.Белых: Хотя мы несём затраты экологические и прочие. И вообще насчёт бизнеса опять-таки: всё-таки должен быть дифференцированный подход к нам, потому что взять условия для бизнеса за Уралом и здесь… Ведь наша задача ещё – сохранить народ, чтобы не убежал он отсюда, потому что зарплата сегодня за Уралом выше, чем у нас. Поэтому нужны какие-то преференции. Можно, как Вы и предлагали, допустим, дифференцировать тарифы: кто дальше живёт, у того немножко железнодорожный тариф убавится.


В.В.Путин: Так и есть. От 1100 км начинается понижающий коэффициент 0,5.


Л.Я.Белых: Вот такие наши предложения изложены, ребята ещё скажут.


В.В.Путин: Хорошо. Давайте послушаем тогда Андрея Викторовича Меделянова, «Бурятэнерго».


А.В.Меделянов: Владимир Владимирович, «Бурятэнерго» (это филиал МРСК Сибири) обеспечивает полностью электроснабжение по линиям 110/35 города Улан-Удэ и 21 района Республики Бурятия. Действительно, сегодня сложилась такая сетевая структура, что если взять по условным единицам по сравнению с Иркутском, то Иркутская сетевая буквально только в 1,5 раза превышает. Но себестоимость затрат на одну условную единицу у нас ниже в 2,5 раза: если у них 31 идёт, то у нас 14 тыс. Поэтому я действительно поддерживаю продление вхождения льготного ценового списка Республики Бурятия на период 2012–2016 годов. Что это даст? Это соответственно даст не только рост промышленности – позволит нашим инвестиционным программам снизить износ оборудования, который сегодня достиг 73%. Мы рассчитываем, если это действительно будет выполнено, то за четыре года мы снизим до 51%. Соответственно разработана инвестпрограмма совместно с правительством Республики Бурятия, в неё включены эффективные проекты, которые действительно дадут нам привлечение кредитов, и за пять лет окупят как кредитные, так и проценты. Но соответственно среди таких возможностей там можно перейти на рабрегулирование с 2012–2016 года.


Ещё один из таких моментов, который волнует нас как энергетиков, – всё-таки сетевой бизнес. Кроме нас, сегодня в Республике Бурятии ещё 25 таких сетевых организаций. Мы понимаем, что это стратегическая отрасль. Как бы всё-таки сделать или принять какие-то требования: сегодня это ничем не ограничивается. Мы не боимся конкуренции…


В.В.Путин: Вам нужно будет действовать разрозненно.


А.В.Меделянов: Да, разрозненно, соответственно обеспечивать некоторых потребителей. Ну и соответственно потом приходится нам, как одной из сильных компаний, тем более государственных, просто забирать это оборудование. Вот сейчас мы по Кижингинскому району подбираем оборудование, которое использовалось в такой сетевой… Всё-таки вот эти требования к сетевым принять, так как мы являемся стратегической отраслью.


Мы готовы конкурировать и понимаем (и в моём выступлении в газетах было сказано), что действительно должны не 26, а 2 или 3, но сильные, обеспечиваться и диспетчерскими пунктами, и грамотными специалистами, и все требования выполнять.


В.В.Путин: То есть вы говорили о необходимости консолидации архивов? Ладно, я пометил, подумаем. Спасибо.


Давайте посмотрим, что происходит в лесопереработке. Пожалуйста, Алексей Викторович, Селенгинский комбинат.


А.В.Паньшин: Спасибо, Владимир Владимирович. Я возглавляю Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат – это предприятие, входящее, скажем так, в лесное направление группы «Базовый элемент». Предприятие, как уже было сказано, находящееся в особой экологической зоне и, с гордостью могу сказать, одно из немногих предприятий, уже более 20 лет работающее с полностью замкнутым циклом водооборота, водопотребления. Но нам в отличие от Байкальского комбината проще: у нас нет отбелки. Предприятие 1971 года выпуска, производит картон, гофрокартон и сопутствующие продукты. 2 тыс. работающих, годовая выручка небольшая, конечно, порядка 3 млрд рублей. Кризис в отличие от многих других отраслей и, в частности, от машиностроения мы пережили достаточно неплохо, потому что тут такой товар, который пользуется спросом всегда: в основном прогресс идёт на упаковку. В настоящее время основные проблемы следующие: предприятие находится в стабильно прибыльной зоне. Но необходимо развиваться. Есть чётко сформулированные инвестиционные программы, состоящие из этапов. Бизнес такой, что, не имея гарантированного лесфонда в аренде, думать о наращивании объёмов бессмысленно.


