Войти на сайт Зарегистрироваться Забыли пароль?

Ждем помощи от военной науки и «оборонки»

08.02.2012 Военно-промышленный курьер 3501 10
0
Понравилась новость?
+2

Без этого современные Вооруженные Силы создать не удастся

28 января в Культурном центре Российской армии состоялось общее собрание (военно-научная конференция) Академии военных наук. Напомним, что ряд основных положений доклада президента АВН генерала армии Махмута Гареева на этом форуме уже увидел свет на страницах нашей газеты (см. № 3). А в данном номере еженедельника опубликованы выступления заместителя председателя правительства Российской Федерации Дмитрия Рогозина, начальника Генерального штаба – первого заместителя министра обороны РФ генерала армии Николая Макарова, командующего войсками ВКО генерал-лейтенанта Олега Остапенко.


Отношения ОПК и МО не могут быть рыночными


Работа по единому замыслу


Сегодня разговор пойдет не только о военной науке, но и о промышленности, Вооруженных Силах РФ. За последнее время мир сильно изменился и не надо строить иллюзий по поводу того, какие опасности, вызовы в ближайшее десятилетие поджидают нашу страну с ее огромной территорией и сравнительно небольшой численностью населения. Я несколько лет работал представителем Российской Федерации при Организации Североатлантического договора (НАТО) в Брюсселе, чрезвычайным и полномочным послом и могу сказать: мы не должны быть наивными людьми. Западная модель цивилизации такова, какова она есть.


У нас самая большая страна и сравнительно небольшое население, особенно за Уралом. В нашей земле находится все необходимое для процветания любой мировой цивилизации. Поэтому надо ожидать, что в ХХI веке будет идти не просто борьба за ресурсы, но борьба за наши ресурсы. За установление контроля над богатствами Сибири, Урала, Дальнего Востока. В связи с этим легкой жизни у нас не предвидится, как и у наших детей.


Начальник Генерального штаба (мы с ним переговорили) сказал мне о наших мобилизационных возможностях. Нам порой даже солдат начинает не хватать для комплектования Вооруженных Сил. Прежде всего из-за тех тектонических событий, которые произошли у нас в конце 80-х – начале 90-х годов. То была революция со всеми вытекающими последствиями. А революция – всегда трагедия. И она привела к тому, что в начале 90-х наши семьи перестали рожать детей. Сегодня нет тех самых 20 миллионов детей, не рожденных в России. Отсюда проблемы не только для страны, но и для армии и флота.


Сегодня мы должны быть готовы к мобилизации всех сил для отпора тем, кто попытается наложить лапу на великие богатства России. А значит, оперативно решить целый ряд вопросов, стоящих перед правительством Российской Федерации, всем обществом. Здесь крайне важен точный прогноз развития международной обстановки, динамики нашей безопасности. Надо знать, с кем мы будем иметь дело и чем защищать страну.


Как заместитель председателя правительства я возглавляю Военно-промышленную комиссию и ее в наибольшей степени интересует военно-промышленное направление. Для оборонно-промышленного комплекса (ОПК) военная наука выступает партнером в четырех чрезвычайно важных областях.


1. Целеполагание. То есть формирование облика перспективной системы вооружения, Вооруженных Сил, тактико-технических характеристик отдельных образцов комплексов и средств, ТТЗ на их разработку, производство, организацию предприятий.


2. Формирование единых в конкретных военно-стратегических условиях форм и способов применения Вооруженных Сил, оснащаемых все более сложными военно-техническими системами.


3. Сопровождение, то есть отслеживание выполняемых НИОКР и ОКР, их результатов, формирование предложений по улучшению тактико-технических характеристик разрабатываемых вооружений.


4. Участие в экспертизе НИОКР и ОКР, испытаниях, включая их проведение в полигонных условиях.


Необходимо учитывать, опираясь на достаточно богатый советский опыт, что в современных условиях взаимоотношения между Вооруженными Силами и оборонно-промышленным комплексом страны не могут строиться на упрощенных рыночных отношениях и ограничиваться только условиями контракта. Я глубоко убежден, что в целом отечественный ОПК – это не только промышленность и наука. Вооруженные Силы – неотъемлемая часть оборонно-промышленного комплекса. И отношения между ними, повторяю, не могут строиться по принципу покупатель и продавец. А Министерство обороны – не случайный прохожий, который решил зайти в магазин, где продаются разные красивые изделия, и купить себе что нужно. Вооруженные Силы должны говорить, что им требуется, и заранее планировать формы вооруженной борьбы, чтобы мы могли вовремя подготовить научные разработки, вовремя их внедрить в производство. Делать такую работу надо исключительно по единому замыслу, вытекающему из оценки динамики национальных угроз и собственных возможностей.


