Войти

Экс-министр обороны США признал: Америке нечем ответить России и Китаю

1184
0
+1
Ситуация в США перед инаугурацией Дж. Байдена
Ситуация в США перед инаугурацией Дж. Байдена.
Источник изображения: © РИА Новости Юки Ивамура

Соединенные Штаты сталкиваются с серьезной угрозой со стороны России и Китая, но не могут ничем ответить, пишет бывший министр обороны США Роберт Гейтс в статье для Foreign Affairs. Провалы Америки подрывают любые возможные успехи, и политики, несмотря на все разговоры, не стремятся что-либо исправлять.

Может ли погруженная в разногласия Америка сдержать Китай и Россию?

Соединенные Штаты сейчас сталкиваются с более серьезными угрозами своей безопасности, чем за все последние десятилетия, а возможно, и вообще в истории. Никогда прежде Америка не противостояла одновременно четырем антагонистам — России, Китаю, Северной Корее и Ирану, — которые являются союзниками и коллективный ядерный арсенал которых может в течение нескольких лет почти вдвое превысить наш собственный. С времен Корейской войны Соединенным Штатам ни разу не приходилось сталкиваться с мощными военными противниками в Европе и Азии одновременно. И никто из ныне живущих не помнит времена, когда наш противник обладал такой экономической, научной, технологической и военной мощью, какая есть сегодня у Китая.

Проблема, однако, в том, что в тот самый момент, когда события требуют решительного и комплексного ответа со стороны Соединенных Штатов, наша страна не может его обеспечить. Наше раздробленное политическое руководство – республиканское и демократическое, в Белом доме и в конгрессе – не смогло убедить достаточное количество американцев в том, что события в Китае и России имеют огромное значение для нашей страны. Политические лидеры не смогли объяснить народу, как взаимосвязаны угрозы, исходящие от этих стран. Им не удалось сформулировать долгосрочную стратегию, которая обеспечила бы победу Соединенным Штатам и демократическим ценностям в широком смысле этого слова.

У лидера Китая Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина много общего, но особо выделяются два убеждения, которые они оба разделяют. Во-первых, они считают, что их личная судьба заключается в том, чтобы восстановить славные дни имперского прошлого своей страны. Для Си это означает возвращение Китаю его некогда доминирующей роли в Азии, которое сопровождается более глобальными амбициями получить мировое влияние. Для Путина это означает некую смесь возрождения Российской империи и возвращения его стране того уважения, которое когда-то оказывалось Советскому Союзу. Во-вторых, оба лидера убеждены, что расцвет развитых демократий – прежде всего Соединенных Штатов – уже прошел, и они вступили в эпоху необратимого упадка. По их мнению, этот упадок ясно проявляется в растущем изоляционизме этих стран, политической поляризации их обществ и внутреннем хаосе.

В совокупности убеждения Си Цзиньпина и Путина предвещают Соединенным Штатам опасный период. Проблема не только в военной мощи и агрессивности Китая и России. Дело еще и в том, что оба лидера уже допустили крупные просчеты как во внутренней, так и во внешней политике, и в будущем, похоже, еще большие ошибки. Их решения вполне могут привести к катастрофическим последствиям и для них самих, и для Соединённых Штатов. Поэтому Вашингтон должен изменить планы Си Цзиньпина и Путина и снизить вероятность катастрофы. Эти усилия потребуют стратегического видения и смелых действий. Соединенные Штаты одержали победу в холодной войне благодаря последовательной стратегии, которую обе политические партии страны проводили на протяжении девяти президентских сроков подряд. Сегодня Америке нужен аналогичный единый двухпартийный подход. Но в этом и состоит загвоздка.

Соединенные Штаты оказались в исключительно опасном положении: они столкнулись с агрессивными противниками, склонными к просчетам, но оказались неспособны обеспечить единство и силу, которые необходимы, чтобы разубедить их в своих намерениях. Успешное сдерживание таких лидеров, как Си Цзиньпин и Путин зависит от твердости наших обязательств и постоянства ответной реакции. Однако вместо этого слабость сделала американскую власть нестабильной и ненадежной. Она фактически побудила склонных к риску автократов делать опасные ставки с потенциально катастрофическими последствиями.

