Войти

Небесная крепость

1520
0
0
Источник изображения: warspot.ru

В ночь с 11 на 12 января 2007 года вооружённые силы Китая осуществили боевой перехват собственного метеоспутника «Фэнъюнь», в результате чего на высокой орбите образовалось мусорное облако. Хотя китайские правительственные организации никак не комментировали произошедшее, западные эксперты восприняли успешный космический перехват как демонстрацию новых возможностей КНР в развитии технологий «звёздных войн».

Космический «Дозор»

Современную китайскую ракетно-космическую отрасль часто сравнивают с советской периода 60-х и 70-х годов. Параллели действительно напрашиваются, особенно если вспомнить, что баллистические ракеты «Дунфэн-2А» («Восточный ветер»), служившие в качестве носителей атомных зарядов, вели своё происхождение от советских ракет Р-2 (8Ж38), которые перед тем проектировались как глубокая модификация трофейных немецких «агрегатов» А-4 (V-2).

В дальнейшем космонавтика Китайской Народной Республики (КНР) развивалась по хорошо известному сценарию, хотя и со значительным отставанием от СССР и США. В середине 60-х годов было принято решение о запуске собственного искусственного спутника Земли, для чего была изготовлена трёхступенчатая ракета «Чанчжэн» («Великий поход»). 24 апреля 1970 года она успешно стартовала на полигоне Цзюцюань (провинция Ганьсу) и вывела на орбиту небольшой аппарат «Дунфанхун» («Алеет Восток») с радиопередатчиком. В тот день Китай стал пятой страной, самостоятельно разрабатывающей и запускающей спутники.

Китайские ракетчики готовят к запуску спутник «Дунфанхун» («Алеет Восток»), апрель 1970 года

Источник изображения: newschinamag.com

В ноябре того же года Комитет оборонной науки, техники и промышленности (КОНТОП) КНР подготовил для правительства «Проект доклада о разработке пилотируемого космического корабля, спутника связи и боевого спутника». Как и в случае с советским кораблём «Восток», предполагалась унификация космических аппаратов, при которой технологии, разрабатываемые для корабля, проходят проверку и используются в составе фотографических разведывательных спутников.

В мае 1966 года, то есть задолго до пуска «Дунфанхуна», в Академии наук КНР прошла конференция по обсуждению программы создания орбитальной группировки в течение десяти ближайших лет. В ходе конференции Цянь И, один из ведущих специалистов Проектного института №651 (или Спутникового проектного института), выступил с докладом, в котором изложил концепцию поэтапного развития космических средств:

«Положить начало и заложить базу с помощью научно-экспериментального спутника, сделать акцент на спутники ДЗЗ [дистанционного зондирования Земли], особенно возвращаемого типа, создать полную систему прикладных спутников, включающую спутники связи, метеоспутники, системы предупреждения о ядерных взрывах и ракетном нападении, навигационные и др. спутники, далее на основе спутников возвращаемого типа развивать технологии пилотируемого космического корабля».

После конференции в Проектном институте №651 была сформирована рабочая группа по возвращаемым спутникам (Фаньхуиши Вэйсин, Fanhuishi Weixing; общепринятая современная аббревиатура — FSW). Расчётчики под руководством У Чэнкана провели анализ возможных орбит, тормозных двигателей, аэродинамики входа в атмосферу, теплозащитной оболочки и точности приземления. Чтобы удовлетворить требованиям точности выхода спутника на орбиту и возвращения, Ян Цзячи и Чжан Гофу из НИИ автоматизации предложили использовать управление ориентацией методом трёхосной стабилизации, который был изучен с помощью численного моделирования. В 8-м проектном институте 7-го министерства машиностроения под руководством генерального конструктора Ван Сицзи начались исследования по приборному составу, а группа Ван Дахэна приступила к созданию космического фотоаппарата и подбору плёнки к нему. После основания в 1968 году Китайской исследовательской академии космических технологий 8-й проектный институт вошёл в её структуру и стал головным предприятием по разработке возвращаемых спутников.

Поскольку не было ясности по многим практическим вопросам, специалисты предлагали отработать технологии с помощью трёх-четырёх экспериментальных аппаратов, а потом на основе полученного опыта построить серийный прикладной спутник.

FSW должен был сфотографировать с орбиты заданный район Китая, затем с помощью специальной камеры заснять определённый участок звёздного неба, чтобы специалисты могли определить отклонение положения спутника от расчётного. После этого капсула с отснятой плёнкой возвращалась на Землю. Массу спутника ограничили пределом в 1800 кг, массу возвращаемой капсулы — в 260 кг. Срок работы на орбите — трое суток; в перспективе это время предполагалось постепенно увеличивать.