Надо «срезать угол»


Требуется сформировать механизм более тесного взаимодействия и заинтересованности в создании современных отечественных вооружений и техники, не уступающих и даже превосходящих по своим характеристикам иностранные аналоги. Это одна из важнейших задач военной науки. Нам бессмысленно сегодня догонять Запад в вопросах создания вооружения и военной техники. По некоторым направлениям мы здорово отстали. Но есть смысл в другом – попытаться понять тенденцию развития ВВТ, способы ведения вооруженной борьбы и «срезать угол». Изначально выйти на то, что еще только в перспективе, в головах разработчиков оружия, увидеть это и реализовать в металле.


Вместе с тем назрела необходимость более полной и объективной оценки угроз безопасности нашего государства. Это необходимо для обоснованных предложений по мерам противодействия угрозам. Каждая проблема требует системного подхода и осуществления в государственном масштабе государственных политических, дипломатических, информационных, военных и других мероприятий, направленных на обеспечение безопасности Российской Федерации. В целях организации такого подхода следует учредить при правительстве Российской Федерации Агентство по стратегическому анализу и планированию, функции которого будут заключаться в оценке перспектив развития ситуации в мире в области безопасности, в определении рисков и угроз национальной обороноспособности и технологической независимости России. Причем на 30-летнюю перспективу, не меньше. На агентство следует возложить разработку стратегии основных военных, экономических и научно-технических направлений развития России на указанный период и, исходя из этого, формировать прогноз потребностей Вооруженных Сил в соответствующем вооружении, а также разрабатывать рекомендации по технологичному и промышленному развитию отечественного ОПК.


Сегодня вопросы средне- и долгосрочного планирования военной организации государства в полном объеме не решаются. Это дело во многом новаторское. Проблема оснащения Вооруженных Сил России современными образцами оружия и боевой техники должна быть устранена в кратчайший срок – это условие сохранения национальной безопасности. Считаю, сегодня необходимо сосредоточить сильные производственные, научные, финансовые ресурсы ОПК в едином механизме, подчинив их выполнению указанной задачи.


Сегодня здесь уже говорилось о воздушно-космической обороне. Буквально вчера я провел совещание в Концерне «Алмаз-Антей», где мы обсудили перспективы различных ОКР. Что вам хочу сказать? Мы будем строить новые предприятия. По линии ПВО собираемся в ближайшее время построить три новых завода.


Мы также договорились с председателем Комитета по обороне Государственной думы и председателем Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации 16 февраля посмотреть в Москве новое предприятие, которое производит современное стрелковое снайперское оружие. По технологии оснащения данного завода и качеству продукции мы уже обошли всех в Европе. И только с американцами идем вровень. Это говорит о том, что мы можем строить заводы и мы обязаны их строить, а также подвергать глубочайшей модернизации имеющиеся предприятия ОПК.


Уверен, что этому будет служить проект Федеральной целевой программы (ФЦП) развития оборонно-промышленного комплекса, который мы собираемся представить правительству 1 марта 2012 года. Она предусматривает ассигнование 37 миллиардов рублей на модернизацию ОПК. Это помимо тех средств, которые планируется использовать на закупки в рамках ГПВ до 2020 года.


С учетом необходимости интенсификации фундаментальных и прикладных исследований, которые могут обеспечить технологический рывок нашей промышленности, а также рационализаторской и исследовательской деятельности в целом по распоряжению президента Российской Федерации под руководством ВПК при правительстве России формируются предложения по созданию Агентства передовых оборонных исследовательских проектов. Российского аналога того, что в США называется ДАРПА. К 10 февраля я планирую ознакомиться с проектом закона, который определит условия формирования данного агентства и финансирования уникальных разработок. По сути дела оно (аналог, повторю, американского ДАРПА) будет работать, как хищный волк, выгрызающий наиболее интересные ноу-хау и технологии, которые мы будем применять в интересах оборонной безопасности. И это уже дело наступившего года.


Киберугрозы будут нарастать


Учитывая практический опыт и огромный багаж знаний членов Академии военных наук, трудно переоценить вашу возможную роль в решении перечисленных выше задач. Прошу специалистов АВН включиться в эту работу и оказать активную помощь Военно-промышленной комиссии. Не только в данных вопросах, но и в другой крайне важной сфере – обеспечении кибербезопасности, отражении киберугроз. В США уже существует отдельное киберкомандование во главе с генералом, которое этим занимается. В Америке проводят самые разные исследовательские операции, используют и открытые гражданские сети, выявляют тех, кто в большей степени подвержен военно-пропагандистской обработке в других странах.


Ну и, конечно, это вопрос закладок в технологическое оборудование. Например, недавно в НАТО был большой переполох в связи с тем, что концерн «Сименс», поставляя оборудование на атомную электростанцию в Бушер, вдруг обнаружил крайне опасный сбой программного обеспечения – так называемый вирус Staksnet, который привел к тому, что центрифуги АЭС стали раскручиваться непроизвольно. При этом картинка на мониторах операторов показывала, что вроде бы ничего страшного не происходит. То есть фактически речь идет не только об управлении киберсетями через открытый доступ в Интернет, но и о закладках, которые внедряются в предоставляемое технологическое оборудование. Это крайне опасная вещь.


