Войти

В мобилизационном угаре

1803
1
0

Продолжение. Начало темы здесь


Почему с конца 60-х годов США взяли курс на деспециализацию военной промышленности

После Второй мировой войны Соединенные Штаты Америки пытались какое-то время соперничать с Советским Союзом в области создания и поддержания мобилизационных мощностей в промышленности на случай войны. Часть предприятий, особенно в боеприпасной отрасли, была законсервирована и переведена в резерв, а многие другие после перехода на выпуск гражданской продукции сохранили мобилизационные задания на случай военных действий.


В США имелись также огромные запасы стратегического сырья и материалов, рассчитанные на удовлетворение потребностей мобилизационного развертывания промышленности в случае длительной войны. Более того, после начала в 1950 году боевых действий в Корее, которые американцы рассматривали как пролог к третьей мировой войне, было построено много новых государственных военных предприятий, включая четыре танковых завода общей мощностью в 30-35 тысяч машин в год. Почти все они после окончания корейской войны были переведены в резерв. В 1955 году Министерству обороны Соединенных Штатов принадлежали 288 резервных предприятий, включая 52 завода по производству взрывчатых веществ и порохов, 49 - по выпуску вооружения для сухопутных войск, 47 авиационных, 48 судостроительных и 11 военно-химических.


ПЕРВАЯ ПРИЧИНА: УСЛОЖНЕНИЕ БОЕВОЙ ТЕХНИКИ


Однако уже с начала 60-х годов США начали все решительнее и все более ускоряющимися темпами свертывать мобилизационные мощности своей промышленности. Одной из причин этого стало появление у Советского Союза большого количества ядерного оружия и средств его доставки на американский континент, что давало СССР возможность при необходимости сорвать мобилизационное развертывание экономики Соединенных Штатов путем нанесения массированного ядерного удара. Однако главная причина была в другом. Она заключалась в резком усложнении боевой техники и связанном с этим усилением специализации военного производства.


В период Первой и в значительной мере Второй мировой войны гражданское и военное производство характеризовалось относительной близостью технологий, оборудования и профессионального мастерства рабочей силы. Но после окончания Второй мировой военная промышленность превратилась в высокоспециализированную сферу производства, четко обособленную от гражданских отраслей. Так, если во время Первой мировой войны в США 80% военной продукции выпускалось на обычных предприятиях (металлургических, машиностроительных и химических заводах), то к 1941 году эта доля упала до 50%, а к 1963-му - до 10%. Все остальное вооружение стало производиться на специализированных заводах так называемой кадровой военной промышленности. А это неизбежно приводило к обособлению военного производства от остальной экономики.


Примером высокой степени специализации может служить изготовление высокоточного оружия. В 1985 году Комитетом начальников штабов вооруженных сил США проводилось обследование производственной базы его 20 серийных образцов (зенитных управляемых ракет «Пэтриот», крылатых ракет «Гарпун» и «Томахок», противотанковых ракет «Toy» и «Хэллфайр», ракет класса «воздух-воздух» «Сайдуиндер», «Мэйверик» и др.). Было установлено, что на сборочных заводах, выпускавших данное оружие, доля продукции, закупаемой Министерством обороны США, составляла 94% от общего объема производства этих предприятий. Остальные 6% пришлись на долю закупок частных фирм и экспортные поставки, среди которых также преобладали военные изделия. Несмотря на то, что эти заводы входили в состав крупных, широко диверсифицированных фирм со значительным объемом гражданской продукции, военное производство в них на уровне заводов было полностью обособлено от гражданского. Такое отделение объяснялось коренными различиями в условиях работы (режим секретности, порядок финансирования, материально-техническое обеспечение, технологические процессы и оборудование).


Особенно бурное развитие после Второй мировой войны получила поузловая и подетальная специализация, при которой готовая система оружия собирается на головном предприятии из деталей и узлов, поставляемых субподрядчиками. Одно только радиоэлектронное оборудование ракет и боевых самолетов имеет десятки тысяч компонентов. Даже сравнительно простой по конструкции 155-мм артиллерийский высокоточный снаряд «Копперхэд» насчитывает 1200 деталей.


