Войти на сайт Зарегистрироваться Забыли пароль?

Шестнадцать ударных дней

21.10.2015 Военно-промышленный курьер 2843 2
0
Понравилась новость?
+11
Фронтовой бомбардировщик Су-34
Подготовка на сирийском аэродроме Базель аль-Асад ("Хмеймим") близ Латакии к боевому вылету фронтового бомбардировщика Су-34 ВКС России (бортовой номер "25 красный"). Самолет из состава 47-го отдельного смешанного авиационного полка 105-й смешанной авиационной дивизии 6-й Ленинградской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Западного военного округа с аэродрома Бутурлиновка. На бомбардировщике подвешены две корректируемые бомбы КАБ-500С со спутниковой системой наведения. 03.10.2015
Источник: Министерство обороны России

Краткие итоги действий российской военной авиации

14 октября нынешнего года российские Воздушно-космические силы отметили своеобразный юбилей – две недели с начала воздушной кампании в Сирии против боевиков «Исламского государства». Уже можно констатировать, что по количеству совершенных боевых вылетов, официально уничтоженных целей, а также примененных авиационных средств поражения нынешние действия ВКС на Ближнем Востоке перекрывают аналогичные показатели войны с Грузией в августе 2008 года.


За прошедшие две недели ажиотаж, возникший в средствах массовой информации в первые дни воздушной кампании, уже спал, работа российской авиации начала носить скорее плановый характер, потому можно подвести первые итоги.


Силы и средства


На момент начала бомбардировок российская группировка, базирующаяся на авиабазе «Хмеймим» (аэропорта имени Басиля Асада в сирийской провинции Латакия), состояла из двенадцати фронтовых бомбардировщиков Су-24М, стольких же штурмовиков Су-25, шести фронтовых бомбардировщиков Су-34, а также четырех истребителей Су-30СМ.

“То количество вылетов за сутки, которое мы сейчас видим, говорит о нормальной боевой работе”

В то же время появившиеся в российских средствах массовой информации сообщения со ссылкой на пресс-службу Минобороны о переброске в Сирию дополнительного количества Су-30СМ являются ошибочными. По состоянию на 16 октября в Латакии действовало только четыре новейших истребителя с изменяемым вектором тяги.


Вероятнее всего, парк действующих в Сирии фронтовых бомбардировщиков Су-24М состоит из двух моделей – Су-24М2 и Су-24М с установленными на их борту специализированными вычислительными подсистемами СВП-24, разработанными и выпускающимися фирмой «Гефест и Т».


Следует отметить, что визуально обе модификации Су-24М между собой не различаются и точно различить, какие из них М2, а какие нет, не представляется возможным. Но все же можно предположить, что бортов с установленным на них СВП-24 все-таки больше.


СВП обеспечивает высокую точность применения обычных свободнопадающих авиабомб (по некоторым данным, на дальности до 20 километров отклонение ФАБ от цели при применении СВП-24 составляет около метра), поэтому оснащенные им машины скорее всего используются для нанесения ударов по малоразмерным и хорошо защищенным неподвижным целям.


В то же время Су-24М2 привлекаются для нанесения удара по скоплению бронетехники и живой силы противника, артиллерийским позициям – тем целям, где невысокую точность можно компенсировать мощностью и количеством авиационных средств поражения в залпе.


Парк базирующихся на авиабазе «Хмеймим» штурмовиков Су-25 также состоит из машин нескольких модификаций – как проверенных в боевой работе Су-25СМ, ранее применявшихся в ходе боевых действий в августе 2008 года в Грузии, так и недавно переданных ВКС России более современных Су-25СМ3.


Следует отметить, что именно штурмовики модификации СМ3, на которые установлена современная оптическая лазерно-телевизионная система (СОЛТ-25), вероятнее всего, привлекаются для нанесения ударов по штабам, складам боеприпасов и пунктам управления как днем, так и ночью. А более простые Су-25СМ работают по вражеской пехоте, технике и артиллерии.


