Войти

Михаил Кокорич, "Даурия Аэроспейс": "Первый российский частный спутник запустят в 2013 году"

4922
0
0
Kokorich_Mihail
Михаил Кокорич. Источник: www.b-port.com.

В российской космонавтике созрел «несистемный кризис», констатировал вице-премьер Дмитрий Рогозин в начале сентября, в отрасли нет конкуренции, и она должна видоизмениться уже к концу года. Замглавы правительства плохо информировали

РБК daily удалось пообщаться с первым частным отечественным предпринимателем в космической сфере, создателем компании «Даурия Аэроспейс» Михаилом Кокоричем, который рассказал корреспонденту Виталию Петлевому, почему космос интереснее розничной торговли и как работает коммерческая космонавтика.


Четыре физика


- Вот уже год вы ведете переговоры о продаже своих ритейл-активов, среди которых есть и «Техносила», а деньги будете реинвестировать в свой новый проект?


- Действительно, я сейчас хочу сосредоточиться только на космических проектах. Это моя задача в среднесрочной перспективе. Средства из предыдущих бизнесов, которые большей частью связаны с ритейлом, не только из «Техносилы», но и из «Уютерра», предполагается направить в мой проект «Даурия Аэроспейс».


В перспективе за два-три года, а может, и быстрее, я планирую расстаться со всеми своими активами в сфере продаж и сфокусироваться на космосе. Во многом это будет зависеть от конъюнктуры рынка. Будет хорошее предложение - продам раньше.


- Как вы пришли к тому, что решили заняться созданием спутников и развитием сервисов на их базе?


- Этой тематикой я уже давно, со студенческой скамьи, и активно интересовался. Когда у меня появились свободные деньги, я долго, начиная с 2008 года, их инвестировал в разные небольшие компании космического профиля. Поскольку за этой темой я наблюдал, то довольно быстро начал понимать, что происходит в отрасли, и на бирже я инвестировал уже с глубоким пониманием компаний этого профиля. В какие-то моменты я скупал заметные пакеты компаний, становился одним из крупнейших акционеров. В некоторых случаях добивал свою долю до уровня второго-третьего по величине акционера, активно общался с компаниями, иногда продавал, спустя какое-то время, когда акции подрастали. Доли мои не предусматривали участие в операционной деятельности.


- А потом что изменилось?


- В конце прошлого года я принял окончательное решение развивать коммерческий проект в сфере спутниковых сервисов в России. Оно было обусловлено несколькими причинами, но основная в том, что именно эта отрасль мне наиболее интересна и я вижу здесь хорошие перспективы роста. Согласитесь, что всегда интересно заниматься тем бизнесом, который является для тебя одновременно и хобби.


- Не страшно запускать первый и единственный проект в России, связанный с производством спутников?


- Да, мы новый игрок на этом рынке. Сами делаем спутниковые аппараты, планируем за свои деньги их запускать и использовать спутниковые группировки. Но самое важное, мы намерены развивать сервисы на базе этих спутниковых группировок и планируем построить не только и не столько российскую компанию, а по-настоящему глобальную.


- Сколько у вас партнеров в космическом проекте и каков объем инвестиций?


- Четыре человека. Я, наверное, основной виновник того, что мы вошли в этот бизнес. И три партнера. Из них двое - мои одноклассники из физматшколы, а третий, кстати, по образованию тоже физик-технарь. Это люди, которые точно так же, как и я, заражены идеей космоса, готовы в эту тему вкладываться. Пока объем прямых инвестиций составляет пару десятков миллионов долларов, но в настоящее время сумма быстро растет. Мы только в самом начале находимся.


- То есть вы будете еще доинвестировать в этот проект деньги от продажи ритейл-активов?


- Верхнюю планку объема инвестиций в проект мы сейчас пока не устанавливаем, потому что если мы будем говорить о больших проектах в будущем, то сумма проинвестированных в компанию средств составит от 100 млн долл. и выше. Верхней планки как таковой нет, она может быть почти любой.


Спутники


- Неужели создание и запуск спутников может быть прибыльным бизнесом?


