Войти

Ох уж эти подводные лодки!

5790
27
+3
670_Skat
АПЛ проекта 670 "Скат". Фото с сайта submarine.id.ru.

Cубмарины против надводных кораблей

Едва ли не самым уникальным приобретением XX столетия в части морских вооружений стали подводные лодки (ПЛ). Не успев появиться, они породили массу сбывшихся и несбывшихся надежд. Полагали, что новые боевые средства произведут переворот в войне на море, нивелируя «прежние ценности» в виде армад линейных кораблей и броненосных (линейных) крейсеров; сведут на нет генеральные сражения как основное средство решения военного противостояния на море. Теперь, более чем через 100 лет, интересно оценить, насколько подтвердились столь смелые прогнозы.


На самом деле, ПЛ наиболее эффективно проявили себя в борьбе с торговлей, где добились действительно впечатляющих результатов. С позиций высокой стратегии это не входит в противоречие с представлениями о достижении главных целей в войне. «Разрушение торговли» особенно больно бьет по островным, высокоразвитым государствам, традиционно и сильно зависящим от экспорта и импорта; кроме того, дискредитируется само понятие «господство на море», считавшееся прерогативой великих морских держав и великих флотов. В первую очередь речь идет о противоборстве Германии с Англией и ее союзниками в мировых войнах и о США против Японии. Эти самые масштабные и поучительные примеры легли в основу обширного и глубокого анализа, поиска закономерностей, вплоть до выработки мотивированных взглядов на применение ПЛ в будущем.


Что касается возможностей ПЛ против военных флотов, их главных сил, этот раздел раскрыт менее подробно и оставляет много вопросов.


Примечательно, что и сегодня это не какой-нибудь рутинно-схоластический вопрос военно-морской истории или прикладных разделов развития боевого использования торпедного оружия (БИТО). Он актуален в определении перспектив строительства и развития флота. Повышенный интерес к нему возбуждает объективно существующий национальный аспект проблемы. Не секрет, что ВМФ, особенно в послевоенный период, имел хорошо заметную подводную направленность. И это при том, что обе мировые войны завершились официальным поражением идеи подводной войны. После Первой мировой – введением системы конвоев и «Асдиком», во Второй – внедрением радара и самолетов. Вообще, следуя подобной логике, делать ставку на ПЛ в будущем казалось бессмысленным. Тем не менее мы ее сделали, как до нас это сделали немцы во Второй мировой войне. До сих пор не затихают споры о правомерности такого шага и действительном облике ВМФ в годы холодной войны: насколько оправданным оказался подобный шаг в сложившихся условиях? Вопрос непростой, ждущий еще своего компетентного исследователя.


Самым «тонким» местом в объективном анализе, а следовательно, в формировании конкретного ответа является неподкрепленность его боевым опытом. К счастью для человечества и неудобству для специалистов, возможность опереться на таковой вот уже 67 лет отсутствует. Речь идет об аксиоме: только практика – критерий истины, в военном деле во всяком случае. Поэтому столь ценным и уникальным считается опыт Фолклендского кризиса 1982 года между Великобританией и Аргентиной. Но он только укрепляет в уверенности, что, как бы далеко ни ушли подводные лодки в своем развитии – вплоть до оснащения их ЯЭУ, космической связью и навигацией, совершенной электроникой и ядерным оружием, – они не смогли полностью освободиться от присущего этому роду сил груза особенностей и ограничений. Фолклендский «подводный опыт» оказался интересен вдвойне. Это опыт боевых действий против надводных кораблей (НК) противника. Однако будем придерживаться хронологии и начнем с участия ПЛ в мировых войнах.


Особенности применения ПЛ в первой мировой войне


Подводным лодкам как роду сил флота чуть более 100 лет. Начало широкого боевого применения и их интенсивного развития как раз и относится к периоду Первой мировой войны. Этот дебют в целом можно признать удачным. Около 600 ПЛ (372 из них были немецкими ПЛ, но и потеряли немцы больше всех – 178 ПЛ), состоявших тогда на вооружении воюющих сторон, отправили на дно более 55 крупных боевых кораблей и сотни эсминцев общим водоизмещением более 1 млн. т и 19 млн. б.р.т. (брутто-регистровая тонна – единица объема, равная 2,83 куб. метра, в настоящее время не применяется) торгового тоннажа. Наиболее массовыми и результативными оказались немцы, записавшие на свой счет более 5860 потопленных судов общим водоизмещением 13,2 млн. б.р.т. торгового тоннажа. Удар в основном пришелся по торговле Англии и был чрезвычайно действенен.


Рекорд потопленного тоннажа будет повторен, но не превзойден в ходе Второй мировой войны и, что характерно, гораздо большим количеством ПЛ. А вот принадлежащий германскому командиру Aрно де ла Перьер личный рекорд – более 440 тыс. б.р.т. – никем не достигнут. Лучший из подводников Второй мировой войны, тоже немец, Отто Кречмер сойдет с арены со счетом 244 тыс. б.р.т. и 44 потопленными судами еще весною 1941 года.


Если обратиться к результативности ПЛ против военного флота противника, успехи гораздо скромнее даже там, где такие действия специально планировались. Это трудно сообразуется с надеждами и ожиданиями от первых громких успехов Отто Веддигена, который уже в первые дни войны на примитивной U-9 за час с небольшим утопил три броненосных крейсера. Известны и другие громкие достижения немецких подводников в части поражения крупных НК противника, но это будет позже. А пока «мобилизация» почти всех имевшихся (около 20 единиц) ПЛ на прочесывание Северного моря, якобы кишащего дредноутами, не принесли никакого результата. Заранее узнав об операции, англичане убрали из Северного моря все ценные НК.


Участие ПЛ в Ютландском сражении, на которое возлагались большие надежды – ведь к 1916 году ПЛ уже исподволь успели себя проявить, – вообще обескураживают. Они там даже никого не обнаружили. Главные силы флотов развернулись и сошлись в величайшем в истории морском сражении, не будучи даже замечены. Косвенным успехом ПЛ, правда, считают гибель военного министра Великобритании фельдмаршала лорда Китченера на крейсере «Хемпшир», подорвавшегося на минах, но это не более чем утешительный «бонус».


Строго говоря, недостигнутыми оказались цели и в борьбе с торговлей. Блокада Англии, поспешно декларированная германским руководством в начале войны, оказалась не достигнута, ибо не была подкреплена реальными силами. Затем последовала череда запретов из-за международного скандала по поводу «Лузитании», сопутствующие им спады в подводной войне, возвращение к принципу призового права. Не помогло и запоздалое объявление неограниченной подводной войны в 1917 году: противник успел подготовиться.


