Войти

"Живи и давай жить другим". В Китае раскрыли свое видение миропорядка

1049
0
0
Прилет председателя КНР Си Цзиньпина в Москву
Прилет председателя КНР Си Цзиньпина в Москву.
Источник изображения: © РИА Новости Илья Питалев

Китай все активнее бросает вызов Америке, сообщает CNN. Пекин доказал эффективность своей модели управления, сыгравшей положительную роль в стимулировании мировой экономики — в отличие от США, провоцирующих войны и финансовый кризис и сталкивающихся с внутренними проблемами.

Симона Маккарти

У Си Цзиньпина есть план относительно того, как должен работать мир, и спустя год после начала меняющего традиции третьего срока на посту лидера КНР он все активнее бросает вызов глобальному лидерству Америки и ставит во главу угла собственное видение. Эта претензия снова попала в центр внимания в прошлом месяце, когда в сопровождении президента России Владимира Путина, генерального секретаря ООН Антонио Гутерриша и примерно двух десятков высокопоставленных лиц со всего мира Си Цзиньпин провозгласил Китай единственной страной, способной справиться с вызовами XXI века. “В настоящее время изменения в мире, изменения во времени и изменения в истории разворачиваются беспрецедентным образом”, — сказал Си Цзиньпин присутствующим на форуме "Один пояс — один путь". Китай, по его словам, будет неустанно работать по линии усовершенствования других стран и построения “общего будущего для всего человечества”.

Видение Си Цзиньпина, хоть и облеченное в абстрактные формулировки, отражает растущее стремление Коммунистической партии Китая (КПК) изменить международную систему, которую она считает несправедливо благоприятствующей Соединенным Штатам с союзниками. На фоне их тенденции считать Пекин напористым и авторитарным соперником он пришел к убеждению, что пришло время изменить эту систему и глобальный баланс сил, чтобы обеспечить подъем Китая и свести на нет попытки противостоять ему.

В последние месяцы Пекин, стремясь заручиться поддержкой всего мира, продвигает альтернативную модель посредством объемных политических документов и новых “глобальных инициатив”, а также выступлений, дипломатических встреч, форумов и международных собраний, больших и малых. У многих наблюдателей эта кампания вызывает обеспокоенность: мир, построенный по правилам Пекина, может сделать черты его жесткого автократического правления — слежка, цензура и политические репрессии — общепринятой мировой практикой.

Но амбиции Китая имеют место на фоне сомнений относительно глобального лидерства США ввиду их войн за рубежом, нестабильной внешней политики и глубокой политической поляризации. Между тем, такие насущные проблемы, как изменение климата, российско-украинский конфликт и нападение Израиля на Газу, обостряют дискуссию о правильности западной реакции на происходящее. При этом страны развивающегося мира давно призывают к созданию такой международной системы, в которой имели бы более выраженное право голоса. Многие из них за время правления Си Цзиньпина значительно укрепили экономические связи с КНР, включая десятилетнюю кампанию по созданию той самой глобальной инфраструктуры стоимостью до одного триллиона долларов, в честь которой в китайской столице и прошел форум с участием мировых лидеров.

Еще неизвестно, многим ли придется по нраву будущее на основе мировоззрения Китая, но явное стремление председателя Си усилить позиции в период неослабевающей напряженности в отношениях с Вашингтоном явно взвинчивает ставки в рамках этого соперничества. И как ясно показывает неиссякаемая процессия посещающих Пекин лидеров, в том числе для октябрьской встречи с Си Цзиньпином, пока одни относятся к установленному автократическим Китаем миропорядку скептически, другие внимательно слушают и мотают на ус.

"Общее будущее"

Политический документ объемом более 13 тысяч слов, опубликованный Пекином в сентябре, излагает его видение в области глобального управления и определяет источники текущих глобальных вызовов. Там сказано, что “гегемонистские, оскорбительные и агрессивные действия одних стран против других <…> наносят огромный ущерб” и ставят под угрозу глобальную безопасность и развитие. В контексте “глобального сообщества общего будущего” Си Цзиньпин видит приоритетами экономическое развитие и стабильность, при которых страны относятся друг к другу как к равным и работают вместе ради “общего процветания”. Такое будущее также освободит их от “блоковой политики”, идеологической конкуренции и военных союзов, а также от ответственности за отстаивание “универсальных ценностей“, определенных горсткой западных стран.

