Войти

Из пушки по воробьям

2016
3
0
В умелых руках ЗРПК «Панцирь» способен отразить любую воздушную атаку. Фото сайта www.mil.ru
В умелых руках ЗРПК «Панцирь» способен отразить любую воздушную атаку. Фото сайта www.mil.ru.

На боевые возможности беспилотных аппаратов – смотреть трезво

Резкий рост значения боевой авиации в современных войнах автоматически вызвал и столь же резкий рост значения наземной ПВО. Во время вьетнамской войны ПВО очень успешно противостояла авиации, что вызвало некоторую переоценку ее возможностей. Перед ПВО стоит одна принципиальная проблема, разрешить которую не удастся никогда: она по определению пассивная сторона, вынужденная реагировать на действия авиации противника. В значительной степени это относится и к технической сфере: создание новых систем ПВО, а теперь и ПРО определяется тем, что нового создал противник в области авиации и ракетного вооружения.

Новые проблемы воздушной обороны

Даже борьба с традиционными аэродинамическими целями для ПВО становится все сложнее. Видимость самолетов в радиолокационном диапазоне снижается, быстро развиваются средства РЭБ. Причем для последних задачей теперь становится не просто тупо задавить РЛС противника помехами, а сформировать на их экранах ложную мишенную обстановку, чтобы ЗУР стали в буквальном смысле ракетами «земля-воздух». К самолетам теперь добавляются крылатые ракеты. Они пока еще не несут бортового вооружения и средств РЭБ, зато их ЭПР очень невелика, поэтому их крайне сложно обнаружить.

Новой серьезнейшей проблемой ПВО становятся высокоскоростные малоразмерные высокоточные боеприпасы, которые исключительно сложно поразить именно из-за малых размеров и высокой скорости (особенно тяжело станет, если появятся гиперзвуковые боеприпасы). К тому же дальность этих боеприпасов постоянно растет, выводя носители из зоны действия ПВО. Это делает положение ПВО откровенно безнадежным, ибо борьба с боеприпасами без возможности уничтожить носители заведомо проигрышна: рано или поздно это приведет к истощению боекомплекта ЗРК, после чего будут легко уничтожены как сами ЗРК, так и прикрываемые ими объекты («Проблемы российской ПВО окружают молчанием», «НВО», 29.03.19).

Еще одна не менее серьезная проблема – беспилотники. Их становится очень много, это еще более усугубляет проблему нехватки боекомплекта ЗРК. Значительная часть БПЛА настолько малоразмерна, что никакие существующие средства ПВО не могут их ни обнаружить, ни поразить. В этом плане очень показателен случай, произошедший в июле 2016 года. Чрезвычайно высокий уровень технической оснащенности и боевой подготовки личного состава ВС Израиля хорошо известен. Однако израильтяне ничего не смогли сделать с невооруженным разведывательным российским БПЛА, появившимся над северными районами Израиля. Сначала ракета «воздух-воздух» с истребителя F-16, а затем две ЗУР ЗРС «Пэтриот» прошли мимо, после чего БПЛА беспрепятственно ушел в воздушное пространство Сирии.

По-видимому, в ближайшей перспективе произойдет смычка ПРО и дальней ПВО, поскольку стоящие перед ними проблемы схожи. Необходимо максимально увеличивать дальность стрельбы ЗРК и скорость ЗУР, чтобы поражать баллистические ракеты, либо их БЧ, а также самолеты, а не их боеприпасы. Необходимы средства разведки (РЛС), обеспечивающие увеличение дальности стрельбы ЗУР. Второе гораздо сложнее первого. Все более актуальной становится пассивная радиолокация, поскольку только она по-настоящему устойчива к средствам РЭБ.

Таким образом, одна из тенденций наземной ПВО – экстенсивное наращивание ТТХ перспективных систем по сравнению с существующими. На развитие ПВО дальней зоны и на ПРО придется потратить очень большие деньги, но ситуация не кажется безнадежной даже применительно к РЛС. Кроме того, количество потенциальных целей в данном случае сокращается из-за общего сокращения числа самолетов в составе почти всех ВВС мира.

Борьба с целями в ближней зоне гораздо сложнее. Какой бы замечательной ни была дальняя ПВО, она не может гарантировать 100-процентное поражение носителей. Не утратит актуальности задача борьбы с высокоточными боеприпасами. Против же малых беспилотников ПВО дальней зоны заведомо будет бессильна.