В.В.Путин: Это как? Что мешает?


А.В.Паньшин: Ситуация в республике следующая. Рассчётно-годовая лесосека составляет порядка 6 млн кубов в год. В настоящее время освоение составляет примерно 2,5–3. Проблема в том, что, как и в других регионах, недостаточно развита инфраструктура. То есть лес есть, но его нужно везти, чтобы его везти, нужны дороги. Дороги – это очень дорогое удовольствие. Да, сегодня есть программа. Мы сейчас буквально оформили, подали в Минпромторг документы по приоритетным инвестиционным проектам, предусматривающие определённые льготы, но именно по аренде лесфонда, то есть получение без аукционов половины стоимости арендной платы и так далее. Но строить дороги – это слишком дорого. Себестоимость 1 км – миллион рублей. То есть лес – он и есть, и его как будто бы и нет: он далеко. Так устроен целлюлозно-бумажный бизнес, что везти автотранспортом лес дальше, чем за 250 км, уже невыгодно. Железнодорожная сеть в республике особо не развита (то есть одна линия и всё), а площадь большая, лесной фонд разбросан достаточно далеко.


Следующий вопрос. Если везти по железной дороге, что мы наблюдаем? Мы наблюдаем регулярный, стабильный, неумолимый рост железнодорожного тарифа.


В.В.Путин: Вы по железной дороге можете перевозить?


А.В.Паньшин: Частично можем, но не всё. Мы можем где-то довезти до железной дороги, перегрузить и везти по железной дороге. Казалось бы, что альтернатива – вывозка автотранспортом, но здесь другая проблема. Предприятие расположено так, что с обеих сторон (с запада и востока) мы не можем миновать участок федеральной трассы М-55 Москва–Хабаровск. У нас до сих пор (это проблема не только нашего региона) действует инструкция по эксплуатации автомобильных дорог, которая говорит о том, что полная масса автопоезда не может превышать 39 т. Парадокс! Казалось бы, я должен…


В.В.Путин: Вы должны выезжать частично на эту трассу и по ней проезжать?


А.В.Паньшин: Конечно, на федеральную трассу. Других дорог нет, потому что с одной стороны Байкал, с другой – Хамар-Дабан, между ними федеральная трасса. А на федеральной трассе, в Сотниково, стоит пункт весового контроля. Отсюда вопрос. Я с одной стороны, думая об эффективности как производственник, должен закупать производительную технику, которая везет не 30–40 кубов, как наши «КамАЗы», а 60–70, но я тут же попадаю на перевес!


В.В.Путин: Нам нужно будет тогда эти участки трассы укреплять, иначе мы их разобьём.


А.В.Паньшин: Безусловно.


В.В.Путин: Мы подумаем. Вот Игорь Евгеньевич (И.Е.Левитин – министр транспорта Российской Федерации) подумает, сделает предложение.


А.В.Паньшин: Соседний Китай так и делает. Когда я спросил: «Какие у вас ограничения по нагрузке?», они ответили: «А что это такое? Мы возим по 120 кубов, никаких проблем нет».


И вопрос третий. Есть инвестпроект, есть программа, осталось найти деньги. Буквально сегодня в рамках этих торжеств встречался с Внешэкономбанком. Они говорят: всё здорово, всё красиво, но меньше чем 2 млрд – нам не интересно. А у нас первый этап инвестпроекта не дотягивает до 2 млрд.


В.В.Путин: Отдайте президенту республики…


Реплика: А другие банки?