Примечательно, что из двенадцати штурмовиков два являются учебно-боевыми Су-25УБ («спарки»), которые, судя по видеохронике, активно привлекаются к боевой работе. Можно предположить, эти машины также прошли модернизацию, в рамках которой на них была установлена адаптированная для применения на Су-25 вычислительная подсистема СВП, что должно было радикально повысить их боевые возможности.


Так что основную работу в Сирии выполняют в первую очередь фронтовые бомбардировщики Су-24М и штурмовики Су-25 – на них приходится не менее 70–80 процентов от всех боевых вылетов. В то же время более современные Су-34 используются гораздо реже, так как в первую очередь выполняют задачи по нанесению ударов высокоточными авиационными средствами поражения (корректируемые по ГЛОНАСС бомбы КАБ-500С) по особо важным и так называемым трудным целям.


Не отличается высокой интенсивностью и работа истребителей Су-30СМ, которые, вероятнее всего, прикрывают только те ударные машины, которые действуют на севере Сирии, ближе к границе с Турцией, а также в тех регионах, где возможна встреча с самолетами НАТО и, в частности, США. Помимо сопровождения ударных машин Су-30СМ, возможно, несут дежурство в заданных районах.


Цели заканчиваются?


По состоянию на 16 октября нынешнего года российская группировка выполнила более 500 боевых вылетов (по разным оценкам, от 508 до 520) и поразила более 490 целей. Если провести детальный разбор, то работу штурмовиков Су-25 и фронтовых бомбардировщиков Су-24М можно определить в 300–450 вылетов.


Учитывая количество истребителей Су-30СМ, а также те задачи, что они выполняли, на их счету не более 30 вылетов, а возможно, и меньше. Тогда как новейшие Су-34 поднимались в воздух от 40 до 50 раз.


Следует отметить, что интенсивность боевой работы российской авиации за прошедшие две недели сильно различалась. Если в первые дни, даже с учетом ночных ударов, группировка Воздушно-космических сил выполняла в сутки чуть более 20 вылетов (исключение составляет 7 октября, тогда ВКС отчитались о 32 вылетах) с целью нанесения ударов по заранее выявленным целям, то с 9 октября интенсивность работы сразу увеличилась втрое – в этот день российские самолеты из «Хмеймим» поднялись в воздух 67 раз. При этом в списках целей стали появляться позиции вражеской артиллерии, бронетехника и другие находящиеся практически на передовой объекты противника.


В эти же дни появились видеосюжеты, снятые сирийской оппозицией. На них зафиксированы удары по ее оборонительным позициям предположительно российских Су-25 в интересах поддержки наступления правительственных войск. Примечательно, что для выполнения этой задачи штурмовик применял неуправляемые авиационные ракеты.


За прошедшие две недели рекордным остается 13 октября. В этот день было выполнено 88 боевых вылетов. Но уже 14 октября интенсивность боевой работы заметно снизилась, так как, по заявлению Минобороны России, боевики, начавшие отступать, покидают свои позиции и количество возможных целей для группировки ВКС России значительно сократилось.


Если посчитать средний показатель количества боевых вылетов, совершенных с 30 сентября по 16 октября, то в среднем за сутки 34 самолета Воздушно-космических сил России выполняли 35–37 боевых вылетов.


С момента начала авиационных ударов в Сирии у российской группировки изменялись не только показатели интенсивности боевой работы, но и приоритеты в выборе целей.


С 30 сентября основные удары ВКС России наносились согласно официальным данным по пунктам управления, складам и лагерям подготовки боевиков. Но уже 4 октября зафиксированы первые случаи поражения скопления автомобильной и бронетанковой техники противника. 6 октября российское военное ведомство заявило, что боевики начали скрывать свои танки и другую технику вблизи жилых домов и мечетей, в подтверждение чего приводилась видеозапись с борта беспилотного летательного аппарата.