Однако вернемся к несбывшимся надеждам в части борьбы ПЛ с НК. Следует заметить, что в межвоенный (1918–1939 годы) период не было недостатка в анализе, исследователях и теориях на этот счет, более глубоких и заинтересованных, чем в Германии. Если во всем многообразии причин и объяснений выделить главные и отбросить частные, предвзятые и второстепенные, имеющие, кстати, широкое хождение на «школярско-кадетском» уровне, в сухом остатке – отсутствие в основе действий германского флота в Первой мировой войне соответствующей его задачам и материальному уровню стратегии.


В кои-то веки Германии огромным напряжением всех своих сил удалось построить второй в мире флот. В сочетании с признанно лучшей армией это порождало надежды занять доминирующее положение в Европе, и не только в ней. К тому же столь серьезные военные приготовления, согласно законам стратегии, имеют необратимый характер. Но вот соответствующих стратегических установок, касающихся войны на море, у военно-политического руководства и морского командования Германии не оказалось. Это признают в первую очередь их же исследователи-специалисты. Следуя от общего к частному, уместно распространить эту проблему и на счет подводного флота, тогда совсем молодого рода сил. В этом, видимо, и приходится искать главную причину недостижения целей в войне подводным флотом Германии.


В этом можно усмотреть и достаточно глубокие общие оперативно-стратегические последствия. Не будем забывать, что британский Гранд Флит был почти на треть сильнее германского Флота Открытого моря, и вступать при таком соотношении сил в генеральное сражение было по меньшей мере безрассудно. Исходя из этого, замысел германского морского командования состоял в том, чтобы предварительно ослабить Гранд Флит, выманив англичан в море частью сил и подловив их там превосходящими силами, сравняв силы для будущего генерального сражения. После того как адмирал Гуго фон Поль 14 декабря 1914 года упустил подобную уникальную возможность, надежды уравнять силы сосредоточились преимущественно вокруг успехов подводных лодок. 200 из более чем 5000 транспортов погибли на минах (1,5 млн. т), выставленных ПЛ.


Что касается иных причин, принято говорить: во Вторую мировую войну немцы вошли со стратегией и прекрасно отработанной системой подготовки и применения подводных сил. По сравнению со Второй Первая мировая война без преувеличения была битвой талантливых, дерзких и предприимчивых подводников-одиночек. Это и понятно, молодой род сил имел мало опытных специалистов, ПЛ имели ограниченные до самой войны тактико-технические характеристики. У самого командования флотом отсутствовали четкие и ясные взгляды на применение ПЛ. Молодые командиры ПЛ со своими скромными капитан-лейтенантскими нашивками и подчас ценными предложениями на фоне блестящих и маститых флагманов и командиров кораблей Флота Открытого моря просто терялись. Поэтому нет ничего удивительного в том, что основные решения о ведении подводной войны принимались без учета и глубокого знания особенностей использования субмарин. В течение всей войны ПЛ для флотских операторов и высшего командования так и оставались вещью в себе.


Действия ПЛ во второй мировой войне


В Первую мировую войну Германия умудрилась обойтись без стратегии, хотя и с флотом, а ко Второй обзавелась стратегией, но не успела построить флот. Это близко к истине. Действительно, начинать войну с Англией при существующем соотношении сил на море для Германии было сущим нахальством или безумием. Не в разы, а на порядок и более Королевский флот, особенно в совокупности с французским, с которым они вместе оперировали, превосходил флот Третьего рейха в 1939–1940 годах. Но Гитлер выбил из игры Францию, едва не завладев и ее флотом. Только абсолютная геополитическая индифферентность фюрера спасла положение. Присоедини он тогда или чуть позже к своему хоть и компактному, но неплохо подготовленному флоту великолепный в качественном отношении итальянский, а также и французский флот, обстановка могла сложиться не в пользу Великобритании. Особенно, принимая во внимание такой решающий фактор, как обретение в результате норвежской и французской кампаний важнейшей стратегической позиции с выходом в океан. В таких стратегических условиях удушение Англии ведением тотальной тоннажной войны (экономической блокады островов) не выглядит фантазией. Но достаточно скоро командующий подводными силами Германии адмирал Денниц со своими субмаринами останется один на один в этой войне против Королевского флота, а затем – и флота США.


Денниц противился всякой попытке стратегического руководства «растащить» его ПЛ по другим задачам и направлениям. В его понимании для достижения целей подавления торговли под ударами ПЛ непрерывно должны были находиться подходы к Англии. Поэтому, изучая проблемы эффективности ПЛ против флота противника, приходится обращаться к редким случаям отступлений от этого правила. Это Норвежская операция, действия ПЛ в Средиземном море, может быть, эпизод, известный как «Охота за «Бисмарком».


Начало войны, как и в 1914-м, было многообещающим. На Средиземноморском театре военных действий немецким командирам пришлось «затачивать» свое оружие на борьбу с флотом противника, и результаты не замедлили сказаться. Их усилия лучше всего прокомментировал премьер-министр Англии. На чрезвычайном закрытом совещании Палаты общин в 1941 году Черчилль заявил, что в кратчайший срок, за несколько недель, потеряно или выведено из строя на длительное время едва ли не треть всех крупных кораблей Королевского флота.


Адмирал Денниц не сильно лукавил, обещая удушить Англию подводными лодками. Едва их количество приблизилось к заявленной цифре в 100 единиц на позиции, успех превысил 700 тыс. б.р.т., что перекрывало воспроизводство судов. Однако расчеты были справедливы для 1939–1941 годов. Время оказалось упущено, и к моменту «торжества» его идей США помогли поднять воспроизводство тоннажа до 2 млн. т, а также завершить мероприятия ПЛО, позволившие вскоре выиграть «Битву за Атлантику».


Достижение целей «тоннажной войны» делало, по сути, неактуальной охоту за флотом противника. Из этого и исходил Денниц, не считавший возможным распылять силы. Отсюда, видимо, и более скромные, чем можно было бы ожидать, результаты, достигнутые ПЛ Германии против флота союзников.


Как и в Первую мировую, немцам не далось скрытное управление силами флота. Не менее чем в 75% случаев противник оказывался в курсе их намерений, местоположение ПЛ и волчих стай в океане пелеговалось. Немцам не удалось наладить взаимодействие ПЛ с другими родами сил флота и авиацией на регулярной основе, что существенно отразилось на боевой эффективности. С развертыванием на коммуникациях маневренных противолодочных сил, оснащенных самолетами и радарами, ПЛ были загнаны под воду, что окончательно лишило их маневренности, а с нею – и результатов. Попытки сопротивляться этому обстоятельству только множили потери.


