Войти

Последствия победы истребителя Rafale в индийском тендере

3848
0
+1
Rafale_in_shop
Rafale_in_shop

Несмотря на то, что данный материал появился еще весной этого года и являлся по сути реакцией на новость о выходе истребителя Rafale в финалисты индийского тендера на закупку 126 многофункциональных истребителей, он, по мнению редакции Перископа.2, не потерял своей актуальности. Об этом свидетельствует и недавний рост числа публикаций относительно рисков для Rafale, которые могут поставить под сомнение его достижения в начале года.


Разбор ситуации хотелось бы начать с нескольких оговорок. Интересно отметить, что при внимательном анализе французской и индийской прессы бросается в глаза отсутствие таких слов «эксклюзивный», «вышедший в финал» и «победитель». Основные новости касались того, что Rafale прошел только первый этап, который имел отношение к стоимости, а на следующем этапе сторонам еще предстоят переговоры. И также не было сообщений о том, что Typhoon «проиграл» и сейчас исключен из списка. Конечно, будь вы индийцами, и перед вами стояла перспектива потратить на самолеты 10-15 млрд долл., вы бы использовали все возможности в ходе переговоров, чтобы получить более выгодные условия, и сохранение Typhoon «в процессе» на некоторое время должно держать «команду Rafale» в форме. То есть еще возможно, что Eurofighter, за которым стоит четыре европейских державы, может еще появиться на сцене с более привлекательными ценовыми условиями. Но тут ключевым моментом является отсутствие внутреннего заказа на модификацию истребителя с АФАР, а вот это уже может стать проблемой.


Но оставим это пока в стороне и подумаем о собственно решении, и какие долгосрочные последствия оно может иметь.


Цена I


Одним из камней преткновения в потенциальной сделке Rafale в ОАЭ была цена – высшие эмиратские чиновники особо отмечали нереалистичную стоимость истребителя. А теперь подумаем о том, что если богатые ОАЭ заявляют о слишком высоком ценнике, это о чем-то да говорит. И как же там вышло, что оказавшись в Индии, Rafale стал самым дешевым предложением из двух?


Если это было вызвано снижением стоимости с целью победить в тендере, то почему Париж не сделал то же самое в ОАЭ? В свое время появлялись публикации, в которых утверждалось, что компания Dassault не хочет снижать цену, а французское правительство не может заставить ее продавать самолеты по низким ценам. Тогда это показалось странным, так как обычно промышленность обычно идет навстречу правительству. Но министр обороны Франции практически без всяких намеков угрожал прекратить закупки Rafale вследствие фиаско в ОАЭ. Так можно ли считать, что в конце-концов Dassault убедили снизить цену? Или же французское правительство пришло к выводу о том, что следует выдумать какой-нибудь «рецепт для внутреннего употребления» с целью помочь Dasault опустить цену?


Во всем это есть нечто странное: если контракт с ОАЭ является важным, Rafale стал единственным вышедшим в финал самолетом, и ОАЭ могут стать первым экспортным заказчиком, почему тогда команда Rafale не боролась за него всеми средствами и не хотела менять цену? Почему индийский контракт заставил их сменить подходы? И наоборот, имея в кармане потенциальный контракт на 126 истребителей, можно позволить проводить более жесткую линию с таким клиентом, как ОАЭ…


Цена II


Интересно посмотреть, как французские газеты цитировали внутренние источники, которые подтверждают ранее высказанное Defence Analysis предположение: цена, озвученная на индийском тендере, была настолько низкой, что у команды Rafale практически не останется прибыли, и это в итоге приведет ее к сомнительному рекорду по убыткам. В связи с этим Defence Analysis напоминает о другой французской компании: Nexter (она же GIAT Industries). «Сделка века» в ОАЭ на поставку танков Leclerc закончилась убытком в размере 4-5 млрд евро. Может ли так быть, что другая французская компания наступит на те же грабли? Можно предположить, что длительная боль, которую испытывает французское государство от контракта GIAT немного притупит рвение. Но тогда, одной из причин, которая привела к этим убыткам, была… политика французского государства в отношении сделки с ОАЭ в 1993 году. Время покажет.