Китайский фоторазведывательный спутник «Цзяньбин» («Дозор»)

Источник изображения: chinaspaceflight.org

Пуск ракеты-носителя «Чанчжэн-2» («Великий поход-2») с фоторазведывательным спутником серии «Цзяньбин» на космодроме Цзюцюань

Источник изображения: chinaspaceflight.org

5 ноября 1974 года на полигоне Цзюцюань, который обрёл статус полноценного космодрома, стартовала двухступенчатая ракета-носитель «Чанчжэн-2», созданная на основе межконтинентальной баллистической ракеты «Дунфэн-5». Она должна была вывести в космос экспериментальный возвращаемый спутник «Цзяньбин» («Дозор»). Но после взлёта ракеты была нарушена её стабилизация, а через двадцать секунд произошёл взрыв. Позднее выяснилось, что причиной аварии стал обрыв кабеля одного из каналов системы управления.

После устранения замечаний к старту был подготовлен второй спутник «Цзяньбин» (FSW-1). 26 ноября 1975 года он был успешно запущен и вышел на орбиту высотой 173×483 км с наклонением 63°. Через трое суток возвращаемая капсула приземлилась в провинции Гуйжоу, на сотни километров отклонившись от расчётного места. Хотя оболочка прогорела в атмосфере, из-под неё удалось извлечь фотоплёнку, пригодную для проявки и анализа.

Через год, 7 декабря 1976 года, в космос отправился третий спутник (FSW-2). 10 декабря благополучно вернулась возвращаемая капсула со всеми материалами, которые на этот раз не были повреждены. С 26 по 29 января 1978 года состоялся полёт четвёртого спутника (FSW-3), которым завершились испытания. Китай обрёл технологию, позволяющую развернуть систему фоторазведки.

На основе полученного опыта специалисты Китайской исследовательской академии космических технологий разработали серийный прикладной спутник. Время его работы увеличили с трёх до пяти суток; был изменён угол траектории возвращения, что повысило точность приземления капсулы; удалось снизить массу конструкции и добавить в приборный состав видеокамеру; командно-временное устройство возвращения заменили электронным механизмом и т.п.

В феврале 1982 года Госсовет и Военный совет Центрального комитета Коммунистической партии Китая (ЦК КПК) решили принять на вооружение разведывательную космическую систему в составе возвращаемого спутника и ракетного комплекса на космодроме Цзюцюань. 9 сентября модифицированной ракетой-носителем «Чанчжэн-2С» был запущен спутник прикладной серии «Цзяньбин» (FSW-4), и через пять суток капсула с фотоматериалами приземлилась в расчётном районе.


Поисковая группа на месте приземления возвращаемой капсулы фоторазведывательного спутника «Цзяньбин» («Дозор»). Фото Чжан Туншэна из журнала «Китай» (1988, №3)

Источник изображения: warspot.ru

Снимок места впадения реки Хуанхэ в море, сделанный с борта фоторазведывательного спутника «Цзяньбин» («Дозор»). Фото из журнала «Китай» (1988, №3)

Источник изображения: warspot.ru

Снимок ледников в северной части Тибетского нагорья, сделанный с борта фоторазведывательного спутника «Цзяньбин» («Дозор»). Фото из журнала «Китай» (1988, №3)

Источник изображения: warspot.ru

В период с августа 1983-го по август 1987 года спутники новой серии запускали пять раз, и во всех случаях возвращаемые капсулы приземлились без повреждений, доставив многочисленные фотоснимки, качество которых было значительно лучше по сравнению с экспериментальными спутниками. Нормально прошли и испытания видеокамеры с передачей данных в реальном времени.

Параллельно разрабатывался «Цзяньбин-1А» («Дозор-1А»), предназначенный для детального картографирования. По облику он похож на предшественников, но был тяжелее (2100 кг) за счёт широкозонной фотокамеры и новой системы телеуправления, позволяющей перепрограммировать бортовое оборудование. В период с сентября 1987 по октябрь 1993 года было запущено пять спутников новой серии, и только последний из них (FSW-15) потерпел неудачу: из-за сбоя в системе ориентации возвращаемая капсула вышла на высокоэллиптическую орбиту (179×3031 км) и оставалась там два с половиной года. Помимо основного оборудования, аппараты «Цзяньбин-1А» несли биологические и технологические грузы в специальных укладках для экспериментов в области микрогравитации, разработанных Академией наук КНР.


Китайский фоторазведывательный спутник «Цзяньбин-1А» («Дозор-1А»)

Источник изображения: chinaspaceflight.org

Наземная принимающая станция в Тибете, обеспечивающая связь с работающими спутниками. Фото из журнала «Китай» (1988, №1)

Источник изображения: warspot.ru

Впрочем, возможности спутников всё ещё оставляли желать лучшего, и в феврале 1991 года КОНТОП выпустил требования к фоторазведывательным аппаратам нового типа, которые позднее получили общее обозначение «Цзяньбин-1B» («Дозор-1В»; в источниках встречается вариант «Цзяньбин-2»). Работы над ними начались ещё раньше, поскольку требовалось полностью пересмотреть конструкцию: двигатель торможения теперь располагался не на приборном отсеке, а на возвращаемой капсуле. За счёт перекомпоновки проектантам удалось установить дополнительные двигатели коррекции, увеличить полезные объёмы отсеков и эксплуатационный ресурс (до шестнадцати суток); выросла и масса — от 2600 до 3000 кг в зависимости от задач полёта.

