Войти на сайт Зарегистрироваться Забыли пароль?

Головная боль «оборонщиков»

11.01.2012 Военно-промышленный курьер 5825 0
0
Понравилась новость?
0

Главная проблема, препятствующая своевременному заключению контрактов по гособоронзаказу

В Общественной палате состоялось совещание на тему «Вопросы ценообразования на продукцию военного назначения». В мероприятии приняли участие Общественный совет при Министерстве промышленности и торговли РФ и Союз машиностроителей России.


Редакция «ВПК» решила опубликовать фрагменты выступлений участников совещания. Общим во всех докладах было сожаление по поводу того, что представители Минобороны РФ не участвовали в дискуссии с промышленниками. В частности, открывая совместное заседание, председатель Комитета по оборонной промышленности Союза машиностроителей России, генеральный директор ОАО «Концерн «Созвездие» Азрет Беккиев сказал: «Вот уже года три тема ценообразования продукции военного назначения является приоритетной у руководителей предприятий ОПК. Минобороны, как бы оно ни пыталось отмахнуться от этого вопроса, приходится идти на уступки». Представители военного ведомства имеют возможность присоединиться к дискуссии и высказать свою точку зрения по проблемам ценообразования на страницах нашей газеты.

Баланс интересов заказчика и производителя


В сфере создания вооружения, военной и специальной техники, эффективности использования средств государственного бюджета на эти цели одним из важнейших вопросов является система ценообразования на вооружение, военную и специальную технику.


Ключевую роль в этой системе играют:


1. Минобороны России в части формирования начальной цены государственного контракта при размещении гособоронзаказа.


2. Федеральная служба по тарифам в части регистрации цен, по определению уровня рентабельности при производстве продукции, поставляемой по гособоронзаказу, правил формирования цен на вооружение и военную технику, которые не имеют российских аналогов и производство которых осуществляется единственным производителем.


3. Минэкономразвития России в части порядка применения индексов цен и индексов-дефляторов при прогнозировании цен на продукцию военного назначения.


Следует отметить, что в настоящее время стройной иерархической системы, создающей единые требования, правила поведения, взаимоотношений, обязанности и ответственности в вопросах ценообразования всех участников создания ВВСТ, нет.


По вопросам порядка определения состава затрат на производство и разработку научно-технической продукции, правил формирования цен на вооружение и военную технику, определения начальной цены государственного контракта при размещении государственного контракта разработаны нормативные акты, методические указания и рекомендации Минэкономразвития России, ФСТ России, Минобороны России, Минпромэнерго России, Минпромторга России.


В настоящее время возникла необходимость разработки новых и совершенствования действующих нормативных правовых и методических документов, обеспечивающих единый подход участников к размещению и выполнению государственного оборонного заказа.


Для обеспечения единого подхода при определении цен на продукцию оборонного назначения, поставляемую по государственному оборонному заказу, приказом ФСТ России от 15 декабря 2006 года № 394 утверждены Методические рекомендации по определению уровня рентабельности при производстве работ (услуг) оборонного назначения, а также величины прибыли при расчете начальной цены государственного контракта.


Согласно указанным Методическим рекомендациям предельно минимальный размер рентабельности рекомендуется принимать в размере не менее 5%, а максимальный размер рентабельности – в размере не более 20%.


С целью оптимизации использования бюджетных средств при выполнении государственного заказа Минобороны России считает целесообразным внести изменения в Правила определения начальной цены государственного контракта при размещении государственного оборонного заказа путем проведения торгов, а также цены государственного контракта в случае размещения государственного оборонного заказа у единственного поставщика, утвержденные постановлением правительства Российской Федерации от 4 ноября 2006 года № 656, в части ограничения рентабельности на собственные затраты до 20%, на покупные комплектующие изделия – до 1%.


Предложения Минобороны одобрены президентом Российской Федерации (письмо Минобороны России от 24 ноября 2010 года № 205/8383), но не согласованы с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти (поручение правительства Российской Федерации от 7 декабря 2010 года № ВП-П7-8477).


