Войти

Воздушно-космической обороне требуются профи

3923
0
+1
Kosmicheskie_voiska
Эмблема Космических войск РФ.

Войска ВКО созданы. Как и где готовить для них специалистов

Достигнутое единство сил воздушного и космического нападения, целостность форм воздушной и космической агрессии требует такой же интеграции по решаемым задачам, формам и времени воздушно-космической обороны государства. Исходя из указанных принципов построения ВКО страны, определены ее первоочередные задачи и основные принципы, которые были закреплены в Концепции ВКО, утвержденной Верховным Главнокомандующим ВС РФ 5 апреля 2006 года. Особо следует выделить значимость воздушно-космической обороны как фактора сдерживания агрессии потенциального противника.


Оперативность принимаемых решений, а также высочайшая сложность и технологичность процессов разведки, управления и поражения силами ВКО, превращают функционеров ВКО в офицеров-практиков совершенно нового формата знаний, способностей и ответственности. А теория ВКО, разработанная в первую очередь учеными Военной академии ВКО имени Маршала Советского Союза Г.К.Жукова в Твери (ВА ВКО), уже превратилась в новую и самостоятельную область военной науки. Но, как выяснилось в ходе событий последних лет, ни у руководства Минобороны России, ни у Генерального штаба нет четкого понимания сущности системы Воздушно-космической обороны. И создание войск ВКО в том виде, в котором они существуют, организация подготовки специалистов для них – яркое тому подтверждение.


Учиться с перспективой


Взгляды потенциального противника на возможный характер военных действий в ближайшем будущем показывают, что он делает акцент на их ведение с использованием неядерных средств поражения, решая при этом задачи, которые ранее могли быть решены только с применением ядерного оружия. Какие огневые средства имеют войска ВКО сейчас и будут иметь в перспективе для применения в неядерной войне, если в их составе будут все средства на территории России? Это зенитные ракетные войска, истребительная авиация, выполняющая задачи ПВО. Кроме них в отражении ударов воздушного противника будут участвовать радиотехнические войска, загоризонтные РЛС, средства разведки и РЭБ различных видов базирования. Но основа противовоздушных операций – это действия огневых средств. Умение управлять ими может предрешить успех военных действий. На это нацелен учебный процесс в ВА ВКО.


Он не только представляет собой теорию, но и является главным содержанием военных дисциплин, преподаваемых только в ВА ВКО уже в течение более чем 20 лет. Это позволило: а) готовить профессионалов-практиков воздушно-космической обороны, способных за секунды оценить обстановку, поставить задачу и ответить за результат действий своих сил и войск в воздушно-космическом пространстве; б) сформировать коллектив профессиональных ученых, способных разработать новые стратегию, оперативное искусство и тактику применения войск, сил и средств ВКО; в) сформировать коллектив профессорско-преподавательского состава, способный преподавать теорию и практику борьбы в воздушно-космической сфере; г) создать и иметь пять уникальных научных школ по направлениям теории ВКО и необходимые диссертационные советы для подготовки как ученых, так и практиков ВКО (по указанию министра обороны они были расформированы в 2010 году).


Все это обеспечило безусловное лидерство ВА ВКО в подготовке необходимых специалистов не только для ВС РФ, но и для иностранных государств (и сейчас в Твери обучаются офицеры и курсанты 22 стран). Решением Совета глав правительств государств СНГ от 16 апреля 2004 года Военной академии ВКО придан статус базовой организации по подготовке кадров для объединенной системы ПВО СНГ. С принятием решения о расформировании Военной академии ВКО в Твери и с простым переименованием любого ВВУЗа в академию воздушно-космической обороны, мы свое лидерство в этой области можем утратить.


