Войти

США упустили роль лидера. "Незаменимая супердержава" больше не нужна

1111
0
0
Президент США Джо Байден
Президент США Джо Байден.
Источник изображения: © AP Photo / Evan Vucci

США на Востоке сегодня больше теряют старых друзей и партнеров, чем приобретают новых, пишет The Economist. Арабы отменяют саммит с Байденом, Си Цзиньпин собирает в Пекине более двух десятков мировых лидеров. Мир уже прекрасно обходится без "незаменимой американской силы".

Через три дня после того, как орда боевиков ХАМАС массированным роем преодолела стену безопасности, отделявшую сектор Газа от Израиля, убив при этом более 1400 человек и похитив еще около 220, в восточное Средиземноморье прибыл американский авианосец "Джеральд Форд" (Gerald Ford) в сопровождении группировки военных кораблей США. Вторая авианосная ударная группа, возглавляемая американским авианосцем "Дуайт Эйзенхауэр" (Dwight Eisenhower), направилась на Ближний Восток, предположительно, чтобы приблизиться к Ирану. В регион перебрасываются авиация и системы ПВО, ведется подготовка войск.

Это поразительная демонстрация скорости и масштаба, с которыми Америка может развернуть военную мощь вдали от дома. Демонстрация силы посылает два сигнала. Ирану и его адептам: "Держитесь в стороне". Израилю: "Вы не одиноки". Американским силам все еще может быть приказано вступить в боевые действия на фоне признаков того, что война может распространиться по региону. Израиль готовится к наземной операции. Стычки на Западном берегу усиливаются. А перестрелки ракетами и артиллерией между Израилем и "Хезболлой", ливанским шиитским ополчением, союзным Ирану, предвещают возможное появление второго фронта.

Еще 22 октября Ллойд Остин (Lloyd Austin), министр обороны Америки, предупредил о "перспективе значительной эскалации" против американских сил. Тремя днями ранее американский военный корабль в Красном море сбил крылатые ракеты и беспилотники, нацеленные на Израиль и запущенные связанными с Ираном ополченцами-хуситами в Йемене. Американские базы в Ираке и Сирии также подвергаются атакам ракет и беспилотников, предположительно выпущенных другими иранскими вассалами. "Это самый опасный момент со времен холодной войны", — утверждает Мэтью Крениг (Matthew Kroenig) из Атлантического совета аналитического центра в Вашингтоне. — Если в дело вмешаются Иран и "Хезболла", Америка может почувствовать себя обязанной ответить. И не увидит ли Китай тогда возможность попытаться что-то предпринять против Тайваня?"

В таких обстоятельствах Джо Байден превращается в президента военного времени. Он не преувеличивал, когда в недавнем телеобращении сказал американцам, что мир находится на переломном этапе. Когда Америка попыталась помочь Украине противостоять российской военной спецоперации, многие задавались вопросом, есть ли у нее средства для сдерживания надвигающегося нападения Китая на Тайвань. Этот вопрос становится еще острее сейчас, когда Соединенные Штаты одновременно пытаются защитить еще и Израиль. По мнению Байдена, помогать друзьям не только возможно, но и необходимо. "Американское лидерство — это то, что объединяет мир, — заявил он. — Наши союзы с партнерами — это то, что обеспечивает нам, Америке, безопасность".

Тем не менее ученые спорят о том, превратился ли однополярный мир, в котором Америка господствовала на земном шаре после холодной войны, в биполярный, в котором Америке бросает вызов Китай, а не Советский Союз. И задаются вопросом, когда это произошло. И что если наш мир уже многополярный? Джозеф Най (Joseph Nye), известный ученый из Гарварда, характеризует национальную мощь в трех измерениях: военном, экономическом и в так называемой мягкой силе, то есть способности среди прочего заставлять других выполнять ваши приказы.

В военном отношении Америка остается колоссом. Но уже в плане экономики мир стал биполярным, чего никогда не было во время холодной войны: экономический рост Китая несколько уступает американскому по рыночным обменным курсам и превосходит его по паритету покупательной способности (хотя американцы в массе остаются намного богаче китайцев). Мягкую силу измерить сложнее. Но, вероятно, будет справедливо сказать, что мир стал более многополярным, говорит Крениг.