“Как говорят китайцы, "живи и давай жить другим". Вам может не нравиться внутренняя политика России, может не нравиться китайский политический режим, но во имя безопасности вам придется предоставить им пространство для выживания и процветания”, — заявил Директор китайской программы аналитического центра Центра Стимсона в Вашингтоне Юн Сун (Yun Sun). Это видение нашло воплощение в трех новых “глобальных инициативах” Си Цзиньпина за последние два года, центральными моментами которых являются развитие, безопасность и цивилизация.

Данные инициативы перекликаются с некоторыми давними тезисами Пекина, практически лишены деталей и наполнены риторикой. Но в совокупности, по мнению аналитиков, они доказывают, что возглавляемая США система уже не подходит для нынешней эпохи, и сигнализируют о согласованных усилиях по изменению порядка, возникшего после Второй мировой войны, отстаиваемого Вашингтоном и другими западными демократиями. Нынешние международные рамки разрабатывались для обеспечения — как минимум в теории — того, что правительства, несмотря на власть над своими странами, также разделяют правила и принципы обеспечения мира и соблюдения основных политических и общечеловеческих прав. Китай извлек выгоду из этого порядка, укрепив экономику за счет кредитов Всемирного банка и расширив возможности в рамках ВТО, вступление в которую Вашингтон поддержал в 2001 году в надежде, что это поможет либерализации коммунистической страны. Чуть более 20 лет спустя Пекину это надоело.

США с союзниками с опаской наблюдают за тем, как Пекин становится не только экономически конкурентоспособным, но и все более напористым в Южно-Китайском море и за его пределами, а в контексте внутренней политики — более репрессивным и авторитарным. Это толкает Вашингтон к усилиям по ограничению доступа Китая к чувствительным технологиям и введению экономических санкций, которые Пекин считает откровенным подавлением и сдерживанием. США и другие страны осуждают его за запугивание самоуправляющейся демократии в лице Тайваня и хотят привлечь к ответственности за нарушения прав человека в Тибете, Гонконге и Синьцзяне, последнее из которых, по словам ООН, можно приравнять к “преступлениям против человечности”. Пекин подобные обвинения отрицает.

В ответ Си Цзиньпин активизирует давние усилия по подрыву концепции универсальных прав человека. “У разных цивилизаций всегда были разные представления об общечеловеческих ценностях”, — заявил Си Цзиньпин лидерам политических партий и организаций из 150 стран в марте этого года, когда запускал китайскую “Инициативу глобальной цивилизации”. Подразумевалось, что, если бы повестку дня определял Китай, никто не стал бы “навязывать другим свои ценности и модели поведения”.

В основе этого лежит довод Пекина о том, что усилия правительств по улучшению экономического положения граждан приравниваются к соблюдению их прав даже в отсутствие свободы высказываться против собственных лидеров. Также здесь прослеживается связь с тем, что наблюдатели называют растущим доверием китайских лидеров к собственной модели управления, которая, по их мнению, сыграла действительно положительную роль в стимулировании мирового экономического роста и сокращении бедности — в отличие от США, которые развязывают войны, провоцируют глобальный финансовый кризис и постоянно сталкиваются с внутриполитическими проблемами.

“Все это заставляет Китай думать, что Америка быстро приходит в упадок”, — заявил внешнеполитический аналитик из Шанхая Шэнь Динли (Shen Dingli). По его словам, это подпитывает стремление Си Цзиньпина перестроить существующий миропорядок, а не разрушать его. Пекин, добавил Шэнь, считает, что США лишь “на словах поддерживают” либеральный порядок, чтобы навредить другим. “Китай задается вопросом, кто более склонен к миру, а кто — менее способен руководить миром? Это укрепляет самовосприятие Китая, равно как и идею о том, что мы должны стремиться к еще большему величию и показать миру, что пришло наше время”, — подчеркнул он.

Кто же слушает?

Для сильных лидеров и автократических правительств видение Си Цзиньпина имеет очевидную привлекательность. И хотя на Западе избегают Путина, обвиняемого в военных преступлениях и продолжающего боевые действия на Украине, и лидеров афганского движения "Талибан"*, Си Цзиньпин приглашал на форум в Пекин и их. Всего несколькими неделями ранее на Азиатских играх в Ханчжоу чествовали обвиняемого в применении химического оружия против собственного народа сирийского диктатора Башара Асада — он прибыл туда на арендованном Китаем самолете и посетил знаменитый буддийский храм. В китайском издании Global Times Асада назвали лидером “истерзанной войной страны, пользующимся уважением в Китае, несмотря на западную изоляцию”, что дает представление о зазеркальных сценариях, которые могут стать нормой в случае широкого распространения мировоззрения Си Цзиньпина.