Изготовление современных систем оружия требует формирования сложных многоуровневых производственных связей. Поставки материалов, заготовок, деталей, узлов и агрегатов осуществляют тысячи и даже десятки тысяч различных предприятий. В выпуске современных танков, например, принимают участие более шести тысяч заводов. Компоненты для межконтинентальной баллистической ракеты «Минитмэн» поставляли 40 тысяч субподрядчиков. К тому же в производстве вооружения используется большое количество компонентов и заготовок, не имеющих аналогов в гражданском секторе и требующих для своего изготовления специального, зачастую уникального оборудования и оснастки.


В 1985 году из 414 субподрядчиков первого уровня, участвовавших в выпуске упомянутых выше 20 образцов высокоточного оружия, 112 были единственными в США предприятиями, способными поставлять необходимые компоненты. Нетрудно понять, что сбои или узкие места в производстве, практически неизбежные при столь разветвленной кооперации, вызывают тряску во всей кооперационной сети.


Американцы, конечно, отдавали себе отчет в невозможности поддерживать мобилизационную готовность и тем более резервные мощности во всех звеньях кооперационной цепи по производству той или иной сложной системы оружия. Так, заместитель министра обороны США по вопросам резервов и тыла Лоуренс Корб писал в 1983 году: «Программа производства истребителя F-15, например, охватывает около 300 крупных субподрядчиков только первого уровня, а общее количество участвующих в производстве истребителя фирм исчисляется тысячами. Хотя возможности Министерства обороны по контролю и инспекции головных подрядчиков и в меньшей степени субподрядчиков первого уровня значительны, отслеживание всех фирм более низких субподрядных уровней, занятых производством многих тысяч компонентов, представляет собой такую гигантскую задачу по обработке информации, масштабы которой поистине необъятны. Вряд ли будет преувеличением утверждать, что задачи планирования, которые легли бы на плечи Министерства обороны при попытке «управлять» таким процессом, по своему объему не уступали бы тем, которые потребовались для высадки человека на Луну. Более того, во многих отношениях мобилизационное планирование в современном мире новейших технологий представляет собой более сложную задачу, чем эта космическая программа.


Хотя мы сегодня и располагаем некоторыми возможностями по наращиванию нашего производства авиационной техники, они имеются лишь в силу того, что мы ввиду финансовых ограничений производим несколько типов самолетов более низкими темпами, чем те, на которые были рассчитаны производственные мощности при принятии программ выпуска этих самолетов.


Вследствие этого всякие излишки мощностей и связанная с ними возможность наращивания производства являются в основном нежелательной случайностью, а отнюдь не результатом какого-то рационального, продуманного плана».


ВТОРАЯ ПРИЧИНА: НЕХВАТКА СРЕДСТВ


Другой причиной, побудившей США отказаться от удержания мобилизационных мощностей по большинству средств вооруженной борьбы (исключением являются боеприпасная промышленность и промышленность артиллерийского вооружения, в которых были сохранены ранее созданные мобилизационные мощности на случай войны), стали длительные технологические сроки изготовления современного вооружения. Это связано с тем, что для создания каждого образца ВВТ требуется вполне определенное время, ранее которого он физически не может быть изготовлен. И время это многократно возросло по сравнению с периодом Второй мировой войны, когда суда типа «Либерти» строились в течение нескольких недель и ни одна из систем оружия не требовала на свое создание больше одного года. Сейчас технологическое время изготовления истребителя F-15 составляет три года, танка «Абрамс» - 22 месяца.


Эти сроки диктуются прежде всего возросшей сложностью современного вооружения. Усложнился сам производственный процесс, возросли требования к квалификации рабочей силы, увеличилось время изготовления узлов и деталей, ужесточились допуски при обработке материалов, намного изменились конструктивные схемы вооружения.


