Войти

Пентагон предупреждает о последствиях секвестра

2199
0
0
B-52_Stratofortress
B-52 Stratofortress. Источник: boeing.mediaroom.com.

Генералы вступили в битву с сенаторами за военный бюджет

Менее чем за три недели до начала проведения мероприятий по автоматическому сокращению бюджетов всех федеральных ведомств США, 12 февраля комитет Сената по ВС (КСВС) провел слушания по оценке влияния урезания военных расходов Пентагона на способность ВС обеспечить национальную безопасность Америки в ближайшие 10 лет. В слушаниях принимали участие высокопоставленные руководители Пентагона – от заместителя министра обороны Эштона Картера до руководителя Национальной гвардии генерала Фрэнка Грасса.


Как заявил, открывая слушания, председатель КСВС Говард Маккеон, 14 января он получил письмо от членов комитета, в котором указывалось, что Америка, в связи с намерениями Белого дома существенно сократить военные ассигнования, стоит на грани создания «пустой» силы. Председатель призвал присутствующих руководителей ВС США дать объективную оценку происходящего.


Мнения военачальников


Первым выступил заместитель министра обороны Эштон Картер. Он заявил, что в течение года вместе с министром обороны Леоном Панеттой и другими руководителями Пентагона предупреждал Белый дом о катастрофическом влиянии сокращения расходов на ВС США и национальную безопасность в целом.


Секвестр и снижение предельных норм расходов МО, как считает замминистра, будут иметь весьма серьезные и далеко идущие последствия. В ближнесрочной перспективе урезание финансов МО моментально создаст кризис в обеспечении требуемого уровня боеготовности войск, особенно в том случае, если будет использоваться метод финансирования, базирующийся на «Непрерывной резолюции», то есть когда выделение ассигнований будет осуществляться до окончания очередного финансового года и вступления в силу закона о расходах на предстоящий финансовый год. В долгосрочный период невозможность замены значительных сокращений военного бюджета сбалансированными и взвешенными нормами погашения дефицита федерального бюджета неизбежно приведет к необходимости пересмотра военной стратегии США.


«Я долго приходил к выводу, что МО должно сделать свой вклад в разрешение финансовых проблем, которые стоят перед федеральным правительством. Поэтому Пентагон согласился с сокращением своего бюджета на 487 миллиардов долларов и с 2012 финансового года начал принимать соответствующие меры», – заявил замминистра. Он сказал, что на современном этапе ведомство должно использовать в максимально эффективной степени каждый доллар налогоплательщиков и обеспечивать постоянный рост боеспособности войск.


Картер также заявил, что изъятие из военного бюджета в 2013 финансовом году 42 млрд. долл. будет означать огромную недостачу средств для организации боевой подготовки и обучения личного состава, а это может привести к тому, что войска просто разучатся воевать. Он также подчеркнул, что сокращение ассигнований на 2–3 млрд. долл. на программу здравоохранения военнослужащих является огромной ошибкой. «Сокращать средства, необходимые для здравоохранения, нельзя таким же образом, как урезается финансирование обслуживания военных складов или боевая подготовка. Мы просто не можем объявить своим подчиненным, что они не имеют права болеть и посещать врачей», – сказал Картер.


По мнению замминистра, грядущее прекращение найма в ВС гражданских специалистов окажет крайне негативное влияние на ветеранов ВС, численность которых составляет 44% всего личного состава Пентагона. Это существенно затронет значительную часть из 46 тыс. служащих, имеющих временные контракты с МО. Он также сказал, что ВВС планирует сократить обслуживание своих военных объектов на 50%, что значительно повлияет на реализацию 189 проектов на 55 объектах в 26 штатах.