Современный опыт


Облик послевоенного ВМФ наводит на мысль, что это был преимущественно подводный флот. И даже не потому, что через него прошло более 200 атомных и не менее 400 дизельных ПЛ. Ему предстояло решать задачи в океане, где никакие другие рода сил флота просто не отвечали требованиям боевой устойчивости. Отсутствие авианосцев, этого наиболее универсального средства решения проблемы, пытались компенсировать небывалой специализацией ПЛ. Еще на исходе 50-х стали появляться подводные носители крылатых и баллистических ракет.


Параллельно с внедрением на ПЛ ядерных энергетических установок, развертыванием ракетного и торпедного ядерного оружия, сообщающих ПЛ совершенно новые оперативно-тактические возможности, опережающими темпами стали осваиваться океанские районы плавания, максимально приближенные к предполагаемым районам боевого применения.


Впрочем, особого выбора нам не оставляли, принимая в расчет неприкрытую угрозу внезапного нападения силами авианесущих ударных групп (АУГ): 6-го и 2-го оперативных флотов ВМС США с западного направления, 7-го и 3-го – с восточного и 5-го – с южного. При этом АУГ 6-го, 7-го и 5-го флотов были развернуты на постоянной основе и маневрировали в непосредственной близости от рубежей подъема авиации – всего до 240–270 палубных самолетов.


Как минимум четыре-пять атомных подводных лодок (ПЛА) вероятного противника буквально в перископы разглядывали выходы из главных баз флота на Севере и Дальнем Востоке, готовые выявить и сорвать массовое развертывание сил нашего ВМФ. Кому-то необходимо было парировать эти совершенно очевидные и постоянные угрозы, в том числе и созданием вероятному противнику «симметричных неудобств». Кроме подводников, это некому было сделать. Таким образом, ПЛ ВМФ в годы холодной войны оказались на главном направлении борьбы с флотом вероятного противника. Поэтому вопрос о их боевой состоятельности по перечню главных задач на главном направлении, в том числе и против авианосцев, приобретает принципиальное значение.


Начнем с того, что вероятный противник в те годы сам был не склонен недооценивать степень угрозы, исходящей от ВМФ. Его противолодочные мероприятия по размаху и напряженности соответствовали нормам военного времени. Проблема противолодочной войны была возведена в статус государственной. Это была лучшая оценка подводных сил ВМФ. Вероятный противник опережающими темпами развивает подводные силы и придает их боевой эффективности первостепенное значение, что тоже является признанием высокого подводного статуса ВМФ. И, наконец, остается заметить, что фактическое состояние, структура и организация подводного флота ВМФ оставляли настолько богатое поле для совершенствования, что в них невозможно не разглядеть мощного неиспользованного резерва.


Как бы сегодня ни поносили некоторые внезапно «прозревшие» авторы наше недавнее прошлое, в том числе и выбор стратегии строительства ВМФ, по всеобщему признанию своих и чужих специалистов, ВМФ в годы холодной войны в целом выполнил свою задачу. Что касается толков и суждений о якобы имевшем место нашем поражении в холодной войне, то эти претензии не к военным и, тем более, не к военным морякам.


Несмотря на появившиеся в середине 60-х годов дивизии ракетных и торпедных атомных субмарин, множество учений со сложным тактическим фоном с ракетными и торпедными стрельбами, элемент неопределенности оставался, и довольно значительный.


Что касается дизельных ПЛ на главном направлении, то эта неопределенность была разрушена в период Карибского кризиса. В условиях активного противодействия флота вероятного противника, действующего по нормативам военного времени, на подходах к Кубе были обнаружены почти все наши ПЛ, что означало в военное время их уничтожение.


В оценке боевой эффективности атомных ПЛ приходится ориентироваться на поистине бесценный опыт Фолклендского кризиса, где обе воюющие стороны оказались современными и состоятельными. Особого внимания заслуживает опыт применения ПЛА в удаленном районе океанского ТВД, без опоры на береговую инфраструктуру. (Примерно так многие годы действовали наши атомные подлодки в зоне Индийского океана.) Сугубо формально ПЛА Королевского флота выполнили возложенные на них задачи: установили блокаду спорных островов, создали реальную угрозу ударным группировкам противника и даже вытеснили аргентинский флот в базы атакой и поражением легкого крейсера «Генерал Бельграно».


Вместе с тем опыт боевого применения ПЛА в Южной Атлантике сильно насторожил и весьма озадачил не только командование Королевского флота, но всех специалистов. Поводов для восторга оказалось немного. Потопление старого крейсера, «ползавшего» по району со скоростью 13 узлов, при полном бездействии его корабельного охранения трудно признать за большой успех. Одновременно двумя другими английскими ПЛА был упущен авианосец с кораблями охранения. Именно он со своею «длинной рукой» в виде «Супер Этандаров» с ПКР «Экзосет» представлял реальную угрозу для экспедиционных сил Великобритании. К тому же противопоставить этой угрозе, кроме ПЛА, оказалось абсолютно нечего. Последовавшая вскоре гибель эсминца «Шеффилд» подтвердила всю основательность подобных опасений.


Откровением стали ограниченные поисковые возможности самостоятельно действующей ПЛА в океане, недостаточная надежность торпедного оружия, заставившая прибегнуть к применению старых «прямоходных» МК-8, обозначился острый дефицит ПКР на борту современной ПЛА, ограничение при слежении на высоких скоростях, особенно в условиях мелководья. Но главной проблемой стало несовершенство управления ПЛ, оставшегося чуть ли не на уровне Первой мировой войны. Это едва не поставило под удар успех всей операции.


Децентрализация при удаленности ТВД и динамике развития событий показалась Адмиралтейству слишком смелым шагом. Будь управление гибче, дело, наверное, не ограничилось бы ссылками на достигнутую косвенную эффективность. Речь бы шла об атаке аргентинской АУГ. Не может быть и речи о сколь-нибудь снисходительной оценке действий английских ПЛА в Южной Атлантике. Скорее, напротив, было усмотрено, что проблематика применения ПЛ в удаленных районах носит всеобщий, узнаваемый и типичный характер.


Активное обращение в ВМФ середины 80-х годов к проблематике децентрализованного управления группами ПЛ, решающими одну задачу, тоже удивительно. Мы «проспали» проблему развертывания противокорабельных ракет (ПКР) на всех ПЛ. Сама возможность поиска и обнаружения крупного корабельного соединения в открытом океане техническими средствами даже современной ПЛ, действующей самостоятельно, остается задачей весьма проблематичной.


Выводы можно свести к ответу на два вопроса. Готов ли был ВМФ в своем «подводном формате» в годы холодной войны дать адекватный отпор вероятному противнику? И существует ли серьезная перспектива у ПЛ в будущем?