С учетом предложений Минобороны России в настоящее время ФСТ России разработала проект приказа о внесении изменений и дополнений в Методические рекомендации по определению уровня рентабельности при производстве продукции (работ, услуг) оборонного назначения, поставляемой по государственному оборонному заказу, который согласован с Минпромторгом, Роскосмосом, ГК «Росатом» и находится на рассмотрении в ВПК при правительстве Российской Федерации.


Сравнительный анализ уровня рентабельности изделий военного назначения за 2008, 2009 и 2010 годы, рассчитанного в соответствии с подходами Минобороны и действующими Методическими рекомендациями ФСТ России, показал снижение общего уровня рентабельности от 20 до 30%. При этом статистических и каких-либо иных расчетов, обосновывающих необходимость снижения нормативов рентабельности, не представлено.


Снижение уровня рентабельности соответственно приведет к снижению уровня прибыли (чистой прибыли) организаций, для которых этот уровень является основным источником финансирования мероприятий, направляемых на развитие производства и инфраструктуры.


Кроме того, фактические затраты организаций оборонно-промышленного комплекса (далее – ОПК) с многоуровневой кооперацией, выпускающих сложную технику, во многих случаях превышают принятые в цене нормативные затраты в связи с опережающим ростом цен на материалы, комплектующие изделия, которые в основном являются продукцией предприятий-монополистов. Ценовая разница погашается за счет прибыли организаций. В результате производство высокотехнологичной продукции и продукции с длительным производственным циклом ряда организаций становится низкорентабельным или убыточным.


В целях стимулирования выпуска высококачественной и инновационной продукции военного назначения необходимо разработать:


1) механизмы стимулирования высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции военного назначения, в том числе применение цен, обеспечивающих заинтересованность организаций-изготовителей в создании и освоении новых образцов военной техники, не имеющих отечественных аналогов, возмещение затрат на подготовку и освоение новой военной техники, применение противозатратных методов формирования цен с учетом изменения заявленных тактико-технических характеристик, стимулирование снижения затрат и повышения качества продукции, учет экономических рисков и их распределение между заказчиками и исполнителями государственного оборонного заказа;


2) продолжить совершенствование действующей статистической отчетности, направленное на повышение эффективности анализа цен в организациях ОПК, и создать единую информационную базу по номенклатуре государственного оборонного заказа;


3) систематически проводить мониторинг изменения цен и факторный анализ изменения структуры затрат для выявления причин необоснованного роста цен.


Для создания эффективной системы государственного регулирования цен необходимо дополнительно разработать или внести изменения в следующие нормативные документы:

  • методику гибких цен (модели цен и их применение) на продукцию военного назначения, разработка которой предусматривается в Комплексном плане по формированию государственной контрактной системы по поставке продукции для федеральных нужд в сфере государственного оборонного заказа. Отказ от ранее действовавшей более гибкой системы цен и переход на применение только твердых цен привели ряд предприятий ОПК к резкому снижению рентабельности выпускаемой военной продукции и потере в значительной степени заинтересованности исполнителей в получении государственного заказа;
  • порядок формирования прибыли на научно-техническую продукцию;
  • порядок формирования отдельных статей затрат в себестоимости продукции военного назначения, в первую очередь затрат на оплату труда;
  • правила формирования цен на ремонт и утилизацию вооружения и военной техники;
  • порядок применения прогнозируемых индексов-дефляторов и расчета фактических индексов цен по видам продукции военного назначения;
  • федеральный закон № 94-ФЗ от 21 июля 2005 года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» в части введения гибких цен на оборонную продукцию с производственным циклом свыше одного года.


Сергей Довгучиц,

директор Департамента развития оборонно-промышленного комплекса Минпромторга России


Издержки ликвидации Госкомцен и Госплана


Для ОСК в сфере ценообразования ГОЗ существуют два актуальных вопроса. Прежде всего речь идет о необходимости внесения изменений в 94-ФЗ в части возможности использования различных моделей цен, а не только твердо фиксированных. Второй – необходимость формирования единой стратегии ценообразования, в основе которой не только будет лежать технология ценообразования, но и определен субъект ценообразования, определены его права и обязанности. Очень важная проблема – это определение «равноудаленного» органа, уполномоченного решать спорные вопросы.