Амбиции Си

Призыв Си к "великому возрождению китайской нации" является условным обозначением для стремления Китая статья доминирующей мировой державой к 2049 году, к столетнему юбилею победы коммунистов в гражданской войне. Эта цель включает возвращение Тайваня под контроль Пекина. По словам председателя Си, "полное объединение Родины должно быть осуществлено, и оно будет осуществлено". С этой целью Си Цзиньпин поручил китайской армии к 2027 году быть готовой к тому, чтобы успешно вторгнуться на Тайвань. Кроме того, он пообещал полностью модернизировать НОАК к 2035 году и превратить ее в вооруженные силы "мирового класса". Си Цзиньпин, похоже, верит, что, только захватив Тайвань, он сможет обеспечить себе статус, сравнимый с статусом Мао Цзэдуна в пантеоне легендарных вождей Коммунистической партии Китая.

Устремления Си и его убежденность в личном предназначении предполагают значительный риск войны. Существует немалая опасность того, что Си просчитается на Тайване точно так же, как Путин на Украине. Он уже как минимум трижды серьезно ошибся. Во-первых, Си отступил от принципа китайского лидера Дэн Сяопина "прячьте свою силу, выжидайте удобного момента" и вызвал именно ту реакцию, которой опасался Дэн. Соединенные Штаты мобилизовали свою экономическую мощь, чтобы замедлить рост Китая, начали укреплять и модернизировать свою армию и укрепили альянсы и военное партнерство в Азии. Вторым крупным просчетом стал поворот Си Цзиньпина влево в экономической политике. Этот идеологический сдвиг начался в 2015 году и был закреплен на съезде Коммунистической партии Китая в 2022 году. Его политика, начиная от вовлечения партии в управление компаниями и заканчивая все большей опорой на государственные предприятия, нанесла серьезный ущерб экономике Китая. В-третьих, политика Си относительно "нулевого COVID", как написал на страницах Foreign Affairs экономист Адам Позен, "сделала видимой и осязаемой произвольную власть КПК над частной жизнью каждого, включая деятельность самых мелких игроков". Возникшая в результате неопределенность, усугубленная внезапным изменением политики Си, привела к сокращению потребительских расходов в стране и, таким образом, нанесла еще больший ущерб всей экономике.

Если сохранение власти партии во внутренней жизни Китая является основным приоритетом Си Цзиньпина, то захват Тайваня стоит на втором месте. Если Пекин будет полагаться на невоенные меры, чтобы оказать давление на остров с целью его упреждающей капитуляции, эти усилия, скорее всего, потерпят неудачу. Таким образом, у Си остается один вариант: рискнуть войной, установив полномасштабную военно-морскую блокаду или даже начав полномасштабное вторжение. Ему может казаться, что так он выполнит свое жизненное предназначение. Однако при любом исходе экономические и военные издержки провоцирования войны из-за Тайваня окажутся катастрофическими как для Китая, так и для остальных участников столкновения. Напав на этот остров, Си совершил бы огромную ошибку.

Несмотря на просчеты Си Цзиньпина и многочисленные внутренние трудности, Китай будет по-прежнему представлять для Соединенных Штатов серьезный вызов. НОАК сейчас сильнее, чем когда-либо прежде. Сегодня Китай может похвастаться большим количеством военных кораблей, чем США (хотя они и худшего качества). Пекин модернизировал и реструктурировал как обычные вооруженные силы, так и свою ядерную мощь, почти вдвое увеличив развернутые стратегические ядерные силы. Кроме того, он обновил систему командования и управления. Также Пекин сейчас занимается укреплением своего военного потенциала в космосе и киберпространстве.

Помимо активности в оборонной сфере, Китай реализует комплексную стратегию, направленную на увеличение своей мощи и влияния во всем мире. В настоящее время Пекин является главным торговым партнером более чем 120 стран, включая почти все государства Южной Америки. Более 140 стран стали участниками инициативы "Один пояс, один путь", масштабной программы развития мировой инфраструктуры. В настоящее время Китай владеет, управляет или инвестирует в более чем сто портов примерно в 60 странах мирах.

Эти расширяющееся экономическое наступление Китая дополняется всепроникающей пропагандой и сетью средств массовой информации. В каждой стране мира доступна хотя бы одна китайская радиостанция, телеканал или новостной интернет-сайт. Посредством этих и других средств массовой информации Пекин подвергает нападкам действия и мотивы Америки, подрывает веру в международные институты, созданные Соединенными Штатами после Второй мировой войны, и трубит о превосходстве своей модели развития и управления, одновременно продвигая тему упадка Запада.

