Войти

Дальний Китайский Восток

2195
0
-2
Источник изображения: Фото: hyyh.ru

Насколько реальна агрессия КНР против России

Миф о китайской угрозе занимает особое место в современной российской мифологии. Так уж получилось, что он безоговорочно принимается даже ярыми антагонистами вроде либералов и патриотов, белых и красных, молодых и пожилых… Обычно его подают под разными соусами, но суть от этого не меняется – съедают всегда с большим удовольствием.

Либералы и даже откровенно антирусские, антироссийские силы, вроде наших «небратьев», обычно при подаче радостно потирают ручки: «Ну все, русня, скоро китайцы оттяпают большую часть России, по самый Урал, а вы и сделать ничего не сможете!». Дальше идут рассказы про разницу потенциалов, про миллиарды китайцев, уже живущих на Дальнем Востоке РФ, про то, что все скуплено, а в Россию под видом сельскохозяйственных инструментов уже завезены миллионы автоматов, пулеметов и прочего огнестрельного добра. И стоит только подать сигнал из Пекина, как сразу мы останемся без Владивостока, Читы, Иркутска и, весьма вероятно, Омска с Новосибирском.

Патриоты на это угрюмо молчат, потом обреченно кивают головами – да, тут уж не поспоришь, есть такое дело. И начинают говорить про то, что армию развалили, Даманский отдали, к вторжению не готовы. После чего вспоминают про «миллиард» завезенных на ДВ китайцев и соглашаются – шансов нет…


“ Военный конфликт России и Китая может быть выгоден кому угодно, кроме самих его предполагаемых участников ”

В то же время вопрос о возможности военного противостояния Китаю для нас далеко не праздный. Дело в том, что выбор стратегии противостояния Западу очень сильно зависит от того, насколько сильно мы боимся КНР. Если верить этому мифу, у нас получается полная безысходность – идти на разрыв отношений с Западом нельзя, потому что в этом случае мы останемся один на один с Пекином. И тогда, как сказано выше, он моментально оттяпает у нас большую часть территории.

Если же исходить из того, что РФ вполне в состоянии обеспечить свою безопасность на восточном направлении, все становится чуть более вариативно. В частности, мы можем при определенном раскладе пойти на полный разрыв отношений с США и их союзниками и даже более того – решиться на военную конфронтацию с ними, не ожидая смертельного удара в спину. А если так, ставки в гипотетическом конфликте с «партнерами» резко возрастают и для них – в конце концов есть множество способов поумерить спесь американских прихлебателей разного рода, тем самым разбив возможную антироссийскую коалицию и сократив число ее участников до трех-четырех бывших английских колоний.

Итак, вопрос очень важен для нас. Точнее, важен правильный ответ на него. Отчасти его можно даже назвать судьбоносным – настолько наше будущее может зависеть от того, сможем ли мы безбоязненно повернуться спиной к КНР.

Попытка трезвого осмысления

Сомнений добавляет еще и то, что Китай является членом «ядерного клуба». То есть упование на ядерное оружие в случае конфликта с ним соседствует с пониманием того, что в ответ нам может здорово прилететь. И решится ли российское руководство на ядерный удар в случае китайского вторжения, вопрос открытый. А раз так, то у сопредельной стороны есть некоторый соблазн устроить Москве проверку на вшивость. Тем более что одна такая проверка, на Даманском, уже была, и мы, находясь в лучшей ситуации, чем сейчас, даже не намекнули Пекину на готовность перейти черту.

И все-таки трезвый взгляд на ситуацию с учетом наиболее очевидных геополитических, чисто географических и военных факторов показывает, что Китай вряд ли решится на серьезную военную авантюру против РФ. Почему? Да по очень простой причине – военная аннексия российского Дальнего Востока по своей сложности сопоставима с авантюрой Гитлера в 1941 году. Чем закончилась та, мы прекрасно помним.