При этом на Ближнем Востоке Америка по-прежнему остается "незаменимой силой", которую когда-то рекламировала покойная Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright), бывший госсекретарь США. Это единственная страна, желающая и способная выступать посредником между региональными лидерами и направлять течение событий. Это подразумевает, помимо прочего, и открытие (пока еще недостаточного) гуманитарного коридора в Газе. "Телефон в Пекине не звонит. Телефон в Москве не звонит. А вот телефон в Вашингтоне буквально разрывается", — отмечает Иво Даалдер (Ivo Daalder), бывший представитель Америки в НАТО.

Однако этой воображаемой центральной роли Америки в регионе противостоит тот факт, что три арабских лидера — король Иордании Абдалла, президент Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси и палестинский президент Махмуд Аббас — холодно относятся к Байдену. Он должен был встретиться с ними в Аммане 18 октября после посещения Израиля, но днем ранее в результате ракетного удара по территории больницы в Газе погибли десятки, если не сотни палестинцев. Они утверждают, что это массовое убийство произошло в результате израильской атаки. Израиль же заявляет, что это результат ошибочного запуска палестинской ракеты. Байден, похоже, сразу наделил Израиль презумпцией невиновности (а позже уже более твердо заявил, что Тель-Авив не несет ответственности за трагедию). Арабские лидеры с ним не согласились. Они отменили саммит с Байденом после того, как Аббас объявил трехдневный траур и вернулся домой. И в тот момент Америка выглядела совсем не как "незаменимая держава".

Не то, с чего Байден должен был бы начать

Приоритетной задачей Байдена на посту президента было оживление американской экономики. Он позаимствовал протекционистское мышление своего предшественника Дональда Трампа и добавил большие дозы субсидий и государственной поддержки промышленности для продвижения среди прочего "зеленых" технологий и производства полупроводников. И как бы в благодарность американская экономика превзошла сейчас экономики своих богатых партнеров. Байден надеялся и на то, что такая политика уменьшит социальную и политическую поляризацию в стране. Он также надеялся, что его меры укрепят Америку в ее соперничестве с Китаем. Описывая эту эпоху как "эру конкуренции в условиях взаимозависимости", советник Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан говорит, что внешняя и внутренняя политика более взаимосвязаны, чем когда-либо. Например, в попытках США ограничить доступ Китая к передовым технологиям.

За рубежом Байден стремился оживить альянсы, которыми Трамп пренебрегал или даже угрожал разрушить. Он продлил Соглашение о новом СНВ с Россией, ограничивающее ядерное оружие большой дальности, в рамках своих усилий по установлению "стабильных, предсказуемых отношений" с российским лидером Владимиром Путиным.

Больше всего внешняя политика Байдена подразумевала минимизацию активности на Ближнем Востоке — в регионе, который поглощал энергию многих американских президентов. Он стремился положить конец "вечным войнам" в Ираке и Афганистане. Он пообещал восстановить ядерное соглашение с Ираном, которое Барак Обама подписал в 2015 году, а Дональд Трамп отказался от него в 2018-м, чтобы сдержать угрозу со стороны становящегося ядерным Ирана. Первоначально Байден заявлял, что к Саудовской Аравии следует относиться как к "изгою". Он вернулся к давней поддержке Америкой "решения о двух государствах", то есть создания палестинского государства рядом с Израилем, хотя приложил к этому совсем немного усилий.

Но для Байдена многое из всего этого пошло наперекосяк. Непредсказуемый Путин вошел на Украину, а обмен информацией в рамках нового СНВ приостановлен. Хаотичный уход Америки из Афганистана позволил Талибану* мгновенно вернуться к власти. Тем временем в Персидском заливе Китай сорвал аплодисменты за восстановление дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией, что, по-видимому, заполнило вакуум, образовавшийся из-за американского безразличия.

Смена фокуса

В июле прошлого года Байден прилетел в саудовский город Джидда, чтобы повидаться с наследным принцем Мухаммедом бен Салманом. Президенту не удалось убедить фактического правителя крупнейшего в мире экспортера нефти помочь снизить цены на нефть. Вместо этого Саудовская Аравия выбрала соглашение с Россией касательно снижения объемов производства нефти, чтобы поддерживать высокие цены на нее. Более того, Эр-Рияд установил очень высокую планку для нормализации отношений с Израилем, которых надеялся добиться Байден: уступки по палестинскому вопросу, соглашение о взаимной обороне с Америкой и запуск саудовской программы по обогащению урана в противовес иранской ядерной программе.

