Войти

История с географией Рособоронэкспорта

1683
0
0
Isaikin
Анатолий Исайкин.

Государственный спецэкспортер продукции, услуг и технологий военного и двойного назначения подводит итоги и смотрит в будущее

Межгосударственное военно-техническое сотрудничество – дело серьезное, масштабное. Как правило, речь идет не только о поставке за рубеж готовой военной техники, но и о широкой кооперации в области развития наиболее высокотехнологичной сферы любой страны мира – ее военно-промышленного комплекса. Какие виды российских вооружений и технологий сегодня пользуются наибольшим спросом за рубежом? Каковы объемы и тенденции сотрудничества России с другими странами? Как влияет на ВТС политическая составляющая? Ответы на эти и целый ряд других вопросов дал генеральный директор ОАО «Рособоронэкспорт» Анатолий Исайкин.


«ВПК»: Анатолий Петрович, как в целом вы оцениваете итоги работы Рособоронэкспорта в 2012 году?


– С момента создания компании в 2000 году мы добились более чем четырехкратного роста объемов экспорта. По итогам 2012 года эта цифра составила 12,9 миллиарда долларов. Сегодня портфель заказов Рособоронэкспорта превышает 37,3 миллиарда долларов.


В 2012 году поставки продукции военного назначения были осуществлены в 60 стран. В среднем эта цифра приблизительно одинакова в последние три-четыре года. Думаю, и в будущем она будет колебаться в пределах 60–65 стран.


За прошлый год нами получено и рассмотрено 1877 обращений инозаказчиков. Подписано 1309 контрактных документов на экспорт ПВН, то есть по сравнению с 2011-м – более чем в 2,5 раза.


В прошлом году заключены экспортные контрактные документы на общую сумму около 17,6 миллиарда долларов. Это самая высокая цифра за последние годы. По сравнению с 2011 годом увеличились объемы подписания контрактов по всем основным видам техники. В 1,9 раза возросла сумма новых контрактов на авиационную технику. На вооружение и военную технику сухопутных войск – в 2,9 раза, на средства противовоздушной обороны – в 2,1 раза и на военно-морскую технику – в 7 раз.


Региональное распределение портфеля заказов осталось приблизительно тем же, что и годом ранее. Наибольшие поставки приходятся на Азиатско-Тихоокеанский регион – 43 процента экспорта. Вторым по значимости региональным рынком для Рособоронэкспорта остается Ближний и Средний Восток – 23 процента. В латиноамериканские страны осуществлено 18 процентов от всего объема поставок. На страны СНГ приходится 12 процентов. И один процент поставок продукции военного назначения достался африканским государствам южнее Сахары.


«ВПК»: Как вы прокомментируете потери России от результатов так называемой арабской весны?


– Действительно, на какое-то время военно-техническое сотрудничество с теми странами, где произошли революции, приостановилось. Но что касается Египта, то все контракты, подписанные до этих революций, сейчас исполняются. Возобновлен осторожный диалог и с Ливией, где у нас неплохие перспективы на будущее.


«ВПК»: Были ли поставки продукции военного назначения в прошлом году в Сирию и если да, то какие? Существуют ли контракты, по которым поставки еще предстоят?


– Со всеми странами, включая Сирию, ВТС развивается по определенным правилам. Есть санкция Совета Безопасности – мы прекращаем работать даже по заключенным контрактам, не говоря о заключении новых. Нет санкций – продолжаем исполнять обязательства. Думаю, этого же правила придерживаются и все остальные поставщики вооружений.


Сегодня мы выполняем свои обязательства перед Сирией по поставкам военной техники. Но это не техника наступательного характера. Прежде всего это системы ПВО и ремонтные машины. Самолеты и вертолеты мы в Сирию не поставляем. Упомянутые в прессе закупки «Искандеров» – тоже полная чепуха. Контрактов на поставку в Сирию таких вооружений просто не существует.


«ВПК»: Расскажите об объеме военно-технического сотрудничества с Сирией за 2012 год?


– В мировой прессе, в том числе российской, якобы со ссылкой на министра иностранных дел Лаврова звучала цифра о поставках на один миллиард долларов. Это абсолютно не соответствует действительности, Сергей Викторович ничего такого не произносил. Общую цифру не назову, скажу только, что Сирия в объеме общих поставок Рособоронэкспорта занимает 13–14-е место.


«ВПК»: А как, кстати, обстоит дело с иракскими контрактами?


