Войти

Константин Макиенко и Центр анализа стратегий и технологий

1535
2
+2

В день прощания с Константином Макиенко мы публикуем статью его авторства (совместно с Русланом Пуховым) под названием "Центр анализа стратегий и технологий", опубликованную 18 лет назад - весной 2003 года в журнале российской и внешней политики "Pro et contra", (том 8, № 2. Политики и эксперты, стр. 108-117), издававшемся Московским Центром Карнеги Фонда Карнеги за международный мир. Статья весьма актуально и проницательно описала основные тенденции состояния и эволюции российского экспертного сообщества в области внешней политики и безопасности и выглядит актуальной и в чем-то пророческой 18 лет спустя.

Для современного состояния российского экспертного сообщества в области внешней политики и безопасности, на наш взгляд, характерно сокращение спроса на независимую экспертизу, отчего мотивы экспертов становятся более приземленными, меркантильными. Падает роль существовавших прежде научно-исследовательских институтов, их место занимают небольшие центры и эксперты-одиночки. Размываются границы между экспертами и журналистами. И, наконец, нарушен механизм нормального воспроизводства сообщества, приток в него "свежей крови".

Вначале 90-х годов прошлого века рухнула насквозь идеологизированная и, как оказалось, неэффективная в условиях общественно-политического перелома советская система экспертизы и аналитики в области внешней и оборонной политики. Система была востребована высшим политическим руководством страны и представляла собой настоящую фабрику обработки информации (в том числе закрытой). Эти два условия кажутся нам необходимыми предпосылками качественной и ответственной работы. Однако их оказалось недостаточно: окончательную оценку действовавшей в СССР стратегической экспертизе поставила история. Советские академические институты, ведомственные НИИ и аналитические центры несут свою долю ответственности за коллапс СССР, и это обстоятельство напрямую связано с генезисом современного отечественного экспертного сообщества.

В результате краха советской системы внешнеполитического и оборонного анализа резко сократилась ресурсная база исследований, развалилась научная инфраструктура, очень сильно пострадали академические институты. Экспертов, претендовавших на участие в решении общегосударственных и общенациональных задач, сменили комментаторы и политтехнологи, поглощенные игрой самолюбий и коммерческой конкуренцией. Отсутствие сверхзадачи сразу лишило деятельность аналитиков того интеллектуального и этического напряжения, без которого нельзя достичь значимых результатов. Не случайно столь слабыми и неоперациональными оказались программные документы по вопросам внешней и оборонной политики, которые периодически разрабатывали и утверждали Совет безопасности и другие государственные органы.

В 90-е экспертное сообщество практически лишилось прежних институциональных структур, распались или ослабли крупные и влиятельные научные коллективы. Наиболее энергичные, способные или просто пробивные сотрудники основали небольшие институты и центры, лишенные инфраструктуры, которая необходима для сбора и первичной обработки информации. В их рамках нельзя создать масштабные междисциплинарные группы, позволяющие генерировать новые идеи. Поэтому нынешнее российское стратегическое сообщество состоит главным образом из способных, а порой и даже весьма ярких личностей, которые примерно так же конкурентоспособны в международном масштабе, как талантливый ремесленник во времена промышленной революции.

Постсоветское экспертно-аналитическое сообщество настолько прочно срослось со средствами массовой информации, особенно электронными, что грань между экспертом и телевизионным комментатором стала зыбкой. И рядовые граждане, и элиты признают экспертами только тех, кто регулярно появляется на телеэкранах или хотя бы на страницах газет. Аналитик же, лишенный доступа к массмедиа, автоматически теряет право считаться экспертом.

Поэтому с известной долей упрощения можно сказать, что рамки нынешнего экспертного сообщества в области внешней и оборонной политики очертили в начале 90-х годов Александр Любимов (программы "Взгляд" и "Красный квадрат") и Евгений Киселев ("Итоги").