Более того, в 2010 году НАТО отказалось от термина «кибербезопасность» и ныне использует термин «кибероборона». То есть для Североатлантического альянса теперь этот вопрос является прерогативой 5-й статьи Вашингтонского договора, которая регулирует и определяет коллективное применение вооруженных сил членов блока. А кибернападение на США или НАТО в целом считается отныне Kasus belli – поводом к войне. По сути кибервойны становятся своего рода виртуальной «артподготовкой» перед нанесением прямого военного удара. Через киберсети нарушается система политического, военного управления государства, которое затем подвергнется военному нападению.


АВН объединяет в своих рядах опытнейших, компетентных и активных военных специалистов, которые ставят перед собой задачи концептуального, стратегического характера, вырабатывают обоснованные предложения целесообразного строительства и применения военной организации государства. Интеллектуальный потенциал академии чрезвычайно высок. Министерству обороны и оборонной промышленности следовало бы более продуктивно его использовать. Сделать это можно путем привлечения представителей АВН в качестве соисполнителей заданий гособоронзаказа, в ряде случаев – посредством определения академии в качестве исполнителя НИР. Правовую форму этого мы найдем. Считаем, что по сути вопрос надо ставить именно так.


Необходимо также усилить взаимодействие АВН с военно-техническим советом Военно-промышленной комиссии при правительстве России. Здесь требуется обратить ваше внимание еще на одно обстоятельство. Практически все НИИ Минобороны являются базовыми научно-исследовательскими организациями научно-технического совета ВПК. И обеспечивают качественную проработку вопросов, подготовку рациональных решений. Считаю необходимым найти возможность и приемлемую форму участия АВН в выполнении научно-исследовательских работ, плана научной работы Вооруженных Сил и ГОЗ, материального стимулирования такого участия.


ВПК заинтересована в осуществлении всех направлений такого взаимодействия. Только за счет консолидации наших усилий, в том числе в сфере общественных, ветеранских организаций, можно решить поставленные перед нашим обществом и руководством страны задачи.



Дмитрий Рогозин, заместитель председателя правительства Российской Федерации


Время разгильдяйства, популизма и демагогии закончилось


Роль Вооруженных Сил как государственного института во всех странах мира, в том числе в России, сегодня неуклонно возрастает и проявляется как тенденция последних лет. Дмитрий Олегович Рогозин уже отмечал, что у нас огромная территория и огромные богатства. Приведу такой пример. Япония и наше озеро Байкал почти соизмеримы по площади. Но в Японии численность населения почти такая же, как в России. Огромная территория, которую мы имеем, требует системной защиты, понимания того, как защищаться. И традиционные методы с использованием огромной армии здесь уже не подходят.


Без права на серьезные ошибки


Академия военных наук стала более интенсивно, продуктивно трудиться в оказании серьезной помощи развитию Вооруженных Сил. Многие задачи переведены в практическую плоскость. АВН приняла активное участие в оценке перспектив развития геополитической обстановки, подготовке предложений по укреплению безопасности в Центрально-Азиатском регионе, совершенствовании системы управления Вооруженными Силами, решении многих других актуальных вопросов деятельности армии и флота.


Но проблемы наши нарастают, и военный сегмент тут играет существенную роль. Действительно, в середине 90-х годов мы с вами перебивались с хлеба на воду, военным по полгода не выплачивали денежное довольствие, из армии убегали многие подготовленные специалисты, а более 60 процентов выпускников военных училищ, получив диплом, сразу уходили на «гражданку». В это же время на Западе происходила революция в военном деле, которая еще не завершена. Мы действительно серьезно отстали, опоздали с военной реформой. Понимание этого факта потребовало от нас проводить ее быстро, качественно, без права на серьезные ошибки.


Сегодня центр военных действий с традиционных театров войны (суши и моря) сместился в воздушно-космическую, в информационную сферу, подняв проблемы в том числе кибербезопасности. Получила развитие концепция сетецентрической войны. Стали широко применяться асимметричные действия, решающее значение на ход и исход войны оказывает ее начальный период. А период боевых действий жестко ограничен по времени, после чего наступает постконфликтный этап. Мы порой даже не представляем, насколько эффективно, по-другому решаются все эти вопросы в ведущих странах Запада.


Произошли изменения и в соотношении видов Вооруженных Сил. Значительно повысилась роль космической группировки, ВВС и ПВО, ВМФ, сил специальных операций, кибербезопасности. Страны Запада учли эти тенденции в 90-х годах. Сейчас идет сокращение численности вооруженных сил США (на 70–80 тысяч человек), Германии (на 35 процентов), Франции (на 85 тысяч человек). Но одновременно там внедряют высокие технологии, современное вооружение и тем самым добиваются обратного эффекта – повышают эффективность воинских формирований.