Те, кто считает, что США и Китай обречены на конфликт, опираются как минимум на две концепции. Одна из них — это "ловушка Фукидида". Согласно этой теории, когда восходящая держава противостоит укрепившейся, война неизбежна. Так было, например, когда Афины столкнулись со Спартой в древности или когда Германия выступала против Соединенного Королевства перед Первой мировой войной.

Другая теория сводится к так называемому "пиковому периоду расцвета Китая". Идея заключается в том, что экономическая и военная мощь этой страны достигла – или скоро достигнет – высшей точки, в то время как амбициозные инициативы по усилению вооруженных сил США принесут свои плоды лишь годы спустя. Таким образом, Пекин вполне может вторгнуться на Тайвань до того, как военный баланс в Азии изменится и окажется не в его пользу.

Но ни одна из этих теорий не является убедительной. Первой мировой войны можно было избежать. Она произошла из-за глупости и высокомерия европейских лидеров. Китайская армия пока далека от полной готовности к крупному конфликту. Таким образом, прямое нападение или вторжение Пекина на Тайвань, если оно вообще произойдет, случится только через несколько лет. Если, конечно, Си Цзиньпин вновь не допустит просчета.

Азартная игра Путина

"Без Украины Россия перестает быть империей", — заметил однажды Збигнев Бжезинский, политолог и бывший советник президента США по национальной безопасности. Путин, безусловно, разделяет эту точку зрения. В погоне за утраченной империей он вошел на Украину в 2014 году, а затем и в 2022 году, причем последняя авантюра оказалась катастрофическим просчетом с разрушительными долгосрочными последствиями для его страны. Вместо того чтобы расколоть и ослабить НАТО, действия Москвы обеспечили альянсу новую цель (и новых влиятельных членов в лице Финляндии и, уже скоро, Швеции). В стратегическом отношении Россия сейчас находится в гораздо худшем положении, чем до начала спецоперации.

В экономическом плане продажа нефти в Китай, Индию и другие государства компенсировала большую часть финансовых последствий санкций, а потребительские товары и технологии из Китая, Турции и других стран Центральной Азии и Ближнего Востока частично заменили те, которые когда-то импортировались с Запада. Тем не менее, Москва подверглась чрезвычайным ограничительным мерам со стороны практически всех развитых демократических государств. Бесчисленное число западных фирм забрали свои инвестиции и покинули Россию, в том числе нефтегазовые компании, чьи технологии необходимы для поддержания основного источника дохода страны. Тысячи молодых технических экспертов и предпринимателей бежали. Своей операцией на Украине Путин заложил будущее России.

Что касается армии, Москва сохраняет крупнейший в мире ядерный арсенал, несмотря на то, что конфликт ослабил ее обычные вооруженные силы. Благодаря соглашениям стратегических ядерных вооружений Россия развернула лишь немногим больше, чем Соединенные Штаты. Однако у нее в десять раз больше тактического ядерного оружия — около 1900 единиц.

Несмотря на большой ядерный арсенал, перспективы Путина представляются мрачными. Его надежды на быстрый успех на Украине рухнули. Сейчас он, похоже, рассчитывает на тяжелый военный тупик, который истощит противника, и делает ставку на то, что к следующей весне или лету общественность в Европе и Соединенных Штатах устанет поддерживать Киев. В качестве временной альтернативы Украине поверженной он, возможно, желает видеть Украину искалеченную — осколок государства, лежащего в руинах, чей экспорт кардинально сократится, а иностранная помощь которому резко уменьшится. Путин хотел бы, чтобы она стала частью воссозданной им Российской империи. Он также опасается демократической, современной и процветающей Украины как альтернативной модели для русских, живущих по соседству. Первой цели он не добьется, но может верить, что сможет предотвратить появление второго.

Пока Путин находится у власти, Россия останется противником США и НАТО. Посредством продажи оружия, помощи в обеспечении безопасности и скидок на нефть и газ она развивает новые отношения в Африке, на Ближнем Востоке и в Азии. Она продолжает использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства, чтобы сеять раскол в Соединенных Штатах и Европе и подрывать влияние США на Глобальном Юге. Воодушевленный своим партнерством с Си Цзиньпином и уверенный, что его модернизированный ядерный арсенал сдержит военные действия против России, Путин продолжит агрессивно бросать вызов Соединенным Штатам. Он уже совершил один исторический просчет, и нельзя быть уверенным, что это не повторится.