Идеология подготовки специалиста ВКО требует обучения его комплексу знаний о форме и способах применения всех компонентов ВКО – системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), противоракетной обороны (ПРО), контроля космического пространства (ККП), противокосмической обороны (ПКО), зенитного ракетного огня (ЗРО), истребительного авиационного прикрытия, разведки и радиоэлектронной борьбы (РЭБ), о способах управления ими. Подготовка специалистов такого рода должна быть организована под единым руководством и в общей образовательной среде. Только ВА ВКО имени Жукова может осуществлять такую подготовку, и только в ее стенах проводятся исследования вопросов строительства и применения системы ВКО в целом. Вся современная теория ВКО разрабатывалась в стенах этой ВА ВКО. Ни в прошлом, ни в настоящем в России не было и нет другого учреждения, где работали бы специалисты обеих ветвей ВКО – противовоздушной и ракетно-космической обороны. Тверская академия может подготовить специалистов, способных разработать и предъявлять требования к системам вооружения ВКО, которые будут разработаны в КБ, созданы на предприятиях военно-промышленного комплекса. При ликвидации академии эта связь науки и производства будет разрушена. В случае ликвидации Академии Жукова либо исключения из ее структуры любого из компонентов проводить исследования как в области ВКО, так и в ее составе ракетно-космической и противовоздушной обороны будет некому.


На создание заново научных школ, педагогических коллективов по проблематике ВКО, необходимой УМБ, потребуется не менее 10–15 лет (только на 11-м году существования ВА ВКО имени Жукова в ее стенах был подготовлен первый доктор военных наук). Затраты на подобную «экономию» во многие разы превысят «дореформенные» расходы. В данном контексте нам хотелось бы ознакомиться с расчетами тех ученых, которые определяли экономическую целесообразность ликвидации тверской академии. Эта «экономия» чревата тем, что, сэкономив сегодня (а сам факт этого сомнителен) рубль, мы завтра можем потерять не только тысячи рублей, но и жизни наших соотечественников.


Казалось бы, можно только порадоваться тому, что в нашей стране есть подобные ВА ВКО, и Минобороны России должно прилагать немало сил для их укрепления. Но, к нашему большому удивлению и сожалению, в соответствии с решением министра обороны подготовка руководящих кадров для войск ВКО возложена на Военную космическую академию имени Можайского в Санкт-Петербурге, принимаются большие усилия по развалу тверской академии. Фактически многие штатные подразделения сокращены, диссертационные советы, о чем говорилось ранее, переданы в Академию имени Можайского еще в 2010 году. В 2009 году туда же переведен факультет РКО. Разнарядка по подготовке специалистов для войск ВКО передана в другие ВВУЗы. Любопытно, что при этом создавалось впечатление озабоченности проблемой, стремления сохранить научный потенциал, а на деле мы наблюдали противоположные действия. Как так получилось, что только после вмешательства ветеранов был назначен начальник академии, а его замы не назначены до сих пор? Как работать коллективу академии в такой обстановке?


Кого обманываем?


Госпожа Приезжева, руководитель Департамента образования МО РФ, заявила на заседании комитета по обороне Госдумы, что принято решение Академию имени Жукова сохранить, сделав ее филиалом ВКА имени Можайского. И это же решение было доведено представителям средств массовой информации. Оно не идеально, но все же напрямую не ведет к катастрофе.


Как оказалось, подобное заявление является обманом общественности. В реальности тверская академия остается филиалом только лишь на время окончания подготовки иностранных специалистов, то есть на год с небольшим. Думе, средствам массовой информации говорится одно, а на деле министру обороны докладываются совершенно другие предложения, которые и находят у него поддержку. Чем руководствовалось руководство министерства при принятии этого решения, для нас остается загадкой, и автора этой идеи найти практически невозможно. На каком основании подготовка специалистов ВКО передается ВКА имени Можайского, ввузу, который получает в срочном порядке лицензию, не имея для этого оснований (то есть необходимой УМБ и профессорско-преподавательского состава по требуемым ВУС)? В связи с этим нам хотелось бы услышать юридическую оценку этого факта высшими должностными лицами государства.


Что представляет собой УМБ по требуемым дисциплинам в ВКА имени Можайского? Это компьютеризированные классы по проблематике ВКО. Командующий войсками ВКО говорит о системе командных пунктов. О какой системе может идти речь? Система – это совокупность КП, замкнутых в единое целое. Такого в Петербурге нет. В то же время в тверской академии развернуты и функционируют 36 разноуровневых (от ротного до оперативно-стратегического звеньев) автоматизированных командных пунктов, замкнутых в единую систему. В академии создан учебный ЦКП войск ВКО. Для военачальника войск ВКО главное – уметь руководить войсками, управлять ими при отражении воздушно-космического нападения потенциального противника. Тверская академия готовит офицеров-военачальников с оперативно-тактической подготовкой, а не технических специалистов, как Академия имени Можайского, которые не имеют опыта руководства крупными формированиями ВКО (ПВО) при отражении воздушной агрессии противника. Базовыми факультетами ВКА имени Можайского являются факультеты сугубо технической направленности. А Академия Жукова готовит специалистов по боевому применению войск, разработке проблем в области оперативного искусства и тактики ВКО. Одно дело – эксплуатация и ремонт техники, а другое – ее боевое применение.


