Войти

Европа хочет создать мощную оборонную промышленность, но не знает, как это сделать (The New York Times, США)

938
0
0
Производство танков на Уралвагонзаводе
Производство танков на Уралвагонзаводе.
Источник изображения: © РИА Новости Рамиль Ситдиков

NYT: Европа хочет, но не может построить сильную оборонную промышленность

Основная проблема европейского ВПК — это его неоднородность и децентрализация, пишет NYT. Ключевые игроки — в первую очередь Германия и Франция — не могут прийти к консенсусу относительно оборонной стратегии будущего для континента. В результате даже разработка одного танка занимает не меньше десятилетия.

Патриция Коэн

Разница в политических взглядах, интриганство конкурентов и американское господство мешают создать эффективную и скоординированную военную промышленность.

Недавно Франция и Германия договорились о совместной разработке танка в рамках нового многомиллиардного проекта. Министр обороны Германии Борис Писториус немедленно поддержал это решение и приветствовал его, назвав данное достижение "прорывным".

"Это исторический момент", — сказал он.

Такое бурное излияние чувств вполне понятно. На протяжении семи лет политические междоусобицы, промышленное соперничество и откровенная бесхозяйственность тормозили развитие этого проекта по созданию танка нового поколения. Название ему было подобрано громкое — "Основная наземная боевая система" (Main Combat Ground System).

Начало российской военной операции на Украине потрясло Европу и вывело ее из состояния благодушного самодовольства, с которым она подходила к вопросам военных расходов. После распада Советского Союза военные бюджеты государств Запада неумолимо и постепенно сокращались — на протяжении десятилетий. Но этот вооруженный конфликт дал Европе мощный толчок, и она возобновила усилия по наращиванию своего военного производственного потенциала и заполнению опустевших арсеналов.

Но те проблемы, с которыми сталкивается Европа, носят не только финансовый характер. Обескураживающие политические и материально-технические препятствия мешают созданию более эффективной и скоординированной военной промышленности. Кроме того, они грозят серьезно затормозить быстрое усиление оборонного потенциала Европы в условиях нарастания напряженности между Россией и ее соседями.

"У Европы 27 военно-промышленных комплексов, а не один", — говорит Макс Бергманн (Max Bergmann), руководитель программы из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований.

Организация Североатлантического договора, которая этим летом будет отмечать свое семидесятипятилетие, по-прежнему определяет общую оборонную стратегию Европы и устанавливает для нее целевые показатели по военным расходам. Но она не управляет процессом закупок боевой техники. У каждого государства, входящего в НАТО, есть свое оборонное ведомство, свои обычаи, приоритеты и предпочтительные для сотрудничества компании, и последнее слово, когда решается вопрос о том, что покупать, всегда остается за правительством.

"Даже если они закупают один и тот же немецкий танк, разные страны строят его по-разному, чтобы их собственные оборонные компании смогли получить кусок пирога", — сказал Бергманн.

Именно это помешало разработке франко-германского "танка будущего", который будет готов (со всеми своими дронами, ракетами, облачным программированием и т.д.) к 2035 или к 2040 году. По крайней мере, в Париже и Берлине надеются на это. Споры ведутся по разным вопросам — даже о том, какую пушку ставить на новый танк: 130-миллиметровую, которой отдают предпочтение немцы, или 140-миллиметровую, разработанную французами.

Разобщенность рынка военной продукции мешает Европе в целом оптимизировать затраты и обеспечивать взаимозаменяемость боевой техники, различных деталей и боеприпасов, производимых разными странами.

А еще есть разница в политических взглядах, и каждый из игроков отстаивает свое видение достаточно упорно.

"Европа должна научиться лучше себя защищать, это неоспоримая истина, — считает руководитель строящего военные самолеты европейского авиакосмического гиганта Airbus Михаэль Шёльхорн (Michael Schoellhorn). — Но что это значит сейчас, и каковы ее амбиции?"

Франция и Германия, крупнейшие в ЕС экономики, имеют и самые же большие среди стран-членов военные бюджеты. В этом году они потратят на ВПК в совокупности 120 миллиардов долларов. Однако в дебатах они занимают противоположные позиции.

