Войти

Научно-практический анализ ЕвроПРО

3744
0
0

Оценку планам США по развертыванию противоракетной обороны в Европе дают ученые

Наиболее острой и болезненной проблемой во взаимоотношениях между Москвой и Вашингтоном остается система противоракетной обороны, которую США явочным порядком разворачивают на территории Европы. Этой теме в последнее время посвящено очень много выступлений политиков, военных, ученых и экспертов в печатных и электронных СМИ. На эту тему идут дебаты и в крупнейших столицах мира.


Российско-американский диалог перед Чикаго-2012


Проблему ЕвроПРО поднимали сенаторы США при утверждении на должность нового посла США в Москве Майкла Макфола, который, кстати, заявил на Капитолийском холме, что переговоры между Россией и США по вопросу ПРО «зашли в тупик». Внешнеполитическое ведомство России крайне резко отреагировало на решение Вашингтона и Мадрида разместить еще одну американскую противоракетную базу в испанском порту Рота в составе четырех кораблей с системой «Иджис» и ракетами-перехватчиками СМ-3. МИД заявил, что происходит неприемлемое существенное наращивание американского противоракетного потенциала без коллективного обсуждения этого процесса и учета мнения всех заинтересованных сторон, а это может повлиять на стабильность и безопасность в Евроатлантике.


Очевидно, что российско-американский диалог по проблемам в области ПРО, включая сотрудничество или противостояние по ПРО в Европе, начинает приобретать ключевое значение во всем спектре военно-политического сотрудничества между Россией и Западом.


Он становится также очень ярким тестом на готовность США и НАТО к реальному сотрудничеству с Россией на равноправной основе в деле обеспечения неделимой безопасности евроатлантического пространства. Особенно в преддверии майского саммита НАТО в Чикаго в 2012 году, куда для обсуждения проблематики ПРО, как ожидается, может приехать или не приехать и президент России. Именно поэтому по обеим сторонам Атлантического океана на самых разных уровнях интенсивно идут экспертные и политико-дипломатические дискуссии, посвященные противоракетной проблематике.


Заседание группы противоракетных экспертов


Одна из дискуссий состоялась недавно в Брюсселе. Там заседала совместная российско-американская Группа технических экспертов по сотрудничеству в области ПРО. В ее работе приняли участие с российской стороны член-корреспондент РАН и директор научно-технологического центра (НТЦ) «Космонит» Григорий Чернявский, научный руководитель Центра НИИРП (Научно-исследовательский институт радиоприборострения) головного системного конструкторского бюро (ГСКБ) «Алмаз-Антей» профессор Борис Виноградов, директор Центра НИИРП, заместитель генерального директора ГСКБ «Алмаз-Антей» генерал-лейтенант в отставке Сергей Курушкин, ответственный секретарь Комитета ученых за глобальную безопасность и контроль над вооружениями Леонид Рябихин.


С американской стороны – представители известного Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета. Среди них бывший министр обороны США профессор Уильям Перри, генерал-майор в отставке Герри Шнелцер, профессор Дэвид Холлоуэй, ведущий исследователь Дин Вилкенинг, помощник профессора Перри Джон Гордон. Модератором встречи экспертов стал постоянный представитель России при НАТО и специальный представитель президента России по взаимодействию с НАТО в области ПРО Дмитрий Рогозин.


По результатам встречи в Брюсселе ученые двух стран приняли совместное заявление, в котором содержится анализ сложившегося положения дел и даны политические рекомендации (полный текст заявления имеется в распоряжении редакции «НВО»). Заявление было послано в Москву и Вашингтон, лидерам двух стран. В нем, в частности, было отмечено, что отношения между Россией и США все еще базируются на взаимном ядерном сдерживании. Однако политика «перезагрузки» подталкивает Вашингтон и Москву к «стратегической кооперации», основанной, согласно заявлению президентов Дмитрия Медведева и Барака Обамы, на «взаимном доверии, открытости, предсказуемости и сотрудничестве».