За последние пять лет учеными Академии ВКО имени Жукова выполнены 260 научно-исследовательских работ в интересах Минобороны, Генерального штаба, Главкоматов. И это – в условиях небывалых усилий по развалу академии имени Жукова.


К кому мы только не обращались, чтобы остановить разрушительные действия Минобороны России! Все ступени нашей военной и государственной бюрократической машины пройдены снизу вверх. Речь идет не только о письменных обращениях, а и о докладах группы высококвалифицированных специалистов, которые в совсем недавнем прошлом занимали высокие посты в наших Вооруженных силах. Обращались и к начальнику Генерального штаба, министру обороны (к нему лично и к сотрудникам его аппарата), секретарю Совета безопасности, председателю правительства, президенту России – Верховному главнокомандующему Вооруженными силами. И каков итог? Пробить стену непонимания и равнодушия просто невозможно! Обращения доходят до канцелярии, где рядовой клерк направляет его либо к некомпетентному должностному лицу, либо к должностному лицу, действия которого обжалуются. Дело дошло до того, что я (А.И.Хюпенен) вынужден был на приеме в Кремле по случаю Дня Победы 9 мая обратиться лично к Верховному главнокомандующему с просьбой разобраться в ситуации и принять меры. Вроде бы появилась какая-то надежда. Но прошло несколько месяцев, и в ответ – очередная отписка. Мол, нет юридических оснований изменять решение!


Наверное, в данной ситуации необходимо искать не юридические основания, а рассматривать государственную целесообразность, обратиться прежде всего к требованиям военной науки и элементарной логики. А ситуация ухудшается. Чиновники Министерства обороны вводят в заблуждение не только комитет по обороне Государственной Думы, Общественную палату, но и Верховного главнокомандующего. Причины расформирования Академии Жукова выдвигаются самые нелепые – то устаревшая учебно-материальная база, то профессорско-преподавательский состав пенсионного и предпенсионного возраста, то необходимость понимания этого вопроса в комплексе с другими вопросами организации подготовки военных специалистов, то необходимость учета опыта иностранных государств! И что любопытно – спустя несколько месяцев командующий ВКО информирует читателей «НВО», что эта самая «устаревшая» техника передислоцируется в Санкт-Петербург! И туда же следуют преподаватели «предпенсионного и пенсионного» возраста!


Один переезд приравнивают к двум пожарам


Так кто был неправ – министр обороны, под надуманными предлогами уничтожая академию, или сейчас командующий войсками ВКО? Техника эта современная, а вот то, что на ее перевод можно затратить «несколько месяцев» (цитируем), что вместе с техникой будет в сжатые сроки передислоцирован и необходимый персонал для ее надежной работы – это сомнительно. Еще более сомнительно то, что возможна «передислокация» уникальных научных школ тверской академии. Но такие нюансы министерских идеологов образования просто не интересуют. И проблему укомплектования ВКА имени Можайского переводом преподавателей из Твери не решишь. Назывались такие цифры – для прохождения службы в Петербург переведены «20 офицеров из представителей научно-педагогического состава тверской ВА ВКО, имеющих ученые звания докторов и кандидатов наук». У нас несколько иные данные: ни один офицер – доктор наук не уехал из Твери в Петербург, а из 11 (а не 20) офицеров-преподавателей девять представляют кафедру РКО; ни один преподаватель кафедры оперативного искусства в Петербург не убыл.