У нас много было вопросов, по какому пути пойти в проведении реформ. Даже сейчас – в условиях предвыборной кампании – продолжает разыгрываться эта карта. Каждый пытается ущипнуть и откусить какой-то кусочек. Я вам хочу еще раз напомнить, что в 1992 году после распада Советского Союза в Вооруженных Силах России насчитывались 2 миллиона 700 тысяч военнослужащих. Из них более одного миллиона – офицеры и прапорщики. Это был просто крупный осколок Советской армии и, конечно, он не соответствовал новым задачам. Войска были не сбалансированы по составу, численности, структуре, обременительны для экономики страны. Плюс огромное количество неисправной техники.


При отсутствии гособоронзаказа все покатилось вниз – и армия, и сам ОПК. К 2000 году эти две структуры оказались на грани своего существования. Тогда придумали так называемый угрожаемый период. Предполагалось, что в течение года мы должны восстановить ВВТ, затратив на закупки у «оборонки» триллион рублей (!), провести отмобилизование и т. д. Утопия чистой воды. Во-первых, у нас не было таких денег. Во-вторых, наш ОПК, поставленный на колени, не готов был выдать все это за год. Если честно и откровенно сказать друг другу, то практически армия к 2000 году оказалась безоружной. Встал вопрос: что дальше?


Благодаря той политике, которая проводилась в ту пору президентом России Владимиром Путиным, мы в какой-то мере стабилизировали положение. Денег в стране больших еще не было, возможностей тоже. Оказалось, чтобы привести в боеготовность все ВВТ в Вооруженных Силах, потребовалось бы 10 годовых бюджетов страны. И все же постепенно к 2008 году были созданы условия для проведения реформы. Требовалось только понять, как и в какие сроки достичь конечного результата и какого именно. При этом мы были ограничены двумя параметрами: численность Вооруженных Сил – не более одного миллиона человек, объем финансирования – на прежнем уровне.


Нам нужны другая армия и техника, другая система управления, логистика, разработка абсолютно новых форм боевых действий. Я уж не говорю о том, что изменился вклад видов и родов войск Вооруженных Сил в решение оперативных и стратегических задач, повысились другие требования. Именно с учетом этих условий планировалась и проводилась военная реформа. Многие вспоминают о военном образовании. Я преклоняю голову перед теми преподавателями, военным образованием в целом, когда начальниками кафедр были еще фронтовики, люди исключительных знаний и подготовки. Но что произошло с военным образованием в 90-е… Кто в Москве имел прописку и квартиру, тот служил в столице. Кто не имел – отправлялся на периферию. Люди после училищ дорастали до должности преподавателя вуза, не имея практического опыта. Эту проблему мы не можем решить до сих пор.


Я уже сказал, что более 60 процентов выпускников уходили на «гражданку». Значит, мы не вышли на то качество в их подготовке, которое хотели иметь. В училищах готовили просто балласт для Вооруженных Сил. Поэтому военное образование не могло остаться вне реформ. Два года мы не принимали в вузы никого, что тоже правильно: надо было остановиться, оглянуться, переосмыслить многое.


Что сделано за три года


Оборонно-промышленный комплекс тоже еле дышал. И даже сегодня тот гособоронзаказ, который ему нарезан, он просто физически не может осилить. Поэтому мы вынуждены порой закупать ВВТ за рубежом, приобретая то, что соответствует лучшим стандартам. Вспомним, даже в СССР не все сами производили. Корабли, особенно вспомогательного флота, покупали в странах Варшавского договора (Польше, Германии). У нас производство осталось за пределами страны и сейчас требует коренной перестройки.


Я давно знаю Дмитрия Олеговича Рогозина. Очень рад, что он назначен на эту должность. Его неуемный характер, работоспособность, уверен, помогут переломить ситуацию. Время разгильдяйства, популизма, демагогии закончилось. Надо засучить рукава не по локоть, а по плечи и начать вкалывать день и ночь, чтобы выйти на заданные рубежи.


Пора заканчивать разговоры о реформе. В войсках она уже практически завершена. Сегодня необходимо переходить к другим задачам. Понять, какую армию иметь после 2020 года, какое вооружение, как им действовать. За последние три года принципиально изменилась не только структура Вооруженных Сил, появились новые войска и силы, бригады постоянной готовности, ушли в прошлое части сокращенного состава и кадра. Возобновилась боевая служба ракетных подводных лодок, стратегической авиации. Начались походы, маневры и учения.


Сформированы два функциональных ствола ответственности. Армия наконец стала заниматься своим делом, а хозяйственные вопросы возложены на гражданские структуры через систему аутсорсинга. Создана единая система материально-технического обеспечения. Оптимизированы центральные органы военного управления (их численность сокращена более чем в четыре раза).