Группа «противоракетных экспертов» утверждает, что американская система ПРО в Европе может как внести вклад в общее дело, так и похоронить его в случае ненахождения взаимоприемлемых решений и отказа от сотрудничества. При развитии событий по негативному сценарию мир ожидает новая гонка вооружений. В то же время сотрудничество по ПРО, напротив, сможет повысить транспарентность и доверие, появится шанс укрепить сотрудничество и в других сферах, таких как нераспространение ОМУ и экология, например. Оно может повысить предсказуемость действий той и другой стороны для партнера и тем самым оградить от ненужной реакции в ответ на любую деятельность в области производства и испытания баллистических ракет и противоракетной обороны.


Заявление не обошло вниманием и те препятствия, которые мешают полноценному диалогу и сотрудничеству сторон. Так, в нем подчеркивается: «Основная трудность в достижении договоренности о сотрудничестве по ПРО исходит от неопределенности, имеющейся у российской стороны». И в качестве политической рекомендации для преодоления разногласий приводится такая рекомендация: «США и НАТО необходимо принимать в расчет озабоченности, которые Россия имеет в отношении воздействия фаз 3 и 4 плана развертывания систем ЕвроПРО на стратегический потенциал России. В свою очередь, Россия должна принимать в расчет озабоченность США и НАТО в отношении возможных ракетных угроз со стороны Ирана».


Ученые из двух стран отдают себе отчет в том, что «консенсус между Россией и США в оценке сотрудничества России, США и НАТО в области ПРО... отсутствует». Однако это не мешает им говорить о необходимости «достижения политических рамок для сотрудничества по ПРО» и даже о принятии президентами двух стран нового совместного заявления о политических рамках сотрудничества по ПРО. Обсуждение проекта такого заявления, утверждают они, может стать одним из основных пунктов переговоров накануне Чикагского саммита НАТО в мае 2012 года.


Ученые двух стран предложили общие принципы сотрудничества России и США по ПРО. Например, вклад совместного проекта в Евро-Атлантическую безопасность (в соответствии с решениями Лиссабонского саммита Россия–НАТО), взаимный учет озабоченностей, сохранение «приверженности к развитию стратегических отношений между США и Россией, а также к дальнейшему сокращению ядерного оружия» и, наконец, соответствие сотрудничества в области ПРО «национальным и международным нормам/интересам безопасности на принципах транспарентности и открытости».


Практическое взаимодействие


Кроме общеполитических рекомендаций, в совместном заявлении российско-американской группы экспертов приводятся конкретные предложения по осуществлению практического сотрудничества. Одно из таких предложений – вернуться к вопросу создания Совместного центра обмена данными (СЦОД) не только российско-американского, но и, возможно, европейского, в рамках сотрудничества Россия–НАТО. Рекомендовано продолжить процесс совместной оценки ракетных угроз, включая анализ возможностей потенциальных агрессоров. Предполагается, что создание и функционирование СЦОД будет содействовать переходу к конкретному сотрудничеству в решении задач непосредственно в интересах ПРО.


Наряду с этими предложениями предлагается возобновить проведение совместно командно-штабных учений (КШУ) по ПРО, за которыми могли бы последовать совместные полевые учения. В долгосрочной перспективе, по мнению российских и американских специалистов, сотрудничество может быть перенесено в научно-техническую сферу. В частности, включая и совместную разработку спутниковых систем с инфракрасными датчиками обнаружения ракетных стартов, радаров, систем перехвата баллистических ракет на разгонном участке и других проектов. По словам модератора брюссельских консультаций Дмитрия Рогозина, успех экспертных переговоров говорит о том, что военные ученые и технические специалисты из двух стран трезво и объективно оценивают ситуацию и «говорят на одном языке».


«Это то, чего нам не хватает в дипломатических переговорах, на которых сильно сказываются взаимные предрассудки времен еще холодной войны. Диалог специалистов в этом отношении серьезно опережает политический диалог и в плане взаимного понимания, в том числе учета обеспокоенностей, и с точки зрения нахождения компромиссов и взаимоприемлемых развязок», – заявил спецпредставитель президента РФ в интервью «НВО».