В 1976 году Министерство обороны и Административно-бюджетное управление при президенте США провели совместное детальное изучение способности авиационной промышленности США к мобилизационному развертыванию. В официальном заключении созданной для этой цели специальной комиссии под председательством Жака Генслера констатировалось, что авиационной промышленности США понадобится два года, прежде чем станет возможным сколько-нибудь заметное увеличение производства на существующей базе, и три года, прежде чем увеличение выпуска авиационной техники окажет влияние на боевые возможности вооруженных сил. Реальные сроки, по мнению комиссии, окажутся еще больше, так как при своих расчетах она опиралась на нереалистическое, по ее мнению, допущение, что авиационная промышленность не будет испытывать никакой нехватки в квалифицированной рабочей силе, а началу войны будет предшествовать предмобилизационный период продолжительностью в один год.


Выступая в 1980 году в конгрессе на слушаниях по вопросу о состоянии военно-промышленной базы США, заместитель министра обороны Ричард Делауэр так характеризовал данную проблему: «В настоящее время мы способны увеличить производство, например, самолетов А-10, F-15, F-16, танков М-1, фрегатов и эсминцев на 50% по сравнению с текущим выпуском. Однако мне хотелось бы обратить ваше внимание на следующее обстоятельство. Наличие способности к увеличению производства вооружения часто путают с возможностью его быстрого наращивания в случае необходимости. А вот как раз такой возможности, скажем, удвоить производство истребителей F-16 в течение трех или шести месяцев мы и не имеем. Дело не в том, располагаем ли мы излишками производственных возможностей на наших заводах. Просто для того чтобы построить один из этих самолетов, требуется два года. Даже при наличии всего необходимого оборудования и оснастки сделать это быстрее попросту невозможно. Таким образом, мы не обладаем способностью к быстрому наращиванию производства ни одной из важных систем оружия, которые мы выпускаем в настоящее время».


Технологически обособленный и относительно малосерийный характер изготовления традиционного вооружения (танки, самолеты, артиллерия, боевые корабли) предрасполагает к сохранению на военных заводах трудоемких производственных процессов и устаревшего оборудования. Журнал американских деловых кругов «Форчун» констатировал в апрельском номере за 1984 год: «Хотя современные самолеты относятся к числу наиболее сложных высокотехничных изделий, их делают главным образом с применением малопроизводительного традиционного оборудования высокооплачиваемые рабочие высшей квалификации. Результат: производительность труда эры железных дорог и невероятно растянутые сроки производственного цикла».


ТРЕТЬЯ ПРИЧИНА: ТРАДИЦИОННЫЙ ПОДХОД К ВЕДЕНИЮ БИЗНЕСА


Еще одной особенностью американской системы мобподготовки промышленности, толкавшей к отказу от содержания резервных мощностей, является добровольный характер поддержания мобилизационных мощностей со стороны частного сектора. Это проистекает из традиционного американского подхода к ведению бизнеса, исходящего из стремления свести до минимума прямое вмешательство государства в дела частного предпринимательства. Вместо этого для поддержания мобилизационной готовности промышленности предпочтение отдается использованию финансовых рычагов и стимулов.


В условиях бюджетных ограничений мирного времени Министерство обороны США, отвечающее за мобподготовку военной промышленности, за редкими исключениями с конца 60-х годов перестало выделять средства на поддержание и тем более расширение производственных мощностей на случай войны. А ввиду того что сами частные фирмы не заинтересованы в финансировании за собственный счет избыточных мощностей, такое положение вещей рано или поздно неизбежно вело к уменьшению или даже полному исчезновению мобилизационных мощностей по выпуску большинства образцов оружия и военной техники.


Авторитетные американские специалисты в области экономической мобилизации Р. Воутер и Л. Карадбиль (бывший директор Управления промышленных ресурсов в Министерстве торговли) в 1985 году, то есть на пике гонки вооружений, отмечали: «Все имеющиеся редкие примеры наличия резервных мощностей, поддерживаемых в чисто мобилизационных целях, например в боеприпасной промышленности, во всех без исключения случаях (выделено мною. - В. Ш.) являются следствием прямого государственного финансирования. Свободный рынок не будет брать на себя создание резервных мобилизационных мощностей».