Фото: YouTube

Чтобы понимать географическую и геополитическую природу возможного конфликта, нужно очень внимательно посмотреть на карту. Значительная часть границы между РФ и Китаем проходит по фарватеру Амура – одной из крупнейших рек Евразии, ширина которой даже в среднем течении часто превышает километр. Я не стану утверждать, что форсирование такой водной преграды невозможно в принципе. Но это все-таки очень нетривиальная задача, решить которую с помощью простеньких понтонных переправ будет довольно сложно. И пожалуйста, выбросьте из головы форсирование Днепра советскими войсками в 1943 году – ситуация разительно изменилась с появлением высокоточного оружия. Еще раз – нет, я не думаю, что она в принципе нерешаема с помощью имеющихся у обеих сторон технических средств. Но на чем я готов настаивать – ее невозможно решить без значительных предварительных приготовлений, скрыть которые от достаточно компетентной российской разведки будет практически невозможно.

Еще одна архисложная проблема – защита с огромным трудом выстроенных переправ. В век высокоточного оружия это можно сделать только при безусловном превосходстве в воздухе у атакующей стороны. Чего, смею надеяться, в ближайшие десятилетия наблюдаться не будет.

Чтобы не быть голословным, приведу несколько примеров. В частности, ствольная артиллерия сейчас может поражать цели на дистанции 70–80 километров. Таков, например, предполагаемый радиус действия российской самоходной артиллерийской установки «Коалиция-СВ». При наличии внешнего целеуказания (разведывательно-диверсионная группа, беспилотник) поражение понтонной переправы может быть осуществлено всего одним выстрелом. Но для надежности пусть это будет три-четыре снаряда. По времени это меньше минуты для одной САУ. Для батареи – залп. А за минуту батареей снарядов будет выпущено с запасом, с расчетом и на средства ПВО, и на маскировку, и на помехи. То есть для обеспечения надежной переправы нужен плацдарм радиусом 80 километров.

К большому сожалению наступающей стороны, этого будет мало. Возьмем, например, новейший ПТРК «Гермес» – заявленный радиус поражения целей составляет 100 километров. Возможности по поражению целей сопоставимые, вероятность примерно такая же. Более того, ракеты комплекса могут работать и без внешнего целеуказания, что существенно упрощает его применение. Да, в этом случае ракеты будут попадать не в саму переправу, а в технику, двигающуюся по ней, но можно не сомневаться, что залп из 24 ракет закупорит понтонный мост на долгие часы как минимум. То есть получается – нужен плацдарм радиусом 100 километров?

Опять нет, ведь есть еще реактивные системы залпового огня. И оперативно-тактические ракетные комплексы, в частности знаменитые «Искандеры». Есть тактическая авиация, вооруженная высокоточными боеприпасами. То есть требования к предполагаемым плацдармам возрастают даже не кратно, а на порядок: если противник не может добиться полного и безусловного превосходства в воздухе, плацдарм должен быть где-то под полторы тысячи километров радиусом, и обеспечить его нужно только за счет действий пехотных соединений, вооруженных легкой плавающей бронетехникой. Реально? Нет, нереально.

Нет особых надежд и на имеющиеся стационарные переправы – их настолько мало, а захват и удержание оных в исправном состоянии до расширения захваченного плацдарма настолько сложены, что можно считать, что переправ нет совсем.

Стратегический тупик для КНР

Правда, все сказанное верно только для весенне-осеннего периода. После ледостава мы теоретически можем предполагать переправу по льду реки, что значительно расширяет оперативные возможности наступающей стороны. Но объективно говоря, и эта переправа хорошо подходит только для пехотных частей без бронетехники и только в очень морозную погоду (справедливости ради скажем, что там она преимущественно такая и есть). В другое время километровая гладь воды вряд ли промерзнет достаточно хорошо, чтобы гарантированно держать хотя бы бронированный автомобиль.

Энтузиасты-всепропальщики могут возразить на это, что раньше существовали ледовые переправы через Амур. И ничего, гоняли по ним технику различного класса в Благовещенск и обратно. Все так, но тут нужно знать один нюанс – такие переправы всегда предварительно намораживали, обеспечивая на всем протяжении метровую толщу льда, не меньше.