А.В.Паньшин: Другие банки готовы рассматривать, но специфика ЦПП такова, что кредит должен быть длинный, то есть это от семи лет и выше: такая норма рентабельности, норма прибыльности в этой сфере.


В.В.Путин: Подготовьте предложение.


А.В.Паньшин: Другая альтернатива есть, пожалуйста, очередь стоит из китайских инвесторов, которые говорят: ребята, нам нужно первичное волокно, потому что у нас всё на макулатуре, мы готовы к вам зайти, у нас наши китайские (условно дешёвые) деньги – пускайте нас, и мы сделаем всё, как положено. Но у меня выбор: либо я сюда тащу китайского инвестора (я выигрываю), либо я развиваю отечественную экономику – вот такая дилемма.


В.В.Путин: Но так полемически заострять не нужно, нужно развивать всегда свою экономику. Вопросы надо формулировать профессионально, Вы сейчас это сделали. Мы подумаем. Сделайте свои предложения и по финансовой части, и по инфраструктуре. По дорогам надо посмотреть. Я Вас уверяю, я знаю, как развивается у наших соседей и экономика, как развивается производственный сектор. Там, где нельзя, они тоже излишний груз не возят. Потому что здесь не нужно быть специалистом – просто разобьём дорогу и всё, но укрепить участки – это возможно: не всю дорогу, а там, где это нужно для того чтобы перевозить более тяжёлые грузы. Подумаем, ладно? И по финансам тоже. Пожалуйста, «Лесная компания».


Е.В.Пруидзе: Уважаемый Владимир Владимирович, я являюсь генеральным директором ООО «Байкальская лесная компания». Наш трудовой коллектив в зимний период насчитывает порядка 1 тыс. человек. Мы осуществляем полный процесс ухода за лесом, заготовки древесины и лесопиления. Сегодня у нас работает два лесопильных завода, и мы реализуем приоритетный инвестиционный проект в области освоения лесов в посёлке Ильинка Прибайкальского района. Надеюсь, что в этом году закончим сооружение нового лесопильного завода, его можно назвать технологически оборудованным заводом пятого поколения – полностью автоматизированный лесопильный завод для переработки примерно 0,5 млн куб. м сырья с выпуском сухих, пакетированных, строганных пиломатериалов.


Общий объём инвестирования в этот лесопильный завод у нас составил порядка 3 млрд японских йен. Нам удалось закредитоваться с помощью Байкальского банка, Сберегательного банка России, они нам выдали гарантии. «Коммерцбанк АГ» (Германия) нам учёл автоаккредитив (или гарантию) и прокредитовал нас в японских йенах. Почему выбрали японские йены? Потому что всегда очень дешёвая ставка. И брали мы эти деньги на пике, когда йена была достаточно дорогая. Сегодня она (в силу известных нам всем причин) падает. Есть надежда, что отдавать придётся в тех же самых рублях, но, действительно, меньше. Это первое.


Ещё нужно подчеркнуть, что более 20 лет никакое лесоустройство не проводилось, объективных данных о составе лесов: породном составе, качестве лесов не было. У американской компании «Голдендиджитал» мы заказали и купили восьмиканальные космоснимки с разрешением 0,5 м (от инфракрасного до ультрафиалетового), для того чтобы дешифрировать, отсканировать и понять состав лесных насаждений. Построили как бы такой слоёный пирог (торт «Наполеон», как мы его называем). В его основу положили генштабовские топокарты с разрешением в 1 км, а верхним слоем – космоснимки, между ними положили таксационное описание и лесные карты.


Были, конечно, технические и технологические проблемы – перевод в одну систему координат. Удалось решить эту проблему с помощью московской компании «Сканекс». На сегодня мы объективно эту работу заканчиваем. Что нам эта работа ещё дала? Чтобы было понятно, что такое космический снимок с разрешением 0,5 м – мы видим отдельно стоящее дерево, след от автомобиля. И действительно на основании этой информации мы получаем полную объективную информацию о составе лесов.


