Войти

Мегаконтракты с Алжиром могут возобновиться

5525
0
+1

Алжирский рынок для российского ОПК открыт

Одной из главных весенних новостей мирового рынка вооружений стало объявление о закупке Алжиром четырех фрегатов германского проекта Meko A-200N у компании Thyssen Krupp Marin Systems на сумму 2,886 миллиарда долларов. Причем, похоже, это только начало заключения контрактов с ФРГ из пакета на сумму почти 10 миллиардов евро, одобренного германским Советом безопасности в июне 2011 года.


Крупный по мировым меркам контракт на фрегаты западного производства с одним из основных российских партнеров по ВТС еще раз ставит вопрос будущего отечественных производителей оружия на алжирском рынке. В этой связи представляется необходимым дать общую характеристику Алжира как рынка вооружений и обозначить российские перспективы на нем.


Покупали самое лучшее


Алжир традиционно являлся одним из основных покупателей советских, а потом и российских вооружений, что, впрочем, не мешало этой стране осуществлять относительно крупные закупки вооружений и у западных государств. И никого не удивляли подвешенные под алжирскими истребителями-бомбардировщиками МиГ-23БН советского производства американские бомбы Mk.82.


Одной из характерных особенностей закупочной политики Алжира было стремление приобретать самые совершенные на момент подписания сделки системы вооружения. Так, еще в советские времена Алжир стал одной из первых стран – получателей боевого вертолета Ми-24А, одними из первых туда были поставлены сторожевые корабли проекта 1159Т и дизель-электрические подводные лодки проекта 877ЭКМ. В новейшее время именно Алжир – стартовый зарубежный эксплуатант учебно-боевых самолетов Як-130.


Отправка в Алжир из Иркутска первой партии учебно-боевых самолетов Як-130. Фото: пресс-служба корпорации «Иркут»


После распада СССР размах военно-технического сотрудничества этой страны с Россией значительно сократился. В 90-е у Алжира несколько скорректировались приоритеты в области безопасности и вместо противостояния с Марокко (и в определенном смысле с Ливией) на первое место вышла угроза исламского терроризма, с которым страна борется с 1991 года. В этот период вместо новых вооружений активно закупались подержанные системы в странах СНГ: истребители МиГ-29 и танки Т-72 – в Белоруссии, фронтовые бомбардировщики Су-24М и топливозаправщики Ил-78М – на Украине, вертолеты Ми-24В/Д из наличия – в России и на Украине.


Определенные перемены произошли в 2000 году, когда был заключен первый относительно крупный контракт на ремонт и модернизацию в России 22 фронтовых бомбардировщиков Су-24М. В 2002-м подписан договор на 42 вертолета Ми-171. Он стал «предвестником» крупнейшего пакета контрактов на новые вооружения, который заключили в 2005–2006 годах на феноменальную сумму – 7,5 миллиарда долларов. Правда, он сопровождался списанием алжирского долга бывшему СССР на сумму 4,7 миллиарда долларов, но размен зависшего советского долга с неопределенными перспективами и сроками погашения в обмен на закупки современных вооружений с позиций сегодняшнего дня представляется оправданным.


«Инерция» тех контрактов оказалась настолько мощной, что даже по итогам 2011 года (то есть спустя пять-шесть лет с момента подписания) доля Алжира в российском экспорте вооружений составила 15 процентов или почти два миллиарда долларов, что принесло этой стране второе место в военном экспорте России после Индии.


Су-30МКА алжирских ВВС


В тот первый пакет вошли поставки 28 истребителей Су-30МКА, 34 истребителей МиГ-29СМТ/УБТ, 16 учебно-тренировочных самолетов Як-130, восьми дивизионов ЗРС С-300ПМУ-2, 38 ЗРПК «Панцирь-С1», 185 танков Т-90СА, двух неатомных подводных лодок проекта 636, а также крупные контракты на модернизацию ранее поставленной советской техники и закупку крупных партий высокоточного оружия.


И хотя реализация этого пакета была омрачена историей возврата в Россию (и последующего выкупа их у РСК «МиГ» российскими ВВС) практически полностью поставленных истребителей МиГ-29СМТ/УБТ, на некоторых из которых алжирские пилоты даже успели весьма активно полетать, в конечном счете данный контракт позволил пополнить отечественные ВВС 34 новыми боевыми самолетами. За счет этого «провального» экспортного контракта 2009 год (тогда ВВС РФ пополнились 31 из 34 «алжирским» МиГ-29) до сих пор удерживает рекорд по числу поставленных в российские ВВС самолетов. Впрочем, «потеря» в Алжире МиГ-29СМТ была в некоторой степени компенсирована дозаказом еще 16 истребителей Су-30МКИ(А).


