Войти

"Наш приоритет - Ми-171"

6055
0
0

С момента образования холдинга "Вертолеты России" в 2007 году производство вертолетов выросло почти вдвое: в этом году компания прогнозирует выпуск 267 машин. Эти результаты, а также завершившаяся консолидация вертолетостроительных предприятий подвигли холдинг вывести свои акции на биржу. Однако IPO не состоялось. В интервью BG гендиректор "Вертолетов России" Дмитрий Петров объяснил случившееся и рассказал о стратегии дальнейшего развития холдинга.


BUSINESS GUIDE: Можно ли считать завершенным процесс покупки и объединения предприятий холдингом?


Дмитрий Петров: Мы закончили его к началу этого года, когда докупили акции предприятий до квалифицированного большинства, то есть до 75%, а во многих из них после оферты миноритариям получили более 90%. На консолидацию, таким образом, ушло около четырех лет ("Вертолеты России" были созданы в 2007 году.- "Ъ").


Сейчас в холдинг входит пять предприятий конечной сборки, несколько заводов по выпуску агрегатов и основных систем для вертолетов и сервисные компании. Покупать другие компании мы пока не собираемся: сформированный холдинг устраивает нас по своей компетенции, возможностям решения задач, которые перед ним стоят.


BG: Кто финансировал выкуп акций?


Д. П.: Консолидация проходила на деньги, которые выделялись государством "Оборонпрому". Корпорация собрала контрольные пакеты во всех предприятиях. В 2010 году эти акции были переданы в уставный капитал "Вертолетов России", после чего мы уже за счет собственных средств докупали ценные бумаги.


BG: Каким образом сейчас происходит управление объединенными в составе холдинга предприятиями?


Д. П.: Каждое предприятие - это производственная площадка. Маркетинговые функции - продажа вертолетов, продвижение моделей на рынок, проведение логистической поддержки, послепродажного обслуживания вертолетов - переведены в управляющую компанию. Непосредственно управление холдингом строится на проектно-программном методе: мы отобрали девять программ (девять моделей вертолета, модификации которых производятся либо будут производиться.- "Ъ"), у каждой из которых есть свой руководитель. Он отвечает за программу полностью, от опытно-конструкторской работы до маркетинга. Тем самым он контролирует весь процесс и изначально нацелен на конечный результат.


BG: У "Оборонпрома" помимо "Вертолетов России" есть еще одно крупное дочернее предприятие - Объединенная двигателестроительная корпорация (ОДК), которая выпускает в том числе двигатели для вертолетов. Почему разработка и производство вертолетов разделены с выпуском двигателей?


Д. П.: В этом нет ничего необычного: все мировые производители вертолетов и двигателей работают по такому принципу, нет ни одной компании, которая сама бы для себя создавала двигатели. Компетенция вертолетных компаний находится в производстве основных агрегатов и конечной сборке машин. Двигатель же покупается на рынке. Это позволяет на каждом вертолете иметь альтернативные варианты силовых установок, что нужно клиентам. Производителю вертолетов это тоже выгодно, так как позволяет торговаться с подрядчиками по цене двигателей, их параметрам. ОДК сейчас проходит этап становления, цели перед ними поставлены амбициозные, и, думаю, им удастся их достичь.


BG: Какое сейчас соотношение российских и зарубежных комплектующих в отечественных вертолетах?


Д. П.: Все зависит от того, какое оборудование хочет видеть на машине клиент. Не по всем агрегатам в РФ имеются достаточно компетентные производители. Это касается и двигателей: не секрет, что у нас нет собственных двигателей под весь модельный ряд российских вертолетов. Производство российских двигателей растет, и двигателестроители увеличивают под нас производственные программы. ОДК, например, уже создала "Дивизион вертолетных двигателей". Но пока часть продукции мы закупаем на Украине у компании "Мотор Сич", покупаем двигатели Pratt & Whitney, Rolls Royce, Turbomeca. Мы не привязаны к одному разработчику, более того, перед нами даже не стоит вопрос обязательного приобретения двигателя у дочерней компании "Оборонпрома". Мы будем это делать только при прочих равных или лучших условиях. И наглядный пример тому - выбор двигателя на новую машину Ка-62. Мы проводили анализ двигателя РД-600В, который делает ОДК, и двигателя Ardiden, который производится Turbomeca. По комплексу параметров выиграл французский двигатель, и мы подписали долгосрочный контракт с его поставщиком, однако это не исключает возможность установки и российского двигателя на этот вертолет. Мы открыты для российских производителей.