Сейчас при размещении ГОЗ действует принцип «купил-забыл». Для простой продукции такой способ вполне приемлем, но для сложной продукции, которой является продукция военного назначения, такой подход непригоден. Проиллюстрирую это на примере размещения заказов на конкурсной основе с использованием твердых цен нашими предприятиями. Это приводит к тому, что в стремлении снизить цену конструкторские бюро вынуждены не разрабатывать новые образцы, а использовать старые и дорабатывать их. Таким образом, твердые цены подавляют инновации.


При заключении контракта на строительство изделия заказчик хочет, чтобы мы ему продемонстрировали прозрачность формирования цены. Но мы, как правило, не можем этого сделать потому, что судостроение как наукоемкий процесс предполагает, что рабочая документация, на основе которой формируется цена, разрабатывается вплоть до окончания испытаний головного судна.


Использование твердо фиксированных цен не учитывает и особенностей судоремонта. На момент подписания контрактов у нас есть только заявленный объем работ. Реальный объем работ, который предстоит выполнить, становится известным только после проведения полной дефектации судна.


Таким образом, применение твердых моделей цен допустимо только в том случае, когда мы достоверно можем определить объем работ. К таким работам мы относим строительство головных судов. Полагаю, что для опытно-конструкторских работ, которые осуществляются при строительстве головного судна, целесообразно применение модели ориентировочных цен с переводом их в фиксированные при реализации заказов в объеме 80%.


Существующая нормативная база также не может устраивать судостроителей. В настоящее время в отсутствие такой нормативной базы наш основной заказчик – Минобороны начинает влиять на процесс ценообразования различными письмами, директивами и указаниями. В сущности эти документы устанавливают трудновыполнимые и обременительные требования для нас как для исполнителей. Будь эти документы реально нормативными, они бы напрямую противоречили законодательству о антикоррупционной экспертизе нормативных документов.


При строительстве кораблей мы должны предоставить 23 наименования документов, в которых содержится огромное количество всевозможных обоснований. Речь идет, в частности, о производственной программе, которую мы должны предоставить не только по оборонзаказу, а на все остальные заказы и прочую продукцию. Причем такая информация должна быть предоставлена не исключительно по головному исполнителю, но и по всем соисполнителям. Минобороны требует предоставить расшифровки вплоть до указания наименования всех поставщиков, их ИНН, адресов и прочей информации. Ситуация усугубляется тем, что у предприятий, выпускающих военную продукцию, число соисполнителей доходит до тысячи. При этом ФЗ «О государственном оборонном заказе» содержит нормы, предусматривающие регулирование цен у головных исполнителей и у исполнителей первого уровня. На соисполнителей второго и третьего уровней этот закон не распространяется. При этом надо учесть, что исполнители второго и третьего уровней являются единственными поставщиками в силу специфики оборонной продукции, ее узкой специализации. То есть фактически они монополисты и диктуют головному исполнителю свои цены.


Есть еще один важный момент – это применение коэффициентов, которые отражают инфляционные процессы. При строительстве судов подписываются контракты, исходя из индекса инфляции, установленного МЭР. Например, до 2016 года такой индекс составляет 3,5%. В то же время Центробанк заявляет, что целевой программой нашего государства является достижение инфляции к 2016 году до 5%. Вот пример того, какие большие инфляционные риски содержит структура цены, которую нам приходится защищать.


Таким образом, очевидна необходимость создания нормативно-правовой базы, единой для исполнителей головного предприятия и всех соисполнителей, входящих в кооперацию. Она предполагает выработку механизма воздействия на соисполнителей всех уровней кооперации. Кроме того, нам необходимо разработать нормативную базу для определения цены для контрактов на опытно-конструкторские работы.


В целом, как мы полагаем, для всех работ с длительным циклом изготовления необходимо определить порядок индексов пересчета цен, учитывающих реальные инфляционные процессы. Кроме того, нам нужен посредник-координатор с арбитражными функциями, который будет разрешать спорные ситуации в рабочем порядке.



