Войти

Последние «Акулы» в преддверии списания

4723
10
+4

Недавно российские СМИ со ссылкой на неназванный источник в Минобороны России сообщили, что руководство военного ведомства приняло решение списать до 2014 года все оставшиеся стратегические ракетоносцы проекта 941 (по классификации США/НАТО «Тайфун»). Официального подтверждения данной информации пока нет, но ее появление – повод обратиться к истории создания и возможным перспективам субмарин, ставших новым этапом в мировом подводном кораблестроении.


Наш ответ «Трайденту»


Работы по созданию комплексной стратегической системы «Тайфун» были начаты в качестве противовеса американской системе аналогичного назначения, известной под названием «Трайдент» и включавшей в себя стратегические подводные ракетоносцы (ПЛАРБ типа «Огайо») и баллистические ракеты (БРПЛ). Эти субмарины и ракеты должны были превзойти по боевому потенциалу своих предшественников и потому представляли для Советского Союза серьезную угрозу или вызов, как принято говорить сегодня.


В итоге примерно через год после начала реализации программы «Трайдент» выходят соответствующие постановления ЦК КПСС и Совмина СССР о создании комплексной системы стратегического назначения «Тайфун».


И без того непростая задача осложнялась намерением советского руководства поменять философию национального «лодочного» ракетостроения – перейти от жидкостных БРПЛ на твердотопливные. Руководитель миасского КБ Виктор Макеев, прекрасно понимая неготовность отечественной «оборонки» к решению в столь короткие сроки комплексной проблемы, на одном из совещаний под руководством министра обороны Андрея Гречко высказал сомнение в необходимости и целесообразности работ по твердотопливной БРПЛ Р-39 (РСМ-52). Адмирал в отставке Федор Новоселов, занимавший в 1986–1992 годах должность заместителя главкома ВМФ по кораблестроению и вооружению, вспоминал, что Гречко в ответ лишь бросил: «Министерство обороны не интересует, что внутри ракеты, вы обеспечьте дальность полета 10 тысяч километров, 10 боевых блоков и отклонение от цели менее одного километра».


От ракеты до «ракетовоза»


Работы по ракетному комплексу с Р-39 вступили в активную фазу осенью 1973 года. Кроме базовой кооперации, сложившейся ранее, к процессу подключили предприятия Министерств машиностроения, оборонной и химической промышленности, которые специализировались на работах по смесевым твердым топливам, а также созданию и производству РДТТ на них. Итог – огромная ракета: стартовая масса – 90 тонн, длина – около 16 метров, диаметр – 2,4 метра. Причем, по информации Новоселова, разработка данного ракетного комплекса обошлась бюджету втрое дороже по сравнению с комплексом Д-9РМ с жидкостной РСМ-54.


Р-39 – трехступенчатая МБР. Оснащена разделяющейся головной частью с 10 боевыми блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН), аппаратурой системы управления (приборный отсек) и ракетным двигателем на жидком топливе для разведения боевых блоков. Причем разработчиками была создана уникальная «связка» – собственно ракета и специальная амортизационная ракетно-стартовая система (АРСС), обеспечивающая амортизацию БРПЛ, герметизацию полости ракетной шахты, безопасность ракеты для лодки-носителя и даже позволяющая выполнять погружение субмарины с открытой крышкой ракетной шахты на глубину старта.


Внизу ракета ни на что не опирается, она как бы висит в шахте, опираясь АРСС на так называемое опорное кольцо в верхней ее части. Такая схема, кроме всего прочего, позволила упростить и ускорить процесс выгрузки или погрузки БРПЛ и выполнять его в открытом море, для чего использовался специальный ракетовоз-погрузчик проекта 11570.


Примечательно, что в ходе совместных летных испытаний с наземного стенда на полигоне в Неноксе было запущено 17 ракет и более половины стартов признали неудачными – преимущественно из-за недоработок первой и второй ступеней. Но после устранения замечаний подавляющее большинство пусков с борта субмарины – 11 из 13 – оказалось успешным.