И очень интересно, в этом году мы заметили… Мы с компанией «Сканекс»… они нам каждое утро сбрасывают сведения о состоянии лесных пожаров по территории всей Российской Федерации, а вот на нашей «сырьевой базе» мы видим уже конкретно, поскольку космоснимки у нас очень подробные – подробнее нет сегодня. Может, где-то там, у Министерства обороны, а вот в гражданской отрасли нет подробных космоснимков. Мы видим, если возник лесной пожар - где он возник, в каком месте конкретно, как его технологично потушить, где наступать, куда убегать, где воду взять и как его опахать. У нас в этом году возникло два очага, но мы течение первых суток очаги этих лесных пожаров подавили, несмотря на то, что у нас достаточно большая арендованная территория.


И вот тот вопрос, о котором я хотел как бы сказать. Это, конечно, вне моей компетенции, это, скорее всего, уровень государственного устройства. Владимир Владимирович, я думаю, все сидящие за этим столом, глубоко благодарны Вам за то, что в своё время, в начале 2000-х годов страну собрали. Это правильно было. Но вот сегодня, в течение последних трёх месяцев мы дважды столкнулись с такими вещами. Очень много федеральных органов в регионах (я исключаю, конечно, такие, как прокуратура, силовые ведомства, МВД), которые надзирают и непонятно, чем занимаются. Министр ведомства или агентства далеко сидит, в Москве. У местных губернаторов, что в Иркутской области, Красноярском крае или в Республике Бурятия, полномочий нет, на должном уровне с ними разговаривать. Кстати, недавно Президент России Медведев сказал о том, что нужно посмотреть о государственном устройстве. Я почему заговорил…


В.В.Путин: Мы говорим о децентрализации.


Е.В.Пруидзе: Да, децентрализация. В те годы, когда Вы начинали эту работу (в начале 2000-х годов), тогда действительно была вольница из 1990-х годов, губернаторы избирались… Сегодня утверждает региональный парламент губернаторов, но всё-таки это те люди, которых рекомендует федеральная власть. И вот здесь, может быть, увеличить степень доверия губернаторам, дать им полномочия…


В.В.Путин: Мы проводили в своё время разграничение полномочий и сейчас мы готовы к этому вернуться, посмотреть ещё раз, что можно дополнительно передать на региональный уровень.


Е.В.Пруидзе: Конечно, это не моё дело, я бизнесмен, но просто я с этим сталкиваюсь ежедневно…


В.В.Путин: Нет-нет! Послушайте, я специально вас собрал, чтобы послушать о проблемах, с которыми вы каждый день сталкиваетесь. И не для того, чтобы просто поговорить, а для того, чтобы соответствующим образом отреагировать.


Е.В.Пруидзе: Вольница закончилась, губернаторы сегодня все в Федерации. Грубо говоря, в половину, но назначены. Люди ответственные, все люди грамотные, умные и всегда те вопросы, которые возникают в регионе, Вячеславу Владимировичу они виднее, чем Россельхознадзору, допустим, в Москве. Мы почему с этим столкнулись? Мы готовим в восточной части Республики Бурятия в Еравнинском районе лес. Везти его (транспортная составляющая) до Улан-Удэ, везти оттуда, где у нас первый лесопильный завод, 400 км. Это транспортом невыгодно. Мы сделали дорогу, выходим на Читинскую область, на Забайкальскую дорогу на станцию Могзон. Построили там перевалочную базу, поставили четыре консольно-козловых крана, устроили хорошую, достаточно современную перевалку и хотели грузить на железнодорожный подвижной состав. Мы, кстати, купили свои 150 вагонов для этой цели. И столкнулись с тем, что Россельхознадзор… Мы получаем карантинный сертификат в Улан-Удэ, везём в Читу, при погрузке на вагоны у нас снова требует (читинский уже Россельхознадзор) гарантийные сертификаты для того, чтобы мы внутренние перемещения – то есть от одного подотчётника внутри предприятия, который находится в лесу, перемещается лесной дорогой…


В.В.Путин: Это странно, потому что в этом-то и смысл регулирования федеральным органом территориального, а не каждым регионом. Если каждый региональный федеральный орган требует дополнительных бумаг…


Е.В.Пруидзе: Мы с этим столкнулись…


В.В. Путин: Это связано даже не с распределением полномочий, это связано с недостаточно чёткой организацией работы в самом ведомстве.