С 1 марта с.г. руководство ВМС приступит к сокращению объема работ по обслуживанию 25 боевых кораблей 470 самолетов морской авиации. А это может привести к тому, что некоторые предприятия ВПК и прежде всего мелкие фирмы должны будут прекратить свою деятельность из-за отсутствия заказов. Как заявил председатель ОКНШ генерал Мартин Дэмпси, в связи с сокращением бюджета боевая готовность ВС США находится в плачевном состоянии. Он отметил, что секвестр должен быть отменен для МО. В противном случае боеготовность ВС Америки просто деградирует и руководство Пентагона будет вынуждено вести себя «аморально», если ему придется посылать в бой не готовые для сражений войска. Демпси отметил, что сокращение военного бюджета просто не позволит ВС США реализовывать действующую военную стратегию, приведет к риску появления определенной зависимости Америки от некоторых международных политических сил и в какой-то мере разрушит веру личного состава Пентагона в свое предназначение как защитников родины.


По словам председателя, приблизительно треть сокращений ассигнований ВС связана с уменьшением численности личного состава. Две другие трети экономии финансовых средств формируются путем закрытия программ модернизации вооружений, сокращением денежного содержания военнослужащих и предоставляемых им льгот, а также за счет сокращения программ подготовки и обучения личного состава, то есть путем снижения уровня боевой готовности.


Кроме замминистра Картера и председателя ОКНШ Демпси перед сенаторами выступили заместитель министра обороны по финансам Роберт Хейл, начальник штаба СВ генерал Реймонд Одиерно, заместитель командующего ВМС адмирал Марк Фергюсон, комендант КМП генерал Джеймс Амос, начальник штаба ВВС генерал Марк Велш, а также начальник Национальной гвардии генерал Фрэнк Грасс. Все военачальники высказывались примерно в одном ключе. Каждый из них говорил о том, что они выполняют указания по сокращению военных расходов и какие конкретные шаги предпринимаются ими в этом направлении. Однако каждый из генералов прямо или косвенно указывал на необходимость прекращения мероприятий по снижению финансирования войск, поскольку это окажет крайне негативное влияние на их способность решать широкий круг военных задач в условиях большой неопределенности ситуации в будущем мире.


Генерал Одиерно заявил членам Комитета, что снижение средств, ранее выделявшихся на военное образование и повышение профессиональной подготовки личного состава СВ, значительно сократит возможности командования по укомплектованию Армии США высококлассными специалистами. Секвестр весьма отрицательно повлияет на все стороны деятельности СВ, включая программы сокращения случаев суицида среди ветеранов ВС.


Комендант КМП генерал Джеймс Амос сказал, что к концу 2013 года менее половины подчиненных ему войск будут обладать минимально приемлемыми навыками, необходимыми для участия в боевых действиях.


Сенатор Джон Маккейн в довольно резкой форме осудил намерение Белого дома сократить дефицит федерального бюджета путем изменения подходов к военному строительству и снижения объема средств, необходимых МО. Он напомнил, что во время последней президентской кампании Барак Обама говорил о том, что секвестра не будет. Маккейн призвал президента собрать лидеров Конгресса в Белом доме, чтобы прийти к соглашению о прекращении секвестра военных ассигнований.


Скорее всего дебаты по урезанию военных расходов МО будут продолжаться. В настоящее время Пентагон выступает против секвестра, хотя выполняет все распоряжения Вашингтона. Много противников снижения финансирования военного строительства находится и среди парламентариев. Однако чем кончатся все эти споры и какое решение будет принято окончательно пока не совсем понятно.


Военные атрибуты сверхдержавы


Незадолго до проведения слушаний в КСВС, в конце января, один из ведущих мозговых трестов США, занимающийся в том числе и военными проблемами, фонд «Наследие», выпустил отчет о потребностях МО в ВС на ближайшее столетие. Как отмечается в этом документе, вот уже более 20 лет Белый дом и Пентагон пытаются выяснить, сколько войск и военной техники необходимо США, чтобы сохранять в текущем столетии статус сверхдержавы. Ответ на этот вопрос стал весьма актуальным после развала СССР, когда Америка потеряла своего главного противника и в военном отношении стала единственной сверхдержавой. Перед Вашингтоном возникла естественная проблема: относительно чего измерять боевые возможности своих ВС и как их рассчитывать.