9 августа 1992 года спутник серии «Цзяньбин-1B» (FSW-13) был запущен в космос модифицированной ракетой-носителем «Чанчжэн-2D». После двенадцати дней полёта бортовое оборудование работало нормально, а система съёмки в основном выполнила задание. Однако ближе к завершению возникли проблемы. Двигатель орбитальной коррекции отработал три включения вместо запланированных четырёх, а фотокамеру заело, из-за чего часть плёнки не была использована. Ещё через четыре дня возвращаемая капсула приземлилась в штатном режиме.

В июле 1994 года и октябре 1996 года были осуществлены запуски двух спутников серии «Цзяньбин-1B». Оба отработали нормально, и проблемы, возникшие при полёте первого аппарата, не повторились.


Китайский фоторазведывательный спутник «Цзяньбин-1B» («Дозор-1B»)

Источник изображения: chinaspaceflight.org

Подготовка к пуску ракеты-носителя «Чанчжэн-2D» («Великий поход-2D») с фоторазведывательным спутником серии «Цзяньбин-1B» на космодроме Цзюцюань

Источник изображения: chinaspaceflight.org

«Ресурс» двойного назначения

Чем более совершенными становились китайские космические аппараты военного назначения, тем более непроницаемой делалась завеса секретности вокруг них. Но, когда после небольшого перерыва возобновились запуски спутников «обзорной съёмки», западные аналитики заметили, что произошёл кардинальный технологический перелом, который поднял КНР на один уровень с передовыми державами.

1 сентября 2000 года на относительно недавно построенном космодроме Тайюань (провинция Шаньси) стартовала трёхступенчатая ракета-носитель «Чанчжэн-4B», доработанная специально для выведения аппаратов на солнечно-синхронные орбиты. Запущенный с её помощью спутник получил официальное название «Цзыюань-2А» («Ресурс-2А»). Поскольку под таким же именем в октябре предыдущего года на орбиту отправился китайско-бразильский спутник CBERS (China-Brazil Earth Resources Satellite), предназначенный для исследования природных ресурсов, то вроде бы не было причин сомневаться в назначении нового. Однако наблюдатели сразу заметили, что орбита «Цзыюань-2» в полтора раза ниже предшественника, что даёт увеличение линейного разрешения видеосъёмки до 10-13 м при использовании ПЗС-камеры. Представители тайваньской разведки заявили, что на «Цзыюань-2» может стоять аппаратура, обеспечивающая разрешение до 5 м, поэтому спутник наверняка будет использоваться с целью шпионажа. С учётом того, что он способен работать два года, а не пару недель, как раньше, нужно было признать: Народно-освободительная армия Китая (НОАК) наконец-то обрела возможность постоянного мониторинга иностранных объектов.

Следующий спутник под названием «Цзыюань-2В» («Ресурс-2В») стартовал 27 октября 2002 года. К тому времени «легенду» о научном назначении спутника никто из иностранных военных аналитиков не воспринимал всерьёз, и аппаратам новой серии присвоили неофициальное обозначение «Цзяньбин-3» («Дозор-3») по аналогии с возвращаемыми спутниками. КНР стала третьей страной (после США и Франции), создавшей систему из двух космических аппаратов оптико-электронной разведки, которая позволяет осуществлять беспропускной глобальный обзор любого района Земли в течение суток. Кстати, успешный запуск «Цзыюань-2В» был объявлен подарком XVI съезду Коммунистической партии Китая, открывшемуся 8 ноября 2002 года.


Китайский спутник видовой разведки «Цзыюань-2» («Ресурс-2») в представлении художника

Источник изображения: space.skyrocket.de

Вертикальная сборка ракеты-носителя «Чанчжэн-4B» («Великий поход-4В») на космодроме Тайюань

Источник изображения: globalsecurity.org

Выведение нового спутника едва не закончилось трагедией. Обломки головного обтекателя и второй ступени ракеты должны были упасть в зоне отчуждения округа Шаньян, но сильным ветром их отнесло к деревне Янхэ, находящейся вблизи города Шанло, примерно в 600 км от космодрома Тайюань. Очевидцы вспоминали, что слышали звук двух сильных взрывов в небе и видели белый шлейф дыма, а также быстро летящий объект. Тот ударился в дерево, под которым играли местные дети, отскочил и травмировал шестилетнего У Цзе — впрочем, он отделался ушибами и небольшой контузией. Вскоре появились милиционеры, которые прошлись по домам и вежливо попросили отдать найденные обломки «для регистрации и расследования». В общей сложности удалось собрать девятнадцать фрагментов ракеты массой от 20 до 70 кг. Родителям травмированного мальчика сообщили, что 400 юаней (48 долларов — среднемесячная зарплата в Китае того времени), потраченные на лечение в местной больнице, им вернут.