Е.В.Пруидзе: Вячеслав Владимирович на нашей памяти обращался в Россельхознадзор. Это вещи, которые лежат на поверхности, они нам тоже видны.


Реплика: Я лично встречался, пообещали, но ничего пока не делают.


Е.В.Пруидзе: Я надеюсь, что мы к декабрю этого года реализуем инвестиционный проект (общие вложения 2,5 млрд японских иен), и если у Вас будет время, приглашаем: хорошее предприятие, современное, приезжайте в декабре.


В.В.Путин: Спасибо большое. Давайте посмотрим, что происходит в сельском хозяйстве, в переработке в данном случае. Анатолий Лубсанович «Молоко Бурятии», пожалуйста.


А.Л.Раднаев: Я являюсь генеральным директором акционерного общества «Молоко Бурятии» и по совместительству председателем Молочного союза Бурятии. У нас 12 переработчиков и порядка 20 хозяйств, которые производят молоко.


В.В. Путин: У вас есть и сырьё, и переработка?


А.Л.Раднаев: И сырьё, и переработка. В первую очередь, конечно, хотелось бы выразить огромные слова благодарности по поддержке сельского хозяйства. Мы эту поддержку видим и ощущаем ежедневно. Хотелось бы отметить, что Республика Бурятия является исторически животноводческой республикой и в качестве продуктов, кроме молока – мясо (наверное, вы смогли сегодня убедиться за завтраком)…


В.В.Путин: Я ещё не ел.


А.Л.Раднаев: …первая пища для бурятов, она у нас почитаема и на основных праздниках везде подаётся с молоком и молочными продуктами. Хотелось бы здесь обратить внимание, Вячеслав Владимирович и Владимир Владимирович, на то, как у нас из Федерации поддерживается сельское хозяйство. В 2009 году в рамках проводимых мероприятий по линии сельского хозяйства республика по двум программам получила 670 млн в 2009 году. На эти деньги в республике были закуплены современная техника, тракторы, высокопроизводительные поливальные машины. В 2010 году, в связи с тем что у нас в республике в том числе, как и по всей России, была засуха, республика не смогла выполнить индикативы. Соответственно поддержка со стороны Федерации в 2010 году была сокращена почти в 3 раза. В текущем 2011 году пока ещё неизвестно, сколько Министерство сельского хозяйства Российской Федерации выделит республике. Ту поддержку, которая в 2009 году была оказана республике, мы на себе как переработчики ощутили: у нас был рост переработки молока 183%. То есть мы практически начали увеличивать долю собственной обеспеченности молочными продуктами. Сейчас, в 2011 году, мы идём пока к уровню 2010 года. Всё-таки те средства, которые выделяются, идут именно на приобретение техники. Не секрет, что в сельском хозяйстве сегодня изношенность основных фондов очень высокая. Сегодня необходимо менять культуру производства в сельском хозяйстве за счёт внедрения новых технологий.


В.В.Путин: Поголовье сохранили в хозяйстве?


А.Л.Раднаев: На сегодняшний момент у нас, если говорить о частных секторах и о сельхозпредприятиях, 50 на 50: 50% молока получаем от хозяйств и 50% – от частных секторов.


В.В.Путин: А сбор от частных секторов организовали?


А.Л.Раднаев: Да, у нас идут молокоприёмные пункты. На сегодняшний момент стоят базовые охладители в крупных населённых пунктах, идёт сбор молока – охлаждение идёт, и каждый день у нас молоковозы собирают молоко и привозят.


В.В.Путин: За сколько вы сегодня покупаете у производителей?


А.Л.Раднаев: У хозяйств, так как качество молока высокое, средняя цена на сегодняшний момент складывается в 14 рублей – это по летнему молоку. В зимний период, естественно, на молоко (сезонность у нас есть в России – проблема для переработчиков) цена выше. Если говорить о частном секторе, то это порядка 11 рублей, 11–12.