– Они пока не вступили в силу. Мы должны подготовить ряд распорядительных документов, которым предстоит пройти согласование в различных инстанциях. Только после этого выйдет постановление Правительства РФ и мы сможем объявить, что с нашей стороны контракт вступил в силу. Такая же процедура проходит и в большинстве стран, которые закупают у нас оружие. Иногда она занимает несколько месяцев. В Индии, например, она может продолжаться от 6 до 10 месяцев. Так что сейчас идет обычный процесс прохождения документов, после чего будет виден окончательный результат этой работы.


«ВПК»: А с Ираном?


– Рособоронэкспорт всегда придерживался российского законодательства о военно-техническом сотрудничестве, а также международных обязательств нашей страны. Повторю: если существует санкция Совета Безопасности ООН, запрещающая поставки любых видов вооружения в какие-то страны, мы пунктуально придерживаемся этого запрета. Тем более что, как правило, после объявления санкций высшее руководство России детализирует этот запрет конкретными цифрами, выпуская нормативный документ. В тех же областях, которые не подпадают под санкции Совета Безопасности, мы продолжаем сотрудничать с Иранской Республикой.


«ВПК»: Что вы можете сказать о сотрудничестве с Афганистаном и в первую очередь контрактах с Пентагоном?


– Россия рассматривает сотрудничество с Пентагоном по поставке вертолетной техники в Афганистан как совместную работу по борьбе с терроризмом. Контракт на поставку 21 вертолета в Афганистан успешно выполнен. К нам не было никаких претензий, более того, этот контракт послужил образцом прямых отношений, без посредников. Он был заключен между Россией через Рособоронэкспорт и подразделением Минобороны США, отвечающим за закупку техники, которая в США не производится.


Как вам известно, в 2012 году был заключен опцион на поставку еще двух, а затем 10 вертолетов Ми-17В-5, которые отлично себя зарекомендовали именно в условиях горно-пустынной местности. Пентагон признал этот тип вертолетов наиболее подходящим для действий в Афганистане. Это неприхотливые, надежные в эксплуатации машины, которые легко обслуживать технически. Опцион действует, невзирая на рекомендации конгресса военному ведомству США не сотрудничать с Рособоронэкспортом.


Так что, как видите, у нас очень хорошие отношения и полное взаимопонимание с Пентагоном. И военное ведомство, и мы знаем, что поставленные в Афганистан вертолеты служат цели сохранения жизни военнослужащих как афганской армии, так и армии США.


А через ситуацию с запретами в адрес Рособоронэкспорта мы проходили много раз. На работу с другими странами они не влияют. Это, так сказать, политическая составляющая военно-технического сотрудничества.


«ВПК»: Вы не могли бы немного детализировать ситуацию по Азиатско-Тихоокеанскому региону?


– Традиционно в этом регионе лидирует Индия. Мы прогнозируем наше сотрудничество до 2020–2022 годов. На этот срок, как правило, в межправительственных соглашениях у нас прописываются возможные поставки основных видов вооружения, в которых нуждается Индия. Это касается как готовых изделий, так и совместных разработок. Наиболее удачные примеры ВТС с Индией лежат в области передачи технологий. В частности, имеется в виду совместная разработка самолета 5-го поколения, многофункционального транспортного самолета и уже созданной ракеты «БраМос», которая продолжает модифицироваться для использования под различные виды техники. Индия остается основным потребителем российского вооружения.


Успешно развиваются отношения и с Индонезией, Вьетнамом. Хорошие контакты в области военно-технического сотрудничества налажены с Малайзией. Мы наращиваем сотрудничество с КНР. Если ранее мы говорили, что Китай занимает не более пяти процентов в общем объеме поставок по линии Рособоронэкспорта, то в портфеле заказов, прежде всего контрактных документов, которые мы заключили в 2012 году, объем поставок вооружений и военной техники в Китайскую Народную Республику уже составляет 12 процентов.


«ВПК»: За счет чего увеличилось ВТС с Китаем?


– За счет хороших контактов. Мы достигли большего понимания по многим направлениям, во многом идем навстречу друг другу, соглашаемся на кооперацию, совместную разработку, передачу технологий. Эти доверительные отношения позволяют нам наращивать объемы сотрудничества.


«ВПК»: Возвращаясь к Индии: когда будет готов авианосец «Викрамадитья»?


– Севмаш, как предприятие, на котором сейчас исправляются выявленные недостатки, обещал сдать корабль в конце 2013 года. Думаю, он эти обязательства выполнит. Сейчас работа идет по графику и находится под пристальным контролем Министерства промышленности и торговли, Объединенной судостроительной корпорации.


«ВПК»: А с чем связана серия неудач на индийском рынке вооружений, где мы проиграли несколько тендеров?


– Да, неудачи были. Но была еще и более впечатляющая серия удач, ведь в Индии в 2012 году нами заключены контракты на гораздо большую сумму, чем в предыдущие годы.