- Безусловно, да. Дело в том, что последние несколько лет российская индустрия в каком-то смысле была исключена из общего процесса модернизации. Она занималась, по сути, выживанием, а весь мир в это время шел по пути изменения идеологии создания спутников. Появилось новое направление - низкобюджетные и малогабаритные аппараты.


- А в чем отличие этого направления?


- Эти спутники отличаются от производимых ранее аппаратов так же, как персональные компьютеры отличались от мини-фреймов, занимавших порой целые этажи зданий. Небольшие (50-300 кг), достаточно универсальные, недорогие, собранные из стандартных комплектующих высокотехнологичные аппараты представляют собой новое поколение спутников. Этот подход достаточно новый и для Запада, где компании, такие как английская SSTL, позже приобретенная подразделением EADS, только в 90-х и 2000-х годах осваивали этот подход. Такие аппараты в отличие от традиционных стоят на один-два порядка меньше, и цикл их производства/разработки занимает один-два года вместо пяти лет и более.


- А где используют такие спутники?


- Пока область использования этих аппаратов - низкие земные орбиты, где они выполняют миссии наблюдения за Землей, а также научные, связные и исследовательские задачи.


- И когда же вы запускаете первый аппарат?


- Первый созданный аппарат такого класса - DX1 массой около 50 кг - мы планируем запустить в следующем году. Основные его задачи: отладка спутниковой платформы, слежение за передвижением судов в акватории Мирового океана и испытания разной полезной нагрузки. Разработку и производство второго аппарата - DRE - мы начинаем в конце этого года. В следующем году мы планируем запустить производство сразу нескольких аппаратов, которые мы собираемся использовать для космической съемки.


- А где расположено производство? На предприятиях Роскосмоса?


- Нет, центр разработки и сборки малых аппаратов мы развертываем в технопарке Сколково, а наноспутников - в США. Нам удалось собрать очень интересную интернациональную команду. Наверное, впервые в российской космической отрасли управляющим директором проекта стал иностранец, причем женщина - британка Вей Сан, одна из разработчиков модели низкобюджетных малых аппаратов, работавшая в SSTL с начала ее создания. Она переехала в Россию и возглавила расположенный в Сколково центр по созданию и разработке малых космических аппаратов.


- Что такое наноспутники?


- Это аппараты массой 1-10 кг, которые могут выполнять разные задачи в составе различных группировок и обеспечивать совершенно новые характеристики оказываемого сервиса. Например, непрерывное наблюдение за земной поверхностью. Мы совместно с командой Томаса Свитека, выходца из JPL (Jet Propulsion Laboratory - разработчик марсохода Curiosity), начали работу над наноаппаратами в исследовательском парке НАСА Эймс в Маунтин-Вью (рядом с офисом «Гугла») и открыли компанию Canopus Systems US.


Сервисы


- Что же вы планируете делать со своими спутниками?


- Правда этого бизнеса в том, что потребителям, в том числе и государственным, не нужны спутники. Им нужны услуги, которые они оказывают. Передача данных, трансляция телевизионного сигнала, навигация, результаты космической съемки. При этом этот рынок действительно глобальный. Любой человек может воспользоваться услугами навигации GPS/ГЛОНАСС. Приемные спутниковые тарелки настроены как на российские, так и на зарубежные спутники. При фактическом отсутствии российских спутников космической съемки основными для российских органов власти стали космические снимки с зарубежных аппаратов. В отличие от рынка космических аппаратов, который обложен множеством барьеров, рынок услуг регулируется гораздо слабее.


- А каков размер этого рынка?


- Этот рынок гораздо больше! К примеру, если посмотреть мировой сегмент спутниковой связи, доходы от производства спутников составляют чуть больше 11 млрд долл., тогда как доходы от продажи наземного оборудования - более 52 млрд долл., а доходы от оказания услуг связи уже более 103 млрд долл. в год. При этом рынок достаточно концентрирован, крупнейшие компании имеют выручку на уровне 10-20 млрд долл. в год. Именно с рынком космических услуг связан один из наиболее видимых успехов российской космической отрасли - услуги по выводу космических аппаратов на орбиту, где Россия в коммерческом сегменте занимает более 50% рынка. Заметьте, именно в услугах по запуску, а не в продаже ракет-носителей!


- И вы собираетесь делать своего космического оператора?