В.В.Путин: В чём разница?


А.Л.Раднаев: Разница – в качестве молока. От хозяйств практически всё поступает высшим сортом, соответственно идёт по максимальной цене. У частного сектора – первый и второй сорт. Соответственно, есть над чем поработать. Частный сектор есть частный сектор. На сегодняшний момент у нас охвачено порядка 9 тыс. частных подворий и порядка 17 хозяйств.


В.В.Путин: 50 на 50 – много. В частном секторе производите, да?


А.Л.Раднаев: Да. 1990-е годы, к сожалению, сказались. Сегодня как раз развитие – то направление, которое Вячеслав Владимирович взял в республике, именно на создание крупных сельхозтоваропроизводителей.


В.В.Путин: У вас предприятие по переработке новое?


А.Л.Раднаев: Нет, мы работаем 55 лет.


В.В.Путин: 55 лет, а какие-то новые предприятия по переработке появляются?


А.Л.Раднаев: Да. В районах у нас идёт сейчас направление – это развитие на местах первичной переработки молока, то есть это обеспечение бюджетной сферы, и в отдалённых районах ставится переработка.


В.В.Путин: Новое оборудование?


А.Л.Раднаев: Новое, но не крупное – мини-завод.


В.В.Путин: На новой технологической базе?


А.Л.Раднаев: Да.


В.В.Путин: Ясно. Что касается объёмов поддержки со стороны Минсельхоза по республике, я вернусь в Москву и поговорю об этом. Выясню, что происходит и почему до сих пор до вас не доведены определённые цифры.


Реплика: По поголовью мы всё сохранили, нам выделили 190 млн. У нас лимит поставки – III квартал. То есть, с завтрашнего числа мы можем уже получать деньги, лимит открылся. Это по сохранению.


В.В.Путин: Это из 5 млрд?


Ответ: Да. Он переживает, что в самой программе есть индикаторы, заложенные до 2012 года. Мы индикаторы, естественно, в прошлом году «уронили» из-за засухи. Мы по засухе тоже деньги получили, значит, Федерация как бы согласилась, что у нас засуха. Один раз Вы нам дали деньги, второй раз наказали через программу.


В.В.Путин: По этим индикаторам?


Ответ: Да.


В.В.Путин: Посмотрим. Я с Зубковым (В.А.Зубков) переговорю.


Так, пожалуйста, Улан-Удэнское приборостроительное производственное предприятие, Сергей Владимирович.


С.В.Соляник: Владимир Владимирович, Улан-Удэнское приборостроительное производственное объединение работает в области авиационного приборостроения, выпускает 178 видов элементов авиационной автоматики.


В.В.Путин: Авиотика и автотранспорт?


С.В.Соляник: Да. Поставляем всем авиационным заводам России, плюс за рубеж есть несколько поставок. Кроме этого, завод специализируется на изготовлении автопилотов для дежурных противокорабельных крылатых ракет и изготавливает аппаратуру предстартовой подготовки для тяжёлых надводных и практически всех подводных кораблей. Я почему так подробно на этом останавливаюсь? Потому что отсюда у нас проистекает проблема.


У нас за последние годы резко ухудшились взаимоотношения с Министерством обороны. В каких областях? В этом году я пошёл на беспрецедентный случай, когда отказался подписывать гособоронзаказ с заказывающим военно-морским управлением по одной простой причине. У меня есть две бригады, которые с 1 мая по 1 ноября обследуют Северный и Тихоокеанский флоты на предмет мониторинга работы по обеспечению работы систем. Доработались до того, что мне эта работа стала просто невыгодной, потому что на сегодняшний день Министерство обороны говорит: «Или ты пойдёшь на наших условиях, или ты вообще не пойдёшь». А что такое условия? Это 100 рублей – суточные, 500 рублей – на проживание. Вот представьте: на Северном флоте 500 рублей – на проживание? А 100 рублей сегодня – стакан кофе выпить. И я пошел на то, что не заключил договор. Наверное, ничего хорошего от этого в конечном итоге не будет.