Подводный ракетоносец получился под стать ракете. При создании «Акулы» специалисты ЦКБ МТ «Рубин» под руководством главного конструктора проекта Сергея Ковалева вышли за рамки традиционных понятий философии двухкорпусного подводного кораблестроения. Внутри легкого корпуса субмарины размещены два главных прочных корпуса, расположенных параллельно друг другу относительно диаметральной плоскости корабля, носовой «модуль» с дистанционно управляемыми пневмогидравлическими торпедными аппаратами, 30-метровый с ГКП корабля, 13-метровый кормовой. Последние три «модуля» обеспечивали возможность перехода между главными корпусами.


Плюс к тому все ПУ БРПЛ по большому счету – полностью автономные прочные корпуса, так что при аварии в одной из ракетных шахт из строя выходит только она, на другие ПУ и прочный корпус ПЛ влияние будет минимальным.


Впрочем, такая сложная конструктивная схема – с пятью прочными корпусами и отдельным блоком ракетных ПУ – была выбрана вынужденно. Во-первых, субмарина по заведенной у нас традиции проектировалась «под ракету», а Р-39, как мы знаем, вышла просто огромной. Во-вторых, районы боевого патрулирования новых ракетоносцев располагались преимущественно в Арктике – это требовало максимального усиления конструктивных элементов корабля и вызывало необходимость дублирования жизненно важных систем подлодки (так, например, два эшелона атомной ГЭУ разнесены по прочным корпусам – при выходе из строя одного эшелона вследствие аварии в одном из главных прочных корпусов второй эшелон останется в рабочем состоянии). В-третьих, мелководные районы постройки проекта 941 и базирования новых ракетоносцев требовали обеспечения минимально возможной осадки. В-четвертых, необходимо обеспечить и высокую надводную непотопляемость субмарины – данные требования в отечественном кораблестроении всегда были намного выше, чем у тех же американцев (так, если у «Акулы» – это 50 процентов, то у «Огайо» – всего 10–12).


Кроме того, выбранная конструкция позволила улучшить ремонтопригодность субмарины и расширить возможности по модернизации, ярким примером чего является успешно реализованный проект по переоборудованию атомохода «Дмитрий Донской» под новый комплекс с БРПЛ «Булава». Отдельно необходимо отметить, что превышающая восемь метров по высоте рубка ракетоносца, имеющая сложную архитектуру и выполненная из высокопрочного материала, обеспечивает ему всплытие во льдах толщиной порядка трех метров.


Однако не удалось полностью реализовать все задумки в отношении системы базирования лодок проекта 941. К примеру, специализированные высокотехнологичные причальные сооружения, планировавшиеся для обеспечения новых РПКСН всеми видами энергоресурсов, в итоге использовались как обычные пирсы. В конечном счете в результате тяжелой и многолетней работы уникальную береговую инфраструктуру для ракетоносцев проекта 941 удалось ввести в строй – и то не полностью – только на Северном флоте.


А уж после распада СССР и существенного сокращения финансирования военных расходов субмарины проекта 941 оказались и вовсе заброшены. Вследствие недостатка средств на поддержание их в боеготовности в первой половине 90-х годов четыре из пяти кораблей, требовавших проведения того или иного ремонта, оказались «прикованными» к пирсам, а еще один – нынешний «Дмитрий Донской» находился на ремонте, переросшем затем в модернизацию под «Булаву».


В утиль?


За океаном всю мощь «Тайфуна» оценили по достоинству. Авторы так называемой программы Нанна – Лугара, предусматривавшей выделение Западом денег для создания комплекса по ускоренной утилизации российских стратегических ракетоносцев, намеревались прежде всего ликвидировать «Акулы» и Р-39. К примеру, в декабре 1998 года представитель Госдепа США особо подчеркивал, что в американском бюджете предусмотрены средства на утилизацию российских ракетоносцев, при этом упоминался именно проект 941. В конечном счете в 1998–1999 годах из боевого состава ВМФ РФ вывели три ракетоносца и в 2004-м на «Звездочке» утилизировали первую «Акулу» – ТК-202.


В последующем о списании атомоходов проекта 941 говорилось не раз. В частности, в конце 2004 года бывший командующий Северным флотом Геннадий Сучков сообщил СМИ, что якобы главком ВМФ Владимир Куроедов подписал приказ о расформировании 18-й дивизии (информация впоследствии не подтвердилась).