Ольга Ганиева,

заместитель начальника Департамента экономики ОАО «Объединенная судостроительная корпорация»


Тренд – превращение в казенные предприятия


Минобороны России (в лице руководителя Департамента Минобороны России по ценообразованию продукции военного назначения) в одностороннем порядке без согласования с Минэкономразвития, Минпромторгом, ФСТ РФ и предприятиями промышленности выдвинуло ряд инициатив в области ценообразования на продукцию военного назначения, поставляемую в рамках выполнения ГОЗ.


Одним из предложений Министерства обороны является ограничение рентабельности по формуле «1%+20%» (1% к стоимости покупных комплектующих изделий (ПКИ) и работ (услуг) производственного характера, выполняемых сторонними организациями, 20% к собственным затратам, включая стоимость сырья и материалов), а также «1%+25%» при поставке продукции по кредитной схеме.


Надо признать, что данная мера снижает мотивацию на развитие кооперации и заставляет предприятия возвращаться на путь «полного цикла». В то же время мировая практика идет по пути расширения кооперации, когда у головного предприятия остаются ключевые компетенции и роль интегратора в производстве. Применяемое ограничение к рентабельности по ПКИ в размере 1% никак не оценивает и не поощряет работу предприятия как интегратора.


Основное противоречие предложений Минобороны России по снижению рентабельности привнесенных затрат (кроме сырья и материалов) говорит о коренном непонимании военным ведомством сущности и роли головного исполнителя по ГОЗ. Головной исполнитель по ГОЗ – это термин, используемый в поставках продукции для нужд Министерства обороны. На самом же деле данные предприятия – просто производители данной продукции: готовых изделий вертолетов, двигателей, комплексов ПВО, самолетов, танков, автомобилей и т. д. То есть они не являются оптовыми базами, которые закупают номенклатуру изделий, комплектующих, упаковывают их в ящики и поставляют в Минобороны России.


Производители готовой продукции – совокупные интеграторы создания, испытания, производства готовых изделий, послепродажного обслуживания и несут ответственность за изделие в целом, включая гарантийные обязательства. Основной компетенцией производителей готовых сложных изделий является компетенция интегратора, требующая большого количества высококвалифицированного персонала, который в существующей методологии учитывается как административно-управленческий персонал (АУП) и затраты на содержание которого отражаются в накладных расходах. Производитель готовых изделий осуществляет сложное управление цепью поставок, в рамках которого несет большие риски за несвоевременные поставки, за некомплектные поставки, за поставки некачественных комплектующих, поэтому ни в коем случае нельзя сравнивать головного исполнителя с оптовой базой. Принципы их работы принципиально разные.


При подходе по ограничению рентабельности по формуле «1%+20%» фактическая рентабельность предприятий составит менее 5%.


По нашему мнению, на термине «рентабельность производства» стоит остановиться подробнее. Рентабельность производства – это отношение прибыли от реализации к полной себестоимости (мировое понятие).


Пересмотр международно признанного понятия рентабельности производства как отношения прибыли к полной себестоимости, включающей в том числе ПКИ и работы сторонних организаций, в сторону снижения для предприятий ОПК будет означать фактически тренд в сторону их деприватизации и превращения в казенные предприятия. С точки зрения инвестора-акционера, это означает отказ от инвестирования средств в предприятие, которое делает оборонную продукцию с рентабельностью ниже средних показателей по отрасли. Если продолжить эту тенденцию с учетом вложения денежных средств государством в обмен на акции таких предприятий, мы через несколько циклов де-факто закончим национализацию и фактически превратим предприятия, выполняющие преимущественно ГОЗ, в казенные, а это уже вектор промышленной политики и тренд развития государства.


По нашему мнению, необходимо однозначно трактовать понятие рентабельности производства. Рентабельность производства – это отношение прибыли от продаж (до налога на прибыль, прочих расходов) к полной себестоимости. В полную себестоимость во всем мире на основании отчетности по мировым стандартам включаются и ПКИ. В соответствии с постановлением правительства РФ № 29 от 25 января 2008 года уровень прибыли при расчете цены не должен превышать 25% затрат. При ограничении указанного размера прибыли необходимо учитывать, что часть затрат Минобороны РФ при формировании себестоимости не принимается (затраты на страхование, командировочные расходы сверх 100 рублей, суточные 550 рублей на проживание, затраты на уплату процентов по кредитам сверх ставки рефинансирования ЦБ и др.). Соответственно фактическая рентабельность производства будет существенно ниже рентабельности при определении цены по ГОЗ на этапе заключения контракта.