Ответ на первый вопрос как раз и предполагает оценку состоятельности подводного флота против главных сил флота противника. Ответ этот непрост еще и потому, что автор в свое время более пяти лет возглавлял группировку разнородных ударных сил на направлении борьбы с авианосцами на флоте. Всегда остается риск необъективности, каким бы честным ответ ни казался. Кроме того, обстановка и в первую очередь реальное соотношение сил сторон не оставались постоянными. По мере роста наших ударных возможностей вероятный противник энергично наращивал усилия по совершенствованию противолодочной, противовоздушной (противоракетной) обороны, наращивалась их оперативная глубина. Эволюционировала сама идея поражения главных целей противника – от ядерного к неядерному варианту поражения, что не могло не отразиться на оперативных показателях решения задачи. Большое влияние оказали итоги Фолклендского кризиса. «Иджис», СЕРТАС, СГАР появились после него. С нашей стороны, уже не ракетные ПЛ, а подводные ракетные крейсера и сверхзвуковая ракетоносная авиация, оснащенная качественно новыми ракетами с искусственным интеллектом и космической системой целеуказания были противопоставлены силам вероятного противника.


Безусловно, разгромить первый ударный эшелон противника ВМФ был в состоянии. Правда, механизм решения задачи зависел уже от качества управления, действий командиров и экипажей ПЛ и самолетов. Что же касается судьбы второго эшелона противника и последующих действий, вопрос упирался в проблему вывода сил из боя и «перезарядки», в первую очередь ракетоносцев. Но это уже другая история и более высокая прерогатива решения вопроса!


Что касается второго вопроса, он не менее важен, ибо развернуто строительство нового флота, едва ли не с нуля. Нередко раздаются голоса не в пользу ПЛ. Противопоставлять авианосцы подводным лодкам, мягко говоря, – неразумное и неблагодарное занятие. Взгляните хотя бы на опыт великих флотов мира. К тому же у нас более чем солидный национальный опыт подводного судостроения.


В условиях опережающего развития противоракетных технологий и широкого их распространения перспективы в достижении целей гарантированного огневого поражения все больше смещаются в сторону подводного, внезапно применяемого оружия. Его надежным носителем традиционно являются именно ПЛ. Однако требуется полная «ревизия» парка торпедного оружия в пользу придания ему современных тактико-технических характеристик, развертывание ПКР на всех ПЛ, немедленное и широкое внедрение воздухонезависимых энергетических установок на всех неатомных ПЛ, в том числе и путем их модернизации в ходе ремонта, а также реализация сетецентрических технологий. Промедление еще на год-два смерти подобно.




Юрий Васильевич Кириллов - контр-адмирал в отставке

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
09.04.2019
Jutarnji list (Хорватия): правда и мифы о новой гонке вооружений
11.02.2019
Зачем Трамп рвется в Русскую Арктику
04.04.2016
Отечественные подводники обрели бесценный опыт, оплаченный кровью
05.08.2013
Семь раз отмерить
20.06.2012
ВМС Испании в XXI веке
27 комментариев
№0
04.02.2013 06:42
Информативная и интересная статься, написанная со знанием дела. Выводы только кажутся диаметрально противоположными или как минимум не полными.

Лично мне из этой статьи стало очевидным, что в первую очередь не подводное оружие необходимо совершенствовать, а системы разведки и целеуказания (как глобальной космической, так и индивидуальные средства разведки ПЛАТ/ПЛАРК).
+5
Сообщить
№0
04.02.2013 08:35
И все же для боевой устойчивости подводных сил нужна поддержка надводного флота Это как две руки у боксера!
0
Сообщить
№0
04.02.2013 13:14
Из фактологии приведенной в статье хорошо видно что в ходе двух Мировых войн ПЛ показали значительно большую эффективность в действиях против транспортных судов чем против боевых надводных кораблей. Советский подводный флот после Второй мировой как раз строился под решение "неблагодарной" задачи борьбы с боевыми надводными кораблями противника. Сам автор статьи кроме проблемы эффективного управления разнородными противоавианосными силами и проблемы целеуказания отмечает проблему вывода ПЛ из боя и "перезарядки" их ракетных боекомплектов. Примечательно что всех этих проблем (управления, целеуказания, вывода из боя и "перезарядки") не было у морской ракетоносной авиации берегового базирования. У МРА была лишь одна проблема - противопоставить в столкновении с истребителям-перехватчикам противника ничего кроме систем РЭБ и "быстрых ног" тяжелые ракетоносцы не могли. Ракетоносная авиация и сегодня остается ультимативным средством борьбы с БНК, по ряду причин (отличная управляемость, эффективные средства обнаружения и целеуказания, непревзойденная способность к концентрации сил и маневру между ТВД, к нанесению повторных ударов) наиболее эффективным средством борьбы с надводным флотом противника, при этом все что нужно для полной реализации ударных возможностей ракетоносной авиации, это достижение локального господства в воздухе в зоне нанесения массированного ракетного удара по корабельной группировке противника. Исходя из тактико-технических характеристик существующих и перспективных палубных истребителей потенциальных противников даже массовое оснащение модернизируемых самолётов Ту-22М3 БРЛС обеспечивающими применение УРВВ большой дальности класса Р-37 уже обеспечивает достижение локального превосходства в воздухе при нанесении массированного ракетного удара по группировке боевых надводных кораблей, а массовая серийная постройка малозаметного ПАК ДА решает задачу эффективной борьбы с надводными флотами потенциальных противников на десятилетия вперед. Такой подход будет дешевле и значительно эффективнее чем развертывание группировок АПЛ нового поколения специализированных на решении противокорабельных задач. Отечественные подводные силы общего назначения должны быть ориентированы прежде всего на борьбу с ПЛ потенциальных противников и на точечные удары крылатыми ракетами по береговым целям, а не на борьбу с группировками БНК.
+3
Сообщить
№0
04.02.2013 14:12
Цитата
Сам автор статьи кроме проблемы эффективного управления разнородными противоавианосными силами и проблемы целеуказания отмечает проблему вывода ПЛ из боя и "перезарядки" их ракетных боекомплектов.
Перезарядка БК, а так же ремонт ПЛ должны были осуществляться в специализированных подземных базах:

http://kfss.ru/content/protivoatomnoe-ubezhishche-dlya-submarin

Но базы оные начали терять актуальность еще до своего ввода в строй- в США стали появляться высокоточные бетонобойные пенетраторы. Позже эти базы подвели под СНВ.

Возможно, если бы удалось решить проблему защиты этих объектов от ВТО, то перезарядка не являлась бы такой большой проблемой, даже в условиях ограниченного ядерного конфликта.

Цитата
У МРА была лишь одна проблема - противопоставить в столкновении с истребителям-перехватчикам противника ничего кроме систем РЭБ и "быстрых ног" тяжелые ракетоносцы не могли.
МРА по сравнению с АПРК обладает меньшей скрытностью. Противник успевает подготовиться к отражению удара, до выхода ракетоносцев в точку применения оружия (еще до захвата бортовым навигационно-прицельным комплексом).