Но более глубокий довод Пекина о чрезмерной глобальной власти в руках горстки богатых западных стран находит отклик у более широкого круга правительств, а не только у конфликтующих с Западом. Эти опасения стали как никогда актуальны в последние недели, когда внимание всего мира оказалось приковано к безжалостному нападению Израиля на Газу после атаки ХАМАС на ее территорию 7 октября. США не поддерживают немедленное гуманитарное перемирие, и многие страны рассматривают их поддержку Израиля как карт-бланш на дальнейшие ответные действия, несмотря на колоссальные жертвы среди гражданского населения.

В последние годы даже ряд стран из числа тех, кто десятилетиями поддерживал тесные партнерские отношения с США, сблизились с Китаем и его видением. “Пакистан разделяет мнение китайского лидера Си Цзиньпина о том, что наступает новая глобальная эра, характеризующаяся многополярностью и отходом от доминирования Запада”, — заявил Али Сарвар Накви (Ali Sarwar Naqvi), бывший посол Пакистана, а ныне исполнительный директор Центра международных стратегических исследований в Исламабаде.

Но многие правительства по-прежнему настороженно относятся к его политике и амбициям, а также опасаются встать по другую от Запада сторону баррикад. “Мы поддерживаем открытые отношения со всеми странами”, — заявил в кулуарах форума "Один пояс — один путь" премьер-министр Папуа-Новой Гвинеи Джеймс Марапе (James Marape) после произнесения речи с призывом к наращиванию инвестиций в зеленую энергетику своей страны в рамках возглавляемой Китаем инициативы. “Мы связаны и с Западом, и с Востоком… Мы движемся по прямой и не ставим под угрозу дружбу с кем-либо”, — отметил он.

И хотя другие, возможно, готовы поддержать Китай в призыве к созданию более представительной международной системы, возникает вопрос относительно того, как именно все будет происходить под руководством Пекина. “Китай может рассчитывать на то, что Бразилия будет денно и нощно говорить о роли многосторонности и пересмотре глобального управления... однако есть одно важное "но"", — говорит Рубенс Дуарте (Rubens Duarte), координатор бразильского исследовательского центра международных отношений LABMUNDO. Он ссылается на вопросы, распространенные в ряде стран, включая Бразилию, о том, почему Китай отстаивает концепции, которые на Глобальном Юге продвигали в течение 70 лет, и заявляет о них как о собственных. “Китай действительно пытается продвигать многополярность или просто хочет подменить мировое влияние США?” — вопрошает он.

Рост амбиций

Китай десятилетиями выстраивает международное влияние на основе экономического, используя собственную стремительную трансформацию из обнищалой страны во вторую по величине экономику мира в качестве модели, которой можно поделиться с развивающимся миром. Именно в этом ключе Си Цзиньпин запустил в 2013 году флагманскую программу финансирования инициативы “Один пояс — один путь”, приблизив к себе десятки стран-заемщиков, расширив международное присутствие Китая, пообещав "омолодить" нацию и наделить ее глобальной мощью и уважением.

“Традиционное (внешнеполитическое) мышление Китая делало значительный акцент на экономическом потенциале в основе всего остального. Становясь экономической державой, вы также естественным образом приобретаете большее политическое влияние, мягкую силу и так далее — все остальное будет соответствовать”, — сказал Тон Чжао (Tong Zhao), старший научный сотрудник аналитического центра “Фонд Карнеги за международный мир”** в Вашингтоне. Но поскольку экономический подъем Китая сопровождается геополитическими трениями с США и их союзниками, Пекин считает необходимым расширить свое видение, а также заняться решением геополитических проблем, добавил Чжао.

Конфликт на Украине лишь усиливает эту динамику. Ключевые экономические партнеры Китая в Европе укрепили связи с США и пересмотрели отношения с Пекином после того, как тот отказался осудить действия Кремля, а Вашингтон параллельно укрепил отношения с союзниками в Азии. Это “послужило тревожным сигналом для китайцев о том, что соперничество великих держав с Соединенными Штатами направлено в конечном счете на желание расположить к себе остальной мир”, — сказал Юн Сун из Центра Стимсона.