Новым мейнстримом становятся ЗРПК, самый известный из которых – «Панцирь-С1». Они могут уничтожать малоразмерные скоростные цели с помощью малогабаритных ЗУР. Для ЗРПК остается проблема истощения боекомплекта (как ракетного, так и артиллерийского) в случае массированного налета противника. Кроме того, против мини- и микро-БПЛА бороться сложно даже таким способом. Это буквальная реализация поговорки «стрелять из пушек по воробьям». Разумеется, артиллерийский снаряд на несколько порядков дешевле ЗУР и любого БПЛА. Тем не менее если беспилотник совсем маленький, можно истратить весь артиллерийский боекомплект на один аппарат, но так и не добиться попадания.

Таким образом, необходимо будет создавать многоспектральные средства разведки, работающие в нескольких радиолокационных, инфракрасном и оптическом диапазонах с синтезированием полученных изображений в одно. Только так можно уверенно обнаруживать и сопровождать малоразмерные цели, как высоко-, так и низкоскоростные. Что касается средств поражения, то здесь рано или поздно потребуются принципиальные решения.

Одним из них представляется применение очень мощных средств РЭБ, которые обеспечивали бы не только гарантированный разрыв связи БПЛА с пунктом управления, но и полное выжигание электроники самого беспилотника. Второе решение – создание боевых лазеров. Сейчас уже стало ясно, что создать боевые лазеры большой дальности не получится из-за неразрешимости проблем источников энергии и, главное, рассеивания и поглощения луча в атмосфере. Наконец, можно применять против малых БПЛА такое совершенно нехарактерное для ПВО оружие, как снайперские винтовки, причем не только традиционные, но также лазерные и электромагнитные, которые пока существуют лишь в проектах.

ПВО на страже

Что касается идущих сейчас войн на Ближнем Востоке и Украине, здесь складывается интересная ситуация. ВС Украины, Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, ОАЭ и армии других арабских монархий имеют абсолютное превосходство в воздухе над своими противниками, но никому из них победу это не принесло. И это при том, что и наземная ПВО у противников перечисленных стран весьма слабая и примитивная.

ВВС Сирии за период гражданской войны (она началась весной 2011 года) потеряли к настоящему времени 8 бомбардировщиков Су-24, 22 штурмовика Су-22, 22 истребителя-бомбардировщика МиГ-23 и 23 МиГ-21, 2 истребителя МиГ-29, 24 учебно-боевых самолета L-39, 1 транспортный самолет Ан-26, 9 ударных вертолетов Ми-24 и Ми-25, а также 2 SA342, 34 многоцелевых Ми-8 и Ми-17 и 1 Ми-14ПЛ. Всего Сирия потеряла до 120 самолетов и свыше 40 вертолетов (в некоторых случаях их типы точно не установлены). В эти значения включены потери на земле, от действий турецких истребителей, а также по техническим причинам, но подавляющее большинство этих потерь – от наземной ПВО боевиков, в первую очередь – от ПЗРК различных типов. Потери российской авиации в Сирии составили 8 самолетов и 7 вертолетов, из которых лишь один штурмовик Су-25, два ударных вертолета Ми-35 и два многоцелевых Ми-8 – от ПВО противника. Таким образом, весьма примитивная ПВО боевиков нанесла огромные потери сирийским ВВС. Однако именно действия авиации по поддержке сухопутных войск на поле боя и по снабжению осажденных боевиками гарнизонов позволили сирийской армии продержаться до прихода российской помощи, а ВКС РФ обеспечили коренной перелом в ходе боевых действий. Таким образом, действия ПВО оказались хотя и значимым, но отнюдь не решающим фактором в этой войне.

Совершенно другая ситуация сложилась на Украине. Как и в Сирии, война здесь велась на техническом и тактическом уровне 1970–1980-х, наземная ПВО ополченцев Донбасса была весьма невелика и примитивна, она состояла почти исключительно из различных ПЗРК («Стрела-2», «Стрела-3», «Игла-1», «Игла») при очень небольшом количестве ЗРК ближней зоны («Оса», «Стрела-10»). С мая по август 2014 года она сбила 5 штурмовиков Су-25, 2 истребителя МиГ-29, 1 транспортный самолет Ил-76 и 1 Ан-26, 1 самолет оптической разведки Ан-30, 5 ударных вертолетов Ми-24П/ВП и 6 многоцелевых Ми-8. Эти потери были, конечно, чувствительны, но отнюдь не катастрофичны для армейской авиации и ВВС Украины. Таким образом, в этой войне наземная ПВО добилась гораздо меньшего результата, чем в Сирии (правда, и за несравненно меньший срок), но гораздо сильнее повлияла на ход боевых действий. Видимо, в данном случае дело не в ПВО как таковой, а в психологическом состоянии украинских военнослужащих, которое оказалось гораздо хуже, чем у их сирийских коллег.