Минобороны России считает, что текущая структура персонала на предприятиях является неоптимальной, и предлагает при формировании цен исходить из соотношения 1:1 основных производственных рабочих и другого персонала, включая АУП, вспомогательных рабочих и ИТР.


Данное требование приведет к фактической убыточности поставки продукции в рамках ГОЗ, так как не учитывает специфику производства авиационной техники, которое требует содержание штата технологов, конструкторов, рабочих вспомогательных производств, летно-испытательного комплекса и АУП, выполняющего сложнейшую функцию интегратора.


Применение формулы «1%+20%» и ограничения соотношения персонала при расчете цен приведут к плановой убыточности. При этом надо учесть, что у двигателестроительных предприятий плановая рентабельность и так колеблется в пределах нулевой отметки, а в некоторых случаях она составляет 3%.


Неурегулированность вопросов ценообразования не позволяет заключить государственные контракты и ставит под угрозу своевременность поставки продукции в утвержденные правительством РФ сроки.


Это особенно актуально для предприятий, производящих продукцию с длительным производственным циклом (8–9 месяцев и более) при подписании контрактов на поставку в текущем году.


Предлагается: при сдвиге сроков подписания государственных контрактов на более позднюю дату предусматривать возможность сдвига сроков поставки продукции, соответствующей задержке подписания контракта и задержке выплаты аванса за продукцию.


Предложения в краткосрочной перспективе:

  • При формировании цен исходить из штатной численности персонала.
  • В государственном контракте одним из обязательных условий включить возможность пересмотра цены в случае превышения фактических индексов инфляции над прогнозными Минэкономразвития России.
  • При сдвиге сроков подписания государственных контрактов на более позднюю дату предусматривать возможность сдвига сроков поставки продукции, соответствующей задержке подписания государственного контракта и задержке выплаты аванса за продукцию.

В среднесрочной и долгосрочной перспективе предлагается:

  • Инициировать законодательные процедуры по внесению изменений в существующее законодательство, регулирующее вопросы ценообразования на продукцию, поставляемую в рамках ГОЗ и ГПВ, с учетом всех аспектов государственной политики РФ, уточняющие все спорные вопросы между заказчиками и производителями продукции, создающие долгосрочно понятные условия для планирования предприятиями своего развития, создающие экономические стимулы предприятиям для проведения оптимизации и сокращения себестоимости.


Василий Лапотько,

председатель московского регионального отделения Союза машиностроителей России, заместитель генерального директора ОАО «ОПК «ОБОРОНПРОМ»


Необходим системный переговорщик


Как бы мы ни критиковали Минобороны за его политику ценообразования, но нужно признать тот факт, что 98% организаций ОПК уже подписали контракты по гособоронзаказу, а договоры нужно выполнять. Между тем совещание на тему «Вопросы ценообразования на продукцию военного назначения» подняло ряд вопросов, без ответа на которые трудно рассчитывать на развитие предприятий ОПК, а значит, и укрепление оборонного потенциала страны. Жаль, что на совещании не было представителей Минобороны и потому дискуссии не получилось.


Один из вопросов, который поднял директор Департамента развития оборонно-промышленного комплекса Минпромторга Сергей Довгучиц: какой федеральный орган должен отвечать за ценообразование? Поиск ответа на этот вопрос – пустая трата времени. Напоминаю, с 1991 года в нашем государстве строится соответствующий строй, в котором нет регулирования цен. Попытки найти какой-то орган, который будет выполнять функции Госкомцен или Госплана, бесперспективны. Контракт подписан двумя сторонами и любое вмешательство третьей стороны неправомочно. Надо быть готовым к тому, что скоро появится новая версия постановлений правительства №№ 656 и 29. С их появлением формула «20 плюс 1» будет легализована де-юре. Ведь Минобороны получило согласие на применение данной формулы со стороны президента и председателя правительства. Вместе с тем необходимо для анализа собрать статистическую информацию по итогам 2011 года и ответить на вопрос: что произойдет с прибылью предприятий? По оценке специалистов, в результате применения формулы «20 плюс 1» из оборота бизнеса будет «изъято» около 200 миллиардов рублей. Хотелось бы, чтобы Союз машиностроителей мог реально дать оценку экономическим результатам применения формулы «20 плюс 1».


