Войти

7 февраля главному конструктору ОАО «НПО «Ижмаш» Владимиру ЗЛОБИНУ исполнилось 50 лет

5925
0
0
Zlobin_V_V
Владимир Злобин.

Он возглавил Конструкторско-технологический центр «Ижмаша» в 2011 году. Спустя полтора года мы можем уверенно сказать, что в его лице «Ижмаш» приобрел талантливого, увлечённого конструктора, опытного руководителя и внимательного наставника для подрастающего поколения. Однако мало кто знает о жизненном пути Владимира Викторовича до «Ижмаша». Восполним этот пробел.


- Владимир Викторович, расскажите, как становятся настоящими оружейниками?


- Я родился в казачьей станице Константиновская, недалеко от Пятигорска, вдали от оружейных центров России. Семья была самая обычная: отец работал слесарем, а мама оператором на местном «Водоканале». Оружейников в роду не было, оружия дома тоже не держали. Разве что склонность к технике у меня от отца. Сначала я, как и любой мальчишка, коллекционировал гильзы, потом читал книги об оружейниках. А в школе начал изобретать самостоятельно: делал проекты пистолетов и почувствовал, что у меня есть способности конструктора.


- То есть к окончанию школы вы уже знали, что будете обучаться оружейному делу?


- После школы я год работал на заводе, потом служил в армии в Группе советских войск в Германии, кстати, с автоматом АК-74. И только после возвращения из армии решил поступать в Тульский политехнический институт. Летом 1983 года отправил туда проект пистолета, сделанный мной ещё в школе, и меня пригласили на подготовительное отделение. На следующий год поступил на дневное отделение Тульского политехнического института на кафедру «Расчёты и проектирование автоматических машин». Называлась она именно так, потому что в то время всё, что связано с оружием, было засекречено. На дипломный проект тогда выставлял стрелковый комплекс – малогабаритный автомат, автомат и ручной пулемет. Поэтому можно сказать, что мои мысли того времени нашли отражение и реализуются в моей работе и сейчас, когда мы создаем АК-12.


- Расскажите о вашем первом месте работы.


- Я начал работать ещё во время учебы. В 1986 году меня пригласили в отделение стрелково-пушечного оружия в ЦКИБ СОО - Центральное конструкторско-исследовательское бюро спортивно-охотничьего оружия. Основной тематикой бюро была «оборонка». Это было крупнейшее в стране КБ, где занимались разработкой всего спектра боевого оружия - от пистолетов до пушек. Такой широкой номенклатуры боевых изделий не было ни на одном другом предприятии Советского Союза. На тот момент в ЦКИБе работали такие выдающиеся конструкторы как Борис Борзов, Александр Невижин, Юрий Соколов, Герман Коробов, Николай Афанасьев, Игорь Стечкин. Для меня работа с этими людьми стала бесценным опытом и большой удачей. Еще в школе я читал про Стечкина и даже представить не мог, что буду работать с этим человеком и что он меня многому научит. Он был руководителем моего дипломного проекта.


- Маститые конструкторы делились своим опытом и секретами с молодежью?


- В то время в ЦКИБе была крайне высокая конкуренция между оружейниками. Никто не делился информацией. На любой вопрос тот же Герман Коробов отвечал: «Я до всего дошёл своим умом». Однако мне посчастливилось работать с ними, когда они уже перешли рубеж 70-75 лет и стали активнее делиться секретами мастерства, даже поддерживали. Я начал самостоятельную работу в ЦКИБе в 1993 году инженером 3-й категории и менее чем за 4 года прошел путь до ведущего конструктора. А ведущими конструкторами в тот период работали Стечкин, Коробов, Афанасьев и другие, и по должности я встал с ними на одну ступень, хотя им было по 70 лет, а мне всего 34. Их достижения были несоизмеримо больше моих в тот момент, но общались мы на равных.


- Вы так быстро прошли путь до ведущего конструктора. Складывается ощущение, что это далось вам играючи?


- Годы самостоятельной работы не были простыми: никто меня не продвигал, требовались неимоверные усилия, но я рос профессионально. Ещё будучи инженером 3-й категории начал разработку новых пистолетов-пулеметов. В течение года я спроектировал и изготовил свой первый образец ОЦ-22 (образец ЦКИБа-22), причём делал я его собственными руками. Работу над ним я продолжал еще много лет уже параллельно с другими изделиями. В 1994 году я стал конструктором 2-й категории, в 1995 - конструктором 1-й категории. Количество моих наработок росло, во мне видели перспективу. В 1997 году стал ведущим конструктором.