Легкость обслуживания


К сожалению, в распоряжении Defence Analysis не было официальных французских отчетов, которые бы подтверждали тезис о том, что Rafale является великолепным самолетом с точки зрения простоты и стоимости обслуживания. В то же время все доклады ВВС тех стран, чьи самолеты летали вместе с Rafale на Крите в ходе ливийской компании, отмечают, что у Rafale было немало проблем с обслуживанием. Катарские офицеры, которым пришлось совершать боевые вылеты вместе с Rafale, называли его «самый мощный однодвигательный истребитель в мире» — это саркастическое признание проблем с обслуживанием двигателей истребителя.


Имеется очень много официальных отчетов, которые показывают, что система обслуживания и поставок, применяемая для Rafale, очень сложна, неэффективна и значительно отстает от промышленных стандартов. До тех пор, пока кто-нибудь не докажет обратное, Defence Analysis будет считать, что индийские ВВС столкнутся с неприятными открытиями в вопросе стоимости обслуживания…


ОАЭ


В некоторых материалах, опубликованных в открытой французской печати сообщается, что переговоры по контракту на Rafale с ОАЭ возобновились вследствие индийских договоренностей. Президент Н. Саркози в феврале 2012 г. нанес визит в Абу-Даби, и многие французские источники полагали, что контракт может быть подписан к началу апреля…


В этой связи у Defence Analysis возникло несколько идей…


• Французские сообщения говорят о том, что ОАЭ снизили свои требования к установке на Rafale двигателя с тягой 9 тонн, которые намного мощнее устанавливаемых сейчас модификаций двигателя М88 с тягой 7-7,5 тонн. Во-первых, кажется странным, что после всех гарантий со стороны высокопоставленных французских военных в том, что «с двигателем ничего плохого не происходит», выясняется, что ОАЭ все еще тяготеют к более мощному двигателю. Так почему ОАЭ снизили требования к тому элементу, который являлся главным требованием? Если это было не так важно, то почему они не отказались от этого раньше? И не скажется ли это на Индии, в том плане, что другой серьезный клиент имел проблемы с двигателем?


• Несколько французских газет написали, что Франция выкупит 63 истребителя Mirage 2000-9, второй пункт, на котором настаивали ОАЭ. Опять возникает вопрос, почему сейчас Париж решился на трейдин, хотя раньше это считалось невозможным? Хорошо, речь идет о сумме, которая скорее всего превысит 1 млрд евро, а она для Франции весьма существенна, но ведь всегда вопрос цены имел важное значение, и чем эта ситуация отличается от прочих? Если только покупка Mirage 2000-9 была тем препятствием на пути к подписанию контракта, то ее ликвидация является невероятно простым решением. И снова, что изменилось по сравнению с ноябрем-декабрем 2011 г., когда это считалось основным препятствием, и сегодняшним днем?


• Ходят разговоры о том, что истребители Mirage 2000-9 будет переданы/проданы Ливии, которая создает новые ВВС, но в чем различия между прошлым и нынешним годом? Анализируя различные истории, Defence Analysis может насчитать как минимум три байки насчет того, что это был всего лишь план. То есть все это не тянет на то, чтобы быть решающим фактором в сделке, тем резким изменением ситуации, которая сделала экономику контракта с ОАЭ привлекательной.


• Хотя шансы на заключение сделки в ОАЭ кажутся намного более вероятными, чем они были некоторое время назад, Defence Analysis бросает здоровенный кирпич в этот пруд… ОАЭ в значительной степени связаны с Пакистаном, в их ВВС служит много пакистанских летчиков, даже сборная при крикету в значительной степени опирается на эту страну… То есть, если главный противник Пакистана, Индия, закупит Rafale, не возникнут ли причины, по которым в Абу-Даби выберут другой вариант? Это не столь уж невероятно – много стран следуют логике «враг моего врага (так в тексте – Перископ 2) купил X, поэтому я не буду».