И этими офицерами будут укомплектованы названные «три новые кафедры оперативно-тактической направленности по профилю ЗРВ и РТВ»? О какой «оперативной направленности» может идти речь? Уровень этих кафедр – тактический. Оперативно-тактической подготовкой заниматься некому, и никого не введешь в заблуждение красивыми названиями кафедр. Очевидно, подготовка специалистов ВКО в Петербурге будет осуществляться по тем учебным пособиям Академии имени Г.К.Жукова, которые отобрали преподаватели Академии имени Можайского? Или же вахтовым методом преподавателями из Твери? Более нелепую, нелогичную ситуацию трудно себе представить! На глазах гибнут восемь научных школ тверской академии, из которых пять школ не имеют аналогов! Это привело к тому, что занятия с убывшими на учебу в Петербург по профилям ЗРВ и РТВ слушателями организованы на базе войсковых частей, где их учат «жать на кнопки» без всякого оперативного и тактического фона. Но главное сделано – рапорты об исполнении указаний Министерства обороны ушли наверх!


В результате оказалось, что ВА ВКО в Твери была и является центром военной науки в области ВКО. Иначе чем объяснить тот факт, что работа по НИР по проблематике ВКО, в которой головным исполнителем является ВКА имени Можайского, фактически выполняется учеными тверской академии?


Очевидные истины в тени искренних заблуждений


При разрушении военной науки ВКО «реформаторы» забывают о своем уникальном опыте. Ставят в пример методику подготовки американцев. Мне (А.И.Хюпенену) довелось побывать под бомбами во Вьетнаме в качестве старшего группы советских военных специалистов в период проведения американцами воздушной операции «Лайнбекер-2» в конце 1972 года (18–30 декабря). Потерпев сокрушительное поражение, потеряв 81 самолет, американцы прекратили операцию, не добившись решения задач, поставленных в ней. И уже через месяц (27 января 1973 года) вынуждены были заключить Парижское соглашение на условиях ДРВ.


Вьетнамская армия была оснащена нашей, отнюдь не самой современной техникой ПВО, использовала наших военных специалистов, владеющих лучшей в мире методикой обучения личного состава, лучшей в мире военной наукой. Итог, надеюсь, всем известен? Можно привести и обратный пример. Не смогли оказать должного противодействия авиации НАТО ни ПВО Югославии, ни ПВО Ирака. Армии этих государств по существу были деморализованы в результате постоянных ударов с воздуха. Колоссальный урон понесла экономика стран, подвергшихся агрессии. Вот цена недостаточного внимания к построению системы ПВО, к подготовке высококвалифицированных военных кадров. И сейчас нам приходится убеждать руководства Минобороны, Генштаба в том, что опыт действий потенциального противника в военных конфликтах последних лет игнорируется. Многие крупнейшие мероприятия в войсках все чаще сводятся преимущественно к действиям сухопутных войск. А разве так начиналась война в Ираке, в Югославии?


Разгром Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К.Жукова ведет к тому, что будет разрушен основной элемент системы подготовки специалистов ВКО, и именно в тот момент, когда Верховный главнокомандующий впервые после принятия Концепции воздушно-космической обороны предпринял конкретные практические шаги по ее созданию и развитию.


Создаваемые органы управления ВКО окажутся в условиях отсутствия специалистов, владеющих вопросами организации совместных действий группировок ПВО и РКО. Будут потеряны уникальные научно-педагогические коллективы и научные школы, создаваемые десятилетиями. Потребуются затраты финансов и времени (порядка 10–15 лет) на их восстановление. При ликвидации академии связь науки и производства будет утеряна, связи с НИИ разрушены (не совсем понятно, о каком «размещении преподавателей и научного состава тверской академии в НИЦ ПВО 4-го ЦНИИ Минобороны» в рамках работы по сохранению научного потенциала идет речь, если о ней в настоящее время в ВА ВКО имени Жукова даже не догадываются? Более того, три офицера переведены из НИЦ в академию). Будет нарушена отлаженная система оперативно-тактической подготовки офицеров ВКО. Разрыв многолетних связей академии в системе подготовки иностранных специалистов может привести к переориентированию их в ВВУЗы других государств. А сейчас Академия имени Жукова является источником реальных доходов для нашей страны.


Еще раз повторим: академия – это не совокупность зданий, аудиторий, классов и учебно-материальной базы, а прежде всего это совокупность научных школ, идей, это профессорско-преподавательский коллектив, созданный на правах преемственности, на многолетних традициях, военных и научных.