Так что нет ничего идеального. Хотя МРА оружие без сомнение- грозное, но не лучше ПЛАРК.

Цитата
Отечественные подводные силы общего назначения должны быть ориентированы прежде всего на борьбу с ПЛ потенциальных противников
Отечественные ПЛ как минимум десятикратно уступают подводному флоту противника (а если рассматривать весь блок НАТО, то соотношение еще печальнее).

Поэтому возлагать на них задачу борьбы с ПЛА противника, дело неблагодарное и утопичное. Отечественные НАПЛ, ПЛАТ и МЦАПЛ должны взаимодействовать с ПЛАРБ и АПРК в интересах последних (вести передовой дозор и прикрывать их от ПЛА противника).

Борьбу же с вражескими ПЛА в широком смысле этого слова лучше вести традиционно- авиацией и в частности вертолетными группами с Мистралей (уж хоть какую-то пользу с них поиметь)
+1
Сообщить
№0
04.02.2013 18:15
Вообще выводы автора статьи как минимум спорные.. Вот например:
Цитата
Одновременно двумя другими английскими ПЛА был упущен авианосец с кораблями охранения. Именно он со своею «длинной рукой» в виде «Супер Этандаров» с ПКР «Экзосет» представлял реальную угрозу для экспедиционных сил Великобритании. К тому же противопоставить этой угрозе, кроме ПЛА, оказалось абсолютно нечего. Последовавшая вскоре гибель эсминца «Шеффилд» подтвердила всю основательность подобных опасений.
Как мы видим автор сам призхнаёт что современные на тот момент английские АПЛ оказались не в состоянии даже уследить за такой примитивной с военно-технической точки зрения целью как не полноценная по даже тому времени аргентинской АУГ действия которой наглядно продемонстрировали на что способны авианосцы в войне на море.. причём против современных боевых кораблей.. И далее пишет:
Цитата
В условиях опережающего развития противоракетных технологий и широкого их распространения перспективы в достижении целей гарантированного огневого поражения все больше смещаются в сторону подводного, внезапно применяемого оружия. Его надежным носителем традиционно являются именно ПЛ.
Т.е. всё равно даже признавая несостоятельность АПЛ в борьбе с современным флотом потенциального противника он "делает ставку" в дальнейшем развитии флота именно на АПЛ.. безусловно АПЛ нужны, но для них как показывает его же анализ использования подводных сил той же Германии в двух мировых войнах есть свои сугубо специфические задачи с которыми они (АПЛ) безусловно справятся лучше чем противлостояние именно боевым силам флота потенциального противника..
+1
Сообщить
№0
04.02.2013 19:16
Проблема, как мне видится, вообще-то организационная. Так сложилось, что все флотские начальники за последние полвека вышли из подводников. Соответственно и направление борьбы з БНК  видится в основном из под воды! Авиация всегда во флоте была на вторых ролях. Помнится на учениях в Дальневосточной Ставке, бравые флотские командиры не могли принять никакого решения по боевому применению собственной авиации! Я уж молчу про авиаци приданную. Разговор флотских начальников с авиаторами и сухопутчиками - это разговор глухого со слепым. Недаром ВМФ так без болезненно и без особой борьбы отдал свою авиацию в ВВС. Для них эта ваиация как чемодан без ручки! С Александром А я вполне согласен, нельзя из подводного флота делать универсальное средство на все случаи жизни, особенно для борьбы с БНК. Это дело авиации. Рецепт прост. Назначить авиаторов вместо всех всех флотских начальников (особенно из морской авиации). Давать возможность комплектовать(назначать) командирами кораблей  морских летчиков. Присваивать морским летунам флотские воинские звания. А уж командирами авианосцев точно назначать из бывших командиров авиационных частей, как в Штатах. Вот тогда все будет в порядке! Сразу оживится работа (между делом) и по внедрению  во флот БЛА!
0
Сообщить
№0
04.02.2013 19:55
Woldemar
Цитата
Проблема, как мне видится, вообще-то организационная. Так сложилось, что все флотские начальники за последние полвека вышли из подводников. Соответственно и направление борьбы з БНК видится в основном из под воды! Авиация всегда во флоте была на вторых ролях.
Вот это Вы подметили совершенно правильно..! именно по этой причине в советском/российском ВМФ до сих пор существует преобладающее мнение о главенстве подводных сил в войне на море.. ну не могут же подводники просто так смирится скажем с тем что решающую роль в войне на море будет играть та же авиация..
Цитата
Авиация всегда во флоте была на вторых ролях.
Абсолютно правильно..! Но всё же в самом конце существования СССР всё же на мой взгляд пришло понимание недооценки роли морской авиации в том числе и палубной..
Цитата
нельзя из подводного флота делать универсальное средство на все случаи жизни, особенно для борьбы с БНК. Это дело авиации.
Я бы сказал так.. Это дело всей совокупности разнородных сил флота в которых авиация будет играть главную роль..
Цитата
. Назначить авиаторов вместо всех всех флотских начальников (особенно из морской авиации).
Ну может и не всех.. Но по крайней мере многих..
Цитата
комплектовать(назначать) командирами кораблей морских летчиков
А вот это уже пожалуй другая крайность.. всё же лётчики пустьдаже морские не смогут эффективно управлять такими объектами как военные кораблит.. Это дело моряков.. Пожалуй можно назначать их командирами авианосцев как Вы предложили.. Но для этого нужно опять же начать хотя бы строить эти авианосцы..
+1
Сообщить
№0
05.02.2013 17:02
Восход

Возможно, если бы удалось решить проблему защиты этих объектов от ВТО, то перезарядка не являлась бы такой большой проблемой, даже в условиях ограниченного ядерного конфликта.

Время перезарядки ракетных боекомплектов ПЛАРК таково что те вряд ли бы успели осуществить повторный ракетный залп в рамках ограниченного конфликта. Грубо говоря еще до момента повторного выхода на позицию или война бы уже закончилась, или переросла бы в полномасштабную термоядерную. А вот группировки МРА за это время оценочно успели бы нанести несколько повторных массированных ударов.

МРА по сравнению с АПРК обладает меньшей скрытностью

Эту проблему должна решить разработка малозаметного ПАК ДА.

Отечественные ПЛ как минимум десятикратно уступают подводному флоту противника и рассматривать весь блок НАТО, то соотношение еще печальнее).