Дефективная Америка

На данный момент Соединенные Штаты, похоже, находятся в выигрышном положении по отношению как к Китаю, так и к России. Прежде всего, преуспевает экономика США. Переживают бум бизнес-инвестиции в новые производственные мощности, некоторые из которых субсидируются новыми правительственными инфраструктурными и технологическими программами. Новые капиталовложения как правительства, так и бизнеса в искусственный интеллект, квантовые вычисления, робототехнику и биоинженерию обещают увеличить технологический и экономический разрыв между Соединенными Штатами и любой другой страной на долгие годы.

В плане внешней политики военный конфликт на Украине предоставил США новые возможности. Вашингтон заблаговременно предупредил своих друзей и союзников о намерениях Москвы, и это восстановило их веру в возможности американской разведки. Возобновившиеся опасения в отношении российской угрозы позволили Соединенным Штатам укрепить и расширить НАТО, а военная помощь, которую они оказали Украине, ясно показала, что им можно доверять вопросе выполнения обязательств. Между тем, Китай дипломатически запугивает страны Азии и Европы, и это дает обратные результаты, позволяя Соединенным Штатам укреплять связи в обоих регионах.

В последние годы армия США хорошо финансируется. Модернизацию переживают все три составляющие ядерной триады — межконтинентальные баллистические ракеты, бомбардировщики и подводные лодки. Пентагон тратится на новые боевые самолеты (F-35, модернизированные F-15 и новый истребитель шестого поколения), а также новый парк самолетов-заправщиков для дозаправки в воздухе. Армия закупает около двух десятков новых средств-носителей и вооружений, а военно-морской флот строит новые корабли и подводные лодки. Военные продолжают разрабатывать оружие, например, гиперзвуковые боеприпасы, и укреплять свой наступательный и оборонительный потенциал в киберпространстве. В целом, Соединенные Штаты тратят на оборону больше, чем следующие за ними в списке десять стран вместе взятые, включая Россию и Китай.

Однако, к сожалению, политическая слабость и внутриполитические неудачи Америки подрывают ее успех. Экономике США угрожают безудержные расходы федерального правительства. Политики из обеих партий не смогли решить проблему роста стоимости социальных программ, таких как социальное обеспечение, Medicare и Medicaid. Многолетнее противодействие повышению потолка госдолга подорвало доверие к американской экономике, заставив инвесторов беспокоиться о том, что произойдет, если Вашингтон действительно объявит дефолт. (В августе 2023 года рейтинговое агентство Fitch понизило кредитный рейтинг США, повысив стоимость заимствований для правительства.) Процесс ассигнований в конгрессе нарушается в течение многих лет. Законодателям уже не раз не удавалось принять законопроекты о целевых ассигнованиях, и они принимали гигантские "сводные" законы, которые никто не читал и которые вызывали приостановки работы правительства.

Что касается внешней политики, пренебрежение бывшего президента Дональда Трампа к союзникам США, его любовь к авторитарным лидерам, готовность посеять сомнения в приверженности Соединенных Штатов союзникам по НАТО и в целом беспорядочное поведение подорвали авторитет Вашингтона во всем мире. Всего через семь месяцев после прихода к власти президента Джо Байдена случился катастрофический вывод войск из Афганистана, из-за которого в мире еще больше перестали доверять Америки.

В течение многих лет дипломатия США игнорировала большую часть Глобального Юга, этого центрального фронта невоенной конкуренции с Китаем и Россией. Должности послов Соединенных Штатов в этой части мира чрезмерно долго остаются вакантными. Начиная с 2022 года, спустя годы пренебрежения, Вашингтон попытался возобновить отношения с тихоокеанскими островными государствами, но только после того, как Китай воспользовался отсутствием США и подписал соглашения в сфере обороны и экономки с этими странами. Конкуренция с Китаем и даже Россией за рынки и влияние носит глобальный характер. Соединенные Штаты не могут позволить себе отсутствовать в каком-то регионе.

