Войти на сайт Зарегистрироваться Забыли пароль?

Взрывной компромисс

13.02.2012 Независимое военное обозрение 819 0
0
Понравилась новость?
0

Арсеналы должны стать безупречно управляемой, предсказуемой, целостной системой хранения и утилизации боеприпасов

В конце прошлой недели достиг своего апогея конфликт Министерства обороны РФ (МО) с жителями восьми сел Саратовской области. Стороны выдвигают друг другу претензии в связи с утилизацией боеприпасов, планомерно проводимой на войсковом полигоне «Широкий Карамыш» в Саратовском районе. Жители утверждают, что из-за частых взрывов вблизи населенных пунктов во многих жилых домах лопаются стекла и трескаются стены, начали разрушаться здания школ, детских садов, учреждений здравоохранения. Военные заявляют, что их ограниченные по мощности взрывы не могут причинить хоть сколько-нибудь заметный ущерб даже ветхим постройкам, а местное население предъявляет свои претензии армии отнюдь не бескорыстно – с расчетом на возмещение…


Взаимные обвинения приобретают все более интересные формы. Так, уполномоченный по правам ребенка в Саратовской области Юлия Ерофеева обратилась к военному прокурору Саратовского гарнизона Роману Коновалову с просьбой провести проверку по факту утилизации боеприпасов в опасной близости от населенных пунктов. По ее данным, «малыши в детсадах не могут спать днем, стали испытывать постоянное беспокойство и чувство страха». В обращении Ерофеевой к Коновалову говорится: «Уже сейчас один детский сад закрыт, так как пребывание в нем для детей стало небезопасным в связи с трещинами на стеклах».


Военные ответили по-своему. Перед одним из плановых подрывов партии уничтожаемых боеприпасов начальник полигона с помощником установили сигнальные маячки (наклеили полоски бумаги) по всем трещинкам на старых строениях в самом близком к военному объекту населенном пункте. И сразу после взрыва зафиксировали на видеокамеру отсутствие каких-либо изменений в состоянии стен одного из зданий. Хотели отправиться к другому дому, но… неожиданно увидели две подъезжающие машины с номерами местной администрации. Каково же было изумление военных, когда они смогли наблюдать и снять муниципальных чиновников, собственноручно нарушивших целостность бумажных маячков. Скандальный сюжет был вскоре показан одним из федеральных каналов.


Советское наследство


Конечно, судить-рядить о правоте в таком споре той или другой стороны – дело абсолютно безнадежное. Однако резкое обострение ситуации вокруг мероприятий по утилизации боеприпасов под Саратовом послужило поводом для личной встречи и обсуждения проблемы губернатором Саратовской области Павлом Ипатовым и министром обороны РФ Анатолием Сердюковым. И в то же время замминистра обороны генерал армии Дмитрий Булгаков выступил перед журналистами с подробнейшими разъяснениями по вопросам: почему, в какие сроки, где именно и каким образом проводится утилизация боеприпасов?


Генерал, курирующий в военном ведомстве сферу материально-технического обеспечения (МТО), отметил, что проблема утилизации не образовалась и не возникла в один миг. Она накапливалась десятилетиями. После распада СССР в России было 180 арсеналов, баз и складов, а к моменту создания единой системы МТО в Вооруженных силах РФ – 1 сентября 2010 года – их уже осталось 161.


На них скопилось огромное количество боеприпасов различного калибра, не имеющих перспектив применения и по своему техническому состоянию, и по условиям хранения, представляющих угрозу. Всего в запасах ВС РФ находилось более 9,5 млн. тонн боеприпасов. Минобороны привлекло к оценке перспектив этих запасов ученых, которые смоделировали множество сценариев развития различных военных действий с учетом форм и способов ведения вооруженной борьбы. Провели расчеты и определили, что Вооруженным силам в новом облике необходимо содержать не более 3 млн. тонн обычных (неядерных) боеприпасов. Следовательно, 6,5 млн. тонн останутся невостребованными при любом сценарии.