В апреле 2007-го во время выкатки из цеха ракетоносца «Юрий Долгорукий» проекта 955 контр-адмирал Анатолий Шлемов, занимавший тогда должность начальника управления заказов и поставок кораблей, морского вооружения и военной техники МО РФ, подчеркивал, что, вероятно, в ближайшие годы встанет вопрос о необходимости вывода кораблей проекта 941 из боевого состава флота по целому ряду причин. Среди них: корабли требуют проведения ремонта, на который нет средств, выпуск ракет для «Акулы» прекращен и потому наличный боекомплект пополнить невозможно, эксплуатация этих кораблей, для которых создана отдельная инфраструктура, обходится военному бюджету в весьма круглую сумму.


Мысли о нецелесообразности поддержания в боевом составе сократившейся в три раза (именно в три, поскольку «Дмитрий Донской» имеет только две рабочие ПУ и те под новый ракетный комплекс) группировки ракетоносцев системы «Тайфун» стали звучать в последние годы все чаще. И в этом, вероятно, есть свой резон – плодить многотиповой состав МСЯС контрпродуктивно.


Однако аргументация необходимости списания «Акул» для поддержания количества боезарядов на развернутых носителях на уровне, определенном СНВ-3, не совсем соответствует истине. Дело в том, что согласно данным, переданным Россией США, на 5 февраля 2011 года число боезарядов на развернутых отечественных МБР и БРПЛ, а также ядерных боезарядов, засчитываемых за развернутыми ТБ, равнялось 1537 единицам против 1550, требуемых по Договору СНВ-3. Принимать во внимание боезаряды на БРПЛ для субмарин семейства «Борей» пока бессмысленно – ракетный комплекс еще не прошел испытания и не принят на вооружение.


Меньше нужного уровня и количество развернутых МБР, БРПЛ и ТБ. Зато число развернутых и неразвернутых ПУ МБР, ПУ БРПЛ и ТБ (865) существенно превышает требуемый уровень пусковых установок ракет и тяжелых бомбардировщиков (700). Вот почему самым «простым» шагом выглядит списание именно подводных ракетоносцев: убрав одну подлодку, сразу сокращаешь полтора-два десятка ПУ (такие мысли уже высказывают ряд экспертов).


Пусть будет музей


Но что же делать с «Акулами», если все их выводить из боевого состава?


Предлагается несколько вариантов, например переоборудовать ПЛРБ в носители крылатых ракет морского базирования или групп спецназовцев. Но это вряд ли осуществимо по двум причинам: во-первых, сегодня у России нет стратегических КРМБ, достойных затратить приличные средства для соответствующей переделки субмарин, во-вторых, у нас не наберется такого количества подразделений военно-морского спецназа для переброски на столь огромных подлодках. Кстати, для «специальных целей» уже отдали один из ракетоносцев проекта 667БДРМ.


Вспомнили и о другом варианте – приспособить ПЛ проекта 941 в подводные арктические газовозы или рудовозы. Но и это не так просто и однозначно, как может показаться на первый взгляд.


В 1999 году на заседании Совбеза России, проходившем под председательством Владимира Путина, рассмотрено и получило одобрение предложение использовать выведенные из боевого состава ВМФ стратегические ракетоносцы в качестве подводных транспортов в арктических районах. В ноябре того же года между ПО «Севмаш» и РАО «Норильский никель» подписано предварительное соглашение о проведении переоборудования нескольких списанных РПКСН. Проект уникального подводно-надводного судна (ПНС) разработали в ЦКБ МТ «Рубин».


ПНС могло перевозить без ледокольной проводки в подводном положении до 10 000 тонн груза в регламентированной упаковке, преодолевать в надводном положении ледяные поля сплоченностью 8–10 баллов и толщиной до двух метров и, принимая во внимание осадку в грузу не более 9,5 метра, без проблем преодолевать перекаты на реке Енисей и принимать груз у причала порта Дудинка.


Однако 28 января 2002 года губернатор Таймырского АО Александр Хлопонин заявил, что работы по данному проекту прекращены, а в качестве основной причины было указано его несоответствие имевшимся на тот момент требованиям: из выводимого из боевого состава флота ракетоносца надлежало вырезать ракетный и реакторный отсеки, а последнее обесценивало всю задумку.