Основная же проблема, с которой мы столкнулись при участии в ряде тендеров, – то, что заявленные нами машины не стояли на вооружении Российской армии. Тем не менее для нас это была прекрасная возможность показать все плюсы новейшей российской техники. Скажу больше, подробное рассмотрение ее характеристик и возможностей, быть может, способствовало тому, что до сих пор не объявлены победители, хотя времени прошло немало. Видимо, индийцам есть над чем здесь задуматься.


«ВПК»: Анатолий Петрович, как обстоит дело с поставкой «Сухих» в Индонезию? Каковы перспективы сотрудничества с этой страной в целом?


– Военно-техническое сотрудничество с Индонезией развивается по восходящей. Подписаны контракты на очередную партию «Сухих»: будет поставлено еще шесть самолетов. Индонезийские сухопутные силы очень довольны и нашими БМП-3Ф – их качеством, боевым применением, эксплуатацией. Ожидаем от них новых заказов.


Что же касается послепродажного обслуживания и передачи технологий, то в каждом конкретном случае они могут быть разными по объемам, интенсивности и глубине. Индонезия заинтересована в развитии своей промышленности, в том числе предприятий ВПК. Одним из основных условий является передача технологий в военно-технической сфере. Поэтому при проработке заявок, поступающих от Джакарты, мы обязательно предусматриваем совместную работу с местными предприятиями ВПК. Это общемировая тенденция и мы давно работаем в этом направлении. Неоднократно направляли делегации на ведущие предприятия Индонезии, занимающиеся ремонтом и производством военной техники. Так что у нас в этой стране хорошие перспективы, в том числе по кооперации.


«ВПК»: Существует ли сейчас проблема защиты авторских прав?


– Эта проблема на сто процентов не решится никогда ни одним государством. Хотя цивилизованный характер отношений с точки зрения прав на интеллектуальную собственность у нас уже сложился с Китаем и Индией.


Определенное беспокойство доставляли нам производящие военную технику заводы, построенные в европейских странах так называемого восточного блока по лицензиям, выданным еще СССР. Срок тех лицензий давно истек, а оружие, поставляемое с этих заводов, по закону уже можно считать контрафактом. Переговоры по урегулированию таких проблем ведутся, как правило, на уровне межправсоглашений. Пока это основной механизм, который может наладить цивилизованные отношения в области передачи интеллектуальных прав.


«ВПК»: За прошлый год у компании появились новые рынки сбыта? Насколько они перспективны?


– У нас появились Гана, Италия, Польша. Мы очень давно не имели контрактных поставок в эти страны. Сейчас они есть, и это новые рынки сбыта. Конечно, объемы поставок невелики, но география нашего общения тем не менее расширяется. Наша задача – борьба за любые рынки сбыта, даже незначительные. Появились хорошие перспективы наращивания объемов поставок, причем по всем направлениям, включая передачу новых технологий, с привлечением военно-промышленных предприятий Бразилии.


«ВПК»: Какие вооружения и в каком объеме поставляются в Мали?


– В Мали сейчас горячая обстановка. Прежде всего малийцы нуждаются в вертолетах, бронетехнике и стрелковом вооружении. В соответствии с контрактами с правительством этой страны мы поставляли туда пока лишь стрелковое вооружение.


«ВПК»: А как обстоит сегодня дело в сфере ВТС с Венесуэлой?


– Все подписанные ранее контракты осуществляются, выплаты идут своевременно. Пока нет никаких сомнений в том, что они будут выполнены и в дальнейшем. Не так давно я был в Венесуэле в составе представительной делегации. Общение с высшим руководством страны, в том числе и по нашей линии, показывает хороший настрой развивать дальше военно-техническое сотрудничество. Более чем уверен: кто бы ни пришел к власти в Венесуэле, объемы нашего сотрудничества таковы, что оно будет продолжаться в любом случае, поскольку направлено на обеспечение безопасности этой страны.


«ВПК»: Что можно сказать о ВТС со странами СНГ?


– На рынок СНГ в поставках Рособоронэкспорта приходится 12 процентов. Это хорошая цифра, ведь в предыдущие годы было всего 5–6 процентов. Стремление приобретать новую либо модернизированную технику – общемировая тенденция. А в большинстве стран СНГ сохранилась еще советская старая техника. Естественно, что государства с хорошими финансовыми возможностями и оборонно-промышленным комплексом стараются наладить кооперацию, причем не только с Россией. Активно работают на этом рынке Франция, Израиль, Турция. Тем не менее Россия на этом рынке занимает далеко не последнее место.


«ВПК»: В каких областях военного производства, оборонной промышленности Россия занимает ведущие места в мире, в каких отстает от других производителей?