Возникает вопрос – в каком состоянии академия, возможна ли сейчас подготовка в ней специалистов ВКО? На этот вопрос ответ дала контрольная проверка индивидуальной подготовки профессорско-преподавательского состава ВА ВКО имени Маршала Жукова, способности академии решать задачи подготовки специалистов ВКО и научного сопровождения строительства ВКО страны, комиссией под руководством генерал-лейтенанта Сергея Лобова, работавшая в Твери в соответствии с планом и указаниями начальника Генерального штаба в период с 6 по 8 июня текущего года. В результате проверки из девяти проверенных ведущих кафедр ВА ВКО шесть получили оценку «отлично», три – оценку «хорошо». Из более чем 100 проверенных преподавателей только один получил оценку «удовлетворительно», остальные – хорошие и отличные оценки. Укомплектованность академии профессорско-преподавательским составом с учеными степенями и учеными званиями – 65,7%, в том числе докторами наук и профессорами – 13,8%.


Комиссия сделала следующие выводы. Во-первых, уровень профессиональной подготовки профессорско-преподавательского состава ВА ВКО имени Жукова позволяет решать задачи по подготовке военных и научно-педагогических кадров для войск ВКО. Укомплектованность академии соответствует штатной численности. Во-вторых, состояние техники и вооружения, пропускная способность учебно-лабораторной, тренажерной и полевой базы, базы для выполнения научных исследований позволяют производить все виды учебных занятий в соответствии с учебными планами и программами.


Аналогичная проверка ВКА имени Можайского не проводилась. Почему?


Без учета общественного мнения


У определенной категории читателей может сложиться впечатление, что позиция ветеранов – это своего рода ретроградство, что это люди, давно потерявшие связь с Вооруженными силами, с реалиями сегодняшнего дня и поэтому не имеющие права вмешиваться в вопросы принятия решения по таким важным для государства проблемам.


Но позиция ветеранов полностью солидаризируется с позицией Вневедомственного экспертного совета по вопросам воздушно-космической обороны и, что очень важно, опирается на требования военной науки. Нас поддерживают комитет по обороне Государственной Думы, Общественная палата Российской Федерации.


Для нас остается загадкой, почему при решении этого важнейшего вопроса игнорируется мнение Академии военных наук, которая в лице своего президента генерала армии Махмута Гареева неоднократно высказывалась за сохранение тверской академии и придании ей статуса головного ВВУЗа войск ВКО. Почему при обсуждении данного вопроса не привлекалось отделение воздушно-космической обороны академии?


Мы не боимся ответственности, уверены в своей правоте. Более того, просим организовать проверку компетентности специалистов обеих академий, готовности их к выполнению возложенных задач в области ВКО. И проверку эту организовать не за партой – написанием контрольных работ, а на рабочих местах на командных пунктах с проведением контрольной командно-штабной тренировки (учения) на тему «Отражение удара СВН противника в ходе проведения им воздушно-наступательной операции на ТВД». Вот тогда станет ясно – что для кого и для чего предназначено. И тогда станет понятно, что многочисленный коллектив ВКА имени Можайского профессионален, имеет высочайший уровень подготовки, но… Он не имеет необходимой подготовки для руководства войсками по отражению ударов воздушно-космического противника. Для этого просто нет необходимой оперативной подготовки.


Еще один важный момент – мы никоим образом не стремимся бросить тень на прославленную Академию имени Можайского, на подготовку ею высококвалифицированных специалистов для Военно-космических сил. Академия имеет уникальную учебно-материальную базу, высокоподготовленный профессорско-преподавательский состав, свою научную школу в освоении космоса, располагает богатым арсеналом классов, аудиторий и другими ресурсами для успешной подготовки слушателей ВКС и научного сопровождения учебного процесса. Но эта академия не готовила и не может готовить специалистов ВКО, этой новой уникальной специальности в ВС РФ.