Второй вопрос – это вопрос ценообразования на оборонную продукцию. Мы дошли до того, что на сегодняшний день уже существует три цены и все эти три цены сформировались из-за того, что приходят всевозможные поправки со стороны Министерства обороны, цены пересматриваются только с учётом дефляторов, а дефляторы составляют 60% от реальной инфляции. В результате предприятия теряют свою рентабельность. Я могу сказать, что на 1 января за прошедший год уровень рентабельности у меня фактически составил 3,6%. Почему я здесь вижу большую, в общем, проблему? Дело в том, что с 2012 года Вами будет подписана Федеральная целевая программа по развитию военно-промышленного комплекса до 2020 года. Мы в рамках «Ростехнологии» прошли предварительную защиту на 790 млн, но у федеральной целевой программы обязательное условие – 40% ты должен сам финансировать (на 60% тебя государство профинансирует). А с чего отдавать мне эти деньги, когда у меня рентабельность сжалась просто до того, что дальше работать невозможно. Вот по поручению Виктора Александровича (В.А.Толоконский – полномочный представитель Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе) … Когда я ему эту проблему описал, он меня в марте сразу в Москву на Военно-промышленную комиссию.


В.В.Путин: Что касается позиции Министерства обороны, то она известна и думаю понятно, чем она продиктована: как обычно, тот, кто покупает, хочет купить дешевле, тот, кто продаёт (это в данном случае предприятия ОПК), хотят продать подороже. Они всё время, я имею в виду Министерство обороны, говорят о том, что постоянно повышаются цены на продукцию, которую предлагают оборонные предприятия, они считают, что цены завышают. Нам нужны чёткие критерии определения, экономические обоснованные. Об этом мы ещё поговорим и с представителями промышленности, и с представителями заказчика. Что касается рентабельности, рентабельность (и здесь Министерство обороны ни с кем не спорит, и это позиция Правительства) должна быть как минимум 15%, иначе работать невозможно. И невозможно будет гасить вам эти 40%, которые мы собираемся вам выставить в качестве условия работы. В целом работа таких предприятий, как ваше, безусловно, будет обеспечена. Вы знаете об этом, средства колоссальные – 20 трлн на госпрограмму вооружения и 3 трлн на переоборудование предприятий ОПК. Триллиона! Но, кончено, и у нас тоже есть тревога и опасения, как бы эти 20…


Нам нужно не просто истратить 20 трлн, нам нужно на эти 20 трлн получить соответствующие системы вооружения (как говорят в таких случаях специалисты, штуки). И нам нужно получить столько штук – столько ракетных систем, столько кораблей, столько самолётов, столько вертолётов, чтобы обеспечить обороноспособность страны. Но мы ещё, безусловно, неоднократно вернёмся к этому. Что касается гособоронзаказа, то у вас (кроме того, что вы не подписали соответствующие соглашения по обследованию флотов) другие-то направления как смотрятся?


С.В.Соляник: Великолепно. 128% роста.


В.В.Путин: Поздравляю вас.


С.В.Соляник: И последнее: я на Военно-промышленной комиссии спрашивал, почему Министерство обороны пытается видеть всех в чёрном свете. Проверьте меня, если я окажусь подлецом, расстреляйте в конце концов.


В.В.Путин: Этого Министерство обороны не может сделать. У нас демократическое государство и развивающаяся, развитая и продолжающая развиваться судебная система. Поэтому это не входит в их компетенцию. В их компетенцию входит: приобрести нужное специальное оборудование и технику. Они должны проследить за качеством, обеспечить необходимые платежи и уровень зарплат, обеспечить рентабельность предприятий. Это наша общая задача. Повторяю ещё раз: позиция Правительства – не менее 15% рентабельности. Но в целом 128% роста – это хорошо. По основным направлениям работы идут?


С.В.Соляник: Да. И, Владимир Владимирович, учитывая, что 7-го числа будет проведено совещание в Москве по вопросам ценообразования, я просто нижайше прошу, чтобы Вы вмешались в этот процесс.