ВВС аравийских монархий, в отличие от ВВС Украины и Сирии, располагают множеством самых современных боевых самолетов и вертолетов американского и европейского производства. С начала интервенции в Йемен (с конца марта 2015 года) до сегодняшнего дня они потеряли примерно 30 боевых самолетов, вертолетов и БПЛА. Такие потери можно считать крайне незначительными, при этом непонятно, какая часть из них приходится на действия ПВО хуситов, а какая – на отказ техники. Не исключено, что хуситы сбили лишь несколько БПЛА, тем не менее они продолжают успешно сопротивляться многократно более мощным и прекрасно оснащенным войскам интервентов («Ближневосточный конфликт как противостояние коалиций», «НВО», 13.03.20). Более того, хуситы постоянно наносят удары с помощью иранских ракет и БПЛА, а также советских «Точек» по территории Саудовской Аравии. Эффективность этих ударов иногда очень высокая, иногда почти нулевая, зато пропагандистский эффект всегда отличный. При этом саудовская ПВО, оснащенная «Пэтриотами», работает, как правило, очень плохо. Таким образом, оценить роль наземной ПВО в йеменской войне сложно. Видимо, здесь тоже главным фактором оказалось не качество оружия, а уровень боевой и морально-психологической подготовки. Заваленные деньгами и заплывшие жиром «профессиональные армии» монархий оказались несостоятельны против нищих, малограмотных, но прекрасно мотивированных хуситов.

Проверка боем

В феврале-марте 2020 года в провинции Идлиб турецкие боевые БПЛА «Анка-С» и «Байрактар-ТВ2» уничтожили не менее 40 сирийских танков, БМП и артсистем, в ответ сирийская ПВО сбила две «Анки» и три «Байрактара». В апреле-мае в Ливии развернулись прямо-таки эпические бои между «Байрактарами» и российскими ЗРПК «Панцирь-С» из наличия армии ОАЭ, переданными Хафтару. В этих боях полегло не менее 19 «Байрактаров» и не менее 8 «Панцирей». Впрочем, ОАЭ потеряли в Ливии 8 боевых БПЛА «Вин Лун» китайского производства. Очевидно, их сбили турецкие ЗРК американского производства – наземные ЗРК «Усовершенствованный Хок» и корабельные «Стандарт» с находящихся около Триполи турецких фрегатов. Здесь роль ПВО оказалась хоть и не решающей, но весьма значимой. При этом она впервые боролась не с авиацией, а с боевыми БПЛА. В значительной степени эти сражения «Панцирей» с «Байрактарами» с общим исходом, близким к ничейному, поспособствовали прекращению боевых действий и переходу к политическому процессу.

Осенью 2020 года «Байрактары» и израильские БПЛА-камикадзе (барражирующие боеприпасы) «Хароп» и «Скайстрайкер» азербайджанской армии устроили жестокое избиение сначала ПВО, а затем артиллерии и бронетехники армий Нагорного Карабаха и Армении («Армения-Азербайджан: 26 лет спустя», «НВО», 27.11.20). Настолько жестокое, что это может привести к некоторому завышению оценки боевых возможностей БПЛА. Точно так же, как вьетнамская война привела к завышению возможностей наземной ПВО.

Но в целом события ушедшего года подтвердили, что война очень быстро меняется. И за этими изменениями необходимо угнаться, если не хочешь проиграть.


Александр Храмчихин

Александр Анатольевич Храмчихин – независимый военный эксперт.

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
23.09.2020
От Каддафи до Хафтара
05.08.2020
Суннитский арсенал болгарского слона
07.11.2018
Танковые армады Асада
17.07.2017
Даже муха не пролетит
03.06.2015
Проекция силы
3 комментария
№1
04.05.2021 23:18
Все примеры, на базе которых и строятся выводы - это "сражения" не армий (включая ПВО и авиацию), а ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ ПВО и авиации. Причем при этом под "ПВО" понимаются ТОЛЬКО ЗР(А)К разных видов.
Естественно, в таком сценарии на первое место выходит громадное преимущество атакующей стороны в выборе места/времени/напправлении удара/выделенных ресурсов.
Но ни авиация (это проказыает сам автор), ни, тем более, ЗРК (даже не ПВО) не могут заменить армию - хоть в нападении, хоть в обороне.
Храмчихин, когда пишет о "необходимости перемен", конечно же, имеет в виду не хуситов и не Сирию, а Россию. Но тут ситуация ПРИНЦИПИАЛЬНО другая - что, кстати, и учитывается в опубликованных программах (или их отдельных элементах) развития того же ПВО.