6 ноября 2004 года был запущен очередной спутник «Цзыюань-2С» («Ресурс-2С»); в каталоге Стратегического командования США он получил название «Цзяньбин-3С» («Дозор-3С»). Поскольку предшественники продолжали работать, значительно перекрыв расчётный ресурс, то у Китая в распоряжении появились три спутника видовой разведки — тем самым по возможностям он обогнал Францию и приблизился к США. При этом аналитики отмечали, что разрешающая способность видеосъёмки в панхроматическом режиме с каждым новым аппаратом должна была расти: для первого её оценили в 9 м, для второго — в 3 м, для третьего — в 1-2 м.

Вероятно, для решения оперативных задач системы видовой разведки на основе «Цзыюань-2» оказалось недостаточно, и 3 ноября 2003 года на космодроме Цзюцюань стартовала ракета «Чанчжэн-2D», которая вывела на орбиту фоторазведывательный спутник с возвращаемой капсулой «Цзяньбин-3-1» («Дозор-3-1», FSW-18; в американском каталоге ему присвоили обозначение «Цзяньбин-4-1»). Согласно официальной информации, в ходе планового полёта, продолжавшегося восемнадцать суток, аппарат выполнил «исследования, наблюдение Земли, картографирование и другие научные эксперименты», а 21 ноября капсула с отснятыми плёнками благополучно приземлилась в провинции Сычуань. При этом оставшийся на орбите приборный отсек был переведён на более высокую орбиту и продолжил полёт в автономном режиме.

Пуск ракеты-носителя «Чанчжэн-2D» («Великий поход-2D») с фоторазведывательным спутником «Цзяньбин-3-1» («Дозор-3-1») на космодроме Цзюцюань, 3 ноября 2003 года

Источник изображения: cosmoworld.ru

Хотя западных экспертов удивил запуск «морально устаревшего» спутника при наличии рабочей системы видовой разведки, они отметили, что Китай снова продемонстрировал рост своих возможностей. Прежде всего, на «Цзяньбин-3-1» была установлена широкоформатная топографическая панорамная камера, позволяющая вести съёмку в полосе захвата 200-250 км с разрешением 8-10 м и точной координатной привязкой снимков. Если задачей спутника было картографирование в интересах Генштаба НОАК, то ничего лучшего с учётом относительно низкой стоимости проверенного в деле аппарата не придумать. Кроме того, спутник имел возможность получить подробные снимки военных баз США в Южной Корее и Японии, на острове Окинава и Тайване, в Афганистане и Ираке. Поводом для запуска могла послужить передислокация американских войск в Южной Корее, что определило необходимость перенацеливания ракет средней дальности, стоящих на боевом дежурстве. Поскольку спутник был тяжелее предшественников (больше 3 т), то и ракета «Чанчжэн-2D» претерпела изменения в части увеличения второй ступени. Кроме того, впервые в процессе подготовки использовалась новая монтажно-испытательная башня высотой 91 м из железобетона, возведённая на космодроме Цзюцюань с учётом мирового опыта.

Фоторазведывательный спутник серии «Цзяньбин-3» («Дозор-3») в представлении художника

Источник изображения: space.skyrocket.de

Позднее, в августе и сентябре 2004 года, были запущены фоторазведывательные спутники «Цзяньбин-3-2» («Дозор-3-2», FSW-19) и «Цзяньбин-3-3» («Дозор-3-3», FSW-20). В августе 2005 года на орбиту отправились ещё два — «Цзяньбин-3-4» («Дозор-3-4», FSW-21) и «Цзяньбин-3-5» («Дозор-3-5», FSW-22). За счёт модернизации китайским специалистам удалось увеличить срок активного функционирования этих аппаратов перед сбросом возвращаемой капсулы до 27 суток. При этом аналитики заметили, что чётные аппараты новой серии отличаются от нечётных по параметрам орбит и продолжительности работы (нечётные отработали на девять дней дольше), что может указывать на отличия в приборном составе и решаемых задачах. Наблюдения за манёврами спутников позволили также предположить, что главной целью FSW-19 и FSW-21 была фотосъёмка Тайваня. Вероятно, эти запуски были связаны с очередным политическим обострением между Китаем и Тайванем, спровоцированным планами последнего разместить на своей территории элементы глобальной противоракетной обороны США.

Интересная деталь: повышенное внимание в ходе двух последних запусков китайские специалисты уделили обеспечению точности схода возвращаемой капсулы с орбиты. Дело в том, что 15 октября 2004 года капсула спутника FSW-20 упала на жилой дом в деревне Пенглай (провинции Сычуань). К счастью, обошлось без жертв, но выводы из инцидента были сделаны.