• И остается вопрос об экономике производства: сможет ли команда Rafale справиться с ростом производства, вызванного, скажем, индийским и эмиратским контрактами? Хорошо, допустим, Индия будет стремиться к сборке, а затем и производству самолетов у себя, но сможет ли Франция увеличить выпуск машино-комплектов, в которых будет нуждаться Индия, не говоря уже об Индии и ОАЭ? В конце-концов, если Нью-Дели рассчитывает получить истребители, например, через три года, то в этом случае производство Rafale должно вырасти с сегодняшних 8-10 истребителей в год, до 24-30, что является серьезным вызовом. Возвращаясь к официальным французским документам, можно сказать, что в них не содержится планов выйти превысить объем годового выпуска в 18-20 самолетов на заводе в Сан-Клу. И будет ли расширение производства простым и дешевым решением?


Бразилия, Катар, Кувейт


Может ли в этом случае иметь место эффект домино, вызванный индийским контрактом на покупку Rafale? Есть ли такая страна, которая хотя бы в незначительной степени интересовалась Rafale, а теперь на всех парах несется в Париж с вопросом, сколько истребителей она сможет купить и когда? Defence Analysis задается вопросом из предыдущего пункта: сможет ли сегодня Франция справиться с резким ростом выпуска Rafale?


В конечном счете, Индия хочет самостоятельно осуществлять сборку/производство своих истребителей; Бразилия также рассчитывает на передачу технологий, и таким образом будет рассчитывать на производство/сборку большей части комплектующих у себя. Но как бы нам этого не хотелось, такие страны как Катар и Кувейт очень далеки от идеи собственного производства или сборки своих самолетов. То есть они будут требовать сборки самолетов во Франции.


Тогда мы возвращаемся к вопросу: сможет ли команда Rafale адекватно удовлетворить спрос? И если для этого потребуются такие сроки, которые могут показаться «слишком длинными», не решат ли потенциальные просители, что для них может быть лучше обратиться куда-нибудь еще за истребителем следующего поколения?


Не столкнемся ли мы с ситуацией, аналогичной противостоянию между Airbus и Boeing, когда затянутые сроки поставки самолета у одного производителя приводили к тому, что авиакомпания выбирала его конкурента? Если время, необходимое на расширение производства, составит, предположим, пять лет до момента первой поставки, не выберет ли Кувейт альтернативные варианты?


Передача технологий


Станет ли индийский контракт на покупку Rafale важным водоразделом в области экспорта вооружений, с относительной и исторической точек зрения? Докажет ли он, что передача технологий для многих стран уже не является категорией «неплохо бы иметь», а уже перешла в разряд «без него переговоры не ведем»? На сегодня, можно сказать, что подобная ситуация уже имеет место в последние годы, но по мнению Defence Analysis, объем индийского контракта и длительность его реализации, может привести к прорыву в сфере передачи технологий. И если это так, а мы полагаем, что именно так и есть, то американские компании это затронет намного сильнее европейских.


Американские фирмы совершенно неправильно поняли требований индийцев по передаче технологий, расценив их как еще один пакет контрактных условий. Они были абсолютно неправы. По итогам данной сделки сможем ли мы увидеть столько же ограничений на передачу технологий, скажем, в Бразилию, как имело место в Индии? Хорошо, Boeing рассчитывает продолжить продажи истребителей F/A-18E/F, и в этом случае они должны повысить ставки в своей игре с передачей технологий. По мнению Defence Analysis, много стран примут к сведению публичные индийские заявления по неприятию ограничений в передаче технологий со стороны США, и скорее всего будут использовать этот фактор для получения более заманчивых предложений от Вашингтона и американских оборонных компаний.


Смогут ли американские оборонные компании убедить Госдепартамент изменить условия ведения экспортных сделок, чему он так сильно сопротивлялся раньше? До сегодняшнего момента американское государство боролось и победило много компаний в данном вопросе, но может ли оно стать достаточно мудрым для того, чтобы изменить политику жесткого режима в отношении передачи технологий.