Первая и главнейшая задача - не допустить первого "обезоруживающего удара". Самое интересное, что роль "ПВО в узком смысле слова" - а уж тем более только ЗРК - здесь в лучшем случае десятистепенная. Главное - это своевременное обнаружение факта нанесения такого удара (грубо говоря, старт атакующих "ракет" противника). Если вся инфраструктура СЯС способна нанести ВСТРЕЧНЫЙ УДАР (или, на худой конец, ответно-встречный) - то ПВО/ПРО в смысле "огневых средств ТОЛЬКО" не нужны.

Вторая задача - сделать ОЧЕНЬ НЕНАДЕЖНЫМ военное планирование противником его "воздушных" наступательных операций. Чтобы такое преимущество атакующей стороны, как заранее подготовленные планы операций и ударов, исчезло/уменьшилось - за счет потери планами своей "достоверности" и "надежности".

Третья задача - потребовать от противника доительного и ЗАМЕТНОГО периода подготовки к "воздушному" удару. Чтобы это никак не могло быть неожиданностью.

Четвертая - отвлечь на себя мощь первого воздушного удара, сохранив (насколько это возможно) "реальные" цели. Чтобы противник БЫЛ ВЫНУЖДЕН атаковать СНАЧАЛА ПВО/ПРО, а только потом - эти самые реальные цели (если они вообще есть :)).

Пятая - гарантированно защитить от "воздушного" нападения немногие КРИТИЧНО ВАЖНЫЕ объекты.

Наконец, шестая - обеспечение обычной обороны от нападения с воздуха. С задачами ЛЮБОЙ обороны, понятно, без каких-либо гарантий.

Если иметь в виду эти задачи - именно в такой последовательности, то многие положения статьи Храмчихина становятся либо неверными, либо второстепенными, либо "узко-специальными", "локализованными" в какой-то области.
Что-то из его верных утверждений - например, о слиянии дальнего ПВО и ПРО - давно реализованное дело. Тот же С-400 - прекрасный пример.
Войсковая ПВО как отдельный вил войск, с упором на средства малой дальности и ближнего действия, причем в автоматическом режиме - это "мэйнстрим" развития российского войскового ПВО, и достаточно давно. Программа "Стандарт" войскового ПВО на этих принципах разрабатывается с 2018 г (если верить "открытой печати").

Так что ничего такого нового, их которого должен следовать вывод автора: "Но в целом события ушедшего года подтвердили, что война очень быстро меняется. И за этими изменениями необходимо угнаться, если не хочешь проиграть.", в статье нет. Ничего нового "война в Карабахе" не показала. Если она сторона глухо сидит в обороне, плюс у нее нет адекватных  средств обороны - поражение неизбежно. Это известно ДАВНО.
+1
Сообщить
№2
05.05.2021 02:40
...необходимо будет создавать многоспектральные средства разведки, работающие в нескольких радиолокационных, инфракрасном и оптическом диапазонах с синтезированием полученных изображений в одно...
и стрельба одиночно или залпом, но не очередями, как анахронизмом артиллерии. Все шестиствольные первый снаряд в цель, остальные 500 около цели. Боеприпасы только с подрывом лазерно при прохождении мимо цели или подходе к нему.
0
Сообщить
№3
05.05.2021 06:08
Цитата, ЗНШ сообщ. №2
...необходимо будет создавать многоспектральные средства разведки, работающие в нескольких радиолокационных, инфракрасном и оптическом диапазонах с синтезированием полученных изображений в одно...

"Открытая печать" (со ссылками на КРЭТ, Вегу, ...) говорит, что создание работающих боевых РОФАР-радаров - вопрос нескольких лет. Не знаю, конечно, но вряд ли все это на "пустом месте", в виде "мультиков". :)

Цитата, ЗНШ сообщ. №2
и стрельба одиночно или залпом, но не очередями, как анахронизмом артиллерии. Все шестиствольные первый снаряд в цель, остальные 500 около цели. Боеприпасы только с подрывом лазерно при прохождении мимо цели или подходе к нему.

Артиллерия (точнее, стрельба неуправляемыми снарядами) - это (в смысле ПВО) анахронизм. К тому же требуемую высотность либо невозможно обеспечить в принципе, либо для этого требуются "большие колибры + длинные стволы". А это вес, "статичность", инерционность в смысле отслеживания целей. Да и принципиальная нестыковка - электронное сканирование луча радара и инерционное механическое (т.е. "сверхмедленное") наведение ствола орудия.
Ни отслеживания движения целей, ни точности, ни скорострельности, ни нужных высотности/дальности.