Затем, столкнувшись с ростом давления Запада и требованиями осудить Москву, Пекин воспользовался моментом и отстоял вместо этого собственную точку зрения на глобальную безопасность. Через два месяца после начала российской спецоперации на Украине Си Цзиньпин объявил об инициативе в сфере глобальной безопасности, заявив, что блоковая конфронтация и менталитет холодной войны разрушат рамки всеобщего мира. Это было очевидной отсылкой к НАТО, которую Москва с Пекином обвиняют в провоцировании конфликта на Украине.

Для Пекина слова Си Цзиньпина далеко не новы, но в последующие месяцы китайские дипломаты усилили пропаганду этой риторики и призвали Европу, США и Россию выстроить “устойчивую архитектуру европейской безопасности” с целью устранения “дефицита безопасности после окончания (украинского) кризиса”. Риторика, похоже, прижилась — президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва спустя несколько дней после весеннего визита в Китай призвал Вашингтон “прекратить поощрять конфронтацию”. Эксперты усмотрели в этом раскрытие целей Пекина, которые не связаны с созданием собственных альянсов и использованием военной мощи для обеспечения мира в нестабильных ситуациях, как это делают США. Скорее он ставит эту систему под сомнение, одновременно демонстрируя всем свое собственное, хоть и расплывчатое, видение обеспечения мира посредством диалога и “общих интересов” — очередная формулировка, опровергающая идею целесообразности противостояния стран на основе политических разногласий. “Когда страна одержима подавлением всех, кто придерживается иного мнения, то это чревато неизбежными конфликтами и войнами по всему миру”, — заявил генерал Чжан Юся на форуме по безопасности, прошедшем в прошлом месяце в китайской столице.

Пекин заявляет об успехе своей модели на примере посредничества в восстановлении связей между давними соперниками в лице Саудовской Аравии и Ирана. Также Китай направил посланника на Ближний Восток с обещанием “приложить активные усилия” для деэскалации — хотя в отчетах о его поездке не упоминалось об остановках в Израиле или Палестине. Тем не менее, риторика Си Цзиньпина не устраивает многих, кто считает Китай с его быстро модернизирующейся армией главным агрессором в Азии и ставит под сомнение его поддержку России в рамках конфронтации с Украиной.

Так, выступая в сентябре на CNN, министр обороны Филиппин Жилберто Теодоро-младший обвинил Китай в запугивании малых государств на фоне расширения контроля над спорными районами Южно-Китайского моря в нарушение постановления международного трибунала. “Если мы не дадим отпор, Китай будет приближаться к тому, что находится в пределах нашей суверенной юрисдикции, наших суверенных прав и нашей территории”, — сказал он.

Альтернативная архитектура

Усилиям Пекина по распространению собственного видения изменения миропорядка способствует обширная сеть международных организаций, региональных диалогов и форумов, которые он образует в последние десятилетия. По мнению экспертов, поддержка этих групп — и их позиционирование как альтернативных международным организациям Запада — также стала ключевой частью стратегии Си Цзиньпина по изменению глобального баланса сил.

Этим летом в роли платформы для продвижения Си Цзиньпином своего геополитического бренда выступили основанная Китаем и Россией Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и принявшая новых членов группа развивающихся экономик БРИКС. Страны должны “реформировать глобальное управление” и помешать другим “объединяться в эксклюзивные группы и выдавать собственные правила за международные нормы”, как сказал Си Цзиньпин лидерам Бразилии, России, Индии и Южной Африки после приглашения в блок Аргентины, Египта, Ирана, Эфиопии, Саудовской Аравии и ОАЭ в рамках первого расширения с 2010 года.

Несколько недель спустя он демонстративно пропустил саммит G20 в Нью-Дели, где присутствовали президент США Джо Байден и другие лидеры "Большой семерки". Но помимо ярких и громких событий в дипломатическом календаре Китая, его официальные лица также транслируют видение страны и ее новые инициативы в ходе региональных диалогов на министерском и более низком уровнях с коллегами из Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и Карибского бассейна, а также тематических форумов по безопасности, культуре и развитию с участием ученых и аналитических центров со всего мира.

До сих пор Китаю не составляло, по-видимому, особого труда заставить десятки стран хотя бы поверхностно поддерживать аспекты его видения. Министерство иностранных дел КНР ранее в этом году заявило, что одобрение и поддержку Инициативы по обеспечению глобальной безопасности выразили более 80 стран и организаций.