Советская оборонка производил ежегодно 1 млн. – 1,2 млн. тонн боеприпасов. Темпы же строительства и ввода в строй новых хранилищ на арсеналах заметно отставали от темпов производства. К тому же современные на то время хранилища возводились в основном в группах войск за границей и в приграничных районах большого государства. В начале 90-х годов производство боеприпасов в России значительно сократилось. Однако тогда же при выводе войск из-за рубежа на территорию РФ было перемещено около 3 млн. тонн боеприпасов. Для их размещения все чаще стали использоваться открытые площадки. Лишь 30% мест хранения были относительно неплохо оборудованы, имели хранилища. Но две трети из них требовали капитального ремонта или реконструкции. Низкая защищенность кладок боеприпасов на открытых площадках и в ветхих хранилищах привела к ускоренному износу тары. Ведь на открытых площадках ракеты, боеприпасы можно хранить не более 5 лет, тогда как в капитальных хранилищах – 30 лет. Складывающаяся ситуация неизбежно привела к ускоренному старению и появлению большого количества непригодных и опасных в обращении ракет и боеприпасов. В результате за весь постсоветский период общий объем хранимых запасов постепенно уменьшился в полтора раза, но при этом доля совершенно непригодных для использования изделий возросла с 5 до 26%.


После трагических случаев, которые произошли в прошлом году на двух арсеналах, генпрокуратура по поручению президента специально проверила, какова степень угрозы, исходящей от арсеналов в сложившейся ситуации. Проверка выявила, что к началу 2010 года более 50 арсеналов находились в черте городов. Скажем, в районе Лосиного острова в Москве жилые дома стояли всего в 15 м от забора арсенала. Или Можайск, Истра, Владивосток, Ярославль, Североморск и т.д. Там, когда строились арсеналы, еще не было города, а сегодня все вокруг плотно застроено. Кстати, печально известный 102-й арсенал в Пугачеве отсчитывал свою историю с 18 февраля 1917 года. Естественно, в 1917-м там поблизости практически не было никакого населения. А сейчас вокруг арсенала полностью отстроенный населенный пункт.


«Исторический опыт убедительно показывает нам: если возникают риски происшествий и мы не стремимся их быстро устранить, то рано или поздно они проявят себя практически, обернутся бедой», – заметил генерал Булгаков.


За 20 лет российских Вооруженных сил число крупных трагических эпизодов на арсеналах, базах и складах боеприпасов достигло 29 случаев. Между прочим, зарубежная практика делает еще более очевидной суровость российского опыта. За последние 15 лет на складах боеприпасов в различных странах всего мира произошло 39 крупных аварий. Да только не было их ни в одном государстве, где ракеты, боеприпасы и взрывчатые вещества хранятся с соблюдением самых строгих требований к обеспечению безопасности.


Два года и девятнадцать лет


В Минобороны пришли к выводу, что необходимо как можно скорее привести запасы боеприпасов в соответствие с реальной потребностью Вооруженных сил и создать для них такие условия хранения, что гарантируют 100-процентную пожаровзрывобезопасность на всех без исключения объектах. Как достичь подобного положения вещей? Этому вопросу было посвящено отдельное заседание коллегии Минобороны в начале 2010 года.


В первую очередь были проанализированы возможности промышленных предприятий. Оказалось, за последние годы они могли утилизировать не больше 200 тыс. тонн боеприпасов в год. Кроме того, на арсеналах (при намеченном уменьшении их количества) возможности по разборке боеприпасов в специальных цехах составляют не более 100 тыс. тонн. Суммарно выходит – 300 тыс. тонн в год. Если идти исключительно путем механической разборки боеприпасов, то на утилизацию 6,5 млн. тонн понадобилось бы более 20 лет. «Мы просто не имеем права так затягивать решение этой проблемы», – констатировал Дмитрий Булгаков.


