Войти на сайт Зарегистрироваться Забыли пароль?

В плачевном состоянии ОПК виновата… таможня

20.02.2012 Независимое военное обозрение 1263 0
0
Понравилась новость?
0

Хозяев лишили законного права распоряжаться своей собственностью

Конечно, утверждение, вынесенное в заголовок, является преувеличением. Но если разобраться глубже, то не таким уж и большим – таможня прикладывает немалые усилия для деградации российского ОПК.


На подавляющем большинстве еще работающих предприятий ОПК остались практически только седые и лысые. Причины разные – они хорошо известны. Правильно сказал в интервью генерал-полковник в отставке Анатолий Ситнов: «У России остается не более 3 лет на поставку куда-то Су-30, Су-27, МиГ-35, а дальше мы окажемся выдавленными даже со своих традиционных рынков». С большим пропагандистским шумом и треском на МАКС-2011 был показан новый истребитель Т-50. Но ведь это еще не боевой самолет – он практически пустой. Самолет становится полноценной боевой единицей, когда он укомплектован современным высокоэффективным оборудованием – навигацией, радиолокацией, средствами радиоэлектронной борьбы, связью и многим другим.


Что касается нашего вооружения, то процитирую еще раз Анатолия Ситнова: «Радиолокацию не покупают, боеприпасы не покупают, корабли не покупают, истребители перестали покупать – тендеры в Индии и Бразилии мы проиграли. Не нужны наши истребители теперь и Китаю». Сегодня Т-50 мы делаем с индийцами на паях. Планер, часть бортового оборудования – это наше. Электроникой самолета – БРЭО, системами управления, навигационным оборудованием и так далее – занимается Индия.


В ожидании гособоронзаказа


В Советском Союзе на комплектование, в том числе самолетов, работали многие тысячи предприятий – от крупных до мелких. Сейчас сохранились лишь немногие из них, а пригодную для оборонки продукцию выпускают и того меньше. Финансирование гособоронзаказа до них практически не доходит. Да они его уже и не ждут. Выживают кто как может, производя различные поделки, нужные народному хозяйству. На многих предприятиях кадры, которые в Советском Союзе развивали в оборонке науку и технику, еще сохранились, а многие специалисты образовали свои частные предприятия и кормятся за свой счет.


Руководители многих предприятий, находящихся не в первых звеньях цепочки финансирования, все еще ждут, когда в открытые клювики их предприятий положат кусочек гособоронзаказа. Они бы с радостью стали зарабатывать на зарубежных заказах. Тем более что часть таких предприятий самостоятельно поставляет за рубеж свою гражданскую продукцию. Следовательно, если за рубежом эту продукцию покупают, значит, она конкурентоспособна, значит, уровень разработок очень высокий. А почему бы этим предприятиям не делать оборудование для военной техники и самостоятельно продавать его за рубеж? Польза для России была бы тройной.


Во-первых, предприятие сохраняло бы и даже наращивало свой научный и технический потенциал, выпуская продукцию той номенклатуры, которая сохранилась после развала ОПК, и привлекая к работе высококвалифицированных специалистов высокой зарплатой.


Во-вторых, не требуя денег от нашего Минобороны и разрабатывая конкурентоспособную военную технику для зарубежного покупателя, предприятие могло бы предложить и отечественному Минобороны эту же технику, когда на нее возникнет спрос.


В-третьих, поскольку для зарубежного покупателя, естественно, будут использоваться лучшие зарубежные комплектующие, то при необходимости перехода на отечественные образцы будет ясно, в организацию производства каких комплектующих Минобороны должно вкладывать деньги.


«Запретителей» полки


Так что же нашим предприятиям мешает самостоятельно вести торговлю с зарубежными клиентами? Главное препятствие – это таможня и действующие в связке с ней различные контролирующие организации. Не буду их называть поименно, поскольку они постоянно реорганизуются, а назову их обобщенно: «запретители». Сами они никакой прибавочной стоимости не создают, а для оправдания своего существования развили бурную деятельность по придумыванию всяких страшилок. «Запретителями» был сформирован пресловутый список товаров, которые нельзя вывозить без соответствующего разрешения. Вопрос: по чьему разрешению, и на каком внятном основании это разрешение может быть выдано либо не выдано? И вообще, на каком основании создавался этот список? Кто умышленно нарушил закрепленное в Гражданском кодексе право собственника? Ведь в соответствии с ГК РФ он вправе распоряжаться своей собственностью по своему усмотрению, не спрашивая разрешения.