BG: Вы сказали, что холдинг выбрал девять производственных программ. Это все модификации разработанных еще в советские годы вертолетов?


Д. П.: Нет, не все. Наибольшим приоритетом для нас обладает программа Ми-171. Это модернизированный Ми-8, который мы выведем на рынок в 2014 году. Это будет машина с новой авионикой, со стеклянной кабиной. Экипаж в нем будет состоять не из трех человек, как раньше, а из двух. Ми-171 позволит продлить наше доминирующее положение в сегменте вертолетов средней тяжести еще лет на 10-15. Сейчас на различные модификации Ми-8 приходится порядка 60% от общего объема продаж нашей компании.


Есть машина более тяжелого класса - это новый вертолет Ми-38, серийное производство которого мы также начнем с 2014 года. Он предназначен для завоевания северов. Вертолет уже востребован теми авиакомпаниями, которые обслуживают северные регионы. Мы считаем, что с учетом развития проектов на шельфе у этих вертолетов большое будущее. Тем более они есть в гособоронзаказе: войска намерены использовать Ми-38 как средний военно-транспортный вертолет. Третий проект - это вертолет Ка-62. В этом проекте тоже применены интересные технические решения. Вертолет выйдет в серию с 2016 года.


Кроме того, как и все крупнейшие производители, мы разрабатываем перспективный скоростной вертолет, создание которого пройдет в несколько этапов. На первом этапе предполагается, что скорость этого вертолета может составить около 360 км/ч. В дальнейшем возможно увеличение скорости. С 2011 года эта программа финансируется из бюджета, на нее выделили около 3,5 млрд руб.


BG: Вы планируете выпускать легкие вертолеты?


Д. П.: Мы начали выпускать легкие вертолеты в конце 1990-х годов, но произвели всего несколько машин, после чего проект был приостановлен. Тем не менее в следующем году мы собираемся начать серийное производство легкого вертолета Ми-34С1, который обладает уникальными техническими характеристиками, позволяющими делать практически все фигуры высшего пилотажа. На МАКСе (в этом году) мы поднимем в воздух две эти машины. Эти вертолеты создавались с учетом жестких ценовых требований, позволяющих сделать Ми-34С1 реальным конкурентом доминирующей на этом рынке продукции компании Robinson. Теперь нам надо только набрать клиентов и выстроить производственный процесс. Основным заказчиком должны стать авиакомпании и силовые структуры (например, Министерство обороны), которые будут использовать его для первичного обучения летчиков. Обучение на Ми-34С1 будет дешевле, чем сейчас на других моделях вертолетов. Вторая крупная категория заказчиков - различные спортивные организации и частные клиенты, которые летают на вертолетах, любят вертолетный спорт. На выставке Helirussia-2011 мы подписали первый контракт на производство и поставку десяти вертолетов Ми-34С1 с авиакомпанией "ЮТэйр". Сейчас ведем переговоры с Росавиацией о поставке этих машин в летные училища. Бразилия заинтересовалась покупкой 150 машин в течение 10-15 лет: мы ведем переговоры с компанией, которая по дилерскому соглашению будет закупать для дальнейшей перепродажи десять машин в год.


BG: В целом где в мире у российских вертолетов сейчас сильные позиции?