Военные тоже расплачиваются за политическую слабость Америки, особенно в конгрессе. С 2010 года конгрессу ни разу не удалось утвердить законопроекты об ассигнованиях на нужды вооруженных сил до начала следующего финансового года. Вместо этого законодатели приняли "постоянную резолюцию", которая позволяет Пентагону тратить не больше, чем в предыдущем году, и запрещает ему начинать новые проекты или увеличивать расходы на существующие программы. Эти "постоянные резолюции" регулируют расходы на оборону до тех пор, пока не будет принят новый законопроект об ассигнованиях. Они действуют от нескольких недель до целого финансового года. В результате каждый год новые инновационные программы и инициативы в течение какого-то периода времени вообще ничего не дают.

Закон о бюджетном контроле 2011 года ввел автоматическое сокращение расходов, известное как "секвестр", и сократил федеральный бюджет на 1,2 триллиона долларов за десять лет. Половина этого сокращения — 600 миллиардов долларов — пришлась как раз на военных, на их долю тогда приходилось всего около 15% федеральных расходов. Если не учитывать траты на личный состав, основная часть сокращений должна была затронуть техническое обслуживание, эксплуатацию, обучение и инвестиции. Последствия были тяжелыми и длительными. И тем не менее, в сентябре 2023 года законодатели снова совершают ту же ошибку. Вот еще один пример того, как конгресс причиняет реальный вред вооруженным силам: один сенатор месяцами не позволял утвердить назначения сотен старших офицеров. Подобное поведение не только серьезно снижает боеготовность армии, но также подчеркивает слабость американского правительства в такой критической области и превращает Соединенные Штаты в посмешище в глазах их противников. Суть в том, что США нуждаются в военной мощи, чтобы противостоять угрозам, с которыми они сталкиваются. Однако конгресс и исполнительная власть возводят бесконечные препятствия на пути достижения этой цели.

Ловим момент

Эпическое соревнование между Соединенными Штатами и их союзниками с одной стороны и Китаем, Россией и их попутчиками с другой уже идет полным ходом. Чтобы гарантировать, что Вашингтон находится в максимально выигрышном положении и удержит своих противников от дальнейших стратегических просчетов, лидеры США должны сначала решить проблему разрушения многолетнего двухпартийного соглашения в отношении роли страны в мире. Неудивительно, что после 20 лет войны в Афганистане и Ираке многие американцы захотели замкнуться в себе, особенно учитывая многочисленные внутренние проблемы Соединенных Штатов. Но задача политических лидеров — противостоять этим настроениям и объяснять, что судьба страны неразрывно связана с событиями в других частях света. Президент Франклин Рузвельт однажды заметил, что "величайшая обязанность государственного деятеля — это обучение других". Но последние президенты, как и большинство членов конгресса, совершенно не справились с этой важной обязанностью.

Американцам необходимо понять, почему глобальное лидерство США, несмотря всю его затратность, жизненно важно для сохранения мира и процветания. Им необходимо знать, почему успешное сопротивление Украины российской спецоперации имеет решающее значение для сдерживания Китая от вторжения на Тайвань. Им нужно понимать, почему китайское доминирование в западной части Тихого океана ставит под угрозу интересы США. Им необходимо осознавать, почему влияние Китая и России на Глобальном Юге имеет значение для американского кошелька. Им нужно знать, почему надежность Соединенных Штатов как союзника так важна для сохранения мира. Им необходимо понимать, почему китайско-российский альянс угрожает Соединенным Штатам. Именно такие логические связи американские политические лидеры должны устанавливать каждый день.

Необходимо не просто одно выступление нашего президента в Овальном кабинете или одна речь в зале конгресса. Для того, чтобы донести главные идеи до народа, нужно неустанно их повторять. Президент должен общаться с американцами напрямую, а не только через своих официальных представителей. Лидер нации должен уметь использовать неформальные встречи с членами конгресса и центральными СМИ, чтобы постоянно доказывать лидирующую роль США в мире. И уже члены конгресса должны доносить эту мысль до своих избирателей по всей стране.