Но несмотря на значительные закупки у России, Алжир в 2000-е годы проводил настоящую многовекторную политику в отношении поставщиков вооружений. Обращает внимание такой факт – алжирцы в основном закупали на Западе те образцы техники, которые не могла предложить Россия, причем наблюдается тенденция роста стоимости закупаемой техники. Так, если в 2002 году в Испании было закуплено шесть легких военно-транспортных самолетов С-295 (стоимостью порядка 130 миллионов долларов), то уже в 2009-м сообщалось о заключении мегаконтракта с компанией AugustaWestland стоимостью пять миллиардов долларов, в рамках которого суммарно планировалось закупить 55 легких вертолетов AW109LUH, пять многоцелевых AW139 (с опционом еще на 10 машин), а также 42 более крупных транспортных вертолета AW101, в том числе со сборкой части из них в Алжире.


И хотя к настоящему моменту из этого числа реально известно о контрактации только около 30 винтокрылых машин AW109 и AW139, без учета закупленных в 2007 году для ВМС шести вертолетов EH101 и четырех Super Lynx, прослеживается явное доминирование англо-итальянской компании на рынке транспортных боевых вертолетов Алжира. Наконец, в 2011-м был заключен контракт с итальянской компанией Orizzonte Sistemi Navali на строительство десантно-вертолетного корабля-дока, который также должен исполнять функции корабля снабжения. Стоимость его оценивалась в 400 миллионов евро. В 2010 году подписан договор с компанией STX Europe на поставку трех океанских буксиров-спасателей, цена контракта составляет никак не менее 50 миллионов евро.


Закупки в России


Наряду с указанными крупными контрактами Алжир закупал другие образцы ВВТ, хотя и не на столь значимые суммы, к примеру 100 легких бронированных автомобилей Marauder разработки и производства южноафриканской компании Marauder. То есть к настоящему моменту есть определенный «паритет» в отношении сумм контрактов на военную технику, закупаемую Алжиром в России и странах Запада. В этих условиях можно поддаться искушению и констатировать снижение роли России на рынке вооружений Алжира.


Однако анализ имеющихся фактов говорит о том, что положение вещей носит диаметрально противоположный характер. Важный фактор, который может сыграть (а возможно, уже сыграл) в пользу России, – ситуация в регионе Ближнего Востока, сложившаяся после так называемой арабской весны. Смена режимов в Тунисе, Египте, Ливии и борьба вокруг Сирии с активным участием стран Запада, в частности Италии, Франции и Великобритании, свидетельствуют о том, что следующей целью после Сирии может стать Алжир, который и так ведет многолетнюю внутреннюю борьбу с исламистами.


И в этой связи активные закупки западного оружия не всегда выступают гарантией неприкосновенности, что наглядно продемонстрировала судьба полковника Каддафи. Наконец, явное разрастание масштабов борьбы туарегов за свою независимость и высокая вероятность возникновения крупномасштабного регионального конфликта, возможно, потребуют масштабной закупки вооружений как раз в той нише, которую может предложить Россия, – надежные и проверенные системы для сухопутных войск и ВВС.


Эта тенденция подтверждается имеющейся информацией как из источников в отечественном ОПК, так и из алжирских кругов. Так, в 2011 году был заключен контракт на поставку Алжиру второй партии танков Т-90СА в количестве примерно 180 единиц в рамках опциона к известному танковому контракту 2006-го. Поставки должны быть произведены ОАО «НПК «Уралвагонзавод» в 2012–2013 годах. Как считается, за этим контрактом может последовать еще один с целью довести число современных Т-90СА в составе алжирской армии до 500. И это не считая 250 модернизированных танков Т-72М1М по контракту из «пакета» 2006 года. Подтверждением данного предположения служит факт окончания модернизации тульским ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» 400 алжирских БМП-2 в вариант БМП-2М и ведение переговоров по заключению очередного контракта на модернизацию БМП-2 алжирской армии, вероятно, примерно в тех же количествах. Логичным выглядит и продолжение закупок отечественного высокоточного оружия для сухопутных войск – ПТРК «Корнет-Э» и «Метис-М1», вероятно начало закупок нового ПТРК «Хризантема-С» и управляемых артиллерийских снарядов «Краснополь-М».


Определенные позиции сохраняются и в области военно-морской техники. Алжир скорее всего станет первым стартовым заказчиком экспортного корвета проекта 20382 «Тигр», переговоры о закупке которого ведутся не менее трех лет. Как представляется, в первом транше будет два корвета и опцион еще на пару аналогичных кораблей. Нельзя исключать и дополнительный заказ пары ДЭПЛ проекта 636, две из которых были приобретены в рамках «пакета» 2006 года. Россия сохранила за собой рынок модернизации ранее поставленных кораблей, заключив уже в 2012-м контракт на модернизацию сторожевого корабля проекта 1159Т и малого ракетного корабля проекта 1234Э, несмотря на конкуренцию со стороны испанских верфей.