Вместе с тем, сказал Рогозин, как и в любом научном исследовании, некоторые выводы и оценки российских и американских экспертов требуют дополнительного осмысления. В частности, концепция стратегической стабильности характеризуется как наследие холодной войны, что является явным преувеличением. Принцип взаимного гарантированного уничтожения/нанесения противнику неприемлемого ущерба, иногда в завуалированной форме, сохраняется и сегодня в ядерных доктринах всех пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. В том числе и США. И отказываться от него никто не собирается. «Например, – говорит спецпредставитель президента, – в американской ядерной доктрине 2010 года неоднократно подчеркивается необходимость сохранения потенциала сдерживания и поддержания стратегической стабильности, прежде всего в отношениях с Россией и Китаем. Есть положения, которые подтверждают сохраняющуюся актуальность принципа стратегической стабильности, и в преамбуле СНВ-3».


Кроме того, считает Дмитрий Рогозин, выход из тупиковой ситуации во взаимодействии России с НАТО и США в области ПРО авторы видят в скорейшем переходе к практическому сотрудничеству. Однако опрометчиво было бы приступать к сотрудничеству по критически важному вопросу национальной безопасности, не договорившись сначала об условиях такого сотрудничества.


«Видимо, из-за нехватки времени, говорит он, недостаточно подробно рассмотрена суть российско-американских разногласий относительно 3-го и 4-го этапов американского Фазового адаптивного подхода к ПРО в Европе и их соответствия декларируемым угрозам. Надеюсь, что уважаемые эксперты займутся этим и другими вопросами на последующих стадиях своего исследования», – сказал спецпредставитель президента.


По словам Рогозина, несмотря на естественные недоговоренности, которые присутствуют в заключительном документе встречи, отражающем достигнутые между учеными компромиссы, такие экспертные консультации и совместные заявления сторон – это «козырь» на столе переговоров с политическими партнерами. «Если наши партнеры не доверяют российским ученым в их доводах и оценках по существующим противоречиям по ПРО, то уж к своим-то собственным экспертам, к их анализу и рекомендациям они просто обязаны прислушиваться, – говорит спецпредставитель, – если, конечно, НАТО и США действительно хотят сотрудничества и отношений стратегического партнерства, а не просто разглагольствований за мир во всем мире».


Доверие или милитаризация


Серьезное сотрудничество не может работать без доверия. Поэтому позиция России полностью понятна и проста, когда она требует от своих партнеров по совету Россия–НАТО предоставления твердых, в том числе юридически обязывающих гарантий, что разрабатываемая и развертываемая в Европе ПРО не будет подрывать ответный ракетно-ядерный потенциал СЯС России. При этом необходимо понимать, что ЕвроПРО является сегментом глобальной ПРО США, которая изначально предназначалась для перехвата советских/российских ракет в первую очередь. В этом контексте вопрос о доверии приобретает первостепенное значение. Ведь речь идет о воздействии на мировые процессы контроля за вооружениями, такими как ракетное нераспространение, недопущение бесконтрольной милитаризации космоса, включая вывод оружия в космос (вэпонизация). А создаваемая американская ПРО напрямую связана именно с этими двумя явлениями.


Российские и американские ученые говорили также и о том, что у переговоров России с США/НАТО есть еще одно измерение – отношение к американским планам усиления их противоракетного потенциала со стороны третьих стран. Например, Индия уже активно разрабатывает свою систему ПРО, обратившись за содействием к США и Израилю. Программы создания ПРО осуществляют Япония, Тайвань и Южная Корея в сотрудничестве с США. Китай также вынужден решать вопрос о разработке систем ПРО.