Д. П.: Это Китай, это Индия, это страны Латинской Америки. Всего у нас более 100 стран, куда мы поставляем вертолеты. Ми-35М, например, встал на вооружение ВВС Венесуэлы. Вообще, у нас большие рыночные перспективы, особенно по боевым машинам. Сложилась уникальная ситуация: ни одна компания в мире не выпускает сразу три боевые машины, разработанные двумя разными конструкторскими бюро,- это вертолет Ми-35М, ударный вертолет Ми-28Н "Ночной охотник" классической одновинтовой схемы и ударный вертолет Ка-52 "Аллигатор" с соосной (двухвинтовой) схемой расположения винтов. Такое предложение с нашей стороны позволяет варьировать различные модели по клиентам и тем самым сохранять лидерство в мире по поставкам боевых вертолетов.


BG: Вертолет Ка-226Т участвует в тендере на поставку 197 вертолетов индийской армии. Удастся получить этот заказ?


Д. П.: Мы с Ка-226Т, укомплектованным двигателями Turbomeca, после проведения всего комплекса испытаний - и в горах, и в пустынях, и в джунглях - прошли в шорт-лист претендентов. Основным нашим конкурентом в этом тендере является Eurocopter. Сейчас остается только ждать результатов тендера, которые должны быть объявлены в ближайшем будущем.


BG: Как сейчас выглядит соотношение поставок гражданских и военных самолетов?


Д. П.: Если смотреть по количеству вертолетов, то примерно 50 на 50. Но в денежном выражении соотношение иное: 30% приносят гражданские вертолеты, 70% - военная техника.


BG: IPO компании, которое было запланировано на май, так и не состоялось. Эксперты говорят, что инвесторов в первую очередь отпугнула сложная схема получения заказов на технику. Вы также считаете эту причину основной?


Д. П.: Не считаем. За непрозрачность нас критиковать - грех, потому что мы шли на публичное размещение с главной целью - стать более прозрачной и открытой компанией. Привлечь деньги для нас являлось вторичной задачей. Мы провели сотню встреч с инвесторами, и почти на каждой и нам задавали вопросы по поводу контрактов с Минобороны. И мы рассказывали о том, как ведется предконтрактная работа, как мы участвуем в тендерах. Конечно, какой-то объем информации является закрытым. Но аналогичная информация закрыта и в других компаниях.


BG: Тогда как вы объясняете причину переноса IPO?


Д. П.: Дело в совокупности факторов. Был выбран неудачный момент: к запланированному времени проведения размещения рынки провалились на 5-9%. Кроме того, по сути, холдинг является первой компанией российского ВПК, которая решила стать публичной. И инвесторам было сложно оценить нашу уникальность: просто не с чем было сравнивать, сопоставлять. Главная проблема заключалась не в отсутствии спроса на акции - спрос был, и мы могли разместиться, но нас пытались откотировать с большим дисконтом к рынку. Мы решили этого не делать: размещение не было самоцелью.


BG: Зачем нужны были те $500 млн, которые планировалось привлечь?


Д. П.: В первую очередь для уменьшения кредитной нагрузки, которая выросла из-за покупки акций предприятий. Часть денег должна пойти на финансирование основной деятельности, на основные программы.


BG: Государство вас сейчас поддерживает деньгами?


Д. П.: Государственное финансирование существует в рамках ФЦП по оборонно-промышленному комплексу и по гражданской авиации. Плюс существуют опытно-конструкторские работы, которые заказывает Минобороны. Это основные источники госфинансирования. Кроме того, государство по некоторым кредитам возмещает нам от 66 до 90% от ставки рефинансирования. Эти меры создают хорошие базовые условия, чтобы компания стабильно развивалась.


BG: На авиасалоне в Ле-Бурже "Вертолеты России" подписали соглашение о создании СП с итальянской вертолетостроительной компанией AgustaWestland. Компания будет производить гражданский двухдвигательный вертолет AW139 в России. Почему этот проект, о котором говорилось уже несколько лет, получил развитие только сейчас?