- Работа конструктора для вас – это хобби, удовольствие или труд?


- Работа оружейника - это тяжёлый труд, это обязательства, которые нужно выполнить в срок. Работа конструктора продолжается 24 часа в сутки: решение задач, поставленных заказчиком, может прийти в любой момент, в том числе и ночью.

И лёгких работ сегодня не бывает: никого не интересует создание примитивных изделий. Все хотят, чтобы уровень нового оружия был выше тех изделий, которые создавались ранее. Сегодня заказчики ставят перед конструкторами чрезвычайно сложные задачи и жёсткие сроки по разработке изделий. Для обдумывания проекта остается очень мало времени. Мне лично помогает большое количество своих наработок, выручает большой запас знаний, причем знаний практических, о которых нигде не пишут и не рассказывают, тех, что приобретаешь за годы практики. Разнообразный опыт проектирования - а в моей биографии были и пистолеты, и пулеметы, и автоматы, и винтовки, и гранатометы, и даже значительное количество боеприпасов – помогает эффективно решать сложнейшие задачи. А самое приятное в работе конструктора - это когда ты можешь решить задачу, с которой никому до тебя справиться не удалось.


- Какие работы оказались для вас самыми трудными?


- Самым тяжелым проектом для меня, пожалуй, стал штурмовой автомат АШ-12. Он создавался по заказу ФСБ России для вооружения специальных подразделений в качестве высокоэффективного штурмового оружия ближнего боя. Передо мной была поставлена задача, которая до настоящего времени никем не была реализована, – автомат должен был работать одновременно и на патроне с дозвуковой скоростью, и на большом сверхзвуке (под 900 м/c.). С поставленной задачей справился: в июле 2012 года, уже когда я работал на «Ижмаше», пришло известие из Тулы, что штурмовой автомат АШ-12, самый мощный в мире, под патрон 12,7 мм, принят на вооружение.

Еще одной сложнейшей работой был 12,7-мм снайперский комплекс ВКС «Выхлоп». Это не имеющая аналогов специальная снайперская крупнокалиберная винтовка под патрон 12,7 мм для малошумного и беспламенного поражения бронированных целей. Во время работы над ним я серьезно подорвал здоровье, но в итоге выкарабкался. Над этим комплексом было очень интересно работать: мне удалось решить все задачи, которые ставил передо мной заказчик, и в те сроки, которые были установлены.


- Есть ли для вас нерешаемые задачи?


- Если я берусь за какую-то работу, я уверен, что я её сделаю. Если работа мне не по силам, я не возьмусь за неё. В области стрелково-пушечного вооружения в данный момент я не вижу задач, которые не смог бы решить. Есть направления, где у меня недостаточно компетенции, но в таком случае я всегда привлекаю людей более образованных, более подготовленных в этой области, чем я. Один из моих постулатов - человек не может знать всё. Мои сильная сторона – большие энциклопедические знания в плане оружия и, наверно, талант изобретателя. Но есть люди более компетентные и талантливые в своих областях, и я при необходимости обращаюсь к ним за помощью.


- Что нужно для того, чтобы из молодого специалиста получился эффективный конструктор-оружейник?


- Кроме хороших теоретических знаний, таланта и опытного наставника, нужно иметь хорошее здоровье и трудолюбие. Без этого никак: мало сделать проект и изготовить изделие, необходимо ещё провести все испытания и довести его до производства. Работа с заказчиками также требует массу терпения и выдержки.


- Говоря о наставниках, кого вы вспоминаете прежде всего?


- Да всех: и Стечкина, и Коробова, и Грязева. Работа с каждым из них оставила свой след. Я смотрел, как каждый из них работал, на их стиль работы, старался учиться по максимуму. Все они были очень разные. Наиболее жёстким из всех был Василий Петрович Грязев. Он и себя не щадил, и своих подчиненных. Он говорил: «Для меня единственная уважительная причина, почему конструктор не явился на работу, – это его смерть». Он сам в любом состоянии работал, работал до последнего своего дня. Так же, не щадя себя, работали и Стечкин, и Коробов. Они все были моими учителями.

Особенно хорошие отношения у меня сложились именно с Грязевым, хоть я и не работал с ним напрямую. Он был велик и при этом открыт в общении.