Сразу же после начала войны в Заливе Пентагон принял за основу определения численности и степени вооруженности своих войск необходимость одновременного ведения двух обычных войн в различных регионах земного шара. Для этого было необходимо иметь возможности по развертыванию в двух регионах мира соответствующих воинских контингентов, способных обеспечить решение всех стоящих перед ними боевых задач.


Каждая из администраций Белого дома в течение последних двух десятилетий считала, что содержание такого количества войск, которые будут способны одновременно вести две войны, является оптимальным. Только такое количество ВС позволит обеспечить требуемый уровень обороноспособности США и присутствие американских войск в различных районах, решать проблемы регионального сдерживания и разрешения вооруженных кризисов, развивать партнерские отношения с другими государствами, оказывать им гуманитарную помощь и обеспечивать поддержку гражданских властей.


Оценивая результаты войны в Ираке и ход боевых действий в Афганистане, Пентагон пришел к выводу, что ВС для одновременного ведения боевых действий на двух фронтах должны состоять из 10 действующих и 8 резервных дивизий СВ, включать 2 или 3 экспедиционные группы КМП, 11 авианосцев, 120 крупных боевых кораблей, 38 больших кораблей амфибийных сил, 200 стратегических бомбардировщиков, 20 крыльев тактических истребителей, 400–500 самолетов-заправщиков и 250 самолетов транспортной авиации. Эти войска должны поддерживаться силами специальных операций, системами связи, наблюдения и разведки, средствами обеспечения кибернетической защиты, системами ПРО и ПВО, а также космическими системами различного назначения.


В настоящее время, как утверждают американские специалисты, численность ВС США слишком мала для того, чтобы обеспечить эффективное ведение сразу двух обычных войн. Кроме того, качественное превосходство американских войск над их противниками, которое обеспечивалось в течение длительного времени, на современном этапе начинает деградировать, поскольку современные военные технологии все шире используются в армиях различных государств. Боевые возможности ВС США начинают снижаться еще и потому, что вооружения вырабатывают сроки службы, а наиболее важные программы модернизации ВВТ откладываются или просто закрываются.


Как считают эксперты Фонда, реализация концепции развертывания двух полностью боеспособных воинских контингентов в XXI столетии потребует увеличения численности ВС США, проведения модернизации ВВТ, а также выделение определенных финансовых средств в развитие ВВС, ВМС и СВ. Для решения этих задач требуется вложение значительно больших объемов ассигнований, чем это установлено администрацией Белого дома. В ближайшее десятилетие для реализации программ военного строительства Пентагон должен будет ежегодно дополнительно получать на 70 млрд. долл. больше, чем это предусмотрено действующими планами. Среднегодовой военный бюджет должен составлять около 550 млрд. долл.


Сегодня и в обозримом будущем в обеспечение своих глобальных интересов США должны быть способны примерно в одно и то же время отразить крупномасштабную агрессию своих вероятных противников на двух отдаленных ТВД, желательно во взаимодействии со своими союзниками. При этом боеспособность воинских контингентов должна находиться на таком уровне, чтобы иметь возможность нанести поражение превосходящим силам противника в самых неблагоприятных условиях.


Любая сверхдержава должна обладать подобными боевыми возможностями, без которых она будет просто не в состоянии, как считают американские эксперты, обеспечить свою национальную безопасность, а также поддерживать усилия США на мировой арене по ограничению вероятности возникновения подобных угроз Америке. Как полагают заокеанские военные аналитики, неспособность США одновременно вести боевые действия более чем на одном театре войны ставит под вопрос их положение как сверхдержавы и лидера мирового сообщества. В связи с этим союзники Америки, вне всякого сомнения, воспримут такое положение дел как сигнал к тому, что Белый дом больше не в состоянии оказывать им помощь в защите их национальных интересов.