На этом история «дозорных» фоторазведчиков завершилась. Их сменили более совершенные аппараты оптико-электронной, радиолокационной и радиотехнической разведки, которые принято называть «Яогань Вэйсин» (Yaogan Weixing, YG), что переводится как «спутник дистанционного зондирования».

9 сентября 2006 года с помощью ракеты-носителя «Чанчжэн-2C» на орбиту отправился «Шицзянь-8» («Практика-8») — биологический спутник, созданный на основе одного из FSW последней серии. Фотографическое оборудование в нём было заменено на две тысячи пакетов с 215 кг семян, принадлежащих «девяти категориям и 180 группам сельскохозяйственных культур» — зерновых, кормовых и технических. Там были семена злаков, хлопка, масличных культур, овощей, фруктов, цветов, а также споры грибов, микроорганизмы, молекулярные биоматериалы и т. п. Специалисты под началом Министерства сельского хозяйства КНР много лет исследуют воздействие внеземных факторов на генетические изменения у растений и используют экспонированные на орбите семена для селекции и гибридизации. После полёта «Шицзянь-8» принадлежащая им «коллекция мутантов» изрядно пополнилась. Кстати, запуск этого спутника стал сотым успешным китайским космическим стартом с апреля 1970 года.

Поисковая группа на месте приземления возвращаемой капсулы биологического спутника «Шицзянь-8» («Практика-8»), 24 сентября 2006 года. AP/Color China

Источник изображения: chinadaily.com.cn

Внезапный «Пионер»

Военные круги Соединённых Штатов с тревогой наблюдали за развитием ракетно-космических технологий КНР. Вспоминая опыт противостояния с Советским Союзом, легко было предсказать, что китайские инженеры-конструкторы раньше или позже займутся проблемой перехвата вражеских спутников.

Слухи о том, что в КНР разрабатываются средства противокосмической обороны (ПКО), начали циркулировать примерно с 2000 года. Например, утверждалось, что сотрудники Китайской исследовательской академии космических технологий трудятся над проектом «спутника-паразита», который будет способен незаметно «присоединиться» к вражескому орбитальному аппарату, а затем по команде с Земли либо создаст сильнейшие помехи, либо разрушит его.

В сентябре 2006 года началась настоящая истерия: авторитетный еженедельник «Defense News» сообщил, что вооружённые силы КНР неоднократно пытались «ослепить» американские разведывательные спутники с помощью лазеров со своей территории. Указания на это якобы имеются в докладе министра обороны США «Военная мощь Китайской Народной Республики 2006» (Military Power of the People’s Republic of China 2006), подготовленного в мае. В тексте действительно встречается весьма характерная фраза: «По крайней мере, одна из систем противоспутниковой атаки представляет собой наземный лазер, предназначенный для повреждения или ослепления оптических спутников». Однако еженедельник утверждал, что система не только существует, но и работает!

Позднее информацию подтвердил Дональд Керр, главный заместитель директора Национальной разведки (Director of National Intelligence, DNI), но сделал он это весьма своеобразно, заявив, что китайский лазер не нанёс какого-либо вреда ни одному спутнику. Следом генерал Джеймс Картрайт, возглавлявший Стратегическое командование США, сказал, что у него пока нет фактов, подтверждающих преднамеренную попытку китайцев нарушить работу американских орбитальных средств. Китайские чиновники со своей стороны назвали публикацию «Defense News» вымыслом и обвинили политиков США в преувеличении возможностей противоспутниковых технологий КНР для оправдания своих планов милитаризации космоса.

Впрочем, вскоре китайские военные продемонстрировали всему миру, что оружие противокосмической обороны у них всё-таки есть. 12 января 2007 года, в 06:26 по пекинскому времени (22:26 UTC), ракета, выпущенная с территории КНР, поразила метеорологический спутник «Фэнъюнь-1C» («Ветер и облако-1С»), находившийся на орбите с мая 1999 года. Выбранная цель — аппарат массой 958 кг — конструктивно представляла собой восьмиугольную призму с двумя «крыльями» солнечных батарей. Расчётный срок службы метеоспутника составлял два года, однако он использовался по назначению до января 2004 года, а снимки делал до сентября. По-видимому, служебные системы сохранили работоспособность, поскольку сигнал передатчика на частоте 1700,5 МГц регистрировали и позднее.