Что это должна быть за мысль? Она должна показывать, что американское глобальное лидерство обеспечило 75 лет мира между великими державами – самый длительный мирный период за столетия. Ничто не обойдется нации дороже, чем война, и ничто другое не представляет большей угрозы ее безопасности и процветанию. И эта война становится только более вероятной, если прятать голову в песок и делать вид, что события в других частях мира не влияют на Соединенные Штаты. Наша страна узнала выучила этот урок еще перед Первой мировой войной, а также на опыте Второй мировой и событий 11 сентября 2001 года. Военная мощь, которой обладают Соединенные Штаты, альянсы, которые они создали, и международные институты, которые они организовали, имеют важнейшее значение для сдерживания агрессии против самой нашей страны и ее партнеров. Как должен ясно показывать наш столетний опыт, неспособность справиться с агрессорами только поощряет их. Наивно полагать, что успех Москвы на Украине не приведет к дальнейшему ее наступлению в Европе и, возможно, даже к войне между НАТО и Россией. Столь же наивно полагать, что успех России на Украине не приведет к значительному увеличению вероятности китайской агрессии против Тайваня и, следовательно, потенциальной войны между Соединенными Штатами и Китаем.

Без надежного лидерства США мы окажемся в мире авторитарных хищников, в котором все остальные страны станут потенциальной жертвой. Если Америка хочет защитить свой народ, свою безопасность и свободу, она должна продолжать выполнять роль глобального лидера. Как сказал премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль о Соединенных Штатах в 1943 году: "Цена величия — это ответственность".

Важно возродить общественную поддержку этой ответственности внутри страны, чтобы восстановить доверие между союзниками и показать противникам, — США выполняют свои обязательства перед партнерами. Но из-за внутренних разногласий, расплывчатости нашей политики и двойственного отношения политических лидеров к роли Соединенных Штатов в мире, за рубежом сегодня существуют серьезные сомнения в надежности Америки. И друзья, и противники задаются вопросом, является ли приверженность Байдена воссозданию альянсов возвращением к нормальной жизни или доминирующей нитью в американской политике в будущем станет трамповское пренебрежение к союзникам под лозунгом "Америка превыше всего". Даже самые близкие наши партнеры склонны перестраховываться в вопросе ставок на Америку. В мире, где активно действуют Россия и Китай, это особенно опасно.

Восстановление общественной поддержки глобального лидерства США является наивысшим приоритетом, но Соединённые Штаты должны предпринять и другие шаги, чтобы реально выполнять эту роль. Во-первых, необходимо выйти за рамки "поворота" в сторону Азии. Да, нужно укреплять отношения с Австралией, Японией, Филиппинами, Южной Кореей и другими странами региона, но этого недостаточно. Китай и Россия работают вместе против интересов США на всех континентах. Вашингтону нужна стратегия взаимодействия со всем миром, особенно в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Именно в этих регионах русские и китайцы быстро опережают Соединенные Штаты в развитии отношений в сфере безопасности и экономики. В рамках этой стратегии нужно отказаться от разделения государств на демократии и автократии. Соединенные Штаты должны всегда и повсюду выступать за демократию и права человека, но эта приверженность не может скрывать того факта, что иногда национальные интересы требуют от Вашингтона сотрудничать с нерепрезентативными и даже репрессивными режимами.

Во-вторых, стратегия США должна задействовать все инструменты их национальной мощи. И республиканцы, и демократы стали враждебно относиться к торговым соглашениям, а в конгрессе усиливаются протекционистские настроения. Это открыло для китайцев обширное поле деятельности на Глобальном Юге, который предлагает огромные рынки и инвестиционные возможности. Несмотря на недостатки инициативы "Один пояс, один путь" - например, огромный долг, который она возлагает на страны-реципиенты, - Пекин успешно использовал этот мега-проект, чтобы распространить свое влияние и компании на десятки страны и фактически запустить в них свои экономические щупальца. Эта стратегия была закреплена в конституции Китая в 2017 году и теперь никуда не денется. Соединенным Штатам и их союзникам необходимо придумать, как конкурировать с этой инициативой, используя свои сильные стороны – прежде всего, частный сектор. Американские программы помощи развитию не могут сравниться по масштабам с китайскими проектами. Эти программы зачастую фрагментированы и оторваны от крупных геополитических целей США. И даже там, где программы американские помощи успешны, Вашингтон хранит священное молчание о своих достижениях. Например, у нас мало говорят о плане "Колумбия", программе помощи, предназначенной для борьбы с торговлей наркотиками в Колумбии, или о Чрезвычайном плане президента по борьбе со СПИДом, который спас миллионы жизней в Африке.