С учетом ДЭПЛ/НАПЛ (являющихся опаснейшим противниками ПЛА в прибрежных мелководных районах) на сегодня мы по численности многоцелевых ПЛ близки к ВМС США. С учетом того что далеко не все ПЛ США и НАТО могут быть развернуты в передовых районах у морских границ России, численный паритет по ПЛ сторон развернутым в этих районах к началу боевых действий вполне достижим. Было бы желание.
0
Сообщить
№0
05.02.2013 17:49
АлександрА
Цитата
А вот группировки МРА за это время оценочно успели бы нанести несколько повторных массированных ударов.
МРА конечно очень серьёзная сила но она так же не всесильна.. Например в случае крупномасштабной войны на море ей так же будет противостоять авиация противника в том числе и палубная.. соответственно она нуждается вприкрытии своей истребительной авиации иначе её боевая эффективность будет так же крайне низкой..
0
Сообщить
№0
05.02.2013 20:55
Игорь

""Помимо бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-22М0, Ту-22М1, Ту-22М2 и Ту-22М3, ОКБ подготовило несколько целевых проектов модификаций базовой конструкции: в опытном экземпляре был построен самолет – постановщик помех Ту-22МП, прорабатывался проект дальнего истребителя - «рейдера» Ту-22ДП, в 1980-е гг. велись работы над разведывательной модификацией самолета Ту-22М3 – самолетом-разведчиком Ту-22МР.

B-1R - концепт, видеоролик.

"Boeing. The director of global strike integration, Rich Parke, noted that his company had submitted six proposals. These included a Prompt Global Strike Missile using decommissioned ICBMs; an X-45D direct-attack unmanned combat air vehicle with increased range and payload; a blended wing body arsenal ship aircraft that could hold 96 cruise missiles; and a “B-1R” bomber. Parke said the B-1R (R stands for “regional”) would be a Lancer with advanced radars, air-to-air missiles, and F/A-22 engines. Its new top speed—Mach 2.2—would be purchased at the price of a 20 percent reduction of the B-1B’s combat range."

У нас есть всё необходимое для того чтобы превратить Ту-22М3М в аналог R-1R, в том числе ракеты "воздух-воздух" значительно более дальнобойные чем показанные в ролике AIM-120D.
+1
Сообщить
№0
05.02.2013 21:02
АлександрА
В советское время был такой тяжёлый перехватчик Ту-128.. хороший и мощный самолёт но всё же его сняли с вооружения.. И вообще самолёты такого типа просто не могут эффективно воевать с современными например палубными самолётами потенциального противника просто по причине того что у них очень недостаточная манёвреность что так же немаловажно в современном воздушном бою..
0
Сообщить
№0
05.02.2013 21:49
Игорь

Свежий концепт истребителя 6-го поколения от Boeing. Примечательно что это не маневренная машина.

"Прямолетающий" по причине верхних воздухозаборников доминатор оснащен "смотрящей вниз" АФАР, вероятно обновленная версия станции того же F-22, двумя ёмкими отсеками нагрузки длинной 7.5 метров и большими внутренними объёмами позволяющими разместить баки с 10 - 12 тоннами топлива. Дальность полёта без подвесных баков оценивается в 3300 км."

Маневренность устаревает. Бессмысленно вступать в ближний маневренный воздушный бой если противника можно уничтожить издали, не входя в зону его обнаружения и радиус досягаемости его оружия.
+2
Сообщить
№0
05.02.2013 22:00
АлександрА
Цитата
Маневренность устаревает. Бессмысленно вступать в ближний маневренный воздушный бой если противника можно уничтожить издали, не входя в зону его обнаружения и радиус досягаемости его оружия.
Всё это так.. НО..! Ракетам большой дальности нужно больше времени для подлётак цели и соответственно более манёвренная цель может просто используя это преимущество увернуться от атаки.. так что как мне кажется отказ от высокой манёвренности это по крайней мере заблуждение.. И кроме того есть ещё средства РЭБ, которые так же совершенствуются быстрыми темпами..
0
Сообщить
№0
05.02.2013 22:53
С увеличением дальности и скорости ПКР доминантой по отношению к надводным кораблям противника станут береговые комплексы. Их гораздо удобней и быстрей перезарядить :-) Уже сейчас дальность за 500 км для сверхзвуковых и за 3000 км для комбинированных, практически, гарантируют полную нейтрализацию надводных сил вероятных партнёров. Нам крайне важно нарастить мощность залпа или число пусковых (хотя бы - до 500 на флот), а также время перезаряжания и нового целеуказания. В этой связи основными задачами наших ПЛ станут охрана наших лодок с БР, охрана соединений в дальней морской зоне, а также - охрана рубежей с береговыми комплексами. Нужны многоцелевые ПЛ, как с атомной ЭУ (Ясени, но их много не построить), так и с ВНЭУ - это наш шанс...
И нужно очень хитрое минное вооружение, с элементами искусственного интеллекта...
0
Сообщить
№0
05.02.2013 23:27
Тектор
Цитата
Уже сейчас дальность за 500 км для сверхзвуковых и за 3000 км для комбинированных, практически, гарантируют полную нейтрализацию надводных сил вероятных партнёров
В настоящее время сверхзвуковых ПКР с дальностью стрельбы свыше 500км в российском ВМФ не так много.. А ПКР сдальностью стрельбы за 3000км вообще не существует в мире.. кроме тього даже если их создадут то возникает сложная задача обеспечения целеуказания для стрельбы на такие дальности.. вот например.. в советском ВМФ для этого существовала морская космическая система разведки и целеуказания "Легенда" которой сейчас уже к сожалению нет.. а так же были дваа авиаполка специальных самолётов разведки и целеуказания Ту-95РЦ один из которых базировался на Северном флоте второй на Тихоокеанском.. Но в 92м году оба этих авиаполка были так же расформированы а самолёты утилизированы как морально устаревшие и технически изношенные..
0
Сообщить
№0
06.02.2013 00:41
Игорь

"НО..! Ракетам большой дальности нужно больше времени для подлётак цели и соответственно более манёвренная цель может просто используя это преимущество увернуться от атаки..."

Маневренность пилотируемой цели ограничена возможностями человеческого организма её пилота (экипажа).

РВВ-БД Дальность действия - около 300 км (вариант для ВВС России) Перегрузка поражаемых целей - до 8g Маневрировать с перегрузкой более 8 единиц пилотируемые цели   как правило не могут. Максимальная эксплуатационная перегрузка того же F/A-18E -  7,6 g.

И кроме того есть ещё средства РЭБ, которые так же совершенствуются быстрыми темпами..

Возможности бортовых станций индивидуальной защиты тактических истребителей всё же достаточно ограничены. Массированный авиационно-ракетный удар по корабельному соединению подразумевает превосходство атакующей стороны в численности. Если против воздушного патруля из одного E-2D и двух пар F/A-18E окажутся двадцать сверхзвуковых ракетоносцев несущих кроме оперативно-тактических противокорабельных ракет ещё и УР "воздух-воздух" большой дальности - участь такого воздушного патруля предрешена, станции индивидуальной защиты просто не справятся с одновременной постановкой помех такому количеству БРЛС и ГСН атакующих ракет.