Китайский метеорологический спутник «Фэнъюнь-1C» («Ветер и облако-1С») в представлении художника

Источник изображения: space.com

Подготовка метеорологического спутника «Фэнъюнь-1C» («Ветер и облако-1С») к запуску на орбиту

Источник изображения: sciencedirect.com

В момент поражения «Фэнъюнь-1C» находился на высоте 864 км с наклонением 98,65°, в районе над точкой, расположенной в 4° западнее китайского космодрома Сичан (Сычуань). Атака была осуществлена кинетическим перехватчиком (то есть путём прямого попадания), запущенным баллистической ракетой, на встречном курсе с очень высокой скоростью столкновения. Как результат в космосе появилось 756 фрагментов, которые удалось каталогизировать; отдельные приобрели относительную скорость 300-600 м/с. Часть из них вышла на более высокие орбиты (вплоть до 850×3500 км), другая часть «затормозилась», уйдя ниже (до 170×760 км).

Примечательно, что почти сразу появились сведения, будто бы перехват спутника стал третьим по счёту, а первые два, осуществлённые «между сентябрем 2004 и февралем 2006 годов», оказались неудачными.

Анализ распределения и движения обломков показал, что, скорее всего, запуск перехватчика был осуществлён с космодрома Сичан или с позиции, расположенной поблизости от него. Западные эксперты считают, что носителем могла служить четырёхступенчатая ракета KT-1 («Кайточже», «Пионер») грузоподъёмностью до 50 кг (на солнечно-синхронной орбите), являющаяся модификацией стратегической ракеты средней дальности «Дунфэн-21». Сообщалось о трёх попытках запуска малых спутников этим носителем (15 сентября 2002, 16 сентября 2003 и 9 июня 2005 года), однако не было опубликовано никакой достоверной информации о них.

Китайская твердотопливная ракета KT-1 («Кайточже», «Пионер») — возможный прототип носителя космического перехватчика

Источник изображения: spaceflight101.com

Реакция высших политических кругов разных стран на факт космического перехвата последовала с некоторой задержкой, но была довольно резкой. С осуждением выступили представители США, Великобритании, Канады, Японии, Южной Кореи и Австралии. Со стороны России высказался министр обороны Сергей Борисович Иванов, который назвал поступившую информацию «сильно преувеличенными слухами». 23 января сам Китай признал факт проведения испытаний и заявил, что о предстоящем пуске были заранее проинформированы все заинтересованные стороны, включая Соединённые Штаты.

Регулярная «Практика»

Кинетический перехватчик, выводимый на орбиту ракетой-носителем, заставляет вспомнить разработки, которые велись в Советском Союзе специалистами ОКБ-155. Однако куда большее развитие получил проект «Истребитель спутников» («ИС»), предложенный ОКБ-52 и предусматривавший конструирование маневрирующего аппарата, способного не только уничтожать вражеские объекты, но и инспектировать их.

Вероятно, китайские военные тоже сочли вариант «ИС» более подходящим для современных реалий и запустили программу создания космических инспекторов, которая осуществляется под «прикрытием» научно-экспериментальных спутников «Шицзянь» («Практика»).

Подозрения о существовании особого проекта появились у западных аналитиков после того, как 15 июня 2010 года на космодроме Цзюцюань стартовала ракета-носитель «Чанчжэн-2D», которая вывела на солнечно-синхронную орбиту «Шицзянь-12» («Практика-12»). В официальном сообщении говорилось, что он предназначен «для изучения условий в космическом пространстве, межспутниковых измерений, экспериментов в области связи и других научно-технических исследований». При этом на пуске присутствовали заместитель заведующего организационным отделом ЦК КПК Ван Эрчен и заместитель начальника Главного управления вооружений и военной техники Ню Хунгуан.

Пуск ракеты-носителя «Чанчжэн-2D» («Великий поход-2D») с научно-экспериментальным спутником «Шицзянь-12» («Практика-12») на космодроме Цзюцюань, 15 июня 2010 года

Источник изображения: space.com

Попытки идентифицировать «Шицзянь-12» с другими китайскими аппаратами военного назначения, чтобы проследить «родословную», не увенчались успехом. Зато была высказана гипотеза, что его задача — инспектировать спутники. Для этого на борту установлен широкоугольный инфракрасный датчик с охлаждаемыми приёмниками в фокальной плоскости, разработанный в Шанхайском институте технической физики.

Дальнейшие наблюдения подтвердили догадку. 19 августа, после ряда целенаправленных манёвров, «Шицзянь-12» сблизился с китайским аппаратом радиотехнической разведки «Шицзянь-6-03A» («Практика-6-03А»), который находился в космосе с октября 2008 года. Поначалу спутник совершал полёт на 4,1 км ниже своей цели, а наклонение его орбиты было больше на 0,036°, но за два месяца он постепенно изменял своё движение по орбите так, чтобы оказаться на расстоянии около 200 м при относительной скорости не более 0,2 м/с.

На следующий день спутники разошлись настолько, что стало возможно анализировать параметры их отдельных орбит, и к удивлению наблюдателей оказалось, что после встречи заметно изменились высоты полёта обоих. Получается, они столкнулись? И если да, то не является ли миссия «Шицзянь-12» новым испытанием противоспутникового оружия? В любом случае касание было очень мягким — возможно, оно произошло не в результате физического контакта, а под действием струи газов из двигателей инспектора, осуществлявшего близкое маневрирование и зависание.