Коллегией Минобороны было принято решение об утилизации боеприпасов, выслуживших установленные сроки и непригодных к применению, на военных полигонах. И начиная с 2010 года специально сформированные подразделения начали работы по подрыву и сжиганию боеприпасов и взрывчатых материалов. К настоящему моменту (за неполных два года) было утилизировано столько боеприпасов, сколько удалось уничтожить за все предыдущие 19 лет. Причем основная работа была выполнена в 2011 году, в течение которого были утилизированы все ракеты и боеприпасы 3-й категории. То есть все изделия, гарантированные сроки хранения которых истекли и конструкторы уже не могли дальше продлять их.


Уничтожено методом подрыва и сжигания в прошлом году 1 341 200 тонн на 65 полигонах, силами 255 групп подрыва. К работам привлекались 12,6 тыс. военнослужащих и 1,7 тыс. единиц автомобильной техники. На арсеналах, базах и складах было разобрано 148 тыс. тонн боеприпасов. Промышленным предприятиям на основании контрактов было передано для утилизации 251,5 тыс. тонн.


Тихая утилизация


Учитывая выполненный объем работ, в 2012 году военное ведомство намерено продолжить работы по трем направлениям.


1. Это передача предприятиям промышленности боеприпасов для утилизации. 26 октября в Минобороны прошло совещание с участием представителей Минпромторговли, госкорпорации «Ростехнологии», с приглашением руководителей всех предприятий промышленности, которые по своему техническому оснащению могут заниматься утилизацией. Причем им было предложено, чтобы каждое предприятие само определяло тот объем работ, который они смогут провести, освоить в течение ближайших двух лет. И это составило 181,1 тыс. тонн из расчета на каждый год.


2. На арсеналах с учетом последовательного расформирования объектов хранения предусматривается разобрать 95,6 тыс. тонн.


3. Спланировано к уничтожению методом подрыва 1 млн. 723,1 тыс. тонн боеприпасов. Утилизация устаревших боеприпасов взрывным способом будет проводиться на 46 полигонах с привлечением 13,2 тыс. военнослужащих и 3,2 тыс. единиц автомобильной и специальной техники.


После этого оставшиеся 1 млн. 762,5 тыс. тонн при сохранении плановых показателей могут быть утилизированы к концу 2013 года. На 1 января 2014 года в Вооруженных силах должно остаться 3 млн. тонн боеприпасов 1-й и 2-й категорий. То есть не должно остаться ни одного боеприпаса, не соответствующего установленным для него срокам хранения.


Основная нагрузка сегодня ложится на три больших окружных полигона: «Ашулук», «Цугол» и «Мулино». Потому что все остальные (в общей сложности их 45) – маленькие. Там объемы работ несравнимы с большими полигонами. По «Ашулуку», например, спланировано 460 тыс. тонн боеприпасов на утилизацию в текущем году.


Надо сказать, что в мельчайших деталях были продуманы меры и режим безопасности спланированных работ. По итогам всех предыдущих лет и особенно прошлого года в МО разработали методическое пособие, где расписан весь цикл утилизации, начиная с момента похода к нему и до момента окончательного уничтожения. Разработали также классификатор боеприпасов по группам опасности. Эти документы сегодня находятся у всех руководителей арсеналов и у офицеров, которые командуют подразделениями при выполнении это задачи. А еще была издана памятка для каждого военнослужащего, привлекаемого к этим работам. Она предназначена для призванных солдат, которые не имеют специального образования по обращению с боеприпасами и вообще взрывоопасными предметами. Но с ними со всеми непременно проводятся инструкторско-методические занятия перед отбытием на полигоны: в соответствии с воинской специальностью каждого – подрывник, такелажник или водитель. У всех принимаются зачеты. А офицеры – командиры групп взрывных работ (их сегодня 209 человек), получившие специальное образование в инженерных училищах, повторно прошли подготовку в своих же вузах, еще раз изучив курс по уничтожению боеприпасов методом подрыва. Так что раздающиеся нередко упреки министерству за привлечение якобы к утилизации профессионально неподготовленных военнослужащих, мягко говоря, зависают в воздухе.


