Войти

Разведка работает в серой зоне

892
0
0
Проведение боевых операций сегодня предваряется мощной информационной подготовкой. Фото с сайта www.nato.int
Проведение боевых операций сегодня предваряется мощной информационной подготовкой. Фото с сайта www.nato.int.

США выстраивают комплексную систему на театре гибридной войны

Накануне президентских выборов в США Хиллари Клинтон выступила с программной статьей «Размышления о национальной безопасности», в которой утверждает, что Китай и Россия представляют собой угрозу, отличную от СССР. «Нынешняя конкуренция – это не традиционное военное соревнование в силе и огневой мощи, – утверждает недавний госсекретарь США. – Ведь они (Китай и Россия. – А.Б.) используют новые инструменты для борьбы в серой зоне на границе мира и войны, прибегают к открытому интернету и экономике, чтобы подорвать американскую демократию и выставить напоказ уязвимость ее устаревших систем вооружения».

Пытаясь оценить особенности конкуренции великих держав в серой зоне, американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS) подготовил обстоятельное исследование «Другими средствами. Aдаптация к конкуренции в серой зоне». Важное место в нем отведено тематическому исследованию «Оповещение в серой зоне», которое фактически освещает задачи разведки в серой зоне как стратегическом пространстве, в пределах которого международная система переформатируется под правила нового миропорядка. Авторы доклада, как и Хиллари Клинтон, старательно убеждают читателей, что якобы именно Россия и Китай формируют серые зоны для подрыва интересов США и Запада в целом.

В докладе речь идет об изменении стратегии противостояния, которая предусматривает изматывание государства-жертвы в ходе гибридной войны, подрыв его экономики, политической стабильности и морального духа населения с целью вынудить к капитуляции перед Западом.

В серой зоне реализуются агрессивные государственные стратегии с высокими ставками. Каждый из участников использует различные инструменты влияния и запугивания для достижения «конечных целей войны» с помощью скрытых или открытых средств и методов, провокаций и конфликтов. Каждый пытается не допустить собственного разоблачения, избежать прямого военного конфликта с другими центрами силы и максимально использовать собственные преимущества.

Серую зону следует рассматривать как «театр действий гибридной войны», охватывающий территорию государства – объекта гибридной войны и прилегающие к его границам части континента (с прибрежными водами океана, морями и воздушным пространством), в пределах которых могут быть развернуты или ведутся операции гибридной войны.

Размах формирования и использования серых зон Соединенными Штатами и их союзниками против России заметно вырос за истекшие 20 лет. Первая серая зона была создана на Балканах в конце прошлого века. Затем пришла очередь Ирака, Украины, Сирии. И, наконец, Белоруссии, Грузии, Армении, государств Центральной Азии. Серая зона сформирована в России и на прилегающих к ней территориях, для чего активно используются возможности США и НАТО.

В стратегии серых зон повышенное внимание к разведке не случайно. Пандемия COVID-19 нанесла ущерб мировой экономике и подорвала международное сотрудничество. Напряженность нарастает, как это было до двух мировых войн. Обострение соперничества великих держав и региональные конфликты требуют наращивания усилий по освещению многих областей деятельности противника, считавшихся ранее нетрадиционными для разведки.

В этом контексте выявление и оценка природы угроз в серой зоне является разведывательной задачей, ориентированной на военно-политические приоритеты, установленные на национальном или коалиционном уровне. Посредством деятельности в серой зоне участники стремятся постепенно изменить конкурентную среду и решить задачи доминирования в отдельно взятом государстве или регионе, не прибегая к масштабному вооруженному конфликту.

Операции в серой зоне носят комплексный характер, а их разведывательное обеспечение требует обнаружения специфических признаков гибридных угроз. Задачу идентификации таких угроз затрудняют «засорение» операционного пространства ложной информацией, кибератаки, источники которых непросто определить, действия иррегулярных формирований и сил специальных операций. Указанные факторы наряду с некоторыми другими формируют «глобальный шум», охватывающий территории национальных государств и регионов, находящихся в границах серой зоны.