- Мы создаем компанию, которая не только производит спутники, но и будет их оператором, который продает услуги, а не только сами аппараты. В качестве одного из первых шагов мы совместно с одной из самых сильных команд в Европе запустили проект создания виртуального оператора космической съемки на базе облачных технологий. Этот оператор объединит данные результатов космической съемки с различных группировок спутников зондирования земли, в том числе собственных, с алгоритмами обработки этих данных, и сможет донести эту информацию в любом удобном виде конечному потребителю. Это как продажа приложений через Appstore в iPhone.


- Где будет расположена компания? Как она называется?


- Компания называется CloudO AG, головной офис продаж расположен в Мюнхене, центр разработок сейчас открывается в Сколково.


Будущее отрасли


- Вы частный инвестор, рискующий поставить на такую непрозрачную и зарегулированную у нас отрасль, как космос. А чем отличаются российские реалии и условия от тех, в которые попадают частные инвесторы, например, в США?


- Я уверен, что сейчас Россия - одно из лучших мест для старта частной компании на космическом рынке.


- Смелое заявление. Почему же?


- Первое: богатое наследие и традиции в космических технологиях, ореол романтики и большой, ненасыщенный рынок представляют собой очень интересное сочетание.


Во-вторых, существующая структура космической индустрии, а также зачастую устаревшие управленческие подходы и технологии не могут удовлетворить спрос на услуги даже со стороны публичного сектора. Например, потребности в космической съемке на 95% удовлетворяются зарубежными операторами, подвижная спутниковая связь - почти на 100%! Это создает уникальную возможность - почти любой продукт/услуга, созданный в России, будет востребован на нашем растущем рынке.


И в-третьих, Россия - одна из немногих стран, которые в течение нескольких последних лет увеличивают финансирование космического сектора, что отличается от ситуации в Европе и США, где космические агентства вынуждены сокращать финансирование.


- Так почему вы первый, почему нет никого?


- Проблема в той роли, которую должно играть государство в отрасли. Роль государственного участия в нашем бизнесе велика.


- Это вы про Россию?


- Почему же? А США? НАСА не только выступает основным заказчиком космических программ, но и продвигает такие инновационные проекты, как компания Space-X с ракетой-носителем Falcon и космическим кораблем Dragon. Крупнейшим заказчиком крупнейших мировых операторов космической съемки - компаний DigitalGlobe и GeoEye, которые, кстати, котируются на NASDAQ, - является американское правительственное агентство NGA, оно формирует их портфель заказов на 60-70%. Поэтому для нас российское космическое агентство, как и другие государственные потребители космических услуг, очень важный потенциальный партнер.


- Так в чем же проблема?


- Существующая структура агентства, механизм принятия решений и их реализации мало пригодны для работы с такими частными компаниями, как наша. Не существует действующих механизмов государственно-частных партнерств в части совместного использования спутниковых группировок. Негибкость в принятии решений приводит к тому, что при совместной работе доминирует важность следования сложным и устаревшим процедурам и регламентам, а не бизнес-подход, ориентированный на потребителей услуг. Роскосмос в текущем виде практически не может быть институтом развития, способным принимать прорывные решения, идти на обоснованный риск.


- Как вы относитесь к различным идеям реформирования космической отрасли?


- Нам далеко не безразлична та дискуссия, которая в настоящее время идет о будущем российской космонавтики, структуре отрасли и месте самого агентства. Пару недель назад, перед совещанием у премьер-министра по проблемам космической отрасли, мы участвовали в заседании «открытого правительства», посвященном реформе космической индустрии и созданию госкорпорации. Страсти кипели совсем нешуточные.


- Что обсуждалось?


- Госкорпорация - конструкция, которую легко и удобно критиковать. Особенно с позиции частного бизнеса, который сам конкурирует с традиционной отраслью. И действительно, конкуренция в большинстве секторов экономики имеет благотворное влияние на потребителя, рынок и саму отрасль. Структура большинства западных космических отраслей устроена так, что существуют несколько, две-три, крупных вертикально интегрированных компаний (в США - Lokheed Martin и Boeing, в Европе - Thales Alenia и EADS) и несколько менее крупных игроков. И я глубоко уверен, что в будущем, когда созреет ряд условий, такая структура будет целесообразна и для российского космического сектора.