В «Четырехгодичном обзоре национальной обороны», выпущенном в 2010 году, была предпринята попытка отказаться от концепции двух одновременных войн. В этом документе предлагалось при определении численности американских войск основываться на различных сложных сценариях, включающих долгосрочные операции по обеспечению стабильности международной обстановки, национальной безопасности США и ведения одной войны. Однако это предложение не нашло отображения в планах Пентагона.


В стратегическом руководстве Белого дома 2012 года было снова указано на необходимость ведения двух войн. Однако в рамках второго конфликта должно было обеспечиваться только сдерживание агрессора и предотвращение возможности нанесения неприемлемого ущерба военному потенциалу США.


Расширяющиеся угрозы Америке


Военные аналитики США считают, что после распада СССР и нанесения поражения Саддаму Хусейну в операции «Буря в пустыне» для США было бы более логичным смягчить свою позицию по отношению к потенциальным противникам и переоценить их реальные возможности по нанесению возможного ущерба национальным интересам Америки, их союзникам и друзьям. Однако, основываясь на опыте 1991 года, лидеры Пентагона пришли к заключению, что каждый из вероятных противников обладает возможностью выставить против США полностью вооруженную армию численностью от 400 до 750 тыс. человек, имеющую на вооружении 2–4 тыс. танков, 3–5 тыс. бронетранспортеров, 2–3 тыс. артиллерийских подразделений, 500–1000 боевых самолетов, 100–200 боевых кораблей, главным образом патрульных, вооруженных ракетам класса «поверхность–поверхность», до 50 подводных лодок и 100–1000 баллистических ракет класса «Скад», некоторые из них могут быть вооружены ядерными боеголовками.


Немного позднее аналитики МО в ряде проведенных исследований пришли к заключению, что баланс сил в различных регионах мира остается нестабильным и будущие противники США с течением времени могут значительно повысить свои военные потенциалы. В Национальной военной стратегии США 2004 года указывалось, что доступ врагов Америки «к перспективным системам вооружений и к современным средствам доставки боезарядов может коренным образом изменить ход будущих боевых действий и существенно увеличить количество угроз со стороны вероятных противников, с которыми придется столкнуться ВС США».


Результаты недавних исследований МО показали, что США теряют монополию на превосходство своих ВС над армиями других государств, а также над негосударственными военизированными образованиями. И это благодаря развитию Интернета происходит и в таких областях, как связь и разведка. В основе этого лежит и широкое распространение перспективных вооружений. В настоящее время Китай разворачивает высокоточные противокорабельные баллистические ракеты. Иран имеет большой арсенал авиационных средств, кораблей и танков, морских крылатых ракет, современных морских мин и значительное количество кораблей малых классов.


Многие страны развертывают сотни ракет класса «земля–воздух» и активно развивают другие возможности своих войск по преодолению длительного превосходства ВС США в воздухе. Действующие совместно военизированные формирования «Хезболлах» и Ирана используют большой арсенал ракетного оружия, ПТУРС, противотанковых мин и значительное количество автоматического стрелкового оружия. Аналогичным образом распространяются переносные ЗРК для борьбы с авиацией, что значительно снижает превосходство США в средствах непосредственной авиационной поддержки.


Эксперты считают, что планируемое сокращение ВС США и снижение их боевых возможностей в современных условиях будет проходить на фоне роста реальных угроз безопасности Америки, исходящих из различных регионов мира. Эта ситуация осложняется необходимостью противостояния мировому терроризму и экстремизму. Иран и Северная Корея продолжают создавать ядерные силы. Многие страны модернизируют свои ВС и вкладывают значительные средства в ограничение свободы перемещения воинских контингентов Пентагона в таких жизненно важных для США регионах, как Азиатско-Тихоокеанский бассейн.