Излишне тесное взаимодействие с телевидением скорее отрицательно сказывается на серьезной экспертизе. Известно, что большинство телевизионных программ заведомо избегают глубины, обстоятельности и сложности. Для них зрелищность, быстрота реакции и эпатаж гораздо важнее, чем адекватность и корректность анализа. Кроме того, погружение в мир массмедиа волей-неволей превращает экспертов в разновидность (пусть даже элитную) пиарщиков. Причем это лишь в лучшем случае политический пиар, обычно же дело ограничивается медийным сопровождением интересов бизнеса, особенно олигархических групп. Вообще, по нашему мнению, наблюдается обратная корреляция между частотой появления эксперта на телеэкранах, с одной стороны, и глубиной, адекватностью его анализа - с другой. По-настоящему компетентные и коммерчески удачливые специалисты остаются в тени, предпочитая отмалчиваться, профессионально же слабые компенсируют этот недостаток усердной эксплуатацией медиаресурса. В 90-е легкий доступ к телевидению был открыт прежде всего для представителей либерально-демократических кругов. Нежеланным для них побочным результатом стало появление более глубокой и менее конъюнктурной рефлексии в правоконсервативной части экспертного сообщества.

Российское экспертное и аналитическое сообщество сильно пострадало оттого, что был разрушен механизм воспроизводства коллективов академических институтов и университетских центров. Из-за низкой оплаты труда и отсутствия убедительной мотивации некогда престижные институты превратились в депозитарии для трудовых книжек или в убежища от армейской службы.

Нам кажется маловероятным, чтобы из традиционных академических структур и тем более из телевизионной "тусовки" родились эффективные исследовательские организации, генерирующие новые идеи и оригинальные информационные продукты. Экспертным организациям предстоят серьезные: перемены. Больше всего шансов выжить и приспособиться к новым вызовам, вероятно, у ведущих университетских центров. Из десятков небольших центров, возникших за последнее десятилетие, выживут те, которые наладили удовлетворительное взаимодействие с государственными органами.

Однако этим институциональная перестройка не ограничится. Думаем, что новые экспертные организации будут возникать на нестандартной основе и в невиданных ранее формах. Ключевую роль при этом сыграет Интернет, революционным образом преобразующий доступ к информационным ресурсам и позволяющий публично выражать свои взгляды и идеи. Сеть ломает традиционную иерархию экспертных авторитетов и выстраивает новую. Весьма интересные экспертные сообщества могут сложиться на базе интернет-форумов, достигших высокой степени самоорганизации и объединяющих компетентных и эрудированных любителей и профессиональных аналитиков.

И, наконец, экспертиза претерпевает серьезные изменения на стадии представления ее результатов. Процессы, идущие в сферах бизнеса и международных отношений, заметно ускоряются, что требует и от экспертов более быстрой реакции. В идеале она должна стать чуть ли не мгновенной и транслироваться в режиме реального времени. При этом тексты придется выдавать все чаще, и они должны становиться все лаконичнее. Вероятно, будут сокращаться число и объем издаваемых монографий, зато вырастет значение докладов (как регулярных, так и подготовленных ad hос), размещаемых преимущественно в Интернете. Доминирующей же формой работы эксперта, возможно, станет оперативный комментарий в Сети или других электронных средствах массовой информации.

Центр АСТ: между бизнесом, экспертизой и журналистикой

В 1997 году авторы этой статьи, выпускники МГИМО, основали Центр анализа стратегий и технологий (Центр АСТ). Сначала он изучал только торговлю оружием, а позднее сфера его интересов распространилась на процессы, идущие в оборонной промышленности России.