Специалисты США по мобподготовке еще в 60-х годах пришли к выводу, что находящееся в войсках вооружение мало подходит для производства в условиях мобилизации как ввиду его чрезвычайной специализации, делающей его технологически неприемлемым для освоения гражданской промышленностью, так и вследствие длительных сроков, требующихся для его изготовления. Выход, по мнению американцев, состоит в использовании в качестве мобилизационных образцов такого вооружения, технология производства которого базируется на технологии производства продукции гражданского назначения (ЭВМ, микропроцессоры, лазерная техника). С целью избежания недостатков, присущих специализированной (кадровой) военной промышленности, предпочтение должно отдаваться созданию принципиально нового вооружения, основанного на передовой гражданской технологии. Задействование под массовое производство вооружения элементной базы, комплектующих узлов и самих конечных образцов продукции гражданских отраслей призвано резко расширить возможности и сократить сроки перевода экономики с мирного на военное положение.


В качестве примера приводилась робототехника. При разработке роботов военного и гражданского назначения используются общие подсистемы и элементы, основанные на достижениях в области сенсорных устройств, «машинного зрения», распознавания речевых команд, механических манипуляторов, математического обеспечения и т. д., что позволяет на одной и той же научно-технической и промышленной базе создавать автоматизированные средства вооруженной борьбы и автоматизированные средства производства.


Таким образом, с конца 60-х годов США в своих мобилизационных приготовлениях взяли курс на решительную деспециализацию военной промышленности и ее интеграцию с гражданским сектором экономики как основной базой мобилизационного развертывания на случай войны. То есть по сути вернулись к оправдавшей себя мобилизационной системе 20-30-х годов. И она не сулила СССР ничего хорошего в случае, если бы дело дошло до большой войны. Ибо к 80-м годам советская, когда-то эффективная система мобилизационной подготовки не только безнадежно устарела, но и основательно подорвала как экономику, так и обороноспособность страны в целом.


Виталий ШЛЫКОВ

председатель Комиссии по политике безопасности и экспертизе военного законодательства Общественного совета при Минобороны России

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
18.06.2020
Почему США проиграли войну в Ираке
23.03.2020
Ближневосточный военный парадокс
23.12.2019
Стратегия и тактика ПВО в войнах и конфликтах XXI века
27.09.2016
5 самых смертоносных ВМС, сухопутных сил и ВВС на планете (The National Interest, США)
30.09.2013
Зачем США вооружают арабские страны Персидского залива?
1 комментарий
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 22.09 03:40
  • 3
Американские планы «разгрома» ПВО Калининграда лишены смысла
  • 22.09 02:52
  • 9
Самоходка "Мальва" сможет предотвратить тактический ядерный удар
  • 22.09 02:01
  • 42
Российским «Стерегущим» предрекли потопление
  • 22.09 01:28
  • 79
Теория Суперобъединения: впервые темная материя детектирована в России
  • 22.09 01:14
  • 53
Ближней зоне – здравый смысл
  • 21.09 20:24
  • 7
В России появится патрон для бесшумной стрельбы
  • 21.09 19:34
  • 2
Российские Ту-160 побили мировой рекорд по дальности полета
  • 21.09 19:01
  • 1
Российский «Панцирь» оказался метеозависимым
  • 21.09 18:38
  • 1
Авиазавод "Прогресс" начал производство гражданских многоцелевых вертолетов Ка-62
  • 21.09 18:13
  • 10
Работа над Т-14 "Армата" ведется очень долго? Так ли это.
  • 21.09 17:55
  • 3
Первый полет "Крокодила": Ми-24 впервые поднялся в воздух 51 год назад
  • 21.09 15:17
  • 1
"Некогда рассусоливать". Путин рассказал, как военные строили медцентры
  • 21.09 14:44
  • 32
Уничтожит авианосную группу: эксперты смоделировали удар "Кинжала"
  • 21.09 14:28
  • 170
Слепые «Цирконы»
  • 21.09 13:06
  • 3
F-16 лазером «уничтожил» ракету