Фото: breakingnews77.com

Но допустим, что конфликт начат в зимнее время и благодаря ледоставу атакующие части НОАК смогли сделать много плацдармов на российском берегу. Означает ли это, что дальше автоматически развернется успешное наступление и китайская армия с триумфом вступит в крупнейшие города Сибири и Дальнего Востока? Давайте не будем спешить с выводами и рассмотрим еще несколько интересных аспектов.

Прежде всего вспомним о таком нашем традиционном союзнике, как бездорожье. Так вот, в данном регионе оно просто катастрофическое. Передвигаться от Байкала до Хабаровска можно по Транссибу да по единственной трассе. Возможностей обойти «узкие места» практически нет – дело в том, что дальневосточное бездорожье сильно отличается даже от нечерноземного. Обусловлено это не просто непролазной грязью, а самим характером местности – тайга, сопки, большое количество речных русел со сложным рельефом, множество заболоченных участков.

А в зимний период наступающие войска ждут еще и снега непредсказуемой толщины да морозы под сорок и ниже. Согласитесь, весьма сомнительный набор удовольствий.

Относительно беззащитным у нас остается Приморье. Беззащитным именно в географическом и геологическом плане – на южном участке этого региона имеется сухопутная граница с Китаем, и при ударе с этого направления на Уссурийск – Владивосток естественные преграды наступающей китайской армии мешать не будут. Здесь мы могли бы поговорить о высоком боевом духе наших солдат, их умении превращать в крепость каждый клочок родной земли и так далее.

Но нет, не будем упрощать себе жизнь – предположим, что через несколько дней сопротивления Владивосток пал. Что ж, этих нескольких дней должно быть достаточно для эвакуации из приморских гаваней кораблей Тихоокеанского флота, авиации, базирующейся в Приморье, а также какой-то части личного состава.

Что это дает нам и Китаю? КНР получает выход к Японскому морю. С точки зрения логистики, неплохое приобретение, но не более того – чуть-чуть сократить путь к потребителю для товаров из северных провинций Китая, конечно, совсем неплохо, но задача это совсем не стратегическая, портовых мощностей и причальных стенок хватает Китаю и сейчас. В геополитическом плане не решается ни одна задача – флот КНР как был заперт Южной Кореей, Японией и Филиппинами, так и останется заперт.

Но взамен у Китая прибавится одна большущая проблема – нависающие с севера Сахалин и Камчатка, используемые российским флотом и авиацией для диверсий против морских коммуникаций КНР, сулят Пекину огромные издержки, не оправдывающие никаких возможных выгод от аннексии Приморья.

Так что давайте сразу исключим возможность войны только за Приморье – для Пекина цель не оправдывает издержек, а выгоду из такого конфликта могут получить только третьи страны, с большим интересом поглядывающие на схватку двух евразийских гигантов.

А может, через Монголию?

Теперь вспомним о том, что не только Амуром ограничивается линия нашего возможного военного соприкосновения. Китай может с большим успехом действовать через Монголию, поскольку ни армия этой страны, ни численность ее населения не предполагают длительного и сколько-нибудь успешного военного противостояния с Китаем. Также возможна атака через Казахстан с выходом чисто теоретически на европейскую часть России.

Проблема этого варианта не только в том, что намерения Китая будут обнаружены еще до его атаки непосредственно на российскую территорию. Хотя и эта проблема для китайской армии будет огромна – в войне с технологически равным (если не превосходящим) противником внезапность стоит нескольких армий. Более того, скрыть подготовку к столь масштабной атаке с учетом предполагаемой подготовки к форсированию Амура будет еще сложнее.

Но повторюсь, это не самая большая проблема данного варианта. Главное то, что покинув китайскую территорию, НОАК становится уязвима для ядерного удара со стороны России. Да, даже при очень плохом раскладе воюющим сторонам будет сложно принять решение о нанесении ядерного удара по коренной территории противника. Просто потому, что ответ в этом случае обязательно последует. Дальше – «ответ на ответ», и очень скоро это соревнование в крутости закончится взаимным ядерным уничтожением.

А вот удар по иностранным территориям, временно занимаемым силами противника, вряд ли станет спусковым крючком взаимного уничтожения – ответить постараются примерно тем же. А поскольку иностранных территорий российские части на тот момент скорее всего занимать не станут, то и ответить на ядерный удар РФ по сосредоточению китайских войск в Монголии и Казахстане будет просто нечем.