Идея создания этого центра и его организационные принципы возникли под сильным влиянием французского Центра исследований и анализа стратегий и технологий (Centre de Recherches sur les Stratégique et les Technologies - CREST), который сейчас называется Фондом стратегических исследований (Foundation pour lа Recherches Stratégique - FRS). Даже название нашей организации практически повторяет французское. Сотрудники CREST (главным образом политологи, профессиональные военные были в меньшинстве) изучали специфические военно-промышленные и военно-технические вопросы по заказам Генеральной делегации по вооружениям и Комиссии по ядерной энергетике (аналоги таких российских учреждений, как Служба начальника вооружений и Минатом). В 1996-м CREST подготовил исследование российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Подавляющая часть работ была выполнена на основе открытых источников информации. Опыт французского центра показал, что военно-промышленная и военно-технологическая сферы доступны для их изучения людьми с базовым политологическим образованием. Они оказались вполне конкурентоспособными при анализе и концептуализации проблем, которыми прежде занимались только инженеры, военные и экономисты.

Моделью для организации небольшого частного исследовательского Центра и превращения экспертизы в успешный бизнес нам послужил российский Центр политических исследований (Центр ПИР), специализировавшийся преимущественно на ядерной проблематике, а в последние годы распространивший сферу своих исследований на проблему rипертерроризма и отдельные региональные вопросы. Мы же под влиянием собственного любительского интереса решили сконцентрировать внимание на изучении торговли оружием и функционирования российского ОПК.

Долгое время основным продуктом Центра АСТ оставался журнал "Экспорт вооружений", выходящий 6 раз в год. В 1999 году наш центр получил первые заказы на информационно-аналитические исследования, а с 2001-гo выполнение такого рода работ стало основным источником дохода. Центр не получает грантов, субсидий и дарений, а существует исключительно за счет продажи информационно-аналитических продуктов. Важнейшим регулярным и публичным продуктом нашей работы остается "Экспорт вооружений", приносящий ощутимую долю доходов. Заметим, что подобных изданий на информационно-аналитическом рынке не так уж и много: большинство научных и аналитических журналов живут за счет западных грантов, государственных субсидий и рекламы. Наш журнал поиском и размещением рекламы (даже скрытой) не занимается принципиально, поскольку его главные потребители - не представители государственной власти, а большей частью компании ОПК. В целом "Экспорт вооружений", по-видимому, можно считать коммерчески успешным проектом, который к тому же помогает нам популяризировать бренд "АСТ" в российском военно-промышленном сообществе.

В первые два-три года основными потребителями продукции Центра лет были посольства иностранных государств, зарубежные научно-исследовательские центры и средства массовой информации. Затем объем российских заказов превысил иностранные, а сейчас последние составляют считанные проценты доходов нашего центра.

Миссия Центра АСТ

Если бы он функционировал как исключительно коммерческое предприятие, выбор в качестве сферы деятельности экспертно-аналитической работы, отнюдь не самой прибыльной, трудно было бы назвать рациональным. Однако, в наших глазах, Центр АСТ выполняет еще и миссию, подчиненную национальному приоритету самого высокого порядка: содействует сохранению и развитию высокотехнологического комплекса российской экономики. Эта задача включает в себя обеспечение притока ресурсов в эти наиболее современные отрасли, в частности средств, вырученных от экспорта машинотехнической продукции военного и гражданского назначения.

Если придерживаться классификации, предложенной американскими исследователями Эндрю Ричем и Кентом Р. Уивером, Центр АСТ занимает промежуточное положение между контрактными научно-исследовательскими и пропагандистскими "мозговыми центрами". От первых (самый известный пример - корпорация RAND) мы отличаемся почти полным отсутствием государственных заказов и вообще весьма прохладными отношениями с бюрократическими структурами. В то же время источником доходов нашего центра являются контракты и продажа информационно-аналитических продуктов, основной потребитель которых - компании ОПК.

В отличие от пропагандистских центров Центр АСТ не получает субсидий от идеологически близких фондов, частных лиц или экономических субъектов. В нем нет людей со "сложившейся политической репутацией или серьезным опытом выработки политических решений". Однако у него есть свое, вполне определенное идеологическое лицо. Это правоконсервативная традиционалистская позиция.