Франция, у которой есть собственный ядерный арсенал, настойчивее всех требует, чтобы Европа вкладывала средства в создание более сильной и самодостаточной армии. Президент Эммануэль Макрон неоднократно призывал к формированию "европейского суверенитета" и "стратегической автономии", чтобы создать противовес доминированию США в НАТО. А еще он открыто выражает глубокую обеспокоенность многих европейских стран по поводу чрезмерной зависимости от Соединенных Штатов в вопросах безопасности.

У Германии нет собственного ядерного оружия, и она полагается на арсеналы НАТО. Поэтому ее в большей степени устраивает неравноправное партнерство Европы с США.

Мощные пацифистские наклонности, возникшие в Германии после окончания Второй мировой войны, глубоко укоренились в немецкой культуре. Общество только сейчас начинает соглашаться с идеей о том, что армию можно использовать для защиты демократии, не ослабляя ее при этом.

Сегодняшние усилия по пополнению опустевших арсеналов в Европе осуществляются на разных скоростях. Такие страны как Польша и Германия закупают истребители, ракеты и боеприпасы у США и у азиатских союзников, а Франция настаивает на ускоренном создании собственно европейской военной промышленности, которая обеспечит континенту самодостаточность.

Разница в подходах прослеживается в реакции на немецкую инициативу "Европейский небесный щит" (European Sky Shield), предусматривающую создание комплексной системы ПВО и ПРО на территории Европы. Она получила поддержку как минимум со стороны 20 стран-членов НАТО. Париж же посчитал, что данная программа, рассчитанная на поставки техники израильского и американского производства, исключает европейскую промышленную базу, хотя Берлин говорит о ней как об исключительной демонстрации европейского единства.

"Берлин, по сути дела, заявляет: украинский конфликт показал, что у ЕС нет промышленного потенциала и возможностей, чтобы защитить себя, и поэтому мы вынуждены в больших количествах покупать американское, — заявила старший вице-президент по вопросам стратегии из Фонда Маршалла Александра Де Хооп Схеффер (Alexandra de Hoop Scheffer). — А французы говорят, что военные действия продемонстрировали необходимость наращивать европейский военно-промышленный потенциал".

Франция, Испания и Италия, а также вступившая в этом году в НАТО Швеция утверждают, что европейские средства нужно инвестировать в европейские линии по производству боевой техники, нужно повышать устойчивость цепочек поставок и заниматься добычей и производством сырья и компонентов вместо того, чтобы импортировать их.

Еврокомиссия в марте выступила с аналогичным заявлением, опубликовав Европейскую военно-промышленную стратегию, которая направлена на укрепление военно-промышленной базы континента. Это первый в своем роде общеевропейский план, предусматривающий увязку сотен миллиардов евро субсидий с требованием к европейским производителям вооружений из разных стран работать вместе. "Страны-члены должны инвестировать больше, лучше, вместе — и в Европу", — заявила Еврокомиссия.

За последние два года 78% приобретенной членами ЕС военной техники было закуплено за пределами Евросоюза, в основном — у американских производителей вооружений, которые не заинтересованы в усилении конкуренции с Европой. В новой военно-промышленной стратегии ЕС изложено предложение странам-членам к 2030 году тратить половину своих военных бюджетов на закупки у поставщиков из ЕС, а к 2035 году увеличить этот показатель до 60%.

Польша, которая граничит на востоке с Украиной, тратит на оборону более 4% своего ВВП. Она закупила у США и Южной Кореи сотни танков, боевых самолетов, вертолетов, реактивных пусковых установок и гаубиц, а у Соединенного Королевства приобрела фрегаты британского проекта. Страны Центральной и Восточной Европы тоже покупают американское.

Исполнительный директор шведской компании по производству вооружений Saab Микаэль Йоханссон (Micael Johansson) заявил, что стратегия ЕС "указывает верное направление".

"Но если мы говорим о промышленности, инвестирующей миллиарды евро в производство, то европейские лидеры должны взять на себя долгосрочные обязательства по закупке продукции этих компаний", — сказал он.

А еще не решен вопрос о том, как за все это платить. Договор Евросоюза запрещает странам-членам использовать средства блока на закупку вооружений. Такие расходы они должны покрывать за счет собственных национальных бюджетов.

Франция относится к числу стран, накопивших огромные долги в результате пандемии.