По данным Пекина, поддержку ориентированной на экономику Инициативы по глобальному развитию, запущенной в 2021 году для поддержки целей устойчивого развития ООН, оказывают около 70 стран. Это перекликается с давней стратегией Китая по обеспечению широкой поддержки своей позиции в противовес позиции западных стран в ООН и других международных организациях, где Пекин также добивается все более значимой роли.

Однако ключевым нерешенным вопросом остается то, ограничиваются ли амбиции Си Цзиньпина усилиями по доминированию в глобальном повествовании и изменению правил в пользу Китая или же он действительно хочет взять на себя роль господствующей мировой державы. Существует большой разрыв между китайской и американской мощью и военным потенциалом — и их возможностями повлиять на нездоровую экономику. На сегодняшний день, по словам экспертов, Китай делает акцент на изменении правил с целью подрыва доверия к Америке в плане вмешательства или привлечения других к ответственности за внутренние проблемы — будь то гражданские конфликты или нарушение прав человека.

Успех в этом деле может иметь воздействие на то, как мир отреагирует на любой будущий потенциальный шаг Китая для получения контроля над Тайванем, давно ставшим лакомой наживой для КПК. Но действия Китая в Азии, где его вооруженные силы становятся все напористее, с одновременным осуждением военного присутствия США наводят многих наблюдателей на мысль, что Пекин действительно надеется на доминирование в регионе. Они также поднимают вопрос о том, как более мощный в военном и экономическом отношении Китай поведет себя в глобальном масштабе, если никто не станет его сдерживать. Китай, однако, подобные амбиции всячески отрицает.

“Не существует железного закона, согласно которому растущая держава неизбежно будет стремиться к гегемонии, — заявил Пекин в сентябрьском программном документе. — Все, что мы делаем, делается с целью обеспечения лучшей жизни для нашего народа, одновременно создавая больше возможностей для развития всего мира”. Затем с явной отсылкой к пути развития США его авторы добавили: “Китай понимает урок истории — что гегемония предшествует упадку”.

*террористическая организация, запрещенная в России

**организация признана в России иностранным агентом

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ВПК.name
  • В новости упоминаются
Похожие новости
30.10.2023
Сирия стала частью Глобального Юга. Китай помог
23.10.2023
Доля продаж ВиВТ США на мировом экспортном рынке оружия в 2015-2022 гг. составила 40,1 проц.
18.04.2023
Запад стал для большинства стран "приятелем". Геополитика не будет прежней
14.07.2022
Страны БРИКС имеют подавляющее преимущество перед странами G7 на трех региональных рынках вооружений
22.10.2021
Рейтинг 10 регионов мира по фактическому объему экспорта ПВН в 2013-2020 гг. возглавляет Северная Америка
22.10.2021
Структура экспорта стран-поставщиков по фактическим поставкам ПВН по 10 регионам мира в 2013-2020 гг.
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 21.02 07:19
  • 59447
США отреагировали на начало российских военных маневров у границ Украины
  • 21.02 05:32
  • 53
"Алмаз-Антей" разработал дрон-конвертоплан "Настасья" для ретрансляции сигнала
  • 20.02 20:33
  • 2
Медведев подготовил доклад Путину об улучшении радиоэлектронной борьбы
  • 20.02 20:28
  • 2
Алан Лушников: «Человек с оружием – это не угроза, а защитник Родины!»
  • 20.02 20:28
  • 1
В правительстве одобрили проект о штрафах за невыполнение задач теробороны
  • 20.02 18:52
  • 413
Израиль "готовился не к той войне" — и оказался уязвим перед ХАМАС
  • 20.02 14:43
  • 0
Руководство Скандинавских стран в рамках предстоящих учений будет готовиться к войне с Россией
  • 20.02 12:09
  • 2
Сенатор США считает, что Украина должна пойти на территориальные уступки ради мира
  • 20.02 07:02
  • 2
Ответ на "В США назвали преимущества модернизированных Т-80БВМ"
  • 19.02 20:12
  • 1
Как Анналена Бербок и Светлана Тихановская статью написали
  • 19.02 10:38
  • 1
МО РФ возобновляет подготовку военных финансистов в профильных гражданских вузах
  • 17.02 14:47
  • 2
Ответ Сергею-82 в теме Что забыла нацгвардия США в Арктике
  • 17.02 01:11
  • 1
Куда и зачем спешит «Принц Уэльский»?
  • 16.02 20:37
  • 0
Ответ на "США и Дания заблокируют российский флот в Арктике"
  • 16.02 18:38
  • 1
В США назвали преимущества модернизированных Т-80БВМ