В результате мы получили понятную, простую и финансово менее затратную систему управления Вооруженными Силами. Шесть военных округов перепрофилированы в четыре. В них созданы группировки войск на шести стратегических направлениях. Проведена оптимизация комплектов войск военных округов и общевойсковых армий, что позволило увеличить их возможности в 2,1 раза, несмотря на то, что говорят, мол, армия просела и небоеспособна.


Созданы Войска воздушно-космической обороны. Их эффективность планируется повышать по мере поставки новых образцов ВВТ. Только за два года оснащенность Вооруженных Сил современной техникой повышена с 6 до 16 процентов. Это мало. Но мы идем к тому, чтобы в 2015 году данный показатель равнялся 30 процентам, а в 2020-м – 70. Проводятся оптимизация системы базирования войск, сокращение военных городков. Мы впервые за 20 лет отремонтировали 28 аэродромов и привели их в идеальное состояние. На очереди еще 12, на что уже выделены деньги. Но надо еще приложить немало усилий, чтобы система эффективно заработала. Это не может произойти мгновенно, по мановению волшебной палочки.


Сейчас каждый офицер раз в три года обязательно проходит курс доподготовки или переподготовки. Добиваемся того, чтобы командир батальона мог выполнить задачу в любой точке России, в отрыве от главных сил. И хотя пока этого не достигли, к этому намерены прийти.


Значительно интенсифицирована учеба Вооруженных Сил. Создаются центры боевой подготовки нового поколения. С учетом новых форм и способов боевых действий разработаны новые уставы и наставления, которые тоже требуют дальнейшей оптимизации. Устранена диспропорция между старшими и младшими офицерами. Доля младших офицеров возросла с 30 до 68 процентов, как и должно быть. А численность контрактников к 2016 году увеличится до 425 тысяч. Хотя и от призыва мы не откажемся, поскольку это серьезный мобилизационный ресурс.


Предыдущая попытка укомплектовать Вооруженные Силы контрактниками провалилась. Люди, набиравшиеся тогда в войска для службы по контракту, нас не устраивали. Сегодня мы начинаем набор новых военнослужащих по более высоким критериям. Нам нужны специалисты самого высокого уровня, которые будут проходить соответствующую подготовку.


В целом мы должны поменять структуру всей жизни Вооруженных Сил, их внутреннее содержание, чтобы матери не боялись отдавать сыновей на службу. И над этим сейчас идет работа.


Принимаются меры по обеспечению социальных гарантий военнослужащим. С 1 января введена новая система денежного довольствия, военнослужащие стали получать совсем другие деньги. Мы начали строить сеть военных госпиталей. Оптимизируется санаторно-курортная сеть. На ремонт санаториев выделено 8,5 миллиарда рублей. Появится еще четыре новых оздоровительных учреждения.


«Запорожец» по цене «Мерседеса»


Не смогу перечислить все сделанное, но за последние три года создана в принципе совсем другая армия. Есть ошибки, просчеты и мы об этом прямо, честно говорим. Стараемся с меньшими затратами компенсировать их.


К сожалению, остаются разбалансированными взаимоотношения между Вооруженными Силами и оборонно-промышленным комплексом. Работы тут непочатый край. Отчасти потому, что есть предприятия, выпускающие, образно говоря, «Запорожцы», но требующие заплатить за них, как за «Мерседесы». А если Министерство обороны не покупает изделия, его обвиняют в стремлении ликвидировать отечественное производство, в провоцировании социальной напряженности… Чтобы не мытьем, так катаньем заставить купить эти «Запорожцы».


Но этого не будет, о чем мы четко сказали. Станем покупать то, что необходимо армии и флоту. Но, согласен, надо четко изложить свои требования: что нам нужно, в каком объеме, для чего. За все надо нести ответственность как в военном ведомстве, так и в ОПК. Срыв заказа или его оплаты должен навлекать серьезные санкции.


Отказаться от стереотипов


Взять операцию в Ливии. Она прошла с применением новых способов действий, в тесном контакте с гражданскими структурами. Цель этой операции была достигнута без применения сухопутной компоненты многонациональных сил, но путем блокирования воздушных, сухопутных, морских артерий, поражения критически важных объектов средствами высокоточного оружия, действиями сил специальных операций, частных охранных структур. А еще – мощным информационным воздействием на противника.


Нам необходимо отказаться от многих стереотипов при выборе форм и способов вооруженной борьбы. Необходимо творческое сочетание классики и инновационных подходов. И в этом должна помочь военная наука. Нужна новая научно обоснованная система подготовки войск, основанная как на отечественном, так и на зарубежном опыте. К сожалению, здесь проблем еще много. Например, уже сейчас передовые армии мира внедряют роботизированную технику, оружие на новых физических принципах. Все это через несколько лет будет поставлено на поток. И мы не имеем права опоздать.


Одним из важных факторов, оказывающих влияние на выполнение задач, является возможность использования космического пространства. Разработка перспективных систем, призванных обеспечить деятельность ВС до 2015 года, должна вестись исходя из потребностей ведения военных действий с учетом сетецентрической системы управления. И космическая орбитальная группировка здесь имеет решающее значение.