- Что за условия?


- Должны создаться условия для конкуренции. Первое - наличие сильных управленческих команд, понимающих специфику отрасли, имеющих опыт работы в конкурентных условиях. Второе - «умный» национальный капитал, желающий быть стратегическим инвестором в отрасль и обладающий достаточными финансовыми ресурсами. Третье - правильное соотношение размеров космического рынка и индустрии. Пока размер рынка несопоставим с размерами рынка в США или Европе, где могут оперировать многопрофильные компании в авиакосмической отрасли с выручкой в миллиарды и десятки миллиардов долларов.


- Почему же сейчас нет условий для конкуренции? Предприятия Роскосмоса ведь конкурируют за госзаказ.


- Текущая ситуация является псевдоконкуренцией, когда предприятия конкурируют за государственные деньги между собой. Размер заказов не позволяет действительно вырасти. Очень слаба горизонтальная интеграция, и не происходит выбраковки неэффективных команд/решений.


- А госкорпорация усилила бы конкуренцию?


- Парадокс, но если бы был один игрок, то он автоматически вынужден бы конкурировать с лидерами мировой отрасли, с которыми гораздо проще сравнивать, - Astrium, Space System Loral, Boeing. И ему можно было бы поставить четкие и прозрачные цели: увеличение доли коммерческих заказов, эффективности, выработки на одного работника, в том числе за счет уменьшения переразмеренности отрасли, увеличение доли частного бизнеса.


- Так вы за госкорпорацию или за холдинги?


- Учитывая сегодняшнюю ситуацию, уверен, что самый реальный способ провести необходимые реформы - это концентрация усилий через создание госкорпорации с четкими задачами и ограниченным сроком ее жизни, например пять-семь лет. А после этого можно будет уже выделить несколько эффективных холдингов (корпораций) со своей специализацией и задачами в новой космической экономике. И это также будет плодотворно для частного бизнеса, который сможет выступать в реализации крупных сервисных проектов с использованием моделей государственно-частного партнерства с госкорпорацией.


- То есть вы поддерживаете идею главы Роскосмоса по созданию госкорпорации.


- Считаю, что другого эффективного решения нет. Налогоплательщики и общество должны дать мандат на право изменений команде вокруг конкретной личности - лидера. Так и решались прорывные задачи в космосе - Королевым, Вернером фон Брауном.



Виталий Петлевой

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
10.07.2017
Игорь Комаров: "Мы переводим борьбу с аварийностью на Землю"
31.05.2016
Не догоняем
31.12.2014
Неделя авиакосмических технологий
17.01.2014
Сказание об Ан-70
30.10.2009
Несмотря на кризис и погоду
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 19.02 16:37
  • 2
Почему в России сохраняются и призыв, и контрактная служба
  • 19.02 16:32
  • 49
ЗРС С-400 и ЗРК «Тор-М2» – идеальная пара
  • 19.02 15:57
  • 28
Ка-52М вооружат ракетой с дальностью 100 километров
  • 19.02 15:53
  • 1
Курды готовы влиться в состав сирийской армии
  • 19.02 15:51
  • 1
Сирийский эндшпиль, ливийское начало
  • 19.02 15:35
  • 1
Квантовый прорыв
  • 19.02 15:29
  • 4
«Роскосмос» отказался от «фаллоса»
  • 19.02 15:27
  • 5
Первая ступень Falcon 9 упала в океан
  • 19.02 15:22
  • 10
Не туда сел: как советский истребитель сбежал с аэродрома НАТО
  • 19.02 13:40
  • 151
Стоящая на вооружении российской армии бронетехника отлично себя проявляет, нужды в переходе на новое поколение нет - Борисов
  • 19.02 13:38
  • 7841
Минобороны: Все авиаудары в Сирии пришлись по позициям боевиков
  • 19.02 13:32
  • 5
Индия закупила новый истребитель на миллиарды долларов
  • 19.02 12:43
  • 1
Путь к сердцам заказчиков проложили пушки
  • 19.02 12:39
  • 11
Пентагон вооружит бойцов «интеллектуальными» винтовками
  • 19.02 10:49
  • 93
"МиГ" и "Сухой" объединят для производства всей боевой авиации РФ