Таким образом, Центр АСТ по своей природе дуалистичен: с одной стороны, это организация исследовательская, а с другой - идеологизированная, что сказывается и на ее практической деятельности. Основной вызов нашей аналитической работы заключается в том, что продукция центра должна содержать полезную информацию и/или заслуживающие внимания идеи и выводы, рассчитанные на потребителей, которые, во-первых, бывают обычно лучше информированы (благодаря доступу к закрытой и инсайдерской информации), а во-вторых, более компетентны в специальных сферах (к примеру, рынок средств ПВО или корабельных зенитно-ракетных комплексов малой дальности), чисто технических проблемах или особенностях боевого применения. Мы отвечаем на этот вызов, занимаясь междисциплинарным анализом на стыке экономики, международной и оборонной политики и военного дела. Центр пытается также занять нишу исследовательской организации среднего уровня - своего рода моста между сугубо академическим подходом, для которого характерен высокий уровень абстрагирования, и непосредственным эмпирическим анализом, скрупулезным накоплением фактов. В какой-то степени это удается - во всяком случае, если судить по динамике продаж нашей продукции.

Идеологическая или пропагандистская сторона деятельности Центра лет состоит в том, что он стал средоточием серьезной общественной дискуссии о торговле оружием и преобразовании отечественного оборонно-промышленного комплекса. Смысл этой работы заключается в формулировании идеологем, которые мы стремимся с помощью средств массовой информации довести до сведения государственных органов и внедрить в общественное сознание. Например, в 1997-1998 годах выступления экспертов нашего центра положили конец эйфории по поводу происшедшего перед этим резкого увеличения экспорта вооружений. Выступления сотрудников Центра АСТ и сейчас в основном сохраняют скептический или даже алармистский характер - во многом в противовес казенному оптимизму официальных заявлений и прогнозов. На наш взгляд, смысл существования организаций типа Центра АСТ как раз и состоит в постоянном экспертном давлении на государственную власть с тех или иных идеологических позиций. Мы тоже намерены в меру своих возможностей играть по отношению к власти роль "адвоката дьявола", не стремясь при этом критиковать ради критики или саморекламы.

Важный аспект работы Центра АСТ - поддержание связей с ведущими западными центрами, которые тоже исследуют торговлю вооружениями и развитие ОПК. Эти контакты имеют двоякий эффект. С одной стороны, Стокгольмский международный институт изучения проблем мира (SIPRI), Лондонский международный институт стратегических исследований, французские центры IRIS (Institut des Relations Internationales et Stratégiques), уже упоминавшийся FRS и другие впервые стали обращаться за экспертизой и консультациями к российскому партнеру. С другой - в международной дискуссии о торговле вооружениями зазвучал голос российской неправительственной организации.

Отношения с государственными органами и посредниками

За шесть лет существования Центра лег его отношения с государственными органами и субъектами военно-технического сотрудничества (ВТС) колебались от откровенной враждебности до ограниченного сотрудничества. Особенно холодно восприняли центр поначалу в Государственной компании "Росвооружение". Насколько нам известно, в отдельные моменты в пресс-службе и аналитическом центре этой компании было официально запрещено общаться с сотрудниками Центра АСТ. Такие же запреты, хотя и неформализованные, действуют, вероятно, до сих пор в некоторых подразделениях "Рособоронэкспорта" и Комитета по военно-техническому сотрудничеству.

Причины настороженного отношения со стороны государственных органов нам вполне понятны. Руководство бюрократических структур и экономических субъектов, а также их пресс-службы, как правило, нервно воспринимают критические и даже нейтральные комментарии сотрудников Центра АСТ. Несмотря на колоссальную разницу в ресурсах и принципиальные отличия в используемой информации, в нем видят опасного конкурента.