Перед США реально стоит перспектива роста числа кибернетических атак, которые могут относительно анонимно наноситься с больших расстояний и причинять ущерб национальной инфраструктуре. Киберпространство становится вполне реальным полем боя будущего.


В последнее время появились факты, свидетельствующие о том, что настоящие и будущие противники Вашингтона начинают направлять своих бойцов на подготовку у специалистов Ближнего Востока и балканских стран, имеющих опыт ведения боевых действий. Как отмечают американские эксперты, бывший военный министр Перри был прав, когда говорил о том, что возможность одновременного ведения ВС США двух войн является весьма мощным сдерживающим фактором. Однако политические подходы к реализации подобной стратегии, оперативные концепции, технологические возможности и прогнозы мероприятий, проводимых и планируемых противниками США, должны быть переосмыслены и уточнены самым радикальным образом.


Что необходимо заокеанским бойцам


Для того чтобы обеспечивать сдерживание своих потенциальных противников и не дать им возможности решить поставленные задачи, США должны поддерживать возможность развертывать свои ВС и обеспечивать их свободное перемещение в регионах, где предпринимаются попытки помешать этому. В этих регионах противники Америки для оказания противодействия Пентагону будут использовать асимметричные методы. Такие государства, как Китай и Иран, будут широко использовать асимметричные формы и методы, чтобы обеспечить противодействие продвижению воинских контингентов США. Неправительственные военизированные формирования будут все в более широких масштабах приобретать перспективные вооружения и современные военные технологии.


Органы планирования мероприятий по обеспечению национальной обороны США полагают, что наиболее важной особенностью будущей ситуации в военной сфере будут так называемые гибридные боевые действия. Это означает, что различные государства будут применять различные сочетания традиционных тактик, асимметричных способов нанесения ударов по противнику, технологий и процедур, включая использование суррогатных форм противодействия воинским контингентам Запада в случае возникновения вооруженной конфронтации. Протагонисты подобного развития событий заявляют о том, что недостаточная оценка опасности, исходящей от террористов, инсургентов и даже криминальных группировок, представляет все возрастающую угрозу для безопасности США, поскольку их возможности по получению доступа к перспективным системам вооружения постоянно возрастают.


Понятие «гибридный» появилось совсем недавно. Оно используется для определения все возрастающей сложности видов вооруженной борьбы, расширяющегося числа ее участников и размывания границ между традиционными и нетрадиционными формами военных конфликтов. Хотя сегодня появление нетрадиционных противников не является чем-то новым, гибридный подход к ведению боевых действий требует от ВС США полной готовности к широкому спектру разнообразных конфликтов, в которых будут участвовать противники совершенно различных категорий, обладающих боевыми возможностями, соизмеримыми с возможностями регулярных войск.


Эксперты также полагают, что США необходимо предусматривать возможность использования их будущими врагами каких-то совершенно новых методов борьбы с Америкой. Вполне вероятно, что они будут взаимодействовать с террористическими и криминальными группировками, манипулировать информационными ресурсами более профессиональными способами, добиваться более широкого доступа к энергетическим ресурсам развитых государств и к мировым рынкам, а также применять экономические и дипломатические формы воздействия на США для усложнения проведения ими намеченных мероприятий. Как утверждают специалисты, при реализации концепции двух одновременных войн в XXI столетии Пентагон должен установить численность ВС, необходимых для решения полного спектра будущих задач, а также определить качественные показатели систем ВВТ, необходимых МО для выполнения будущих функций, формы и методы подготовки и обучения военнослужащих, а также способы предотвращения распространения передовых технологий и полный комплекс мер по эффективному противодействию всем существующим и потенциальным угрозам национальной безопасности США.