Наконец, наибольшие перспективы традиционно ожидаются в сегменте авиационной техники. В будущем Алжиру придется искать замену устаревающим, несмотря на модернизацию, более 40 фронтовым бомбардировщикам и разведчикам Су-24М и 18 МиГ-25ПД и РБШ. Наиболее вероятной выглядит закупка дополнительного количества истребителей Су-30МКИ(А) с целью доведения их числа в составе ВВС до 100–120 единиц. С учетом неудачи с закупкой нового легкого истребителя в лице МиГ-29СМТ, политических рисков, связанных со странами – производителями истребителей Eurofighter, Rafale и JAS-39 Gripen, есть основания полагать, что эту нишу, возможно, займет истребитель Су-35 (первый транш может составить 20–30 истребителей) с дальнейшим (уже в 2020-х годах) переходом к закупке истребителя пятого поколения Т-50. Массовые закупки авиационной техники неизбежно повлекут приобретение дополнительной партии учебно-боевых самолетов Як-130 (порядка 16 единиц), а с учетом уже ведущейся разработки на базе Як-130 легкого штурмовика можно ожидать заказов и ударной модификации этого самолета, что потенциально доведет общее число Як-130 до 50–60 единиц.


Опыт военной кампании в Ливии еще раз подтвердил необходимость наличия мощной и современной системы ПВО. Так, в ближайшие годы вероятны закупки алжирцами ЗРС средней и меньшей дальности и скорее всего Алжир может стать третьим экспортным получателем ЗРС С-400 после Белоруссии и КНР, но уже в районе 2020-го. Также продолжатся и закупки современных РЛС, которые ведутся с 2009 года.


Наконец, ведущаяся противопартизанская война предъявляет повышенные требования к вертолетной технике, имеющийся парк боевых вертолетов Ми-24В/Д и Mi-24 Mk.III уже в значительной степени устарел физически и в меньшей степени морально. В данном случае практически безальтернативным выглядит приобретение Алжиром нескольких десятков боевых вертолетов Ми-35М или Ми-28НЭ. С учетом того что в прошлом году появлялись сообщения о наличии первого экспортного заказчика на Ми-28НЭ, вероятнее всего им мог стать как раз Алжир. Также нельзя исключать дополнительных закупок алжирскими ВВС средних транспортных вертолетов Ми-171Е, а возможно, и модернизированного Ми-171А2, так как контракт на 42 AW101, похоже, еще не финализирован да и изначально они предназначались для нужд пограничной службы. Наконец, анализ потребностей ВВС этой страны дает основания полагать, что Алжир приобретет порядка 10 тяжелых транспортных вертолетов Ми-26Т.


Таким образом, даже приблизительные оценки позволяют говорить о том, что алжирский рынок сохраняет свой потенциал для российского ОПК на ближайшие годы и заключение контрактов с европейскими производителями является скорее свидетельством разумной диверсификации Алжиром поставщиков, а не признаком утраты Россией своего традиционного рынка. В 2012-м вполне могут быть объявлены новые контракты с Алжиром, сопоставимые по объемам с мегаконтрактами 2005–2006 годов. Впрочем, новые соглашения с алжирскими заказчиками скорее всего будут строиться на другом базисе, в частности увеличении доли офсетных программ и повышении уровня локализации.



Андрей Фролов


Опубликовано в выпуске № 15 (432) за 18 апреля 2012 года

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Похожие новости
02.05.2019
Свои на восточном базаре
27.07.2016
Иммунитет от "весны"
11.11.2015
От «Иглы» до авианосца — часть III
03.06.2015
Проекция силы
17.07.2013
Рекордные показатели ВТС-2012
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 31.10 12:59
  • 30
Гиперзвуковое оружие Индии: достижения и последствия
  • 31.10 12:49
  • 130
Пуск гиперзвуковой ракеты "Циркон" впервые показали на видео
  • 31.10 12:47
  • 2
Украинские артиллеристы остались без новых снарядов
  • 31.10 11:50
  • 13
Новейший пулемет РПЛ-20 показали на видео во всех подробностях
  • 31.10 11:24
  • 5
Вершина технологий. В РФ создают универсальный двигатель для истребителей
  • 31.10 08:03
  • 26
"Эпоха" с 57-мм пушкой значительно повысит возможности БМП-3
  • 31.10 07:27
  • 8
Эксперт: беспилотник "Орион" повысит мощь армейской авиации России
  • 31.10 05:08
  • 20
Союзничек…
  • 31.10 02:12
  • 2
Тайна купола: в США рассекретили данные о советском "сверхоружии"
  • 31.10 01:59
  • 7
Воскресшая сердюковщина
  • 31.10 01:17
  • 8
Самый мощный российский процессор будет 32-ядерным и сделанным по технорме 7 нм
  • 30.10 20:24
  • 7
Сбер обучил GPT-3 на 600 гигабайтах русских текстов
  • 30.10 19:07
  • 64
Коронавирус поразил китайские ракеты
  • 30.10 19:01
  • 1
Анатомия войны: в России выходит ежегодник СИПРИ
  • 30.10 18:52
  • 1
Рогозину предложили использовать нейросети для обработки данных ДЗЗ