Сегодня «Норильский никель» имеет налаженную систему доставки, и компании данный проект, как представляется, будет малоинтересен. Использование же «Акулы» в качестве газовоза или нефтяного танкера для транспортировки углеводородов с арктических месторождений вряд ли сможет конкурировать с прокладкой трубопроводов по дну или же с перевозкой их танкерами ледового класса, кои сегодня строят Адмиралтейские верфи.


Судьба кораблей проекта 941 оказалась решена с началом практической реализации программы РПКСН проекта 955/комплекс «Булава», а теперь еще и в связи с подписанием СНВ-3. Да и поддержание боеготовности трех-четырех разных систем (проекты 667БДР, 667БДРМ, 941 и 955 – каждый со своей ракетой) является просто «убийственным» для российского оборонного бюджета и совершенно бессмысленным со всех точек зрения. Как это ни печально, но после ввода в боевой состав флота всех запланированных ракетоносцев типа «Юрий Долгорукий» нам неизбежно придется списать субмарины проектов 667БДР и 941.


Правильным, как представляется, было бы создание на базе одного из выведенных из боевого состава флота «стратегов» проекта 941 филиала Военно-морского музея. А то ведь чем будет гордиться поколение мальчишек – будущих военных моряков?


В США все могут «пощупать» первую атомную подлодку в мире «Наутилус», во Франции – первый французский атомный стратегический ракетоносец «Редутабль». А что у нас? Первый в мире ледокол «Ермак» распилен, первое в мире судно с атомной энергоустановкой – ледокол «Ленин» отправлен в утиль. Первая отечественная атомная подлодка К-3 проекта 627, первый атомный «стратег» проекта 658, первый корабль 667-й серии, уникальная «лодка-автомат» проекта 705/705К разделили их судьбу...


Впрочем, есть еще один вариант – демонтировать ракетные шахты и временно переклассифицировать «Акулы», к примеру, в учебные корабли: поставить их «у стенки», обслуживать экипажем сокращенного состава и использовать для подготовки флотских специалистов и курсантов военно-морских вузов. А затем подумать, нельзя ли приспособить эти субмарины под решение иных, кроме носителей БРПЛ, задач. Вполне вероятно, можно будет с минимальными затратами либо сделать из них носители КРМБ, которые к тому времени могут появиться, либо найти им иное применение.




Владимир Щербаков

Опубликовано в выпуске № 40 (406) за 12 октября 2011 года

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Похожие новости
20.03.2018
Подводные силы ВМФ: океанская многоцелевая система
18.02.2015
Носители мира — часть I
23.04.2012
Подплав выходит на поверхность
27.12.2011
Два в одном
30.09.2011
Стратегический металлолом
19.11.2008
Град Китеж. В каком состоянии подводный флот России
10 комментариев
№0
12.10.2011 05:00
Ничего не надо переделывать.Возродить строительство Р-39 на Южмаше и использовать для выведения спутников системы ГЛОНАСС из дешевых экваториальных широт.В критической ситуации ГЛОНАСС первый попадет попадет под прицел супостата.
-1
Сообщить
№0
12.10.2011 06:57
Возродить строительство Р-39 на Южмаше и использовать для выведения спутников системы ГЛОНАСС

Весьма экзотический ход мыслей... Прежде чем возрождать Южмаш, необходимо, для начала, вернуть в состав государства Украину. А то как-то не очень хочется что-то возрождать на пользу китайцам, коие заделались в большие друзья самостийного украинского народа.
Да и под выведение ГЛОНАСа есть куда более простые решения.
+1
Сообщить
№0
12.10.2011 10:56
Андрей, о каком Южмаше вы говорите: стратегические ракеты заказывать за границей? Ну давайте тогда экспортировать ядерные боеголовки  из США. 39 - это архаичные монстры своего времени, Украина вовсе не дружественная нам страна и Южмаш сегодняшний - бледная тень когда-то мощного объединения, сейчас это ошметок хромосомы.
+2
Сообщить
№0
12.10.2011 12:22
Монстр сделал своё дело (предотвратил ядерную войну). Монстр может уходить...
И не надо никаких музеев и учебных центров. Если следовать логике тех предложений об увековечивании памяти, то надо всех великих людей бальзамировать - и в кунсткамеру...
+1
Сообщить
№0
12.10.2011 13:52
Цитата
Монстр сделал своё дело (предотвратил ядерную войну). Монстр может уходить...