Но джинн уже выпущен из бутылки, и если вам действительно нужна передача технологий, сможете ли вы это получить? Индия показала, что в этом вопросе она не готова идти на компромиссы, и высоки шансы на то, что в кратко- и среднесрочной перспективе многие страны, даже те, которые имеют незначительную аэрокосмическую промышленность, начнут включать передачу технологий в обязательные условия.


Победитель в промышленности?


Успех в Индии и возможно в ОАЭ изменит благосостояние одного из ключевых игроков в программе Rafale. Нет, это не компания Dassault, как могли бы подумать многие, хотя эта сделка (сделки) надо надеяться не станут убыточными для нее. Речь идет о компании Thales. На сей счет имеются следующие соображения:


• Dasault: продажи бизнес-джетов Falcon составляют 78% оборота компании;


• Safran: продажи всех типов военных двигателей достигают 69% от оборота компании.


Это может показаться странным, хотя возможно это объясняет поведение в области экспортных поставок, но компания Dassault не сильно зависит от военных заказов, как может показаться на первый взгляд. Нечто подобное можно подумать, к примеру, о компании BAE или даже Lockheed Martin, но Dassault кажется более монолитной компанией, а многие продолжают ее оценивать в старой парадигме, в качестве производителя истребителей Mirage, и никак иначе.


Причины, по которым Defence Analysis называет Thales потенциальным главным победителем от индийского (и других) контракта, следующие:


• В области военной авиации Thales стал намного больше, даже слишком, зависим от истребителей Mirage, а затем и Rafale в части поставки для них БРЭО. В отличие от компании Selex Galileo, которая приложила усилия, и теперь поставляет свою электронику не только национальным заказчикам, но далеко за пределы страны и на разные платформы, Thales только увеличил зависимость от французских продуктов.


• Это означает, что отсутствие экспортных контрактов станет серьезных ограничителем перспектив Thales на рынке военной авиации. Если принять во внимание слова, сказанные под Рождество министром обороны Франции Ж. Лонге, о том, что министерство обороны сократит закупки Rafale, то позиции Thales в этой области станут выглядеть еще более неустойчивыми.


• Но даже с учетом локализации производства и сборки в Индии, индийский контракт обеспечит Thales долгосрочными заказами в области военной авионики, а также БРЭО применительно к истребителю Rafale. Это означает, что на 5-8 лет компания будет загружена работой по БРЭО для Rafale, которое еще не существует в природе. А затем в долгосрочной перспективе это приведет к работам модернизации и поддержке жизненного цикла БРЭО, а это вызовет рост выручки, увеличение расходов на НИОКР, а затем, в свою очередь, приведет к улучшению портфеля предложений в области военной авионики. А это даст Thales шанс уйти от привязки к Rafale за счет других авиационных программ, тем самым гарантировав себе более стабильное будущее.


Вопрос, однако, заключается в том, насколько успешно Thales справится с возможными успехами в экспорте боевых самолетов…


Другой победитель в промышленности?


Вернемся в конец 2011 — начало 2012 года, тогда наиболее вероятным казалось следующее: Dassault, лишенная экспортных контрактов на Rafale, и страдающая от отсутствия новых заказов во Франции (отказ от модернизации Mirage 2000, штучные и сокращающиеся заказы на Rafale), продолжит тренд на возвращение на растущий рынок бизнес-джетов, практически оставив за бортом оборонный бизнес. У ее конкурентов: BAE Systems, EADS, Finmeccanica, Saab, позиции на рынке военной аэрокосмической техники кажутся более устойчивыми, их национальные заказчики часто готовы прийти к ним на помощь, и все это даст им возможность сохранять преимущество над Dassault, и даже еще больше уйти в отрыв.


Фактически, в случае, если Dassault получит индийский контракт, а также еще несколько экспортных контрактов, это не только вытащит ее из ямы, но даже может вырваться вперед по сравнению с европейскими оборонными компаниями аэрокосмического сектора. Уже много написано в отношении того, что индийский контракт означает появление крупного партнера, с которым Франция сможет работать по развитию проекта Rafale, модернизировать и совершенствовать этот истребитель. Но ключевым моментом станет способность увеличить производство на довольно скромной сборочной линии в Сен-Клу.