С 7 октября в списке пораженных российскими самолетами целей все чаще и чаще стали фигурировать укрепленные позиции боевиков, ставшие главными целями для поражения фактически до 14 октября, когда, по данным Минобороны, боевики начали отступать. По состоянию на 16 октября Воздушно-космические силы опять переориентировались на удары по складам, лагерям и пунктам управления.


Воздушный арсенал


Несмотря на то, что официальные представители Минобороны России в своих выступлениях всячески подчеркивают использование Воздушно-космическими силами в Сирии высокоточного оружия, судя по видеосюжетам и фотографиям с места событий, пока основным оружием остаются свободнопадающие фугасные авиационные бомбы ФАБ-250 и ФАБ-500.


Такой выбор объяснить просто. Используя СВП-24 и СОЛТ-25, российская авиация может наносить удары свободнопадающими боеприпасами с высокой точностью, которая пусть и ниже, чем у управляемых АСП, но это компенсируется мощностью самих боеприпасов, а также их количеством в одной серии.


Несомненно, сказывается и вопрос цены, когда несколько сброшенных ФАБ стоят гораздо дешевле, чем один корректируемый боеприпас.


Впрочем, такой расчет не всегда оправдывается. В частности, на видео, представленном 30 сентября Минобороны России и фиксирующем бомбовый удар по командному пункту боевиков, размещенному в постройке, отчетливо видно, что серия бомб ложится на большом расстоянии от объекта и только одна ФАБ попала в непосредственной близости (судя по видео, в 50–70 метрах). Хотя надо отдать должное – одной бомбы хватило, чтобы нанести ущерб цели.


Но есть и положительные моменты, в частности видео удара по учебному лагерю в Идлиб 12 октября, где отчетливо видно, что бомбы не только попадают достаточно точно, но и ложатся так, что накрывают практически всю цель. А на видео, снятом непосредственно сирийскими боевиками, хорошо видно, что бомбы ФАБ не только точно поразили штаб, но и полностью его уничтожили.


Из высокоточных средств АСП пока достоверно подтверждено применение корректируемых по ГЛОНАСС бомб КАБ-500С бомбардировщиками Су-34 (по официальным данным, по складам и пунктам управления), а также ракет Х-25МЛ с полуактивной головкой самонаведения Су-24М, которые, вероятнее всего, использовались для поражения позиций боевиков, техники и артиллерии непосредственно на поле боя.


Если видеохроники применения Х-29 в открытом доступе пока нет, то вот роликов с попаданиями КАБ-500 российским военным ведомством представлено достаточно. Тут следует отметить – корректируемая с помощью спутниковой навигационной системы бомба не всегда точно попадает в цель. В частности, на видео удара Су-34 по пункту управления боевиков, расположенному в бывшем здании тюрьмы в провинции Идлиб 9 октября, хорошо видно, что первый разрыв КАБ-500 ложится относительно далеко от цели и не причиняет постройке с мощными стенами особого ущерба.


Следует отметить, что такие промахи скорее исключение, чем правило, и корректируемые по ГЛОНАСС АСП попадают в цель с достаточно высокой точностью.


Для поражения бронетехники и автомобилей сирийских боевиков российская авиация активно применяет разовые бомбовые кассеты (РБК), хотя Минобороны представило пока только одно видео с применением этих боеприпасов по позициям противника, расположенным в горно-лесистой местности.


Также применялись и достаточно экзотичные средства авиационного поражения – бетонобойные бомбы и противотанковые боеприпасы с самонаведением. И если удар БЕТАБ-500 по неким «инженерным позициям» противника, нанесенный 10 октября, судя по представленному видео, завершился полным успехом, то вот к эффективности противотанковых боеприпасов остаются вопросы.


В частности, на видео, выложенном сирийскими боевиками, видно: боеприпасы хоть и взрываются в воздухе, но пораженных целей не заметно, несколько не сработавших самоприцеливающихся боевых элементов лежат на земле. Пока достоверно известно только об одном применения РБК-500 с СЭ 7 октября.


