Войти

«Позиции слишком далеки друг от друга»

973
0
0

Замглавы МИД РФ о тупике в переговорах с США

В середине января в Вашингтоне прошли российско-американские консультации по ПРО, следующие предстоят в феврале. Интенсивность встреч, впрочем, не отражается на решении этой ключевой проблемы в отношениях РФ с США. Замглавы МИД РФ Сергей Рябков рассказал спецкору “Ъ” Владимиру Соловьеву, что мешает договориться и почему ближайший саммит Россия—НАТО, скорее всего, будет сорван.


— Есть ли что новое в российско-американских переговорах по ПРО?


— К сожалению, все по-старому. Сдвигов и изменений нет. Мы с американскими партнерами пытаемся понять, есть ли перспектива для сближения позиций, но пока безрезультатно. Позиции слишком далеки друг от друга. Применительно к работе в предстоящие три с половиной месяца до времени, когда НАТО соберется в Чикаго (саммит альянса запланирован на май.— “Ъ”), я вижу очень мало возможностей выработать какой-то документ. Что будет дальше, зависит отчасти от решений, которые примет НАТО в Чикаго, а отчасти — я не говорю, в какой именно пропорции,— от исхода американских выборов.


— То есть к чикагскому саммиту НАТО Москва и Вашингтон уже не успевают сблизить позиции?


— Будем стараться. Но все меньше вероятность того, что случится чудо и что-то материализуется из воздуха.


— Если из воздуха ничего не материализуется, будет ли в Чикаго проводиться саммит Россия—НАТО? Насколько это зависит от прогресса на переговорах по ПРО?


—Вопрос ПРО — ключевой. Отсутствие какого-то взаимопонимания здесь — это серьезная гиря на той чаше весов, где складываются аргументы в пользу того, чтобы саммит Совета Россия—НАТО (СРН) не проводить. С другой стороны, есть набор вопросов в повестке дня СРН, который не имеет отношения к ПРО, но имеет существенное значение для решения региональных вопросов и глобальных проблем, в том числе таких, как пиратство, борьба с терроризмом, борьба с наркотиками. На этих направлениях вроде бы все неплохо, и процессы взаимодействия развиваются и продолжаются. Но, как я понимаю, следующий президент РФ будет решать: достаточно ли этой субстанции, чтобы проводить саммит СРН в отсутствие договоренностей по ПРО.


— А с дипломатической точки зрения, этой повестки достаточно, чтобы встречаться на высшем уровне?


— ПРО — главный вопрос сегодня. Сохранение нынешней ситуации снижает шансы на проведение такого саммита.


— Разве такой саммит не может быть использован, чтобы на высшем уровне попытаться сдвинуть все с мертвой точки? Ведь было такое во время подготовки нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ).


— Это так. Это многократно случалось по ходу переговоров по СНВ и в последнее время в связи с трудностями на заключительном отрезке переговоров по ВТО. Первые лица подключались, причем именно для нахождения решений, которые не получалось найти переговорщикам.


— В вопросе ПРО сейчас разве не такая ситуация?


— Я, честно говоря, не вижу предпосылок для этого. Компромиссная развязка предполагает шаги навстречу с обеих сторон. Спросите меня, готова ли нынешняя администрация США в условиях приближающихся выборов сделать нужные нам шаги в области ПРО, хотя бы где-то подвинуться и проявить хоть какую-то гибкость.


— Считайте, что спросил.


— Отвечаю: у меня все меньше надежды, что это получится. Позиция американцев крайне жесткая.


— Россия тоже живет в предвыборном режиме. Насколько зависит от этого готовность Москвы к компромиссам?


—Тематика ПРО в последнее время приобрела повышенную температуру. Раскалилась. Мы стали свидетелями того, как эта тема подается в связи с приездом сюда нового посла США. Но я считаю, что те три, точнее четыре требования, давно сформулированные Россией, не настолько оторваны от жизни, что можно сказать: дескать, МИД России предлагает что-то на потребу внутренней аудитории, поскольку сильны антиамериканские настроения.


Занимаемая нами позиция по проблеме ПРО не имеет отношения к нашей внутриполитической ситуации. Это разумные, резонные и логичные требования. Ожидать, что мы будем готовы в каких-то аспектах своей позиции по ПРО дать слабину,— наивно. Этого не будет. Наша позиция остается жесткой. Собственно по состоянию на сегодня я не вижу особых шансов, что мы до Чикаго договоримся. Хотя встречаться будем и работу продолжим.


— Вы упомянули о четырех российских требованиях. Я помню два — подписание юридически обязывающего документа о ненаправленности ПРО против российских стратегических ядерных сил (СЯС) и предложения по совместной системе ПРО. Появились еще два?


— Они всегда были. Просто упомянутые два аспекта в наибольшей степени стали частью широкой дискуссии. Два других требования касаются того, что мы, во-первых, должны основательно поработать в области транспарентности, которая бы подразумевала лучшее понимание нами, что и где происходит. Транспарентность и меры доверия — вот кодовые слова, о которых надо помнить. И, во-вторых, необходимо совместно разработать набор объективных критериев или параметров, применяя которые российская сторона могла бы самостоятельно делать выводы о соответствии или несоответствии действий США и НАТО в противоракетной сфере их заверениям.