Большую актуальность приобретают действия в кибернетическом пространстве. Интеллектуальное воздействие на информационные и телекоммуникационные сети с целью нарушения функционирования системы управления войсками и оружием открывает широкие асимметричные возможности по снижению боевого потенциала противника. Во всех странах НАТО многое основано именно на сетецентрической модели управления, использовании космической орбитальной группировки.


Мы готовы к созданию киберкомандования, которое будет решать три задачи:


1. Возможность нарушить систему управления противостоящей стороны или внедрить в нее другое программное обеспечение.


2. Защитить свои системы управления, телекоммуникационные сети.


3. Сформировать путем внедрения в Интернет, ТВ, СМИ соответствующее общественное мнение.


Но тут у нас также серьезные проблемы. Поговорить охотников много, а вот сделать… Академия военных наук и здесь должна сказать свое веское слово. Как отметил Дмитрий Олегович Рогозин, кибератака на США в соответствии с документами означает для них начало войны. Надо понимать, насколько это важно и существенно.


Мы – страна победителей. Российский солдат был, есть и будет лучшим солдатом в мире. Об этом должен знать и помнить каждый офицер.



Николай Макаров, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, генерал армии


ВКО: начало большого пути


В действующих на сегодня доктринальных документах нет четкого понятия системы воздушно-космической обороны (ВКО). По нашему мнению, под системой ВКО следует понимать развернутые на земле и на море, в воздушном и околоземном пространстве объединенные функциональными связями силы и средства, обеспечивающие защиту Российской Федерации и ее союзников от нападения с воздуха, из космоса и через космос.


Первоочередные задачи


В такой трактовке система ВКО должна обеспечить решение всей совокупности задач. А именно:

  • предупреждение о ракетном и космическом нападении, разведка космической обстановки и оповещение о ней войск;
  • уничтожение боевых блоков МБР и БРПЛ, уничтожение или функциональное подавление военных космических аппаратов противника;
  • предупреждение о воздушном нападении, разведка воздушной обстановки и контроль использования воздушного пространства ПВО-ПРО, оборона важнейших объектов государственного и военного управления, экономики и инфраструктуры, основных группировок войск и объектов Вооруженных Сил;
  • вскрытие радиоэлектронной обстановки, обеспечение радиоэлектронной защиты объектов ВКО.

Считаю, что работы по строительству и развитию Войск ВКО следует тесно увязывать с научной проработкой всего спектра вопросов, в том числе и определением понятий системы ВКО. Особенно это актуально в свете научной проработки форм и способов применения Войск ВКО, их места в общей системе операций Вооруженных Сил Российской Федерации.


Учитывая широкий спектр задач ВКО в рамках применения разнородных группировок войск как на стратегическом, так и на оперативном уровне, разработка данного направления приобретает особую актуальность. Что касается организационной структуры Войск ВКО, то во исполнение указа президента Российской Федерации 1 декабря 2011 года в их состав вошли:

  • два оперативных объединения командования ПВО-ПРО: дивизия ПРО, четвертая, пятая и шестая бригады ПВО;
  • Космическое командование в составе главных центров предупреждения о ракетном нападении и разведки космической обстановки, Главного испытательного космического центра;
  • оперативно-стратегическое объединение – 1-й государственный космодром;
  • воинские части центрального подчинения.

Таким образом, сделан первый шаг по функциональной интеграции сил и средств Вооруженных Сил Российской Федерации, способных вести борьбу со средствами воздушно-космического нападения (СВКН) иностранных государств, обеспечения комплексного применения этих сил и средств по единому замыслу и плану, под единым руководством и в едином контуре боевого управления. В настоящее время управление Войсками ВКО и оперативно подчиненными дежурными силами по ПВО осуществляется с командного пункта Войск ВКО. В перспективе для управления Войсками ВКО планируется сформировать трехуровневую систему пунктов управления: стратегический, оперативный, тактический.


Анализ нынешнего состояния и боевых возможностей группировок войск Российской Федерации, решающих задачи ВКО, показывает, что они несколько ограниченны. Космический эшелон СПРН на данный момент не в полной мере выполняет их. Наземный эшелон – более эффективно, но требует доработки и наращивания. Состояние низковысотного радиолокационного поля в пределах Российской Федерации также имеет не лучшую конфигурацию. В целом устранение имеющихся недостатков на сегодня – первоочередная задача. И работа в этом направлении проводится очень большая.


Создание, функционирование и совершенствование системы ВКО должны осуществляться по следующим основным направлениям:


1. Создание на основе интеграции существующей и развертывание перспективных средств и систем разведки наземного, морского, воздушного и космического базирования с полномасштабным развертыванием федеральной системы разведки контроля воздушного пространства РФ.