– Россия традиционно имеет сильные позиции в нише авиационной техники. В общем объеме контрактов Рособоронэкспорта основную массу составляют самолеты и вертолеты различных модификаций. Раньше это было свыше 53 процентов, сейчас цифра немного снижается и скорее всего в этом году дойдет до 33 процентов. Тем не менее это будет лучший показатель по сравнению с техникой по остальным родам войск. В этой нише есть хорошо себя зарекомендовавшая модернизированная техника, состоящая на вооружении Российской армии, такая как самолеты Су-30 различных модификаций. На экспорт мы поставляем Су-30МК, Су-30МКИ, Су-30МК2, разработанные специально с учетом требований инозаказчика – Индии, Малайзии, Индонезии, Алжира. Каждая страна представляла свои спецификации, что влекло какие-то дополнения, изменения технического облика самолета.


Большой интерес заметен в отношении новейших самолетов Су-35. Они приняты на вооружение ВВС России и пока мы их не экспортируем, поскольку заводы-производители будут работать прежде всего в интересах российского Минобороны. Однако мы ведем переговоры приблизительно с 10 странами о возможных сроках поставки этой машины. Ведутся переговоры – тоже приблизительно с 10 странами – и о поставках учебно-боевых самолетов Як-130. Это также совершенно новый самолет с хорошими экспортными перспективами, причем несмотря на определенную конкуренцию со стороны Китая, Италии и Южной Кореи. Идут переговоры и по поставкам ударных боевых вертолетов Ми-28НЭ, Ка-52 последней модификации.


Что касается средств ПВО, то повышенным спросом у инозаказчиков пользуются системы С-400. Мы, к сожалению, ограничены возможностями производственных площадок их производителя – Концерна «Алмаз-Антей». Сейчас это предприятие в приоритетном порядке удовлетворяет спрос Министерства обороны России. Но очередь из заказчиков, желающих приобрести С-400, уходит до 2020-х годов.


Большой спро фиксируется и на нашу военно-морскую технику. В первую очередь имеются в виду хорошо зарекомендовавшие себя подводные лодки проекта 636. Сейчас мы представляем нашим зарубежным коллегам и новый вид подлодки с воздухонезависимой энергетической установкой – «Амур-1650», о возможных поставках которой идут переговоры приблизительно с восемью странами.



Анатолий Исайкин


Материал подготовлен главным редактором «Военно-промышленного курьера» Михаилом Ходаренком,

Абу-Даби – Москва


Опубликовано в выпуске № 9 (477) за 6 марта 2013 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Похожие новости
09.01.2017
Год оружия
03.06.2015
Проекция силы
25.04.2013
России необходимо «полноценное» возвращение на рынок ВиВТ стран Северной Африки и Ближнего Востока
27.03.2013
Новый лидер в торговле оружием
23.12.2011
С прицелом на старых партнеров
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 23.08 23:02
  • 59
США испытали мощнейший гиперзвуковой двигатель истребителя
  • 23.08 21:29
  • 6
Третий летный опытный образец вертолета Ка-62
  • 23.08 21:17
  • 5
Ядерное превосходство: американский "Минитмен" или российский "Тополь"? (Al-Hurra, США)
  • 23.08 20:52
  • 102
The Wall Street Journal (США): Россия, прежде бывшая первой в освоении космоса, так и не вернула себе лидерство
  • 23.08 20:14
  • 2
Отражение массированного ракетного удара системами С-300 сняли на видео
  • 23.08 19:16
  • 45
Глава Ростеха считает SSJ-100 прекрасной машиной, нуждающейся в массовом производстве
  • 23.08 13:00
  • 1
Премьер Польши призвал открыть базу НАТО в стране
  • 23.08 12:56
  • 2
Американский эксперт: новая российская ракета заходит "в тыл флота"
  • 23.08 12:48
  • 6
Морпехи США прибудут на учения в Монголию, не имеющую выхода к морю
  • 23.08 12:18
  • 2
В России через 10-15 лет могут создать робота с полностью искусственным интеллектом
  • 23.08 11:30
  • 20
Российским ученым хотят ограничить контакты с иностранными коллегами. Что ждет наукоемкие стартапы?
  • 23.08 03:01
  • 5
Почти гиперзвуковое оружие. Эксперты оценили новый истребитель МиГ-31БМ
  • 22.08 16:03
  • 5
По следу дрона: "Искандеры" получат "глаза и уши"
  • 22.08 11:41
  • 2
Услуги отправят на экспорт: 12 направлений развития до 2025 года
  • 22.08 10:29
  • 1
Северное влияние: в Арктике развернут сверхдальнобойные С-300В4