Сейчас таможня по своему усмотрению решает, что выпустить за рубеж, а что не выпустить. Бюрократизм и бестолковость превысили все допустимые и недопустимые пределы. Таможня для экспорта требует большое количество документов, смысл представления которых она вряд ли сможет внятно объяснить. Например, зачем нужна подробная калькуляция на товар, производимый экспортером.


Образовались потенциально коррупционноемкие связки «таможенник – эксперт лаборатории при Федеральной таможенной службе». Таможенник на посту, когда видит некое неизвестное ему оборудование (в котором он, естественно, ничего не понимает), сразу же направляет его на экспертизу. По законодательству экспертиза должна проводиться в течение 10 дней. Но в Таможенном кодексе есть приписка, что срок экспертизы может быть увеличен. А вот до каких пор – нигде не сказано. В результате эксперт экспертизу не делает, а ждет, когда через месяц-два-три обеспокоенный экспортер найдет к нему «подход» и будет пытаться ускорить экспертизу. Ясно, что срок ускорения зависит от суммы, которую экспортер предложит. Недавно Московская межрегиональная транспортная прокуратура, проверяя деятельность одной из таможен, обнаружила, что некоторые товары находились на экспертизе по 12–16 месяцев.


Терминология двойного применения


Ясно, что ждать финансирования со стороны Минобороны не приходится – предприятия, создающие оборудование для боевых единиц, находятся далеко не в первых звеньях цепочки финансирования. Скудные финансы отбирают первые звенья цепочки. Следовательно, нужно дать этим предприятиям возможность самим заработать на создании оборудования для боевых единиц. Как заработать? Ответ простой – продавать свою продукцию за рубеж. Именно свою и именно сделанную за свои деньги и являющуюся вследствие этого полной собственностью предприятия. А не заказанную и оплаченную нашим Минобороны, вследствие чего являющуюся собственностью Минобороны. Но на пути реализации этой схемы стоит огромное количество искусственных административных барьеров. Причем не все они рождены отечественной бюрократией. Многие барьеры, как любил выражаться Михаил Горбачев, подброшены нам из-за рубежа.


«Запретители» используют термин «технологии двойного назначения». Он был рожден в США и намеренно распространялся в отношении стран – конкурентов США с целью любыми способами затруднить экспорт из этих стран конкурентоспособной продукции на те рынки, где США хотели быть монополистами. Прижился этот термин и в России, оброс всякими законодательными актами. Бессмысленность и контрпродуктивность использования этого термина в регулировании экспорта легко проиллюстрировать на примерах.


Если вы экспортируете пуговицы и в таможенной декларации написали: «пуговицы», то никаких проблем с вывозом их не будет. Но если вы про эти же пуговицы написали – «пуговицы для солдатских кальсон», то они уже будут товаром двойного применения и таможня без разрешения нашего Минобороны пуговицы за рубеж не выпустит. И таких примеров можно приводить тысячи.


Аналогично и с термином «военная техника». (Не путать с термином «оружие», которому дано четкое определение, законодательно закрепленное в законе "Об оружии"). В отличие от понятия «оружие», четкого определения, что же это такое «военная техника», не существует. Совершенно неконкретный Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» (с изменениями и дополнениями) дает лишь общее представления, что можно отнести к военной технике. В этот закон собрали все, что хоть как-то связано с вооруженными силами. В нем, например, к военной технике относят военную форму одежды и ее атрибуты, приборы и комплектующие изделия к приборам и так далее. Какие приборы? Какие комплектующие? Кнопки и предохранители? Правильнее и честнее было бы сказать, что военная техника – это нечто железное и интеллектуальное, используемое на войне. И вот в этой ситуации «запретители» и таможня волюнтаристски не дают экспортировать продукцию малых предприятий, являющуюся собственностью этих предприятий. А ведь право распоряжаться своей собственностью по своему усмотрению закреплено в Гражданском кодексе РФ. И собственнику для этого не нужно никаких разрешений и лицензий.