- Сейчас вы сами выступаете в роли наставника, делитесь опытом, обучаете молодых конструкторов. Каково это - самому выступать в роли учителя?


- Когда я только начинал свою работу, молодёжи не доверяли реальные проекты. До такой работы допускались только конструкторы с большим опытом, которые отработали лет 20 и более. Сегодня у нас дефицит высококвалифицированных специалистов и нам нужно в кратчайший срок сделать рывок, восстановить позиции России в оружейном направлении. Поэтому я принял решение дать ребятам реальные темы для дипломов. Они защищали изделия, которые уже ждут в войсках. Все изделия - винтовки, пулеметы и гранатометы - будут доведены до производства. Я стараюсь направлять молодёжь в нужное русло, обучать, подсказывать, как избежать тех или иных ошибок, и всегда оказываю максимальную поддержку, если у ребят появляются свои мысли в плане создания оружия. Вообще лучший способ вдохновить - это личный пример.


- Скажите, а что вы как конструктор-оружейник чувствуете накануне 50-летия? 50 - это возраст для оружейника?


- Если здоровье позволяет, то конструктор, особенно выдающийся, может активно работать до 75-80 лет. Эти люди всегда в работе: постоянно развиваются, у них активная жизненная позиция. Коробов, например, работал активно до 87 лет.

О своем возрасте я не думаю, мне с трудом верится, что мне скоро будет полвека. В душе мне не больше 30, и чувствую, что своего профессионального пика я ещё не достиг.


- А что для вас будет пиком: самореализация или выполнение своего предназначения?


- Главное для меня - обеспечить нашу армию самым современным оружием, чтобы при необходимости мы смогли дать отпор любому агрессору. Оружие – это инструмент для защиты Родины, и побеждает тот, у кого оно более совершенное. Поэтому моя главная задача - вернуть России утраченные позиции на мировом рынке оружия, и правильное движение в данном направлении уже началось. В Ижевске будет сконцентрировано стрелковое производство, тем более что база для этого есть: два крупнейших в России завода, конструкторская школа, хороший университет, хорошая научная школа, подпитка кадров. Надеюсь, что скоро здесь появится единая российская оружейная школа, которая будет достойно работать, чтобы не было войны.



Елена Филатова - руководитель пресс-службы ОАО "НПО "Ижмаш"

07.02.2013
Права на данный материал
принадлежат ОАО “Ижевский машзавод”
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
20.08.2013
Концерн «Калашников» представит перспективные разработки на Дне инноваций Минобороны РФ
18.02.2013
«Калашниковы» для XXI века
14.01.2013
О концептуальной неопределенности в развитии боевого стрелкового оружия в РФ
05.12.2012
«Ижмаш» наращивает продажи оружия в США
20.03.2012
«Нет аналогов на мировом рынке»
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 13.11 00:30
  • 63
Военный эксперт опубликовал пост о провале "Панциря" в Сирии и удалил его
  • 13.11 00:20
  • 10
SpaceX модифицирует вторую ступень Falcon 9
  • 13.11 00:08
  • 5
Российскую ядерную "Мертвую руку" признали бесполезной
  • 12.11 23:56
  • 14
Эксперт прокомментировал слова экс-главы штаба РВСН о "Периметре"
  • 12.11 23:48
  • 7
Неработоспособность российского оружия предложили скрыть от россиян
  • 12.11 23:38
  • 2
Экс-военный рассказал о неэффективности российской ядерной "Мертвой руки"
  • 12.11 23:38
  • 18
"Морские убийцы": стелс-сторожевики получат ударные вертолеты
  • 12.11 21:43
  • 3
«Двумерное производство микросхем подходит к технологическому пределу»
  • 12.11 21:42
  • 76
В России признали неспособность отразить ядерный удар США
  • 12.11 20:20
  • 759
Уничтожение малайзийского "Боинга-777" штурмовиком Су-25 маловероятно - главный конструктор самолета
  • 12.11 20:18
  • 1
Легендарный Т-34-85 снова брошен в бой
  • 12.11 20:12
  • 1
Турецкие M60T Sabra оборудуют украинскими комплексами активной защиты
  • 12.11 20:04
  • 262
Конфликты: Йемен - "забытая" война
  • 12.11 19:31
  • 15
"Мертвая рука" отсохнет: как Трамп лишит Россию защиты
  • 12.11 19:23
  • 7639
Минобороны: Все авиаудары в Сирии пришлись по позициям боевиков