• Предположим, что Индия закупит только 18-24 самолета французской сборки, оставшиеся будут собираться в Индии. Это дает французскому заводу определенную свободу маневра;


• Предыдущими планами предусматривался выпуск максимум 20-22 самолетов в год. Defence Analysis для расчет взял цифру 20.


• Выпуск 24 индийских самолетов на протяжении пяти лет заберет значительное число самолетов с и так барахлящей французской производственной линии. Однако быстрое перевооружение индийцев приведет к тому, что рост производства быстро закончится.


• Однако более экономное производство сможет дат возможность для других заказчиков Rafale. Согласно цифрам Defence Analysis, число экспортных заказов может составить дополнительные 48-54 истребителя на период до 2020 года по сравнению с нынешними производственными планами. Это означает, что значительного роста производственных мощностей не будет. Это выглядит довольно привлекательно, но остается понять, в какой степени производство пострадало от нескольких лет существования «на голодном пайке».


Основным моментом здесь является то, что Dassault должна как минимум иметь возможность создать эффективную производственную линию для Rafale, несмотря на то, что страны вроде Индии хотят иметь большую долю лицензионной продукции. Индия плюс одна средний, или два маленьких экспортных заказа, позволят поддерживать форму в производстве Rafale до 2020-х гг. Экспортных заказов будет достаточно для того, чтобы сгладит неровности и шероховатости при производстве самолетов для внутреннего заказчика. Сравним это с сегодняшними данными по истребителю Typhoon, чье производство без новых экспортных заказов должно завершиться в 2016-2017 гг. Основываясь на этом, Dassault может стать «последним выжившим», если говорить об оборонных авиационно-космических компаниях.


Тут сразу же появляется мысль: не означает ли положительное решение Индии в отношении Rafale, а также участие Британии в производстве истребителя JSF, что компании BAE Systems следует больше заниматься разработкой и маркетингом истребителя Eurofighter?



Оригинал публикации: Rafale in India — The Implications


Defence Analysis, vol 15, No 3


Перевод Андрея Фролова

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
09.08.2017
Спрос на классику возрос: перспективы рынка истребителей в ожидании 5-го поколения
22.01.2014
По прогнозам, в лидерах будет F-35
18.11.2011
Сбить цену
01.07.2009
Новинки парижского салона
24.02.2009
Aero India 2009
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 05.06 14:12
  • 25
SpaceX «сильно ударит» по «Роскосмосу»
  • 05.06 13:47
  • 1
Генерал Джеймс Мэттис против Дональда Трампа
  • 05.06 12:28
  • 2
«Охотник» на миллиард: стала известна цена самого мощного дрона России
  • 05.06 12:06
  • 2
В АО "ЭМЗ им. В.М.Мясищева" завершаются работы по модернизации учебно-тренировочного самолета Л-39
  • 05.06 11:49
  • 1
Почему Т-90МС можно считать лучшим экспортным танком в мире
  • 05.06 11:46
  • 3
А был ли в Сирии «гиперболоид инженера Гарина»
  • 05.06 11:40
  • 14
NI прокомментировал испытания модернизированного Ту-22М3М
  • 05.06 10:59
  • 74
Ударные дроны: РФ отстает даже от Ирана
  • 05.06 10:53
  • 34
Исследование: ракеты SpaceX для NASA и Пентагона на порядок дороже, чем для Илона Маска
  • 05.06 10:51
  • 1
Стратегия создания маяков
  • 05.06 10:47
  • 21
Украинская ракета «Нептун» поразила сразу две цели
  • 05.06 10:39
  • 1
Новым гендиректором "Туполева" стал выходец из радиоэлектронного холдинга "Ростеха" Ронис Шарипов - ОАК
  • 05.06 10:31
  • 17
"Батут не шутка": Crew Dragon пристыковался к МКС
  • 05.06 10:09
  • 7
Названа стоимость тяжелых ударных беспилотников С-70 «Охотник»
  • 05.06 09:58
  • 199
У недалеко летящей и неточной российской «Булавы» нашли преимущество