Операции в серой зоне проводятся ниже порога вооруженного конфликта, но в пределах границ конкуренции. При этом намерения, возможности и планы воздействия на противника тщательно скрываются. Подобные операции наиболее эффективны, когда подрывная деятельность ведется без нарушения международных норм и правил, чтобы не вызывать сигналов тревоги или не пересекать так называемые красные линии, что может повлечь за собой обвинения в нарушениях.

Разведка в серой зоне нацелена на выявление и оценку повторяющихся шаблонов или образцов в применяемом комплексе гибридных угроз путем добывания и анализа данных о гибридных угрозах. Разведывательные сведения позволяют идентифицировать угрозы с целью стратегического прогнозирования и своевременной реакции на вызовы серой зоны.

Атрибуты предупреждения

Стратегия активной конкуренции в серой зоне определяет, как, когда и где используется определенная гибридная угроза или набор гибридных угроз. Как при наступательной, так и при оборонительной стратегии требуется гибкая адаптация процессов мониторинга обстановки, политики и разведки. Однако содержание разведывательной информации, необходимой для освещения процессов в серой зоне, часто отличается от традиционных задач военной разведки, многие из которых связаны с применением силы.

Например, когда в классическом вооруженном конфликте вскрыта группировка ВС противника, ее боевой порядок, известны ее намерения, разведывательные данные позволяют прогнозировать развитие обстановки на театре военных действий и планировать ответные действия.

Особенности серой зоны ведут к формированию нового «боевого порядка» через конкуренцию в политической, экономической, энергетической, кибернетической, космической и информационной областях. С учетом этих факторов политики и военные должны определить новые красные линии, а также триггерные (курковые) точки, воздействие на которые может вызвать непропорционально сильную реакцию противника. Требуется четко определить временные и пространственные рамки планируемой операции. Критически важно, что политические и военные лидеры должны будут разобраться с беспрецедентным количеством разнородных (гибридных) разведданных.

В исследовании CSIS отмечается, что информацию о состоянии серой зоны добывают все виды разведки:

– HUMINT (human intelligence) – агентурная разведка, добывает сведения с использованием агентов;

– SIGINT (SIGnal INTelligence) – радио- и радиотехническая разведка, осуществляет сбор информации путем перехвата сигналов, будь то связь между людьми (COMINT – коммуникационная разведка) или электронные сигналы, которые напрямую не используются в связи (ELINT – электронная разведка);

– CYBINT – киберразведка, кибербезопасность;

– IMINT (IMagery INTelligence) – визуальная разведка, обеспечивает получение фотографического изображения объекта;

– MASINT (Measurement And Signature INTelligence) – измерительно-сигнатурная разведка, основана на сборе разведданных путем обнаружения, отслеживания, идентификации или описания отличительных характеристик (сигнатур) фиксированных или динамических целевых источников;

– GEOINT – геопространственная разведка, использует информацию, полученную в результате анализа фото и видеоизображений и данных местоположения. GEOINT использует изображения для изучения и оценки человеческой деятельности и физической географии в любой точке Земли, включая фотограмметрию, картографию, анализ изображений, дистанционное зондирование и анализ местности.

– SOCINT (Monitoring and Alerting via Social Intelligence) – получение разведданых об управлении политическими, экономическими или социальными процессами путем сбора цифровых данных о социальных отношениях. Используется для построения подробной картины сетевых структур, данные о которых затем сами служат отправными точками для дальнейшего анализа.

Важно отметить, что объем всех видов технической разведки заметно увеличился в последние годы и расширяется почти экспоненциальными темпами. Это вызывает включение в сферу интересов разведки массы новых разнообразных источников информации.

Таким образом, речь идет о гибридном характере разведывательных сведений и о необходимости создания приспособленной к нему гибридной структуры разведки, способной применять специальные методы анализа на основе технологий искусственного интеллекта. Взаимное наложение разнообразных сведений, добываемых разведкой, требует уверенного выявления истинных данных из всей совокупности таких сведений, в том числе ложных или требующих дополнительной проверки.