Вообще команда Байдена излишне часто прибегала к мягкому пренебрежению ближневосточными делами. "В регионе Ближнего Востока сегодня тише, чем за последние два десятилетия", — заявил Салливан всего за несколько дней до нападения ХАМАС на Израиль.

Союзники Америки по всему миру, особенно в Азии, задают два, казалось бы, противоречивых вопроса, говорит Кори Шейк (Kori Schake) из Американского института предпринимательства. Во-первых, будут ли американские ресурсы и внимание перенаправлены на Ближний Восток? Во-вторых, не утратит ли Америка твердость своей позиции в каком-то из этих кризисов? "Если мы допустим дестабилизацию безопасности Европы из-за российской спецоперации или позволим Израилю смириться с ужасной террористической атакой, то наши партнеры поверят, что нас не волнуют их проблемы", — утверждает она.

Надежность Америки как союзника основывается как на ее авторитете, так и на ее возможностях. Учитывая наличие у Соединенных Штатов множества альянсов, ученые уже давно обсуждают важность доверия партнеров к США: влияет ли неспособность выполнить обязательства перед одним союзником на обязательства перед другими? Например, отказ Вашингтона от войны во Вьетнаме не сильно повредил ее желанию защищать Западную Европу. Запад выиграл холодную войну.

В наши дни вопрос заключается в том, подорвал ли доверие к Соединенным Штатам их суматошный уход из Афганистана и побудил ли он Россию войти на Украину. Тод Уолтерс (Tod Wolters), бывший командующий силами НАТО, предположил в прошлом году, что бегство Америки из Афганистана было одним из таких факторов. Но Джейк Салливан настаивает на том, что фактически уход из Афганистана "улучшил наши стратегические возможности" по реагированию на украинский конфликт и угрозу Тайваню.

Что касается военного потенциала, то сегодня США должны поставлять оружие Украине, Тайваню, а теперь и Израилю. При этом возникают сомнения относительно того, сможет ли американская оборонная промышленность удовлетворить потребности этих стран так же, как и свои собственные. В принципе Вашингтон отправляет трем этим партнерам разное оружие, но некоторые их потребности совпадают. Например, в американских поставках не хватает 155-миллиметровых артиллерийских снарядов, и, как сообщается, Америка перенаправила партию, предназначенную для Украины, в Израиль. Боевые действия на Украине показали, что крупные межгосударственные конфликты потребляют огромное количество боеприпасов. Военные игры позволяют предположить, что в битве за Тайвань у Америки быстро закончатся противокорабельные ракеты большой дальности, которые были бы наиболее полезны при отражении китайского вторжения на остров.

Такие проблемы можно решить, затратив необходимые время и деньги, но и того и другого не хватает из-за поляризации американского общества и паралича Конгресса. Республиканцы, особенно те, кто придерживается лозунгов Трампа "Америка прежде всего", становятся все более скептически настроены в отношении поддержки Украины. А Конгресс, оказавшийся неспособным принять законопроекты после отстранения спикера Палаты представителей Кевина Маккарти (Kevin McCarthy) 3 октября, только на этой неделе получил нового спикера в лице Майка Джонсона (Mike Johnson).

Президент Байден надеется, что "межпартийная" симпатия к Израилю разблокирует ситуацию. Он попросил Конгресс выделить гигантскую сумму в 106 миллиардов долларов на дополнительные расходы на национальную безопасность. Байден стремится быстрее упредить будущие разногласия по Украине, выделив стране военную и экономическую помощь в размере 61 миллиарда долларов в надежде пережить лихорадочный сезон выборов 2024 года в Америке. Чтобы сделать этот пакет более приемлемым, он "завернул" в него другие расходы, которые республиканцам должны показаться более привлекательными, включая 14 миллиардов долларов для Израиля, 2 миллиарда долларов на поставки военной техники в Индо-Тихоокеанский регион (вероятно, на Тайвань), почти 12 миллиардов долларов на различные меры по усилению миграционного контроля на южной границе и 3 миллиарда долларов на строительство подводных лодок.

"ХАМАС и Путин представляют разные угрозы, но их объединяет одно: они оба хотят полностью уничтожить соседние демократии", — заявил Байден. Однако война Израиля отличается от конфликта на Украине по нескольким аспектам. Один из них касается международного восприятия. Соединенные Штаты помогают Украине во имя Хартии ООН, нерушимости суверенных границ и обеспечения прав человека. Защищая Израиль, Америка поддерживает страну, которая нарушает международное право, строя еврейские поселения на оккупированных территориях, отвергает государственность палестинцев и обвиняется в коллективном наказании палестинцев посредством бомбардировок сектора Газа, если не в совершении военных преступлений.