Казалось бы, все рассчитано и обосновано с максимальной скрупулезностью. Остается брать и выполнять эти планы, соблюдать выстраданные требования к безопасности. Так нет, в районах, где военные проводят утилизацию на тех самых небольших полигонах, местные жители продолжают заявлять: «Нас интересует, когда взрывы вообще закончатся и когда вы уедете отсюда?» Один из местных жителей села Поповка, что рядом с полигоном «Широкий Карамыш», кратко рубанул военным: «Прекратите и вон отсюда».


Но армейцы, похоже, были готовы к столь недружелюбной реакции. На прошедшей в минувший понедельник встрече с администрацией и жителями Поповки начальник инженерных войск Центрального военного округа полковник Андрей Гаглоев спокойно сообщил, что в течение ближайших 8-10 дней планируется прекратить подрывы утилизируемых зарядов. Обеспечат это прибывшие на полигон специалисты Уральского пиротехнического завода, которые начали испытания новой технологии. Ее суть заключается вообще в отсутствии взрывов.


«Во время нашего разговора было уничтожено 100 килограммов тротила, кто-нибудь что-нибудь слышал?» – спросил, едва заметно улыбнувшись, участвовавший во встрече представитель завода.«Нет, вроде тихо все», – как-то неуверенно ответили местные жители.


В Минобороны обозревателю «НВО» подтвердили, что начинается внедрение новой технологии утилизации боеприпасов. Уральцы назвали ее «методом реактивного прожигания и выжигания взрывчатых веществ». Она действительно исключает подрыв боеприпасов методом детонации. В последних числах января министр обороны отдал распоряжение проводить утилизацию этим методом на территории ЦВО. Правда, более подробно о новой технологии в МО пока не рассказывают. Говорят: «Посмотрим, как пойдет дело, а потом покажем вам, как именно метод работает». В военном ведомстве возлагают на него большие надежды, ожидают, что он получит самое широкое распространение. Кроме того, метод дешевле тех способов, что применяются сегодня. А самое главное – намного безопаснее.


Переход к логистике


И все же сама масштабная утилизация боеприпасов – это лишь часть грандиозной задачи по совершенствованию системы их хранения, безопасному содержанию их запасов. Предстоит вывести все арсеналы, базы и склады за черту населенных пунктов, сокращение численности таковых до разумных пределов. А затем переместить в них оставляемые запасы (6642 вагона). На сегодня существует 140 мест хранения. К 1 января 2015 года в Вооруженных силах должно остаться 35 арсеналов. Какие-то намечено строить с нуля, какие-то уже имеются, но нуждаются в капитальном ремонте или реконструкции.


В 2011 году уже были построены 145 хранилищ, отвечающих современным требованиям (железобетонные отапливаемые, железобетонные неотапливаемые, быстровозводимые – для хранения зип и пиротехнических средств). И началось строительство еще 1200 хранилищ трех типов. Цена вопроса – 90 млрд. руб. на три года. Все эти объекты располагаются вдали от городов и населенных пунктов. И не останется ни одной площадки для открытого хранения ракет и боеприпасов.


Как утверждает генерал Булгаков, Минобороны намерено превратить к 1 января 2015 году все арсеналы, базы и склады в современные логистические центры. За счет создания современной системы управления запасами, транспортной системы, охватывающей сеть этих объектов всеми способами транспортировки грузов, за счет применения новых технологий хранения боеприпасов (новейшие виды тары для них – из негорючих материалов, а также погрузчики и автоматические конвейеры). Ну и строительство цехов, мастерских, которые будут заниматься снаряжением лент боеприпасами перед выдачей их в войска. Чтобы там военнослужащие снаряжением уже никогда не занимались. Пусть лучше тратят побольше времени на занятия по боевой подготовке.




Олег Владыкин

10.02.2012
Права на данный материал
принадлежат Независимое военное обозрение
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Страны

  • Похожие новости
  • Комментарии
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
другие обсуждаемые темы