До 17 сентября «Шицзянь-12» маневрировал рядом с «Шицзянь-6-03A», а затем вдруг начал снижаться. Перед наблюдателями встал вопрос: куда он направится дальше? Всё разъяснилось 6 октября, когда ракета «Чанчжэн-4B» вывела с космодрома Тайюань на орбиту пару новых спутников — «Шицзянь-6-04A» («Практика-6-04А») и «Шицзянь-6-04B» («Практика-6-04В»). Инспектор уверенно направился к первому из них и 5 декабря приблизился на расстояние 90 м.

Установка головной части с полезной нагрузкой на ракету-носитель «Чанчжэн-4B» («Великий поход-4В») на космодроме Тайюань. Фото из журнала «Тайкун таньсо»

Источник изображения: warspot.ru

Казалось, на этом китайские эксперименты с инспектором завершены, но через три года наблюдателей ждал новый сюрприз. 20 июля 2013 года ракета-носитель «Чанчжэн-4C», стартовав на космодроме Тайюань, вывела в космос сразу три аппарата: «Чуансинь-3» («Инновация-3»), «Шиянь-7» («Эксперимент-7») и «Шицзянь-15» («Практика-15»). Согласно распространённой информации, спутники были предназначены «главным образом, для наблюдения космического мусора, отработки космического манипулятора и других научных экспериментов в области обслуживания в космосе». Стало ясно, что третий аппарат из названных опять будет выступать в качестве инспектора.

Подозрения оправдались: в августе «Шицзянь-15» сблизился с «Чуансинь-3», затем дважды — со старым экспериментальным спутником «Шицзянь-7» («Практика-7»), работающим на орбите с июля 2005 года, подойдя к нему на расстояние до 300 м. Пока инспектор маневрировал рядом со своей целью, от второго выведенного аппарата «Шиянь-7» отделился небольшой объект, который отошёл на удаление до 5 км, а потом снова «пристыковался» к нему. И так несколько раз! Получается, что второй спутник действительно был оснащён манипулятором, который испытали, запуская с борта небольшую мишень и захватывая её после манёвра. Западные эксперты отмечали, что аппарат такого типа вполне можно использовать для минирования космических объектов.

Первый пуск ракеты-носителя «Чанчжэн-5» («Великий поход-5») с экспериментальным спутником «Шицзянь-17» («Практика-17»), 3 ноября 2016 года. Фото из архива журнала «Новости космонавтики»

Источник изображения: warspot.ru

3 ноября 2016 года двухступенчатая ракета нового поколения «Чанчжэн-5» с разгонным блоком «Юаньчжэн-2» («Дальний поход-2») в первом своём полёте вывела с космодрома Вэньчан (остров Хайнань) на геостационарную орбиту аппарат «Шицзянь-17» («Практика-17») массой 4000 кг. Наблюдатели полагали, что речь снова идёт о космическом инспекторе, и не ошиблись. Едва выйдя на орбиту, тот начал маневрировать, сближаясь с телекоммуникационным спутником «Чжунсин-5» до расстояния 4 км — достаточного и для получения детального изображения цели, и для перехвата входящего трафика.

Уникальные по своей технической сути события остались практически без внимания средств массовой информации — вероятно, потому, что Китай не заявил о них, а США и Россия на дипломатическом уровне воздержались от каких-либо комментариев. Тем не менее, представляется очевидным, что «Шицзянь-12», «Шицзянь-15» и «Шицзянь-17» были построены специально для отработки алгоритмов инспекции собственных и зарубежных космических аппаратов, чем объясняется и повышенная степень секретности, окружавшей их полёты. При этом следует понимать, что если бы на борту находилась боевая часть, они легко уничтожили бы беззащитную цель. Вполне можно утверждать, что Китай на сегодня располагает как минимум двумя системами противокосмической обороны — кинетическими и маневрирующими перехватчиками.

Политические деятели и военные чины США часто говорят о том, что их пугает новая «красная угроза», проявляющаяся в растущей военной мощи КНР. Однако ничего необычного не происходит — просто китайцы оказались хорошими учениками и помнят: для того чтобы оставаться сверхдержавой в современном мире, государству необходимо располагать всеми видами вооружений, в том числе космическими.