Правила Ближнего Востока

В то время как западные союзники почти едины в защите Украины, они разделились по вопросу о Палестине. Резолюция Совета Безопасности ООН, призывающая к "гуманитарным паузам" в боевых действиях в секторе Газа, была поддержана Францией и 11 другими странами. Но при голосовании по ней воздержалась Великобритания (наряду с Россией), и в конечном счете Вашингтон наложил вето на резолюцию на том основании, что в ней не признается право Израиля на самозащиту.

Второй фактор — это собственная роль Америки в конфликтах. В Европе США действуют "на расстоянии вытянутой руки", отправляя на Украину оружие и деньги и поставляя ей разведывательные данные, но не войска. На Ближнем Востоке США разворачивают свои собственные вооруженные силы для защиты Израиля от нападения Ирана и его союзников. Поддержка Байденом Израиля вполне искренна (Байден вообще называет себя сионистом), но это также попытка повлиять на Израиль и сдержать его. "Если байденская стратегия объятий сработает для Израиля и обеспечит более взвешенный ответ Тель-Авива, люди увидят в этом особое чутье Байдена, — говорит Эмиль Хокайем (Emile Hokayem) из Международного института стратегических исследований, британского аналитического центра. — Если это не сработает, Америку будут рассматривать как воюющую сторону".

Развитие ситуации в регионе добавляет еще один элемент. Арабские государства занимают неоднозначную позицию. Многие из их лидеров ненавидят ХАМАС как ветвь "Братьев-мусульман"*, бросающую вызов их правлению. Поэтому они заключили мир с Израилем или поддерживают с ним негласные отношения. Тем не менее, когда палестинцы воюют, эти страны вынуждены отстаивать палестинские интересы. Приняв несколько волн палестинских беженцев, они не хотят продолжения этого. Более того, они опасаются, что Израиль тайно хочет решить свою проблему, изгнав еще больше палестинцев в арабские страны.

Кризис в Газе, отмечает Хокайем, снова переключил внимание на Палестину после многих лет попыток Соединенных Штатов игнорировать ее или решать палестинскую проблему "снаружи внутрь", то есть нормализуя отношения между Израилем и арабскими государствами и только затем занимаясь проблемами самих палестинцев. Однако финал в секторе Газа намеренно оставлен неразрешенным. Израиль настаивает на том, что ХАМАС не должен снова править Газой. Америка же заявляет, что Израиль не должен снова оккупировать сектор Газа. Ни один из них не говорит, какой может быть альтернатива. Более того, Нетаньяху сделал все возможное, чтобы саботировать палестинскую государственность. После нападения ХАМАС он и многие израильтяне будут еще больше убеждены, что эта организация представляет для Израиля собой смертельную опасность.

Американские чиновники открыто признают, что у них нет стратегии по региону на перспективу. Модель двух государств, говорит Хокайем, "была бы лишь предпочтением, а не политикой". Если решение и кажется невозможным, то отчасти это происходит из-за трудностей примирения двух националистических императивов, израильского и палестинского, на одной и той же священной земле. Это также "цена возвращения Америки в регион, — говорит Хокайем. — США труднее вернуться в игру после того, как они долгое время находились вне ее площадки".

Китай и Россия, возможно, не смогут заменить американскую дипломатию в регионе, но они будут более чем рады видеть замешательство Соединенных Штатов здесь и будут разыгрывать утверждения об американских двойных стандартах. В преддверии своего визита в Вашингтон на этой неделе Ван И (Wang Yi), министр иностранных дел Китая, охарактеризовал действия Израиля как "выходящие за рамки самообороны" и не упомянул ХАМАС.

Влияние кризиса может быть более ощутимым в некоторых "колеблющихся государствах", говорит Ричард Фонтейн (Richard Fontaine) из вашингтонского Центра новой американской безопасности. Это страны с "многовекторной политикой", за лояльность которых Америка, Китай и Россия соревнуются все ожесточеннее. Саудовская Аравия может потребовать более высокую цену от Израиля и Америки, если она когда-нибудь последует примеру Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов, своих соседей по Персидскому заливу, в установлении официальных связей с Израилем.