А помимо России действующей системой ПРО обладает также Израиль, примеру которого могут последовать и другие страны прилегающего региона. Все больше и больше стран, в том числе и в рамках создания и развертывания ЕвроПРО, втягиваются в этот процесс. Таким образом, можно уже с уверенностью констатировать о начале гонки вооружений в новом сегменте вооружений – систем противоракетной обороны, где США играют ключевую роль, задавая темп этой гонке. Кроме того, активное развитие систем ПРО будет подталкивать страны, не обладающие возможностями создания дорогостоящих и высокотехнологичных систем ПРО, к поиску асимметричного ответа для поддержания своей безопасности, то есть к укреплению и наращиванию наступательных средств и в первую очередь ракетного оружия.


Вместе с тем ответственный секретарь Комитета ученых за глобальную безопасность и контроль за вооружением Леонид Рябихин считает, что развитие систем ПРО не может оставаться вне рамок общего процесса контроля над вооружениями. Системы ПРО имеют очень высокий потенциал воздействия на баланс сил и стратегическую стабильность. Их развитие не может оставаться вне рамок какого-либо международного контроля, двусторонних и многосторонних договоренностей и соглашений.


«Российская точка зрения, особенно подкрепленная международной экспертизой, не встречает серьезных возражений, – говорит Дмитрий Рогозин, – за тем исключением, когда в дело вступают пожилые «ястребы» из Сената и Госдепа: их не интересуют аргументы. Как в том детском стишке, дедушка старый – ему все равно. Но если мы будем встречать такое отношение, то, конечно, «Чикаго» останется для России только мюзиклом, а на майском саммите нас не будет».


Жаль, если все усилия интеллектуальных элит России и США, нацеленные на предотвращение конфликта между двумя странами по проблеме ПРО и направление энергии их политического и военного руководства на сотрудничество по этой острой и болезненной проблеме, закончатся провалом. В Москве уже раздаются голоса, что наша страна найдет дешевый и эффективный асимметричный ответ на планы Вашингтона по развертыванию элементов ЕвроПРО. Сомневаться в этом не приходится. Но вряд ли подобное развитие событий поможет «перезагрузке», заявленной президентами США и России, считают эксперты.




Виктор Литовкин

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
05.08.2013
Семь раз отмерить
17.09.2012
Компромиссы для решения проблемы ПРО
30.01.2012
ЕвроПРО – это установка на первый ядерный удар
19.01.2012
Военно-политическая среда противоракетного сотрудничества
14.04.2011
Войны наступившего года - в мире тлеют очаги больших конфликтов, готовые воспламениться в любой момент
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 26.02 17:25
  • 4
Начались серийные поставки танков Т-90М "Прорыв" в войска
  • 26.02 17:18
  • 12
Программа модернизации флота приносит плоды
  • 26.02 16:29
  • 35
Новый пулемет Калашникова станет частью экипировки "Сотник"
  • 26.02 14:19
  • 3
В Абу-Даби открылся крупнейший в мире военно-технический салон IDEX-2021
  • 26.02 12:57
  • 4
Напряженность в Европе: новое высокотехнологичное оружие на востоке и спячка на западе? (Atlantico, Франция)
  • 26.02 12:56
  • 4
Горная бригада ЮВО в Карачаево-Черкесии перевооружена на новые ПТРК "Фагот"
  • 26.02 08:29
  • 2
Скорей на суше, чем на море
  • 26.02 06:36
  • 7
Рогозин отреагировал мемом на посадку аппарата NASA на Марс
  • 26.02 05:04
  • 1
Танк Т-14 "Армата" сумел захватить цель без участия человека
  • 26.02 01:54
  • 2
В 2021 году планируется перевооружить первый зенитный ракетный полк на новейший комплекс ПВО С-350 "Витязь"
  • 26.02 01:54
  • 2
"Будет быстрее "Арматы": над каким новым танком работают в России
  • 26.02 01:48
  • 1
Airbus тестирует ударный самолёт на базе транспортника C295
  • 26.02 01:24
  • 2
ДРСМД – очередная игрушка в руках США
  • 25.02 21:58
  • 1
"Ростех" впервые представил на IDEX 2021 доработанный вариант ЗРПК "Панцирь-С1M"
  • 25.02 20:15
  • 1
Летчик-испытатель сравнил Су-57 с современным смартфоном