Военные же последствия такого удара переоценить просто невозможно. Особенно с учетом того, что Монголия не очень богата транспортными коммуникациями и китайские части волей-неволей придется концентрировать всего в нескольких транспортных коридорах.

Итак, в случае тотального военного конфликта между РФ и Китаем мы можем предположить, что китайская армия понесет огромные потери еще до начала прямого военного столкновения сторон на западном отрезке фронта. Повод у России будет – китайская атака на востоке и попытка форсировать Амур. Возможностей предостаточно. Слишком тяжелых последствий тоже не предвидится.

Разумеется, тут возможны различные нюансы. Например, Российская армия, получив достоверные данные о подготовке Китая к вторжению, с первыми же залпами пересечет казахскую границу и займет территорию Северо-Восточного, Северного и Западного Казахстана.

Такой вариант предполагает существенные стратегические выгоды для РФ. Но исключать ответного удара по занятым Российской армией территориям будет уже нельзя. Можно ли как-то парировать этот удар? Насколько он может оказаться серьезным? Перевесят ли вероятные выгоды возможные потери? В принципе с учетом возможного появления в войсках ЗРК С-500, который, как обещают разработчики, будет способен перехватывать даже баллистические ракеты средней дальности, у нас остается поле для сдержанного оптимизма. Но все-таки лучше, если окончательный анализ этой гипотетической ситуации возьмут на себя не просто хорошие аналитики, а хорошо информированные аналитики, например из Генштаба Российской армии.

Итак, у нас получается примерно следующее:

  • Китаю вряд ли будет интересен захват только Приморья, ибо в этом случае выгоды окажутся слишком незначительными в сравнении с потерями;
  • полномасштабная война по всей возможной линии соприкосновения также вряд ли вероятна – РФ не просто расценит ее как угрозу своему существованию, но и получит определенные возможности для ультимативных военных действий, ведущих скорее всего к локальному военному поражению Китая.

А значит, остается только один вариант – форсирование Амура и захват всего Дальнего Востока РФ, включая и Забайкалье. То есть мы вернулись примерно к тому, с чего и начали, но уже с четким пониманием фактической невозможности для КНР реализовать какой-то другой вариант на выгодных для себя условиях.

Не провоцировать слабостью

А если так, то получается, что Китаю не миновать серьезных десантных операций, целью которых должны стать Сахалин и Камчатка. В противном случае вся возможная эпопея по захвату российского Дальнего Востока превращается в полную авантюру: допустим, она удалась, но ценой за нее станет фактический паралич морской торговли КНР, от которой Пекин зависит критически – в сотни, тысячи раз больше, чем от импорта российского леса например.

Но тут не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы заранее оценить шансы таких операций, как околонулевые. Единственное, что на первый взгляд выглядит хоть как-то реально, – десант на Сахалин через Татарский пролив. Правда, если предположить, что к моменту выхода на побережье Хабаровского края подразделений НОАК на Сахалине уже будут сосредоточены достаточно большие силы Российской армии, появляются большие сомнения в самой возможности накопления где-нибудь в районе Совгавани или Де-Кастри китайских десантных средств. Их просто разбомбят, расстреляют, утопят еще на подходе.

Сомнительно выглядят и рассуждения об экономическом, логистическом удушении сопротивляющихся российских территорий. Да, что в этом конфликте можно прогнозировать совершенно точно, так это полную утрату функциональности Транссибом – уж очень близко он подходит к китайской границе на некоторых участках. При самом плохом развитии событий мы потеряем еще и дальневосточные материковые порты. Что, логистический тупик?

Нет, отнюдь. Даже в самом плохом варианте развития событий, если США откажутся поставлять нам грузы на Камчатку и Сахалин и запретят это делать другим странам, мы вполне можем справиться своими силами, используя Северный морской путь и транспортную авиацию. Побережье Северного Ледовитого океана отстоит достаточно далеко от Амура, чтобы тактическая авиация противника и не помышляла о контроле за этой транспортной артерией. Дальше через Берингов пролив прямая дорога на Камчатку. А там уже наверняка найдутся способы доставить грузы на Сахалин и на Курилы.