Эксперты фонда «Наследие» считают, что в XXI столетии численность СВ США должны составлять 600 тыс. военнослужащих. Эти войска должны состоять из 10 дивизий, включающих 45 бригад. Резервные компоненты должны состоять из 28 бригад, сведенных в 8 дивизий. При этом в каждую бригаду должны входить 3 маневренных батальона. Численность КМП должна составлять 202 тыс. военнослужащих. ВМС США необходимо иметь 350 боевых кораблей и 11 авианосцев с 10 авиационными крыльями. При этом не менее трети из 120 крупных кораблей должны быть вооружены баллистическими ракетами с ядерными боеголовками. В это число должны входить 38 кораблей амфибийных сил, 55 ударных атомных подводных лодок общего назначения и 75 кораблей МТО.


ВВС должны состоять из 20 крыльев тактических истребителей, включая F-22, F-35 и F-15, 200 бомбардировщиков B-1B, B-2, B-52 и бомбардировщики нового поколения. Кроме того, на вооружении ВВС должны состоять 400–500 самолетов-заправщиков, 150–200 БЛА разведки и наблюдения, выполненных по технологии стелс и около 75 пилотируемых самолетов управления, связи и разведки.


Система ПРО США должна включать 20 батальонов ЗРК «Пэтриот» и 10 батальонов терминальной высотной системы противоракетной обороны THAAD. Кроме того, Пентагону необходимо в достаточном количестве закупить управляемые ракеты SM-3 для оснащения кораблей, на которых установлен ЗРК Aegis для борьбы с МБР.


Эксперты фонда не объясняют, каким образом в условиях сокращения военных ассигнований руководству МО удастся поддерживать свои вооруженные силы на требуемом уровне обеспечения национальной безопасности. Однако некоторые военные аналитики считают, что командованию Пентагона все-таки удастся убедить сенаторов в определенной мере приостановить запланированный секвестр бюджета Пентагона и в XXI веке сохранить боеспособность войск на требуемом уровне.




Владимир Иванов

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
20.02.2019
Оружейный "барон" Персидского залива: как сотрудничают в военной сфере США и ОАЭ
27.09.2016
5 самых смертоносных ВМС, сухопутных сил и ВВС на планете (The National Interest, США)
02.03.2016
Военная конкуренция США, России и Китая (JB Press, Япония)
06.07.2015
ПРО с претензией на глобальность
20.08.2014
Загадочная «воздушно-морская операция»
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 30.03 12:17
  • 1
Выстрел на вылет: снайперы научились сбивать вертолеты из засады
  • 30.03 12:12
  • 314
«Суперснаряды» для российских танков оказались «убийцами» американских «Абрамсов»
  • 30.03 11:55
  • 28
Рогозин заявил о готовности России к запуску многоспутниковых орбитальных группировок
  • 30.03 11:49
  • 2
Гальюны «торпедировали» новейшие американские авианосцы
  • 30.03 11:45
  • 11
Российский «Циркон» оказался неточным
  • 30.03 10:54
  • 1
«Ракета» Национального космического центра появится через 2 года
  • 30.03 10:41
  • 1
«Кругом наши имена»: греки об обозначении российских вооружений
  • 30.03 09:58
  • 9
Сербские СМИ: как возродить ПВО на основе ЗРК «Печора»
  • 30.03 09:50
  • 24
Foreign Policy (США): Запад в панике, Путин наблюдает
  • 30.03 09:34
  • 13
Раскрыта недостаточная способность Су-57 обнаружить F-35
  • 30.03 06:51
  • 81
Ка-52М вооружат ракетой с дальностью 100 километров
  • 30.03 06:05
  • 15
Sina (Китай): российский Су-57 против американского F-35 – чьи истребители пятого поколения лучше?
  • 30.03 03:24
  • 1
Не главный недостаток: нужны ли стелс-технологии Ту-160
  • 29.03 22:15
  • 12
Спецназ вооружили автоматами нового поколения АК-12
  • 29.03 20:14
  • 11
Строительство судна на воздушной подушке проекта «Хаска 10»