Отдельно следует остановиться на ракетах «воздух-воздух» Р-27, с которыми уходили на боевые задачи истребители Су-30СМ. Несмотря на то, что эти ракеты можно смело назвать устаревшими, у них имеется неоспоримое преимущество – их достаточно много на складах.


У каждого авиационного средства поражения есть лимит числа посадок, выполняемых с ним: ведь не только самолет, но и само АСП испытывает как перегрузки, так и сильный удар во время касания земли. По некоторым данным, для многих современных ракет «воздух-воздух», особенно средней дальности, этот показатель равняется цифре «один». То есть после первой же посадки ракету надо снимать и отправлять на дефектацию и ремонт.


Поэтому использование на Су-30 более старых, но имеющихся в достаточном количестве на складах Р-27, безусловно, оправданно. Тем более когда у боевиков нет авиации, а в случае с самолетами НАТО и США наличие таких ракет скорее мера предосторожности. Хотя не исключено, что для боевой работы на «Хмеймим» доставлены и более современные ракеты «воздух-воздух» средней дальности, недавно поступившие в войска.


Калькулируем результат


Если подвести итог двух недель боевой работы, то следует отметить, что группировка ВКС России в Сирии решала достаточно разнообразные задачи, начиная от удара по инфраструктуре противника и заканчивая непосредственной поддержкой войск.


В частности, пик боевых вылетов пришелся на начавшееся наступление на позиции боевиков сирийского 4-го штурмового корпуса, завершившееся недавно взятием нескольких деревень. В то же время недавнее снижение интенсивности боевой работы говорит о том, что сейчас идет подготовка к новому наступлению. Не исключено, что этот перерыв ВКС России используют для ремонта авиационной техники и инфраструктуры аэропорта.


Но не следует идеализировать интенсивность боевой работы российской авиации: то количество вылетов за сутки, что мы сейчас видим, говорит о нормальной согласно всем нормативам и регламентирующим документам боевой работе.


Несмотря на применение высокоточных АСП, которые не всегда бывают эффективными, главное оружие авиации составляют обычные свободнопадающие авиационные бомбы, а «рабочие лошадки» ВКС в Сирии – это хоть и прошедшие модернизацию, но все же Су-25 и Су-24. Отдадим должное, более современные Су-34 также активно участвуют в боевых вылетах.


Судя по видеосюжетам, представленным боевиками, эффективность российской авиации достаточно хорошая и потери противник несет. Но все же российская воздушная кампания в Сирии – это не спринт, а скорее марафон, поэтому судить о реальных достижениях можно будет только через два-три месяца.


Алексей Рамм


Опубликовано в выпуске № 40 (606) за 21 октября 2015 года

20.10.2015
Права на данный материал
принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
Оригинал публикации
Поделиться
  • В новости упоминаются
Компании

  • Похожие новости
Предложить изображение по теме
  • Комментарии
Комментариев 2, отображено с 1 по 2
ash
3284
№1
21.10.2015 10:08
Цитата, q
В частности, на видео, выложенном сирийскими боевиками, видно: боеприпасы хоть и взрываются в воздухе, но пораженных целей не заметно, несколько не сработавших самоприцеливающихся боевых элементов лежат на земле.
Г-ну Рамму стоит изучить алгоритм работы БЭ РБК-500.
0
Сообщить модератору
Дмитрий
536
№2
21.10.2015 13:03
Цитата, q
Г-ну Рамму стоит изучить алгоритм работы БЭ РБК-500.
Г-ну Рамму надо сперва с русским языком разобраться. "Краткие итоги действий" - это не количество вылетов..бла-бла-бла, а сколько чего уничтожено, где реальные итоги?
В разделе статьи "Калькулируем результат" ни одной итоговой цифры:))))) Господа "аналитеги", не вешайте лапшу! Сколько чего уничтожено, какие результаты конкретно?
+2
Сообщить модератору
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
другие обсуждаемые темы