Много претензий было высказано в адрес Федеральной службы по оборонному заказу. Из дискуссии следует, что нужно создавать новые нормативные акты. Но сегодня уже более ста нормативных документов регулируют процесс ценообразования при контрактации ГОЗ. Можно написать еще несколько нормативных актов, но это не изменит существующих тенденций. По поручению председателя правительства при Военно-промышленной комиссии создается рабочая группа по размещению заказа 2012 года. Подготовлен регламент рабочей группы, обсуждаются кандидатуры членов рабочей группы, которая, в частности, будет поднимать и вопросы ценообразования.


Как взаимодействовать с Минобороны по вопросам ценообразования.


Я всем привожу пример, как контрактовалось производство самолетов Як-130. Два предприятия, входящих в ОАК, направили свои предложения в Минобороны в надежде выиграть конкурс. Специалисты Минобороны берут их заявки и начинают сравнивать: сколько тонн металла тратит одно предприятие на производство самолетов, а сколько другое. То же самое происходит в отношении трудоемкости, уровня затрат, накладных расходов и т. д. Одно из предприятий, претендующих на контракт с Минобороны, было КБ, а другое – серийный завод. Понятно, что у них накладные расходы разные. Но специалисты Минобороны выбирают в калькуляции строчки, лучшие по цене. Одна фирма объявила цену контракта 475 миллионов рублей, а другая – 510 миллионов рублей. Минобороны, выбирая из каждой позиции то, что дешевле, объявляют цену контракта 450 миллионов рублей.


Можно ли было этого избежать? Конечно, можно. Но для этого предприятиям промышленности нужна общая площадка для обсуждения вопросов ценообразования. Такую площадку лучше всего организовать в рамках Союза машиностроителей, чтобы машиностроители имели возможность системно взаимодействовать, обмениваться методологическими и нормативными основами ценообразования и готовить переговорщиков для взаимодействия с Минобороны по этому вопросу.


Считаю, что сегодня Союзу машиностроителей нужно обратить внимание на подготовку законопроекта «О федеральной контрактной системе» (ФКС). Этот документ разработан Минэкономразвития по поручению президента Дмитрия Медведева.


Проект ФКС размещен в Интернете. С моей точки зрения, сегодня промышленность недостаточно внимательно относится к вопросу подготовки данного законопроекта. Нет предложений, детализации тех процедур, которые заложены в этом документе. В результате мы можем получить новый закон, который будем критиковать, как сегодня критикуем 94-ФЗ.


Причина такого отношения кроется в ошибочном мнении о том, что с мнением директорского корпуса ОПК мало кто считается в законодательном процессе. Пример тому – 94-ФЗ, который принимался без учета мнения специалистов и руководителей оборонной отрасли.


В результате мы получили законодательство, где нет места разным моделям цен. Но сегодня у «оборонщиков» есть свой представитель в Госдуме. Это первый вице-президент Союза машиностроителей России Владимир Гутенев.


Можно ли считать ФЦП развития ОПК инструментом национализации, на что обращает внимание Василий Лапотько?


Думаю, что такая точка зрения неправомочна. В случаях, когда государство дает деньги ОПК взамен на их акции, потом эти акции возвращаются в уставный капитал государственных компаний. Частные компании, как правило, не берут бюджетные деньги, потому что они не хотят делиться своей частью собственности с государством. Можно это критиковать, но по-другому не будет.



Олег Бочкарев,

член Военно-промышленной комиссии при правительстве Российской Федерации




Подготовил Алексей Казаков


Опубликовано в выпуске № 1 (418) за 11 января 2012 года

10.01.2012
Права на данный материал
принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Страны
Продукция

  • Похожие новости
  • Комментарии
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
другие обсуждаемые темы