И последнее. Нас очень беспокоит вопрос (и директора авиационного завода, и нашего): Министерство обороны выпустило директиву и начало очень резко сокращать, на 60–70%, военное представительство на предприятиях ОПК. Было бы понятно, если бы при этом в альтернативу были бы созданы другие службы, которые занимались бы этим вопросом контроля. Но на сегодняшний день таких альтернативных служб нет.


В.В.Путин: Это военная приёмка?


С.В.Соляник: Да, военная приёмка. Альтернативной нормативно-правовой базы нет. И сегодня идёт такое сокращение. У меня уже военприёмка работает в три смены и не успевает. А если сейчас у них 60% исчезнет, чем принимать будем, непонятно?


В.В.Путин: Хорошо. Связано это тоже понятно с чем – с необходимостью сокращения неэффективных расходов. Насколько эффективно или неэффективно работает то количество военприёмщиков, которое сейчас присутствует на предприятиях, – это отдельная тема. Мы знаем, к сожалению, многочисленные случаи отказа техники, недобросовестные поставки не только в Вооружённых силах, но и на экспорт. Мы знаем проблемы, связанные с техникой, которая, так скажем, проходит очень длительный срок подготовки и испытаний, прежде чем она поставлена на вооружение. И военная приёмка, к сожалению, частенько (я не говорю всегда, но частенько) всё-таки свою функцию не исполняет. Мы это видим, иначе не было бы столько рекламаций. Но это не значит, что её нужно полностью ликвидировать. Мы обязательно посмотрим.


С.В.Соляник: Мы платим 1% от реализации. Вот, допустим, я в этом году плачу. Всего 30 человек – 128 млн, за 30 человек плачу, что внушительно, можно содержать...


Реплика: Надо регламент изменить, пусть они сами контролируют. Это можно делать, но регламент настолько жёсткий, что если они не поставили печать даже на комплектующей, он не имеет права собирать. У него просто производство тормозится.


В.В.Путин: Мы с чем сталкиваемся, когда производим сложную технику? Сегодня практически вся техника с

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Информационный блокОгромный выбор оборудования для молочных ферм и молокозаводов, в том числе и моющие для молокопровода, в кратчайшие сроки с качественным сервисным обслуживанием.
Похожие новости
10.01.2018
Что ждет российскую армию в 2018 году
09.04.2014
«Так и мы не простачки!»
11.09.2012
«Без этого нельзя сделать отрасль эффективной»
09.07.2012
В Жуковском было на что посмотреть
30.05.2012
HeliRussia-2012
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 07.07 03:22
  • 1
Шансов остаться в «живых» после удара ЭМИ-пушки нет
  • 07.07 02:53
  • 1
"Будет много потерь": Украина готовится воевать с Россией
  • 07.07 02:50
  • 1
Американских подводников подставила женщина
  • 07.07 02:13
  • 2099
Как насчёт юмористического раздела?
  • 07.07 01:50
  • 1
Противостояние Трамп-Меркель: Северный поток-2 грозит всерьез поссорить США и Германию
  • 07.07 01:06
  • 10
Скандалы советского военпрома: как конструкторские бюро устраивали разборки
  • 07.07 00:14
  • 38
Украина устроила «парад раритетов» на военных учениях
  • 07.07 00:02
  • 73
В США предложили России вместо «Ангары» летать на батуте
  • 06.07 21:27
  • 4
Главком ВВС: за пять лет в ВКС России на новую технику перешли более 20 авиаполков
  • 06.07 20:48
  • 1
В США "Буревестник" и "Посейдон" считают "ужасными системами"
  • 06.07 19:45
  • 1
"Ребята, ничего не получится". Эксперт о шансах США при конфликте с РФ
  • 06.07 19:24
  • 8
Путин объяснил значение принятых поправок в Конституцию РФ с точки зрения укрепления государственности и развития страны
  • 06.07 19:03
  • 2
Доля современного вооружения в ВКС уже более 70%
  • 06.07 16:39
  • 1
Исходя из характеристик С-500, ее будут применять в качестве элемента мобильной стратегической ПРО
  • 06.07 15:56
  • 4
Китай обогнал Россию и настиг США по истребителям пятого поколения