К сожалению, в западной позиции происходит закрытие этих тем. Свертывается то немногое, что раньше обозначалось как возможность для обсуждения. Все, что мы имеем со стороны американцев,— это две вещи: предложение записать не в юридический, а в политический документ фразу о том, что их система ПРО не направлена против России. Без объяснений, почему мы должны этой фразе верить. И еще они готовы начинать сотрудничество в области ПРО в ограниченном объеме в формате двух совместных центров. Один центр по обмену данными, а второй центр — это так называемый центр предварительного планирования операций. Ну, допустим, будут созданы эти две структуры. Но помимо этого будет происходить независимое и нетранспарентное для нас развитие в различных областях. Американцы не скрывают, что с учетом ситуации объемного и полного сотрудничества с нами в сфере ПРО быть не может. Поэтому оба их предложения, на наш взгляд, недостаточны.


— Но ведь их противоракеты действительно не угрожают российским СЯС.


— Ракета SM-3 в нынешним виде действительно по большому счету не представляет угрозы баллистическим межконтинентальным ракетам наземного и подводного базирования, которые имеются в распоряжении РФ. В экстремальных ситуациях, правда, возможно такое географическое расположение перехватчиков SM-3 нынешней модификации, которое позволит перехватывать российские ракеты. Для этого SM-3 требовалось бы разместить как можно дальше на север и как можно ближе к границам РФ. Но когда эта ракета будет доработана до продвинутых версий Вlock 2A и особенно Вlock 2B (ожидается к 2020 году.— “Ъ”), она по тем тактико-техническим характеристикам, которые фигурируют в открытом доступе, сможет перехватывать и баллистические ракеты межконтинентальной дальности, запускаемые с российской территории или с наших подводных лодок. Я, естественно, рассуждаю сейчас в сценарном жанре, а не утверждаю, что других вариантов развития событий нет. Есть. Нужно договариваться.


— Но российские ракетные технологии не будут ведь стоять на месте, пока США развивают свои противоракеты?


— Нет, и мы это прекрасно понимаем. Президент РФ 23 ноября выступил с заявлением, где изложен набор соответствующих мер. И, я надеюсь, он был правильно понят в США и на Западе. Мы не пытаемся сейчас отбросить все, что делалось до сих пор с точки зрения попыток договориться, и сказать: та страница перевернута и теперь мы начинаем противодействовать в военно-техническом плане. Президент предупредил, что если мы и дальше не сумеем договориться, то не останется другого выбора, кроме как усовершенствовать разные аспекты нашей системы и наши возможности, чтобы, во-первых, было легче преодолевать американскую ПРО, а во-вторых, чтобы мы могли ее кое в чем подавлять. Но найти переговорное решение все-таки лучше.




Владимир Соловьев

Права на данный материал принадлежат Коммерсантъ
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Страны
Продукция
Похожие новости
29.10.2018
Carnegie Moscow Center (США): чем опасен для России выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности
06.06.2016
Заигранная пластинка Обамы интереса не вызывает
16.09.2013
США "обновили" ядерную стратегию
21.01.2013
Зарубежные СМИ: Россия может возобновить производство боевых поездов с ядерными ракетами
21.05.2012
Система ПРО НАТО: первые шаги
03.03.2011
США в рамках первого этапа размещения элементов системы ПРО в Европе направляют в Средиземное море корабль с комплексом ПВО "Иджис"
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 16.07 02:02
  • 3
Хуситы выдавливают из страны саудитов и ОАЭ при помощи дронов-камикадзе
  • 16.07 00:10
  • 1
На критическом уровне
  • 15.07 23:51
  • 3
В России создаётся новая версия истребителя Су-30СМ
  • 15.07 23:48
  • 89
Правительство сравнило Ту-334 и SSJ-100
  • 15.07 23:38
  • 4
Конгрессмены США заступились за Нагорно-Карабахскую Республику
  • 15.07 23:12
  • 31
Успешный пуск ракеты "Союз-2.1в" с Плесецка завершил программу испытаний носителя - РКЦ "Прогресс"
  • 15.07 20:44
  • 16
На закупку авиационных ракет С-8КОМ выделено почти 10 млрд рублей
  • 15.07 20:42
  • 4
Гарантий, что на Курилах не появятся военные базы США Москва не получила
  • 15.07 20:32
  • 9
Более 30 кораблей ВМФ России и других силовых ведомств примут участие в военно-морском салоне в Санкт-Петербурге
  • 15.07 20:01
  • 76
Спецназ через призму прошлого, в векторе будущего. Окончание.
  • 15.07 19:54
  • 25
Названы отличия нового российского авианосца "Ламантин"
  • 15.07 19:47
  • 173
Дополнительные функции
  • 15.07 19:39
  • 3
БТР (15чел.) колёсный по массе = БТР Бумеранг но, стальной брони 40+50 и +50+900мм от КС по кругу (две ДЗ под фальшбортом). Лоб 900 от БПС. Чертежи.
  • 15.07 19:38
  • 7
Saarbrcker Zeitung (Германия): последний ультиматум Москве
  • 15.07 19:30
  • 13
Космический щит: раскрыты новые возможности системы ПВО С-500