Как было в своё время сформулировано: "Один на один - это рыцарство. Десять на одного - это Победа!"

Преимущество МРА над всеми другими носителями оперативно-тактических ПКР в возможности максимального массирования, скоординированности, и быстрой "перезарядке". Только МРА была способна обеспечить ракетный залп который гарантированно перенасыщал ПРО авианосного соединения и могла нанести несколько массированных ударов подряд без оперативных пауз между ними для последовательного разгрома авианосного флота противника по частям:

"Исследования проводились как по определению потребных нарядов ПКР для нанесения эффективного удара по одной американской авианосной многоцелевой группе (АМГ), так и по определению сравнительных затрат на различные варианты развития ВМФ СССР. Выяснилось, что для поражения одной АМГ с ее насыщенной противовоздушной обороной при ведении обычных боевых действий без применения ядерного оружия необходимо от 100 до 150 ракет оперативного назначения (ОН) в залпе с дальностью стрельбы около 500 километров и боевой частью мощностью 500–750 килограммов тротилового эквивалента (ТНТ). Однако в боеготовом состоянии ВМС США поддерживали в середине 80-х годов до 12 авианосных групп, для атаки которых требовалось большое количество носителей ПКР ОН."

Представить себе скоординированный ракетный залп четырех лодок 949-го проекта практически невозможно. Скоординированный воздушный удар трех полков Ту-22М - вполне.
0
Сообщить
№0
06.02.2013 02:05
8  АлександрА
Цитата
далеко не все ПЛ США и НАТО могут быть развернуты в передовых районах у морских границ России
Почему?

Цитата
Свежий концепт истребителя 6-го поколения от Boeing. Примечательно что это не маневренная машина.
Непохож на истребитель, это скорее дозвуковой аппарат, заточенный под задачи В-З. А вот концепт от Lockheed вполне себе скоростной и маневренный.

Цитата
Представить себе скоординированный ракетный залп четырех лодок 949-го проекта практически невозможно. Скоординированный воздушный удар трех полков Ту-22М - вполне.
Теоретически ...одна переоборудованная АПЛ Огайо несет 154 ракеты. Как раз хватает.
0
Сообщить
№0
06.02.2013 12:30
Цитата
в советском ВМФ для этого существовала морская космическая система разведки и целеуказания "Легенда" которой сейчас уже к сожалению нет..

Про Лиану говорят, что там все гораздо круче - спутники куда более эффективны, группировка сокращается в разы, ЯЭУ вроде даже не нужна.

Так что вопрос с целеуказанием, похоже, решается.
+1
Сообщить
№0
06.02.2013 23:36
BorSch

далеко не все ПЛ США и НАТО могут быть развернуты в передовых районах у морских границ России

Потому что лодки не могут постоянно находится в море. "Интенсивность эксплуатации ПЛА характеризуется значением их КОН (Коэффициентом оперативного напряжения), показывающим долю времени эксплуатации ПЛ по её прямому назначению (выходы на боевое дежурство и межпоходовые ремонты). Средний КОН ПЛА США за время их службы составляет 0,65–0,74.  Среднегодовая суммарная продолжительность межпоходовых периодов ПЛА составляет 100-120 суток.  За срок службы (20-30 лет, в зависимости от поколения) они выполняют в течение года в среднем 4 выхода на боевую службу, что в целом занимает около 240 суток в год.  Межпоходовые периоды ПЛА доведёны до 25 суток." Потому что переход ПЛА из пунктов постоянного базирования в передовые районы (в частности у границ России) и обратно занимает время, потому что  не все районы боевого предназначения находятся у границ России, есть ещё Китай, Ближний и Средний Восток и т.д. Если ВМС США очень, очень, очень сильно напрягутся оценочно они на короткий срок смогут подтянуть в акватории у границ России половину имеющихся у них ПЛА, т.е. в ближайшей перспективе не более 24 единиц.

Непохож на истребитель, это скорее дозвуковой аппарат, заточенный под задачи В-З.

Это сверхзвуковой аппарат. Дозвуковому не нужен корневой наплыв такой стреловидности. Просто это не маневренный аппарат, потому что при попытке маневрирования со сколь нибудь значительным углом атаки (т.е. попытке энергичного маневрирования) верхние воздухозаборники будут затеняться этим самым наплывом с соответствующими отрицательными последствиями для двигателей. Опыт учебных воздушных боев F-22A с истребителями 4-го поколения продемонстрировал что ближний маневренный воздушный бой отмирает, малозаметному F-22A оказалось не выгодно втягиваться в маневренный воздушный с другими истребителями где он теряет свои преимущества. Малозаметность и высокие скоростные (крейсерский сверхзвук) а так же разгонные характеристики  позволяют F-22A удерживать выгодную для него дистанцию боя. Широкое внедрение ракет "воздух-воздух" большой дальности  приведёт к тому что дистанции воздушных боев будут только увеличиваться. Неманевренный  (но малозаметный, скоростной и "дальнобойный") истребитель 6-го поколения - это революционно. Попытка сохранить для истребителя 6-го поколения маневренность на уровне истребителей 4-го и 5-го поколения в условиях когда процент ближних маневренных боев стремиться к нулю, это консервативный, костный подход. Такая попытка ухудшает ключевые параметры малозаметности, скорости и дальности.

Теоретически ...одна переоборудованная АПЛ Огайо несет 154 ракеты. Как раз хватает.

Это ракеты "не той системы". После массового внедрения загоризонтной ЗУР большой дальности SM-6 Система ПРО американской АУГ сможет "прожевывать" поток пусть маловысотных но дозвуковых ракет практически до полного исчерпания боезапаса ЗУР, а такового боезапаса хватить на то чтобы перехватить даже 154 дозвуковые ракеты, и ещё останется.

К слову в новой структуре американских ВМС места для ПЛАРК "Огайо" не оставлено, эти лодки планируется сократить.

http://prokhor-tebin.livejournal.com/362156.html
+1
Сообщить
№0
07.02.2013 01:03
АлександрА
Цитата
После массового внедрения загоризонтной ЗУР большой дальности SM-6 Система ПРО американской АУГ сможет "прожевывать" поток пусть маловысотных но дозвуковых ракет практически до полного исчерпания боезапаса ЗУР, а такового боезапаса хватить на то чтобы перехватить даже 154 дозвуковые ракеты, и ещё останется
Вообщето ракеты SM-6 предназначены недля стрельбы по маловысотным целям а для пе6рехвата баллистических ракет оперативно-тактических и БР средней дальности.. Вроде както так..
0
Сообщить
№0
07.02.2013 13:35
Игорь

Вообщето ракеты SM-6 предназначены недля стрельбы по маловысотным целям а для пе6рехвата баллистических ракет оперативно-тактических и БР средней дальности.. Вроде както так..