Крайне сомнительно выглядит и вариант выхода НОАК к побережью Северного Ледовитого океана. Ну хотя бы потому, что наступать там хоть летом, хоть зимой по силам разве что чукчам на оленьих упряжках. Единственным приемлемым вариантом для атакующей стороны выглядит захват Якутска и использование его в качестве базы для своей тактической авиации. Но и эту задачу можно заранее назвать малореальной уже хотя бы потому, что к городу ведет единственная дорога, которая и в мирное время является непростым испытанием для водителей. Атаковать на единственно возможном направлении, пробиваться через узости в сопках, форсировать десятки, если не сотни больших и малых рек – такое вряд ли под силу даже китайской армии со всеми ее почти бесконечными ресурсами.

В общем, выходит как-то очень уж сомнительно. Если перестать запугивать себя нашими собственными страшилками, получается, что военный конфликт России и Китая может быть выгоден кому угодно, кроме самих его предполагаемых участников. А раз так, нам стоит надеяться на то, что в Пекине сидят достаточно квалифицированные аналитики, способные прийти примерно к тем же выводам, что и мы. То есть мы действительно можем не ожидать от КНР предательского удара в спину.

Но здесь нужно обязательно иметь в виду вот что: все сказанное выше верно лишь в том случае, если мы не будем провоцировать соседей своей слабостью. Иначе при существующих в нашей экономике и политике тенденциях лет через 15–20 нам впору будет говорить уже и о северокорейской угрозе нашим рубежам.

Виктор Кузовков


От редакции

А зачем Пекину идти на РФ войной? Он и так прекрасно поглощает Дальний Восток и юг Сибири экономически, завязывая их на свой рынок, подкупая расейское начальство и заливая наши земли своими мигрантами. РФ и так стала сырьевой периферией Поднебесной. Если же здесь вспыхнет гражданская война и воцарится безвластие, КНР все нужное возьмет стремительно.


Газета "Военно-промышленный курьер", опубликовано в выпуске № 41 (854) за 27 октября 2020 года

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
30.11.2017
Виктор Бондарев: успехи ВКС РФ в Сирии показали всему миру мощь нашей армии
26.12.2016
Основы несокрушимости
12.09.2014
По среднему счету
24.02.2014
Азиатско-тихоокеанская стратегическая панорама быстро меняется
18.09.2012
Китай: одиночество без изоляции
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 01.12 07:57
  • 6
«Не бояться смерти»: Китай готовится к войне
  • 01.12 07:28
  • 1
Больше и новее: чем "Джон Маккейн" превосходит "Адмирала Виноградова"
  • 01.12 07:04
  • 12
Haber7 (Турция): подписи поставлены. Стал известен первый зарубежный покупатель Су-57
  • 01.12 06:37
  • 16
Глава РАН заявил о потере Россией космоса
  • 01.12 03:22
  • 2
Китайский конкурент МС-21 приступает к финальному этапу испытаний
  • 01.12 01:18
  • 2
Рогозин объяснил увольнение главы ЦЭНКИ невыполнением в срок стратегически важного задания
  • 30.11 23:41
  • 3
Разработка снайперских винтовок в рамках ОКР «Уголёк»
  • 30.11 21:02
  • 3
В России создана Национальная квантовая лаборатория
  • 30.11 20:54
  • 7
Ил-114 совершит первый полет в сентябре
  • 30.11 17:42
  • 1
Российскую бронетехнику защитят от беспилотников
  • 30.11 17:39
  • 3
Более 300 научных проектов поступило в военный технополис «Эра»
  • 30.11 16:54
  • 2
Ученые нашли общий источник множества нарушений здоровья у космонавтов
  • 30.11 13:40
  • 1
Шойгу: Соединения ВДВ нового типа стали в шесть раз мобильнее
  • 30.11 13:32
  • 2
Эксперты разошлись в оценке необходимости ракетных поездов для России
  • 30.11 13:27
  • 11
В России прошли испытания гиперзвуковой ракеты "Циркон"