2. Создание системы поражения и подавления СВКН на основе сочетания существующих и перспективных комплексов семейства ПРО, зенитных ракетных систем ПВО-ПРО, авиационных комплексов, средств РЭБ, оружия на новых физических принципах.


3. Создание единой системы управления войсками, силами и средствами ВС РФ, решающими задачи воздушно-космической обороны в рамках развития и совершенствования существующей системы управления и связи Вооруженных Сил.


4. Формирование единого информационного пространства за счет развертывания базовой информационно-управляющей системы, их интеграции в систему оружия и органов управления.


Направления развития


На ближайшую перспективу приоритетом строительства ВКО является создание системы разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, обеспечивающей предупреждение об обезглавливающих и разоружающих ударах баллистическими и крылатыми ракетами по объектам военно-стратегического управления и СЯС. Помимо этого планируется завершить разработку перспективных образцов ВВТ, их серийное производство и поставку в войска.


Основными направлениями развития войск ВКО являются:

  • наращивание возможностей разведки воздушно-космического пространства в интересах предупреждения об ударах СВКН противника, в частности начало развертывания единой космической системы обнаружения и боевого применения в составе четырех космических аппаратов, что даст возможность круглосуточного контроля всех ракетоопасных районов в Северном полушарии;
  • ввод в боевой состав трех новых РЛС, созданных по технологии ВЗГ, что обеспечит ликвидацию имеющихся пробелов в радиолокационном поле наземного эшелона системы ПРН;
  • завершение создания РЛС загоризонтного обнаружения воздушных объектов в одном из населенных пунктов;
  • проведение работ по сокращению типажа средств радиолокационной разведки за счет разработки и приема на вооружение эффективных РЛС и модернизация существующих;
  • создание и модернизация всего номенклатурного ряда специализированных средств контроля космического пространства.

В результате замены старых образцов вооружения и проведения модернизации будет обеспечена современными средствами система разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, а объем реализации Государственной программы вооружения составит около 90 процентов.


Части и подсистемы поражения и подавления СВКН продолжат оснащаться зенитно-ракетными системами С-400, планируется поступление на вооружение ЗРС С-500.


После окончательного формирования первой бригады ВКО особого назначения ее вооружение будет принципиально отличаться от вооружения нынешних бригад ПВО-ВКО военных округов. Оно позволит решать принципиально новые задачи борьбы с баллистическими ракетами средней дальности, эффективно противодействовать гиперзвуковым летательным аппаратам и космическим информационным системам. Совершенствование системы ПРО города Москвы предполагается за счет дальнейшего повышения ее боевых возможностей и в перспективе оснащения противоракетами дальнего перехвата.


Рубежный 2020-й


Задача развития космических средств тесно увязана с деятельностью Войск ВКО и предусматривает продолжение работ по созданию условий для развертывания орбитальной группировки перспективных космических комплексов и систем разведки, связи, навигации, картографирования, геодезического и метеорологического обеспечения. Это позволит в ближайшее время иметь до 95 процентов современных космических аппаратов.


Планируется завершить летные испытания и ввести в эксплуатацию космический ракетный комплекс «Союз-2» и вывести на четвертое испытание космический ракетный комплекс «Ангара». Это позволит иметь 100 процентов современных средств выведения эффективных космических аппаратов с территории России.


На завершающем этапе реализации Государственной программы вооружения основные усилия будут сосредоточиваться на дальнейшей интеграции современных и перспективных средств и систем национальной подсистемы ВКО: разведки и предупреждения от СВКН, поражения и подавления СВКН, управления и обеспечения. В этот же период должно быть завершено переоснащение войск современными ВВТ. С этой целью планируется дальнейшее совершенствование организационно-штатной структуры Войск ВКО, совершенствование системы управления в составе системы управления Вооруженными Силами, создание и постановка на боевое дежурство РЛС ВЗГ в Печоре, Барнауле, Енисейске, Омске, Мурманске, обеспечение развертывания орбитальной группировки и создание РЛС загоризонтного обнаружения.


Таким образом, к 2020 году реализация мероприятий по оснащению частей новыми модернизированными образцами вооружения, военной и специальной техникой увеличит обеспеченность войск ВКО до уровня, близкого к 90 процентам. Проведение данных мероприятий позволит войскам выполнить возложенные задачи с достаточной и гарантированной эффективностью.