Большинство правительств, в том числе и немецкое, пока выступают против предложения Эстонии и Франции о выпуске европейских военных облигаций.

Нидерланды, Финляндия и Дания также опасаются и не хотят, чтобы Еврокомиссия получила больше власти, оказывая влияние на оборонные контракты своими субсидиями.

А еще существует обеспокоенность из-за того, что Британия, расходующая на оборону больше всех стран НАТО из Европы, может быть исключена из программы ЕС по наращиванию военной мощи из-за предпочтений, отдаваемых только членам союза.

Чтобы европейская оборонная промышленность выжила и сохранилась, некоторым мелким производителям придется слиться с другими производителями — либо закрыться, говорит директор по связям с общественностью Курт Браатц (Kurt Braatz) из франко-германской многопрофильной компании KNDS, которую работает над проектированием танка нового поколения.

Поскольку многочисленные оборонные компании редко сотрудничают, Европа на данный момент использует в пять раз больше разнообразных систем вооружений, чем США. В первую очередь это касается таких категорий оружия как танки, истребители, подводные лодки и боеприпасы. В таком разрозненном состоянии европейская оборонная промышленность не может конкурировать с американскими гигантами типа Boeing, Lockheed Martin и General Dynamics. "Консолидация действительно необходима", — говорит Браатц.

Только крупная компания может обеспечить экономию средств за счет масштабов производства и выпускать достаточное количество оружия на экспорт, чтобы стать рентабельной.

Такие разговоры вызывают дискомфорт в европейских столицах. "Когда мы начинаем разговор о слияниях, это означает закрытие компаний в некоторых странах и потерю рабочих мест, — сказал Гаспар Шницлер (Gaspard Schnitzler), возглавляющий программу военной промышленности во французском Институте международных и стратегических исследований. — Но терять рабочие места не хочет никто".

Авторы: Патриция Коэн (Patricia Cohen), Лиз Алдерман (Liz Alderman).

Свой материал для статьи предоставила Мелисса Эдди (Melissa Eddy).

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ВПК.name
  • В новости упоминаются
Похожие новости
21.02.2024
Сможет ли Европа защитить себя без Америки? (The Economist, Великобритания)
02.05.2023
«Разворот через сплошную»
27.04.2023
Из-за Путина Европа вскоре окажется в безвыходном положении
21.05.2015
Инструмент гибридной войны
08.08.2014
Жесткая конкуренция на европейском рынке бронированных машин и кризис на Украине
30.12.2009
Колесные бронированные машины — современные тенденции
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 25.06 08:59
  • 2
Об устарелости российских НАПЛ.
  • 25.06 08:51
  • 7
Эксперт считает, что авианосцы ВМФ РФ целесообразно использовать в Тихоокеанском флоте
  • 25.06 08:49
  • 9
Главком ВМФ: производство подлодок типа "Варшавянка" и "Лада" продолжится
  • 25.06 05:52
  • 513
Израиль "готовился не к той войне" — и оказался уязвим перед ХАМАС
  • 25.06 03:42
  • 2163
Без кнута и пряника. Россия лишила Америку привычных рычагов влияния
  • 25.06 01:10
  • 1
Названы задачи беспилотного вертолета ВТ-30Е
  • 25.06 00:39
  • 3
Минобороны РФ сообщило, что экипаж Су-35С сопровождал бомбардировщиков в зоне СВО
  • 25.06 00:13
  • 2
Испытания робота «Импульс-М» показали на видео
  • 24.06 21:21
  • 12
Российские системы ПВО: первый опыт реального боевого применения
  • 24.06 19:06
  • 2
Во Франции рассказали о бесполезности F-16 для Киева
  • 24.06 18:41
  • 1
Кононенко счел скафандры "Орлан" самыми надежными для работы в открытом космосе
  • 24.06 17:40
  • 1
Путин заявил, что РФ может рассчитывать только на свою военную технику
  • 24.06 17:16
  • 3
Возвращение Starliner с орбиты отложили до 26 июня
  • 24.06 17:12
  • 1
Южная Корея ставит поставки оружия Украине в зависимость от передачи Россией военных технологий КНДР - чиновник
  • 24.06 10:56
  • 26
Перспективы Уральского завода гражданской авиации