Положение, что "ПВО обречена в борьбе со средствами поражения, а не их носителями", кажется мне (на сегодня и обощримое будущее, по крайней мере), странным. Средства авиационного поражения, способные поражать цели на "большом удалении от точки пуска" (т.е. с носителем, не входящим в зону ПВО), достаточно "велики" и "дОроги", чтобы служить "достойной целью" для ПВО, например, средней дальности (типа Бук-М3), не говоря о "дешевых" ракетах ТОР'ов и Панцирей.

В общем, не надо (сторонникам ПВО/ПРО) преувеличивать возможности противника (недооценка сейчас встречается ОЧЕНЬ редко, если встречается вообще), а также выдвигать требование "сбивать все, чтро летает". :)
Кроме того, в России грамотно разделены объектовая/зональная и войсковая ПВО/ПРО. Ссылаться на опыт США - с теми же Patriot'ами - русским просто глупо. Patriot - дурацкая система в том смысле, что на нее возложили слишком много разных задач, причем не всегда обеспечив нужными "ресурсами". Она фантастически НЕОПТИМАЛЬНА для большинства типовых задач ПВО/ПРО.

Вот, типовая задача - война (вряд ли, конечно, но каких дурных чудес не случалось) России с Укропией, поддержанной - пусть неофициально - США, Польшей, Литвой и пр. в том же духе.
Какие задачи встанут в этом случае перед ПВО (и войсковой, и объектовой) России? Чего у российской ПВО (я и о РТВ, и о ЗРК разных типов, и об авиации ПВО) для такой войны не хватает?
Исключаем из "списка Храмчихина" гиперзвуковое оружие (до насыщения им армий ОЧЕНЬ далеко - гораздо дальше, чем до работающих РОФАР), "малоразмерные высокоточные боеприпасы малых размеров и высокой скорости", и пр. в том же духе. БПЛА уровня Байрактара - это мишень, причем сам носитель, а не его АСП. "Знаменитая" :) ракета "Нептун" - чистая мишень (при наличии нужных уже существующих средств ПВО, понятно).

О NATO (т.е. о США).
Самолеты-"невидимки"? Это - называя вещи своими именами - только F-35 (я об угрозах для ПВО России). Все остальное - даже не журавль в небе. И вообще, РОФАР/фотоника обещают снять эту проблему в принципе в ближайшие несколько лет. Если здесь, в США, опыты с фотоникой идут успешно - то никто производить десятки (не говоря о сотнях) B-21 у нас не собирается. Провал же программы F-35 очевиден уже сейчас.

Остается "рой"  очень маленьких, но при этом чрезвычайно опасных САП. На практике - нет ни первого, ни второго, ни третьего. К тому же второе и третье совместить НЕ УДАСТСЯ. Как и первое - если о действиях на "больших расстояниях".

Т.е. угрозы для ПВО/ПРО носят скорее фантастический характер, чем реальный. Тем более для таких ПВО/ПРО, как даже уже имеющиеся у России (еще до появления пресловутого С-500).
+1
Сообщить
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 16.05 15:15
  • 53
Гарант ядерной безопасности России
  • 16.05 14:03
  • 125
Рогозин: первый модуль для новой российской орбитальной станции будет готов в 2025 году
  • 16.05 13:54
  • 5
Regent запускает в производство скоростные экранопланы «Seaglider»
  • 16.05 13:35
  • 8
Россия совершила прорыв в обрабатывающей промышленности
  • 16.05 12:59
  • 3
Израиль поставит Грузии модернизированную систему ПВО
  • 16.05 09:11
  • 8
На Черноморский флот поступят семь новых кораблей и катеров
  • 16.05 05:35
  • 2198
Как насчёт юмористического раздела?
  • 15.05 12:31
  • 2
Shukan Gendai (Япония): На Тихом океане наступает канун войны?
  • 15.05 10:20
  • 46
Американский нож к горлу российской Камчатки
  • 15.05 04:35
  • 3
На то и дивизия: в Калининграде завершают создание нового соединения
  • 14.05 23:53
  • 1
В США Москву назвали самым защищенным местом на случай ядерной войны
  • 14.05 20:10
  • 9
Истребитель F-15E загрузили рекордным числом крылатых ракет JASSM
  • 14.05 16:48
  • 5
Что ждет Россию в космосе
  • 14.05 12:14
  • 3
Новое средство разведки: в российскую армию поступила РЛС «Енисей»
  • 14.05 11:47
  • 3
Северокорейский нарыв