Всеобъемлющую задачу определения достоверности данных исследователи CSIS предлагают решать путем анализа трех взаимосвязанных факторов, связанных с особенностями гибридных угроз в серой зоне:

– темпоральность (от tempora – временные особенности) – специфическая взаимосвязь моментов времени и временных характеристик, динамика изменений явлений и процессов, качественная особенность которых обусловлена социокультурной спецификой элементов серой зоны;

– атрибуция – (от attribute – приписывать, наделять) – объяснение причин тех или иных действий с их «привязкой» к конкретным акторам серой зоны: отдельным людям, группам, социальным общностям с целью обеспечения адекватного взаимодействия различных субъектов в рамках единой стратегии конкурентной борьбы в серой зоне;

– и наконец, анализ намерений как мотивационной основы деятельности, связанной с сознательным выбором целей акторами серой зоны.

Действия указанных факторов определяется следующими особенностями серой зоны как театра действий гибридной войны.

Массовые волнения – одно из ярких проявлений ведущихся гибридных войн. Фото Reuters

Во-первых, угрозы серой зоны носят временный характер. Природа угроз действительно требует большого взгляда на картину в течение длительного времени, наблюдения целых регионов в связи с функциональными темами. Анализ и оценка активности серой зоны включает в себя идентификацию шаблонов поведения ее акторов в административно-политической, военной, финансово-экономической и культурно-мировоззренческой сферах. Сложность такого анализа в том, что отдельные события трудно отличить от разовых действий органов государственного и военного управления, дипломатических шагов.

Правильность классификации агрессивной деятельности в серой зоне зависит от организации процесса сбора, обработки и представления разведывательной информации в окончательном виде. Это облегчает задачу анализа созданных таким образом агрегированных данных и позволяет опираться на них при оценке обстановки в определенный период времени.

Например, проведение заранее объявленного военного учения в пределах серой зоны в Восточной Европе и Прибалтике может оказаться недостаточным основанием для утверждений о наращивании угрозы национальной безопасности России. Но если этот пример военной активности является частью более широкой тенденции или одним из первых учений в рамках комплекса будущих военных маневров с аналогичными характеристиками (такими, как отработка задач сосредоточения сил и средств противника у границ России, решение задач воздушной разведки и отработка ударов с воздуха и моря по объектам страны), подобная активность должна быть расценена как показатель агрессивного поведения в серой зоне.

Фактор темпоральности гибридных угроз формирует «временные ряды», связанные со специфической взаимосвязью моментов времени и временных характеристик, динамикой изменений явлений и процессов, качественная особенность которых обусловлена социокультурной спецификой элементов серой зоны. Этот фактор требует оперативного мониторинга обстановки с целью получения возможно более ранней их идентификации и оценки данных. Технологии искусственного интеллекта пока не позволяют получить достоверную информацию из данных временных рядов без рассмотрения их в соответствующем военно-политическом, экономическом или социокультурном контексте. Этой способностью обладает лишь аналитик – человек, который может выделить наиболее существенные сведения из обширной информации, добываемой разведкой.

Геопространственная разведка является инструментом для рассмотрения различных видов деятельности в серой зоне с целью оценки отклонения степени исходящих из нее угроз от некого среднего значения. Такая разведка осуществляется путем отбора данных по отдельному государству или региону за определенный период времени, с последующим сопоставлением с данными других видов разведки.

Например, геопространственные снимки китайских рифовых дноуглубительных работ в Южно-Китайском море позволили США выступить с обвинениями в адрес КНР о том, что китайские суда строят острова в спорных водах серой зоны. Ответное официальное заявление Китая было истолковано как свидетельство экспансионистских амбиций. Американская тактика «именования и позора» противников, которые применяют инструменты серой зоны, представляет собой один из методов сдерживания в информационной войне. Использование данных геопространственной разведки – один из эффективных способов, позволяющих (в сочетании со сведениями, полученными агентурной разведкой и радиоразведкой) объяснить причины действий групп и социальных общностей в серой зоне, включая их мотивацию.

Во-вторых, объяснение причин действий различных субъектов серой зоны важно для принятия как политических, так и военных оперативных решений при выработке наступательной или оборонительной стратегии.