В то же время с некоторыми правительственными учреждениями мы работаем вполне успешно. Наиболее конструктивные связи установились между нашим центром и Российским институтом стратегических исследований. Его сотрудники не только регулярно пишут для "Экспорта вооружений", но и поддерживают с нами нормальный и, хотелось бы надеяться, взаимообогащающий профессиональный диалог. Отношения с информационно-аналитическим управлением Комитета по военно-техническому сотрудничеству страдают отсутствием обратной связи; мы относимся к этому с сожалением, но и с пониманием. Приятной неожиданностью стало установление контактов с 1-м Центральным научно-исследовательским институтом Министерства обороны РФ, проводящим интересные, качественные исследования рынков военно-морских вооружений и представленным -в рамках максимально допустимой открытости - в специализированных изданиях.

В 2000-2001 годах отношения с бюрократическими структурами улучшились. С одной стороны, к тому времени Центр АСТ, по-видимому, стал компетентнее, а с другой - продемонстрировал лояльное отношение к коммерческим интересам российских субъектов ВТС и экономических субъектов оборонных предприятий. В целом напряженность постепенно ослабевает, и появляются зачатки кооперации, но наши отношения с чиновниками будут, вероятно, еще долго отмечены взаимным недоверием и непониманием.

Проблема взаимоотношений со спецслужбами

В последние годы под давлением импортеров вооружений государственные органы России постоянно пытаются сделать систему военно-технического сотрудничества с зарубежными государствами менее прозрачной. В этой связи наиболее способные и информированные журналисты время от времени бывают вынуждены объясняться с органами безопасности. Однако Центр АСТ эта участь пока миновала, хотя нам известно, что в первых отделах заинтересованных предприятий и компаний, включая "Рособоронэкспорт", внимательно изучают наши тексты - не столько чтобы обнаружить факты разглашения секретных материалов, сколько выявить людей, открывающих нашему центру доступ к инсайдерской информации. Особенно активным поиск становится тогда, когда текст содержит критику государственных органов или конкретных лиц.

Основной способ избежать проблем со спецслужбами заключается, по нашему мнению, в постоянной самоцензуре. Центр принципиально работает только на открытых источниках: сотрудникам разрешается упоминать в своих статьях или докладах только факты со ссылками. Полученную инсайдерскую информацию мы не оглашаем до ее появления в других надежных источниках. Сотрудники Центра АСТ не распространяют информацию, если она, на наш взгляд, способна нанести коммерческий ущерб отечественной оборонной промышленности. Центр выступает за максимальный рост экспорта вооружений, увеличение государственного оборонного заказа и активную защиту интересов российских высокотехнологичных компаний, в том числе оборонно-промышленных, на мировом рынке. Этим тоже может объясняться отсутствие у нас проблем со спецслужбами. Мы придерживаемся гораздо более радикальных взглядов на допустимую номенклатуру и географию поставок российских вооружений, а также на методы противодействия конкурентам на мировом рынке вооружений, чем политкорректные, но исполненные чувства государственной значимости работники системы военно-технического сотрудничества.

К тому же, заметим, гуманитарное образование сотрудников нашего центра не позволяет им стать обладателями действительно важной секретной информации, которая чаще всего бывает технической.

Отношения с массмедиа

Центру АСТ пришлось активно налаживать контакты со средствами массовой информации, особенно в период становления. Интенсивному сотрудничеству с прессой и телевидением не было альтернативы. Только таким образом мы смогли относительно быстро вступить в диалог с представителями промышленности и государственными структурами. Связи с массмедиа, с одной стороны, сделали центр приемлемым для них собеседником, а с другой - сильно сдерживали проявления агрессивности по отношению к нему. Благодаря налаженным контактам с журналистским сообществом мы добились заметного информационного преимущества перед традиционными академическими и университетскими исследовательскими организациями и группами, характерного для аналитических и экспертных организаций нового поколения.