Ярким примером абсурдности ситуации является недавняя история с покупкой израильских беспилотников. В начале 90-х годов большинство отечественных авиамоделистов на свои деньги делали разные беспилотные летательные аппараты (БЛП). Это были самоделки, непригодные для использования в Вооруженных силах. Но постепенно БЛП становились лучше, и к ним стали присматриваться наши и зарубежные военные.


Поддержки от нашего Минобороны «самодельщики» не получили, но появились потенциальные зарубежные покупатели. Однако на пути продажи стеной встали все те же «запретители». Они внесли беспилотники в пресловутый список товаров двойного применения, которые без лицензии нельзя вывозить из страны. Но какой вред России нанесет продажа БЛП двум племенам где-нибудь в Африке? США, Израиль и Китай, например, не очень-то церемонятся с интересами других государств, когда продают свои БЛП и другую военную технику. Из США беспилотники вывозятся под видом авиамоделей. Можно представить, как радуются американские спецслужбы на результат своей операции по внедрению своего термина «технологии двойного назначения» в российские законодательные акты.


Разрешить работать, а не ждать милости


Даже если после этой статьи или по другим причинам что-то сдвинется в нужном направлении, могут возникнуть предложения передать «Рособоронэкспорту» исключительные права экспорта любой собственности – государственной и негосударственной. Но такая передача ни к чему хорошему не приведет. С «Рособоронэкспортом» по ряду причин работать в некоторых странах не стремятся. Следовательно, предприятия надо наделить правом вывозить и продавать свою собственность самостоятельно. И для этого они не должны получать лицензии на свою продукцию, даже если она лучше продукции, выполненной по заказу Минобороны, то есть государственной собственности.


Действительно, представим себе, что вы на свои деньги купили кусок материи защитного цвета, чтобы сшить офицерские штаны. Сами сели и раскроили штаны. Сами сели за швейную машинку и сострочили. Штаны оказались значительно лучше, чем используемые в российских Вооруженных силах. Спрашивается: чьи штаны? Для их продажи вам нужно получать разрешение Минобороны или вы их можете продать по своему усмотрению? Точно так же и с аппаратурой, произведенной на предприятии за счет собственных средств.


В итоге получается, что в бедственном положении ОПК оказалось во многом «благодаря» таможне и всякого рода «запретителям». Запреты на экспорт неизбежно приводят к возникновению иждивенческих настроений у руководителей предприятий, которые еще могут много сделать для российской оборонки. Эти предприятия ждут денег только от российского Минобороны, а могли бы и не ждать, а заработать на зарубежных заказах.


На вопрос «Что делать?» можно четко и конкретно ответить: заставить таможню неукоснительно выполнять законодательство Российской Федерации. Вместо разрешительного принципа вывоза собственности предприятий перейти к уведомительному принципу. Если продукция предприятий привозится на таможню с гарантийным письмом, декларирующим, что эта продукция является полной собственностью предприятия, то никаких дополнительных разрешений и лицензий таможня не имеет права требовать. В гарантийном письме должно быть указано, что на основании статьи 209 Гражданского кодекса РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (п. 1 ст. 209). «Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам …» (п. 2 ст. 209). В отношении «иных правовых актов» дано разъяснение в постановлении пленума Верховного суда РФ № 10, пленума Высшего арбитражного суда РФ № 22 от 29.04.2010 – статья 1 абзац 2: «Поскольку в силу статьи 55 Конституции Российской Федерации и пункта 2 статьи 1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены только на основании федерального закона, иные нормативные акты, ограничивающие права собственника, применению не подлежат». Следовательно, никакие подзаконные правовые акты Федеральной таможенной службы и Министерства обороны РФ не могут служить основанием для запрета экспорта.


В СМИ сейчас упоминается, что готовится какая-то крупная реорганизация таможни. Хотелось бы, чтобы предложения, высказанные в настоящей статье, были реализованы в новом законодательстве о таможне.




Олег Евгеньевич Антонов - доктор технических наук

17.02.2012
Права на данный материал
принадлежат Независимое военное обозрение
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
  • В новости упоминаются

  • Похожие новости
  • Комментарии
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 19.04 23:18
  • 2
Два плюс два
другие обсуждаемые темы