Д. П.: Дело в том, что для нас этот проект помимо коммерческой и политической составляющей стал опытом международной кооперации. Для всех наших сотрудников подготовка к созданию СП стала учебным процессом по умению взаимодействовать с иностранными партнерами, по технологии интеграции в мировую систему бизнеса. Все это обернулось тем, что в течение двух лет юристы и нанятые юридические компании готовили документы - для СП было подписано большое количество документов. Но эти два года мы не теряли: завод для производства AW139 уже стоит под крышей. В августе мы начали устанавливать на него оборудование. Планируется, что в год мы будем собирать 15 машин.


BG: Что происходит с другими международными проектами?


Д. П.: В этом году мы собираемся открыть ряд сервисных центров за рубежом. По-прежнему рассматриваем возможность производства наших вертолетов в Латинской Америке и Африке. В частности, нам поступило предложение от наших партнеров собирать в ЮАР легкий вертолет АНСАТ. До конца года мы определим основные требование по проекту, сделаем бизнес-план и будем принимать окончательное решение.


Вертолетный монополист


ОАО "Вертолеты России" - единственный разработчик и производитель вертолетов в России. Холдинг является основным акционером ОАО "Казанский вертолетный завод", ОАО "Роствертол", ОАО "Улан-Удэнский авиационный завод", ОАО "Арсеньевская авиационная компания "Прогресс"" и ОАО "Кумертауское авиационное производственное предприятие". Кроме того, в холдинг входят производящие комплектующие ОАО "Ступинское машиностроительное производственное предприятие" и ОАО "Редуктор-ПМ", а также конструкторские бюро "Камов" и Московский вертолетный завод им. М. Л. Миля. В 2009 году холдинг произвел 183 вертолета, в 2010-м - 214 вертолетов. Выручка "Вертолетов России" за прошлый год составила 81,3 млрд руб., чистая прибыль - 6,2 млрд руб. Основным акционером холдинга является дочернее общество "Ростехнологий" ОПК "Оборонпром": ей принадлежит 98,5% акций холдинга.



Александр Панченко

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
30.05.2012
HeliRussia-2012
14.03.2012
"Мы объединили все, что могли"
13.05.2010
"Выход ОАО "Вертолеты России" на IPO планируется не ранее 2012 года"
09.07.2009
Полный улёт
11.06.2009
Подводя итоги HeliRussia 2009
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 28.02 01:18
  • 3
Куда катятся белорусские шасси
  • 28.02 00:32
  • 3
Американский Bell «уничтожил» российскую «Армату»
  • 28.02 00:22
  • 7898
Минобороны: Все авиаудары в Сирии пришлись по позициям боевиков
  • 27.02 22:25
  • 10
Интервью генерального директора ООО «Военно-промышленная компания»
  • 27.02 21:57
  • 38
Ка-52М вооружат ракетой с дальностью 100 километров
  • 27.02 21:51
  • 9
Первый комплекс ПВО С-350 «Витязь» поступил в ВКС
  • 27.02 21:11
  • 3
Зачем спецназу револьверы
  • 27.02 20:51
  • 15
«Стал бы лёгкой мишенью в реальном бою»: в Китае выявили проблемы с танком Type99A
  • 27.02 20:26
  • 12
Рогозин не раскрыл планы по пускам в 2020 году, чтобы это не муссировалось в СМИ
  • 27.02 20:12
  • 2
Секретную связь с беспилотником обеспечит лазер
  • 27.02 19:46
  • 6
США вновь стали лидерами в танкостроении, с ними конкурирует только Китай – СМИ
  • 27.02 17:48
  • 1996
Как насчёт юмористического раздела?
  • 27.02 17:15
  • 2
Индия подписала соглашения о закупке американских вертолетов МН-60R и AH-64E(I)
  • 27.02 17:14
  • 1
Телескоп "Спектр-РГ" застал две сверхмассивные черные дыры за "обедом"
  • 27.02 17:05
  • 7
Рынки, которые теряет Казахстан