лучше не скажешь
0
Сообщить
№0
12.10.2011 14:19
Есл не будет таких АПЛ, уже не РПКСН, с иными нагрузками, предотвратить весьма трудно будет. Построят штук шесть-восемь РПКСН. До резкого обострения 2-3 в строй войдут. Остальные - дельфины и эти.
0
Сообщить
№0
12.10.2011 14:53
Цитата
Построят штук шесть-восемь РПКСН. До резкого обострения 2-3 в строй войдут. Остальные - дельфины и эти.
Чем вам БДРМ"Дельфин" не понравился? 6 БДРМ с СФ будут в строю до 25го года-потом по одной в год начнут списывать!
Цитата
Построят штук шесть-восемь РПКСН. До резкого обострения 2-3 в строй войдут. Остальные - дельфины и эти.
Когда ваше РЕЗКОЕ ОБОСТРЕНИЕ? Вы уже столько раз войну обещали-смотрите,допроситесь,Господь внимет вашим мольбам!=)
Дату ПЛИЗ :-)
Да-и чем же 3 941 акулы без Гл.Калибра помогут?
+1
Сообщить
№0
13.10.2011 11:00
... первое в мире судно с атомной энергоустановкой – ледокол «Ленин» отправлен в утиль.

"списанный в утиль "Ленин" принимает посетителей каждый день с 9 до 5, напротив мурманского морвозала.

Если автор преподносит заведомую ложь "в мелочах" - чего стоит его опус?
+1
Сообщить
№0
13.10.2011 11:47
В акулы влезает много, если поставить вместо 2ракетных шахт дополнительные теплообменники сможет в тропиках ходить или у Антарктики выстреливать оборудованием, неядерным и небаллистическим. Держать их со сторон наименее вероятного для супостата нападения причём теми средствами от которых у них слабая защита.
Я интересные мне открытые части договора смотрел. Там много чего можно обойти, если АПЛ переоборудовать.
0
Сообщить
№0
24.02.2012 12:57
Hans Olo - в обсуждении на сайте ВПК, где статью публиковали, автор извинился за "казус". Думаю, что ошибок не делает только тот, кто ничего не делает:) вот ваши статьи где можно почитать?:) а так - вон тут кандидат технических наук пишет, что сегодня в ВМС США имеется "11 тяжелых авианосцев":)) а все остальное в статье этого автора, В. Щербакова, - хорошо и правильно, я бы даже согласился с идеей музей сделать - большой внутренний объем может обеспечить хорошую экспозицию и пр. Наверное надо ж что-то оставить из советского атомного подводного флота в виде музея? у амеров есть, у французов - тоже. хотя стоить такое переоборудование конечно будет "в копеечку"...
+1
Сообщить
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 28.06 11:47
  • 28270
США отреагировали на начало российских военных маневров у границ Украины
  • 28.06 11:45
  • 10
Знакомьтесь: состав, районы размещения и вероятный характер действий польской оккупационной группировки войск
  • 28.06 09:44
  • 1
В США рассказали о необычном пути российской авиации
  • 28.06 02:42
  • 48
Легкий истребитель. Иная точка зрения
  • 27.06 20:29
  • 5
Средняя Азия внутри России
  • 27.06 19:42
  • 1
Турция поможет вывезти украинское зерно. Но не просто так
  • 27.06 18:59
  • 1
Лукашенко попросил Путина помочь приспособить белорусские самолеты под оснащение ядерными боезарядами
  • 27.06 18:52
  • 2
Zap Energy разработала термоядерный реактор, который можно поставить в гараже
  • 27.06 15:46
  • 248
В США удивились размерам Су-75
  • 27.06 14:53
  • 96
Названо оружие, способное разорвать МиГ на части
  • 27.06 11:46
  • 1
Путин: в Европе хранится 200 американских ядерных тактических боезарядов, для их возможного применения подготовлено 257 самолетов
  • 27.06 06:00
  • 2
"Танк для большой войны": немцы представили свою новую "Пантеру"
  • 26.06 15:40
  • 5
Кому быть младшим партнером
  • 26.06 08:54
  • 17
«Это больше не самолет. Истребитель только часть системы»
  • 26.06 08:50
  • 1206
Корпорация "Иркут" до конца 2018 года поставит ВКС РФ более 30 истребителей Су-30СМ