Тесное общение с журналистской средой имеет, однако, и отрицательные стороны. Например, порой приходится комментировать события, выходящие за пределы нашей компетенции. Во многих изданиях, особенно западных или основанных с участием западного капитала, принято постоянно ссылаться на мнение экспертов. Но в нашей сфере адекватный комментарий по горячим следам события часто оказывается невозможен, да и трудно бывает в одной-двух фразах высказать действительно новую и глубокую идею. Тем не менее приходится продолжать практику регулярного комментирования, даже в тех случаях, когда по тем или иным причинам целесообразнее было бы промолчать.

В России сформировалось необычное сообщество журналистов, освещающих проблемы ОПК и военно-технического сотрудничества: де-факто оно в какой-то мере стало суррогатом аналитического сообщества. Часть журналистов не только хорошо информированы о реальном состоянии дел в оборонной промышленности, но и способны выступать в роли экспертов. Показательно, что на базе научно-технической редакции ИТАР-­ТАСС была сделана попытка создать исследовательскую организацию для предприятий ОПК, причем в некоторых случаях заказчики высоко оценили проделанную работу.

О будущем Центра АСТ

Перспективы развития нашего центра - в том виде, в каком он сформировался, - целиком зависят от того, по какому пути пойдет развитие всего отечественного оборонного комплекса, и в частности авиационной и судостроительной промышленности. Говоря об этой динамике, мы имеем в виду ее качественную, а не количественную сторону. Спрос на информационно-аналитические продукты Центра АСТ вряд ли сохранится, если снова возобладает тенденция к политической маргинализации и технологической деградации ОПК, имевшая место до 1999 года. Столь же безрадостным было бы для нас и восстановление тотального государственного контроля за оборонным комплексом, даже если это будет сопровождаться увеличением государственного заказа или экспорта вооружений. Такое развитие событий не оставляет места для неправительственных исследовательских организаций в сфере оборонных производств.

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
22.08.2017
Приоритетные направления Государственной программы вооружений и военно-техническое сотрудничество
13.08.2015
Интервью директора "Центра aнализа cтратегий и технологий" Руслана Пухова еженедельнику DefenseNews
29.12.2014
Александр Якунин: ОПК готова дооснастить "Мистрали" нужными системами
29.02.2012
Оборонный разговор на земле святынь
15.03.2011
Улетая от Китая
2 комментария
№1
20.05.2021 18:16
Земля пухом. Честный, порядочный аналитик.
+1
Сообщить
№2
Удалено / Спам
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 27.10 09:04
  • 45
«Т-90М превращается в робота с дистанционным управлением»
  • 27.10 08:22
  • 1
Наследник «Воеводы»
  • 27.10 06:45
  • 43
Китайский танк «Тип 99» против российского Т-90 и американского M-1 «Абрамс»: кто победит? (The National Interest, США)
  • 27.10 05:42
  • 2
Прототип многоразовой ступени "Крыло-СВ" создадут в конце 2022 года
  • 27.10 02:06
  • 6
Micron вбухает в расширение производства чипов $150 млрд
  • 27.10 02:00
  • 12
Генерал ВСУ назвал необходимое для борьбы с Россией оружие
  • 27.10 01:19
  • 30
Сквозь дым: возможности тепловизионного прицела показали на видео
  • 26.10 20:36
  • 1
Улучшенные танки Т-72Б3М помогут прикрыть афганское направление
  • 26.10 19:59
  • 2
Еще одна советская авиабаза в Прибалтике начала работать на НАТО
  • 26.10 19:45
  • 1
МИД предостерег главу минобороны ФРГ от испытания надежности ВС России
  • 26.10 19:42
  • 1
"Вот и ляпнула"… Как реагировать на заявления в ФРГ по поводу России?
  • 26.10 19:37
  • 4
Путин не исключает, что США разместят в Европе ракеты средней и меньшей дальности
  • 26.10 19:31
  • 10
Китай, Россия и весь мир знают, что в США самая мощная армия - Байден
  • 26.10 19:05
  • 3
Binkov's Battlegrounds (Хорватия): неужели современная российская армия застряла во времени?
  • 26.10 18:57
  • 3
Эрдоган идет к разрыву отношений с Западом