Турция, которая является однозначным союзником Запада в украинском кризисе, может стать более враждебной по отношению к нему. Хотя президент Реджеп Тайип Эрдоган и пытался наладить отношения с Израилем и осудил убийства израильских мирных жителей, он принимает лидеров ХАМАС и ужесточил свое осуждение реакции Израиля, назвав ее "сравнимой с геноцидом". Индонезия, самая густонаселенная мусульманская страна в мире, неизбежно будет симпатизировать палестинцам. Хотя Индия и считает себя неприсоединившейся страной и другом антиколониальных движений, она выразила солидарность с Израилем, испытывая сочувствие к нему как к такой же жертве исламистского терроризма.

Южная Африка считает обращение Израиля с палестинцами сродни апартеиду. В более широком смысле африканские страны исходят из того, что Америка либо игнорирует конфликты на их континенте (например, войну в Судане), либо лицемерит, когда дело касается прав человека. Они считают Америку не столько "незаменимой", сколько отсутствующей. Многие опасаются, что Байден не сдержит своего обещания посетить Африку в этом году.

Крупные мировые державы все более активно обхаживают страны Глобального Юга. Последние, хотя и критикуют российскую спецоперацию, не хотят оказаться в ловушке новой холодной войны. Америка пытается привлечь их такими приманками, как повышение кредитного потенциала МВФ и Всемирного банка, а также создание глобального инфраструктурного фонда, чтобы конкурировать с китайской инициативой "Один пояс — один путь" (BRI). Но этим американским инициативам предстоит еще пройти долгий путь. В тот самый день, когда Байден был в Тель-Авиве, более двух десятков мировых лидеров находились в Пекине на саммите BRI, созванном лидером Китая Си Цзиньпином.

Днем позже в телеобращении Байден представил Америку как "важнейшую страну мира". В Европе и Индо-Тихоокеанском регионе его администрация действовала довольно ловко, укрепляя существующие альянсы и создавая новые партнерства, чему способствовали активные действия России и Китая. Однако на Ближнем Востоке Америка более одинока в защите Израиля и больше теряет старых друзей и партнеров, чем приобретает новых.

*запрещенные в России террористические организации. — Прим. ИноСМИ

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ВПК.name
  • В новости упоминаются
Похожие новости
23.10.2023
Доля продаж ВиВТ США на мировом экспортном рынке оружия в 2015-2022 гг. составила 40,1 проц.
22.10.2021
Структура экспорта стран-поставщиков по фактическим поставкам ПВН по 10 регионам мира в 2013-2020 гг.
22.10.2021
Рейтинг 10 регионов мира по фактическому объему экспорта ПВН в 2013-2020 гг. возглавляет Северная Америка
30.11.2020
Голубь мира против козла отпущения
18.01.2012
Год 2011-й: геополитические итоги
19.09.2011
Пресс-конференция c Евгением Сатановским, президентом Института Ближнего Востока "Будет ли на Ближнем Востоке новая война?"
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 02.03 22:04
  • 96
В России запустили производство 20 самолетов Ту-214
  • 02.03 21:42
  • 3
Может идеология в государстве не так уж и плохо?
  • 02.03 20:55
  • 224
Главком ВМФ России: проработан вопрос о создании нового авианосца
  • 02.03 19:18
  • 59781
США отреагировали на начало российских военных маневров у границ Украины
  • 02.03 13:18
  • 31
В США оценили российские Су-34 с УМПК
  • 02.03 08:04
  • 7
Глава Ростеха анонсировал возобновление выпуска самолётов радиолокационного обнаружения и управления А-50У
  • 01.03 14:00
  • 4
Эммануэль Тодд: "Европа сегодня — это олигархия, истекающий период истории"
  • 01.03 11:45
  • 1
Фрегат Тихоокеанского флота отработал противодействие пиратам в Аравийском море
  • 01.03 11:10
  • 1
Загадочное присутствие: Правда о НАТО на Украине
  • 01.03 09:05
  • 1
«Превосходит советские гаубицы»: в ВСУ оценили американскую САУ Paladin
  • 01.03 06:53
  • 1
Превентивная война РФ против НАТО в целом (после завершения СВО)
  • 29.02 22:23
  • 0
Превентивная война РФ против евроНАТО (после завершения СВО)
  • 29.02 14:33
  • 0
Почему для американцев так важен Тренделаг
  • 29.02 13:55
  • 0
Карта поляка: «недограждане» Польши или «пятая колонна» в Беларуси
  • 29.02 04:49
  • 442
Израиль "готовился не к той войне" — и оказался уязвим перед ХАМАС