30 марта 1967 года директива Генштаба предписывает в составе войск ПВО страны сформировать Управление противоракетной обороны (ПРО) и противокосмической обороны (ПКО), несколько позже – систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и контроля космического пространства (СККП). Таким образом, в войсках ПВО страны формируются войска Ракетно-космической обороны (РКО). Фактически состоялось организационно-административное объединение систем ПВО и РКО в рамках единого вида Вооруженных сил – войск ПВО страны, а также, и это главное, их функциональное слияние в интересах достижения общей цели стратегических действий по обороне страны от ударов СВКН из воздушного пространства, из космоса и через космос. Планирование ПВО и РКО стало осуществляться единым органом, применение войск (сил) ПВО и РКО в одной системе управления стало по замыслу взаимосвязанным, а ответственность за результат – единоличным.


Вывод из сказанного напрашивается сам собой. Это воссоздание нарушенной структуры ВКО страны, показавшей себя достойно на практике, с учетом требований XXI века, на новой технической, технологической и оперативной базе.


Ранее мы полагали, что необходимо сохранить в полном объеме (а не в качестве филиала) Военную академию ВКО имени Маршала Г.К.Жукова, сделать ее головным ВВУЗом военного учебно-научного центра войск ВКО. В состав центра, на наш взгляд, должны входить бывший 2-й ЦНИИ МО РФ, 45-й ЦНИИ МО РФ, Ярославское училище, Гатчинский и Владимирский учебные центры.


К сожалению, даже за прошедшие месяцы многое упущено. Разрушение военной науки ВКО продолжается. Чтобы каким-то образом исправить ситуацию, предлагаем ВА ВКО имени Маршала Г.К.Жукова преобразовать в филиал ВКА имени Можайского, с подчинением НИЦ ПВО 4-го ЦНИИ МО РФ, Ярославского училища, Гатчинского и Владимирского учебных центров.


И еще хотелось бы отметить, что способность отмены необоснованного решения свидетельствует не о слабости, а о силе и мудрости как отдельного руководителя, так и коллектива в целом. И такая отмена требует срочности, промедление крайне негативно скажется на обеспечении воздушно-космической безопасности нашей Родины.




Анатолий Иванович Хюпенен - генерал-полковник в отставке, доктор военных наук, профессор, член Академии военных наук, председатель Союза ветеранов войск ПВО;


Сергей Игоревич Покладов - полковник в отставке, член президиума Союза ветеранов войск ПВО


Анатолий Хюпенен, Сергей Покладов

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
28.03.2018
Горячие точки науки
12.02.2018
Закаленное в бою. Самое известное оружие, воюющее более полувека
25.02.2016
Вызов принят
11.11.2014
Под знаменем евроремонта — часть II
21.05.2014
Не допустить перекосов
18.09.2008
Эпоха Александра Расплетина
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 03.03 16:54
  • 18
Производитель раскрыл характеристики новейших авиационных средств поражения "Гром"
  • 03.03 15:59
  • 1
Первый полёт турецкого перспективного истребителя Kaan
  • 03.03 15:48
  • 445
Израиль "готовился не к той войне" — и оказался уязвим перед ХАМАС
  • 03.03 15:46
  • 59789
США отреагировали на начало российских военных маневров у границ Украины
  • 03.03 15:31
  • 2
Видео: зенитная ракета "358" сбила американский беспилотник Scan Eagle
  • 03.03 15:06
  • 4
ЗРК «Тор-М2»: сбивает все, что попадает в зону поражения
  • 03.03 14:41
  • 97
Названо оружие, способное разорвать МиГ на части
  • 03.03 12:24
  • 97
В России запустили производство 20 самолетов Ту-214
  • 03.03 11:10
  • 230
Главком ВМФ России: проработан вопрос о создании нового авианосца
  • 02.03 21:42
  • 3
Может идеология в государстве не так уж и плохо?
  • 02.03 13:18
  • 31
В США оценили российские Су-34 с УМПК
  • 02.03 08:04
  • 7
Глава Ростеха анонсировал возобновление выпуска самолётов радиолокационного обнаружения и управления А-50У
  • 01.03 14:00
  • 4
Эммануэль Тодд: "Европа сегодня — это олигархия, истекающий период истории"
  • 01.03 11:45
  • 1
Фрегат Тихоокеанского флота отработал противодействие пиратам в Аравийском море
  • 01.03 11:10
  • 1
Загадочное присутствие: Правда о НАТО на Украине