Олег Остапенко, командующий Войсками воздушно-космической обороны, генерал-лейтенант



Подготовил Олег Фаличев



Опубликовано в выпуске № 5 (422) за 8 февраля 2012 года

07.02.2012
Права на данный материал
принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются

  • Похожие новости
  • Комментарии
Комментариев 10, отображено с 1 по 10
Starnov
547
№1
08.02.2012 09:36
Уже не удивительно, когда очередной назначенец без опыта работы и без соответствующего образования и даже без статей на эту тему (по его журналистскому образованию), т.е. и не профессионал и не любитель в этой области пытается всех учить как надо жить. Очередной эффективный менеджер сталинской школы получил практическое пространство для самообучения. И конечно нам необходимо добавочное агентство, мало академий и нии. Смешно и печально.
-2
Сообщить модератору
Hazzard
7346
№2
08.02.2012 10:53
Необходимо учитывать, опираясь на достаточно богатый советский опыт, что в современных условиях взаимоотношения между Вооруженными Силами и оборонно-промышленным комплексом страны не могут строиться на упрощенных рыночных отношениях и ограничиваться только условиями контракта. Я глубоко убежден, что в целом отечественный ОПК – это не только промышленность и наука. Вооруженные Силы – неотъемлемая часть оборонно-промышленного комплекса. И отношения между ними, повторяю, не могут строиться по принципу покупатель и продавец. А Министерство обороны – не случайный прохожий, который решил зайти в магазин, где продаются разные красивые изделия, и купить себе что нужно. Вооруженные Силы должны говорить, что им требуется, и заранее планировать формы вооруженной борьбы, чтобы мы могли вовремя подготовить научные разработки, вовремя их внедрить в производство. Делать такую работу надо исключительно по единому замыслу, вытекающему из оценки динамики национальных угроз и собственных возможностей.

Епта, да неужто дошло?
+2
Сообщить модератору
aleks55
580
№3
08.02.2012 20:34
Без военной науки не будет армии.Успел закончить академию до развала спасибо тем кто преподовал тогда,этих знаний мне хватило,чтобы стать кандидатом наук,доцентом,профессором АВН.У меня вопрос сколько было кандидатов и докторов до "оптимизации"военного образования и сейчас и тоже самое по ВУЗам.Кто может ответьте.
0
Сообщить модератору
Андрей Л.
9545
№4
08.02.2012 21:05
Цитата
У меня вопрос сколько было кандидатов и докторов до "оптимизации"военного образования и сейчас и тоже самое по ВУЗам.Кто может ответьте.


Фурсенко может, но думаю цифры окажутся с грифом :)
0
Сообщить модератору
Александр Пикарь
63
№5
09.02.2012 00:35
Ждем помощи от военной науки и «оборонки» ..... Хорошее и броское название статьи ! Но только верится что-то с трудом. И этому есть веские причины. В нашем институте разработатны уникальные технологии ОНФП, перспективы применения фантастические, но воз и ныне там. Финансирование нуль. Интерес у военных огромный, но только на словах. Развлекаемся для своего удовольствия исследуя образцы супероружия на порядок превосходящее американское, а о серьезной заинтересованности со строны государства уже давно перестали мечтать. Прибыли, да тем более быстрой, такие разработки не дают. Капиталовложений требуют серьезных и долгосрочных. Так что будем продолжать мечтать, будем читать замечательные статьи о том как оказывается нужно нашему государству суперсовременное оружие.
+2
Сообщить модератору
Starnov
547
№6
09.02.2012 12:15
Так уже 4 минуса, но никто не полемизирует. Тогда добавлю аргумент - после МГУ, где журналиста обучают двум иноязыкам, данный товарищ подвизался в высшей комсомольской школе. И там главным занятием является агитация за советы - вот с тех пор он и является штатным ура-патриотом, а некоторые говорят квасным патриотом. И это его выступление наглядно доказывает его основной профиль.
+1
Сообщить модератору
ID: 1949
1778
№7
09.02.2012 15:59
В первую очередь надо защитить Россию от нашего "государства"!!
Надо лишить права президента управлять народной собственностью по своему произволу. Николай отметился Аляской, Ельцин - Крымом. Кто то захочет отдать Куриллы и часть ДВ. Глядишь и Сахалин продадут.  Даже референдум сейчас не гарантирует взвешенного решения, так как есть технологии массового зомбирования посредством СМИ.
+2
Сообщить модератору
ash
3675
№8
09.02.2012 19:35
0
Сообщить модератору
Характерник
241
№9
10.02.2012 13:12
порадовал Рогозин)) "Время разгильдяйства, популизма и демагогии закончилось"
Это он о времени когда Путин был президентом и премьер министром так сказанул!?
7 . Владимир Путин ОТДАЛ  Китаю острова с дачами хабаровчан...

Военная наука - это наука воевать. Сами по себе научные исследования невозможно направить в какое то русло - это процесс вероятностный, никто и никогда не может знать куда приведут изыскания.
0
Сообщить модератору
Tuviy
631
№10
12.02.2012 22:35
Вы хотели получить единого производителя средств ПВО. Вы получите по принципу - берите что дают и дешевле не будет (у их есть кого подкармливать).
Вам надо ПРО ВКО? могли бы на первое время получить к 18 году следующий "Антей" с длинной и высокой рукой.
И пора возвращать на своё место прдставителей заказчика, а то премьер наш Путин высказал Рогозину при назначении своё сожаление по поводу сокращения ВП МО РФ.
0
Сообщить модератору
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
другие обсуждаемые темы