Плакат художника Юко Симитзу (Yuko Shimizu) на тему превосходства КНР в космосе

Источник изображения: sinosfere.com

Источники и литература:

  1. Афанасьев И., Кучейко А. В полёте китайский разведчик: «плёнка» пока не сдается перед «цифрой» // Новости космонавтики. 2004. №1
  2. Афанасьев И., Кучейко А. Новые возможности китайских космодромов // Новости космонавтики. 2004. №1
  3. Афанасьев И., Лисов И. Китай произвёл перехват в космосе // Новости космонавтики. 2007. №3
  4. Возвращающиеся спутники на службе экономическому строительству // Китай. 1988. №3
  5. Кучейко А. Китайские фоторазведчики FSW-21 и FSW-22: смена караула на орбите // Новости космонавтики. 2005. №10
  6. Кучейко А. ZY-2C — китайский «дозорный» // Новости космонавтики. 2005. №1
  7. Кучейко А., Афанасьев И. Китай наращивает военное присутствие в космосе // Новости космонавтики. 2002. №12
  8. Ли Ч. Развитие китайских космических технологий / пер. с кит. А. Кузиной. — СПб.: Нестор-История, 2013
  9. Лисов И. Вторая встреча «Шицзяня-12» // Новости космонавтики. 2011. №2
  10. Лисов И. «Инновация», «Эксперимент» и «Практика»: трое на одном «Чанчжэне» // Новости космонавтики. 2013. №9
  11. Лисов И. Китай инспектирует свой спутник // Новости космонавтики. 2010. № 10
  12. Лисов И. Сто китайских космических пусков // Новости космонавтики. 2007. №3
  13. Лисов И. Четвертая пара, вторая инспекция? // Новости космонавтики. 2010. №12
  14. Лисов И. «Шицзянь-6»: третья пара // Новости космонавтики. 2008. №12
  15. Лисов И. «Шицзянь-12» — очередная китайская загадка // Новости космонавтики. 2010. №8
  16. Лисов И. «Шицзянь-15» продолжает космические эксперименты // Новости космонавтики. 2014. №7
  17. Кучейко А. Китай наступает: очередной фоторазведчик в космосе // Новости космонавтики. 2004. №11
  18. Кучейко А. Китайский фоторазведчик FSW-19 // Новости космонавтики. 2004. №10
  19. Кучейко А., Афанасьев И. Программы дистанционной съёмки Земли в Китае // Новости космонавтики. 2003. №1
  20. Павельцев А. «Мичуринский» спутник // Новости космонавтики. 2006. №11
  21. Хоффман К. Поле битвы — космос: Первая космическая // Популярная механика. 2007. №8
  22. Чёрный И. Китай разрабатывает «антиспутник-блоху» // Новости космонавтики. 2001. №3
  23. Чёрный И. Ракета-носитель «Чжан Чжэн-2D» // Новости космонавтики. 2004. №1
  24. Чуприн К. Военная мощь Поднебесной: Вооружённые силы КНР (Справочник). — Мн.: Харвест, 2006
  25. Harvey B. China in Space: The Great Leap Forward. Springer-Verlag New York, 2013
  26. Macdonald B. China, Space Weapons, and U.S. Security. Council on Foreign Relations, 2008
  27. Seedhouse E. The New Space Race: China vs. the United States. Praxis, 2010
  28. Solomone S. China’s Strategy in Space. Springer-Verlag New York, 2013


Антон Первушин

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
26.01.2018
Супероружие современности
21.01.2015
Ил и Юнь – прогнозам вопреки
26.03.2014
Объем торговли оружием растет
15.11.2013
Рейтинг 157 стран, заключивших контракты на импорт ВиВТ в 2005-2012 гг., возглавляют Саудовская Аравия, Индия и Австралия
16.01.2013
Мировой рынок вооружений: взгляд из Вашингтона
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 17.01 16:00
  • 44
"Ангара" вместо "Енисея": в РАН притормозили с лунной ракетой
  • 17.01 15:44
  • 15
"Мир изменится": чем армия России будет воевать в ближайшие годы
  • 17.01 14:59
  • 4
Прогресс в производстве корабельных газотурбинных двигателей в России
  • 17.01 14:59
  • 14
Иран ввел в строй «авианосец», переделанный из танкера
  • 17.01 14:31
  • 4
Центральный блок SLS впервые полностью заправили компонентами топлива
  • 17.01 13:28
  • 1
SpaceX запустила ракету-носитель со спутниками Starlink
  • 17.01 12:42
  • 1
В плавание с маской: новые полимеры спрячут корветы от врага
  • 17.01 12:10
  • 39
"Накачанная" машина. Военный эксперт рассказал о БМПТ "Терминатор"
  • 17.01 11:59
  • 95
Общество и война
  • 17.01 11:55
  • 9
Какую боевую технику получит российская армия в 2021 году
  • 17.01 07:38
  • 19
ПВО Беларуси перевооружат на С-400
  • 17.01 00:20
  • 1
В Индонезии спущен на воду очередной корабль-док типа Makassar
  • 16.01 23:46
  • 2
ВМС Великобритании приняли последний патрульный корабль класса "Ривер-2"
  • 16.01 23:35
  • 6
Институт «Звездных Войн»
  • 16.01 20:49
  • 2
DARPA разрабатывает систему ночного видения размером с обычные очки