Для продвижения интересов США в мире остро необходима публичная дипломатия, но Вашингтон позволил этому важному инструменту власти исчезнуть из своей политики после окончания холодной войны. Между тем, Китай тратит миллиарды долларов по всему миру на продвижение своей идеологии. Россия также предпринимает агрессивные усилия для распространения своей пропаганды и дезинформации, а также разжигает разногласия внутри демократических стран и между ними. Соединенным Штатам нужна новая стратегия влияния на иностранных лидеров и общественность, особенно на Глобальном Юге. Чтобы добиться успеха, эта стратегия потребует от правительства США не только тратить больше денег, но также интегрировать и синхронизировать свои многочисленные пропагандистские и коммуникационные мероприятия, которые сейчас разрознены.

Помощь иностранным правительствам в обеспечении безопасности – это еще одна область, нуждающаяся в радикальных переменах. Американские вооруженные силы в целом хорошо справляются с военной подготовкой иностранных армий. Однако они принимают бессистемные решения о том, где и как это делать, не учитывают региональные стратегии и не задумываются, как лучше сотрудничать с союзниками. Россия все чаще оказывает помощь в обеспечении безопасности правительствам в Африке, особенно тем, которые имеют авторитарный уклон, и у Соединенных Штатов нет эффективной стратегии противодействия этому. Вашингтон также должен найти способ ускорить поставки военной техники государствам-получателям. В настоящее время задолженность по поставкам оружия Тайваню составляет примерно 19 миллиардов долларов, причем по срокам отставание составляет от четырех до десяти лет. Хотя причин этому много, важным фактором остается ограниченность производственных мощностей оборонной промышленности США.

В-третьих, Соединённые Штаты должны переосмыслить свою ядерную стратегию перед лицом китайско-российского альянса. Сотрудничество между Россией, которая модернизирует свои стратегические ядерные силы, и Китаем, который значительно расширяет свой когда-то небольшой ядерный арсенал, подвергает испытаниям надежность американского ядерного сдерживания, равно как и расширяющийся ядерный потенциал Северной Кореи и военные возможности Ирана. Чтобы усилить сдерживание, Соединенным Штатам почти наверняка необходимо пересмотреть свою стратегию и, вероятно, также увеличить ядерные силы. Военные флоты Китая и России все чаще проводят совместные учения, и было бы удивительно, если бы они также не стали более тесно координировать развернутые стратегические ядерные силы.

В Вашингтоне широко распространено мнение, что ВМС США нужно гораздо больше кораблей и подводных лодок. Но контраст между заявлениями и действиями политиков разителен. В течение ряда лет бюджет нашего военного судостроения был практически неизменным. В последние годы он существенно вырос, но из-за вечных резолюций и проблем с использованием средств наш военно-морской флот так и не увеличился. Основные препятствия на пути к усилению ВМС США носят бюджетный характер: нет стабильного роста финансирования самого военно-морского флота и, в более широком смысле, недостаточно инвестиций в верфи и отрасли, которые поддерживают судостроение и техническое обслуживание судов. Несмотря на это, политики не торопятся решать эти проблемы в ближайшее время. Такое положение дел неприемлемо.

Наконец, конгрессу нужно изменить механизм выделения денег для министерства обороны, а оно в свою очередь должно иначе расходовать эти средства. Конгрессу необходимо действовать более быстро и эффективно, когда дело доходит до утверждения оборонного бюджета. Это означает, прежде всего, принятие законопроектов о военных ассигнованиях до начала финансового года. Этот шаг обеспечит министерству обороны столь необходимую предсказуемость. Пентагон, со своей стороны, должен изменить свои неэффективные, ограниченные и бюрократические процессы закупок. В эпоху, когда оперативность, гибкость и скорость имеют большее значение, чем когда-либо, эти механизмы особенно анахроничны. Руководители нашего министерства обороны говорят об этих недостатках и объявили о многочисленных инициативах по их исправлению. Задача заключается в эффективном и срочном выполнении соответствующих решений.