"Как сегодня сообщает сайт spacewar.com, 5 сентября 2008 г. ВМС США провели второе испытание ЗУР  SM-6 с загоризонтным наведением.

Используя недавно разработанную активную систему самонаведения, ракета перехватила воздушную мишень BQM-74. Как заявил директор программы SM-6 корпорации Raytheon Луи Монкада (Louis Moncada), «эта ракета разработана на базе ЗУР Standard и оснащена активной системой самонаведения, созданной на базе активной ГСН авиационной ракеты средней дальности AIM-120 AMRAAM». Он также заявил, что испытание продемонстрировало возможность ракеты перехватывать низколетящие цели.

SM-6 является новейшей системой ПВО и способна перехватывать самолеты, БПЛА и крылатые ракеты на загоризонтных дальностях. Способности загоризонтного наведения позволяют уничтожать цели, находящиеся за пределами обнаружения корабельных РЛС.


«Программа SM-6 финансируется из бюджета и находится в списке приоритетных программ разработки перспективных вооружений», заявил Кирк Джонсон (Johnson), руководитель военно-морской программы Standard. «Ракета, разработанная на базе ЗУР Standard-2 Block 2A и оснащенная активной ГСН от УР AMRAAM имеет впечатляющие перспективы», добавил он.

По информации сайта designation-system.net, зенитная ракета SM-6 (RIM-174 ERAM) имеет длину 6,55 м, диаметр 0,34 м, размах крыльев 1,57 м, массу 1500 кг, скорость 3,5М и способна поражать цели на высотах до 33 км и дальности 240 км."


Для борьбы с баллистическими целями предназначены ЗУР SM-3 разных модификаций.
0
Сообщить
№0
07.02.2013 13:59
Ну и как осуществляется загоризонтное наведение? ДРЛО подсветит?
0
Сообщить
№0
07.02.2013 14:37
mikhalich

Ну и как осуществляется загоризонтное наведение? ДРЛО подсветит?

На среднем участке траектории коррекция посредством новейшего палубного самолёта ДРЛО E-2D на котором устанавливается оборудование CEC (Cooperative Engagement Capability), или с помощью новейшей наземной аэростатной системы  JLENS с тем же оборудованием. На конечном участке активное самонаведение.
0
Сообщить
№0
07.02.2013 17:27
АлександрА
на пост 23.
таким образом ничего нового.. Палубные самолёты ДРЛО и/или аэростаты аналогичного назначения.. Ещё в Советском Союзе были на вооружении авиации ВМФ 2авиаполка специализированных самолётов Ту-95РЦ с комплексом аппаратуры "Успех-У".. Аналогичного назначения.. Вопрос втом что при господстве в воздухе авиации противника в том числе и палубного базирования такие смолёты в случае реальных боевых действий будут уничтожаться противником в первую очередь.. Но американцам такое не грозит так как их авиация в том числе и палубная прочно удерживает господство в воздухе..
0
Сообщить
№0
07.02.2013 22:00
на 15 Игорь> "В настоящее время сверхзвуковых ПКР с дальностью стрельбы свыше 500км в российском ВМФ не так много.. А ПКР сдальностью стрельбы за 3000км вообще не существует в мире.." Ну в мире может и не существует, а в РФ вполне могут быть. Например, чем Искандер и Искандер-К с Р-500 не ПротивоКорабельные комплексы? У Искандера есть один нюансик: у него очень тяжёлая боевая часть... Если её сократить раза в 3, то высвободившейся массы как раз хватит на полномерную вторую ступень... Получим сверхзвуковую ракету прилично за 1000 км дальности. Ну а у Р-500 пока неизвестная дальность, но она за 2000 км, если верить слухам...
0
Сообщить
№0
07.02.2013 22:28
Игорь

Выше я писал что существенным недостатком советской МРА было то что при встрече с перехватчиками противника она могла только "убегать", и не имела возможности огрызнуться (Ту-95РЦ не могли даже "убежать"). Работы по дальним истребителям "рейдерам" Ту-22ДП и Ту-160ПП развития не получили. Сегодня можно оснастить дальний ракетоносец берегового базирования многофункциональной (в том числе с режимами "воздух-воздух") БРЛС и УР "воздух-воздух" большой дальности, а это переворот в тактике его боевого применения.
0
Сообщить
№0
15.02.2013 23:36
19  АлександрА
Спасибо за развернутый комментарий.
По поводу перспективной тактики применения истребителей -  обменяемся мнениями в профильной ветке )
А вот что касается  ракеты "не той системы" - я ж написал - теоретически. То есть, исходя из "стримлайновой" модульности ракетных ПУ и систем наведения, вполне возможно переоборудовать подводный ракетоносец в грозный ударный ПКР комплекс, благо подходящие ударные системы имеются (БраМос/Оникс), да и подходящие АПЛ имеются (Ясень).
Цитата
в новой структуре американских ВМС места для ПЛАРК "Огайо" не оставлено, эти лодки планируется сократить.
Хрен редьки не слаще, никогда пока еще, емнип, ВМС США не шли на сознательное "урезание" уже имеющихся ударных возможностей...
0
Сообщить
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 24.10 01:34
  • 27
Нет системы: почему турецкие беспилотники поражают "Панцири"
  • 24.10 01:28
  • 115
Су-34 меняет профессию: экипажи бомбардировщиков научат сбивать самолёты
  • 23.10 20:57
  • 2
Сбер обучил GPT-3 на 600 гигабайтах русских текстов
  • 23.10 19:52
  • 2
Новейший пулемет РПЛ-20 показали на видео во всех подробностях
  • 23.10 19:22
  • 8
Роскосмос планирует к 2025 г. обеспечить независимость космической деятельности от импорта
  • 23.10 19:21
  • 2
Рой боевых дронов уничтожили огнем "Торов" и зенитных пушек в Китае
  • 23.10 19:02
  • 108
В России признали невозможным производство советского «Метеорита»
  • 23.10 15:06
  • 87
Пуск гиперзвуковой ракеты "Циркон" впервые показали на видео
  • 23.10 14:01
  • 18
В Минобороны России представили результаты работы Комиссии по инновационным проектам и технологиям
  • 23.10 13:39
  • 62
Танки «хоронить» рано: как в США оценили конфликт в Карабахе
  • 23.10 13:10
  • 12
Haber7 (Турция): турецкие БПЛА побудили русских к активным действиям. Разрабатывают новое оружие...
  • 23.10 12:13
  • 54
Российским «Стерегущим» предрекли потопление
  • 23.10 10:55
  • 5
С прицелом на Москву: США разместят ядерные ракеты в Европе
  • 23.10 10:51
  • 2
Путин заявил, что никаких решений о сокращениях в армии не планируется
  • 23.10 10:10
  • 63
Коронавирус поразил китайские ракеты