Меньше разговоров, больше дела

Китай и Россия считают, что будущее принадлежит им. Несмотря на всю жесткую риторику, исходящую от конгресса США и исполнительной власти о том, чтобы дать отпор этим нашим противникам, каких-то действий в этом отношений на удивление мало. У нас слишком часто объявляют о новых инициативах только для того, чтобы добиться их финансирования, а их фактическая реализация идет слишком медленно, если вообще идет. Слова ничего не стоят, и никто в Вашингтоне, похоже, не готов срочно это практику менять. Это особенно озадачивает, поскольку в период острой партийной розни и поляризации в Вашингтоне Си и Путин сумели вызвать среди политиков впечатляющую, хотя и хрупкую двухпартийную поддержку решительного ответа США на их агрессивные устремления. Администрация и конгресс имеют редкую возможность работать вместе, чтобы подкрепить свои слова о противодействии Китаю и России далеко идущими действиями, которые сделают Соединенные Штаты значительно более грозным противником и помогут сдержать войну.

Си Цзиньпин и Путин, окруженные сторонниками и "подпевалами", уже совершили серьезные ошибки, которые дорого обошлись их странам. В конечном итоге они нанесли ущерб своим государствам. Однако в обозримом будущем они остаются угрозой, с которой Соединенным Штатам придется иметь дело. Эти противники представляли бы серьезную проблему даже в том случае, если правительство имело бы поддержку общественности, энергичных лидеров и последовательную стратегию. Но сегодняшняя внутренняя ситуация в США далека от идеала: американское общество замкнулось в себе, конгресс погрузился в свары, грубость и балансирование на грани войны, а последние президенты либо отрицали, либо плохо объясняли глобальную роль Америки. Чтобы противостоять таким могущественным и склонным к риску противникам, Соединенным Штатам необходимо улучшить свою политику по всем направлениям. Только тогда Америка сможет надеяться удержать Си и Путина от новых плохих ставок. Опасности для США вполне реальны.

Автор статьи: Роберт Гейтс (Robert Gates), занимал пост министра обороны США в 2006-2011 годах.

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ВПК.name
  • В новости упоминаются
Похожие новости
07.03.2024
Украина опаздывает с членством в НАТО. Скоро она в альянсе будет не нужна (Главред, Украина)
02.01.2023
Россия и Китай изменили "мировой порядок"
22.10.2021
Структура экспорта стран-поставщиков по фактическим поставкам ПВН по 10 регионам мира в 2013-2020 гг.
22.10.2021
Рейтинг 10 регионов мира по фактическому объему экспорта ПВН в 2013-2020 гг. возглавляет Северная Америка
13.09.2021
Liga.net (Украина): адмирал Ставридис написал книгу о войне. Через десять лет западный мир может погибнуть
20.06.2016
Стратегический партнер России
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 19.05 08:48
  • 1455
Без кнута и пряника. Россия лишила Америку привычных рычагов влияния
  • 19.05 05:02
  • 3
Опубликовано первое изображение разрабатываемой в США «малой крылатой ракеты», которая запускается с транспортных самолётов
  • 19.05 04:55
  • 302
Главком ВМФ России: проработан вопрос о создании нового авианосца
  • 18.05 21:03
  • 12
США желают увеличения военного присутствия Индии в Индо-Тихоокеанском регионе для сдерживания КНР - СМИ
  • 18.05 20:32
  • 3
Первый полёт турецкого перспективного истребителя Kaan
  • 18.05 20:26
  • 97
В США оценили российские Су-34 с УМПК
  • 18.05 20:22
  • 2
ВМС США развертывают наземную подвижную пусковую установку ракет SM-6
  • 18.05 20:09
  • 1284
Корпорация "Иркут" до конца 2018 года поставит ВКС РФ более 30 истребителей Су-30СМ
  • 18.05 17:30
  • 115
В России запустили производство 20 самолетов Ту-214
  • 18.05 13:02
  • 21
Какое оружие может оказаться эффективным против боевых беспилотников
  • 18.05 12:50
  • 13
Глава Ростеха анонсировал возобновление выпуска самолётов радиолокационного обнаружения и управления А-50У
  • 18.05 12:17
  • 1
Для Черноморского флота разрабатывают тепловизионный комплекс для борьбы с надводными дронами
  • 18.05 06:17
  • 3
Как будет развиваться ситуация на Украине в долгосрочной перспективе (Lidovky, Чехия)
  • 17.05 20:41
  • 0
По поводу статьи "Как будет развиваться ситуация на Украине в долгосрочной перспективе".
  • 17.05 19:44
  • 54
Продолжается разработка перспективного тяжёлого транспортного самолёта "Слон"