В-третьих, цель противодействия угрозам серой зоны состоит в том, чтобы удерживать противника от выполнения его планов. Попытка вскрыть истинные намерения и мотивацию действующих субъектов требует учета множества факторов, включая геополитические амбиции государств, военные связи, торговлю и инвестиции, уровень коррупции и состояние СМИ.

Прямое наблюдение за деятельностью субъектов серой зоны позволяет составить представление о причинах их действий и мотивации и определить источники гибридных угроз. Но организация такой разведки существенно осложняется сетевой структурой сил и средств, все ячейки которой охватить весьма сложно. Решение этой задачи требует заблаговременного создания обширной сети осведомителей, действующих в ячейках сети, организации наблюдения за деятельностью иррегулярных формирований, местами их подготовки и каналами снабжения.

И, наконец, особенности проведения киберопераций могут создавать проблемы с определением источников кибератак и их привязкой к конкретным исполнителям. Простого технического процесса или автоматизированного решения для определения ответственности за кибероперации не существует. Кропотливая работа часто требует недель или месяцев анализа разведданных и технической экспертизы для оценки виновности. В некоторых случаях можно установить инициатора кибератаки через несколько часов после инцидента, но точность и достоверность такого определения будут варьироваться в зависимости от имеющихся данных.

В отчете Офиса директора Национальной разведки США (ODNI) говорится о нескольких основных источниках, используемых при определении ответственных за кибератаку. Это торговля, инфраструктура, вредоносное программное обеспечение и мотивация. Используются также внешние источники, такие как открытые отчеты частных фирм по кибербезопасности. При этом публичное осуждение страны, использующей кибератаки, далеко не всегда достигает желаемого сдерживающего эффекта.

Растущая коммерческая доступность и масштабы кибернетических возможностей способствуют формированию атмосферы неопределенности и не позволяют однозначно оценивать происходящее в серой зоне. Определение намерений противника представляет собой задачу, базирующуюся на коллективном анализе накопленных в предыдущие годы показателей, связанных с поведением государства в различных военно-политических ситуациях.

Выяснение намерений и объяснение причин тех или иных действий противника с «привязкой» к конкретным акторам серой зоны представляет собой лишь одну часть задачи. Дело в том, что закрытие противником всего, что связано с его намерениями, влечет за собой синтез множества показателей, включая геополитические амбиции государства-агрессора, его военные связи, торговлю и направленность инвестиций, уровень коррупции и СМИ.

Поток событий, генерируемых в государстве – объекте агрессии в серой зоне, нарушение оперативности и непрерывности связи, не всегда ясное направление политики и структурные разрозненности являются барьерами для согласованной межведомственной координации и общих оценок угроз и приоритетов. Если задачи контртеррористической борьбы решаются на уровне межведомственного антитеррористического комитета, то для контроля гибридной войны в серой зоне функциональная структура пока не создана.

Адаптация к специфическим вызовам предупреждения об угрозах из серой зоны требует устранения ограничений как в рамках политики, так и в ведении разведки. Непрерывно меняющийся и неоднозначный характер таких угроз постоянно обнажает уязвимые места в государстве и структурах национальной безопасности.

Например, для прогнозирования возникающих угроз из серой зоны стратегически важны геопространственные изображения конкретного региона. Предполагается, что они могут вскрыть многие параметры деятельности противника. Одной из важных задач является определение таких параметров путем применения межведомственной аналитической структуры, способной создать общую картину угроз. Важным критерием качества разведки в серой зоне является способность объединить данные разрозненных «гибридизированных» источников в единый информационный продукт.

Благодаря общей информационно-интегрированной картине все участники борьбы с агрессией из серой зоны – от межведомственных структур до союзников и партнеров – могут получить одинаковую информацию, прежде чем начать оборонительные или наступательные действия.

Посредством деятельности в серой зоне участники стремятся изменить в свою пользу конкурентную среду. Для успешного решения этой задачи важно четко определить политические приоритеты и распределить ресурсы, выделенные для сбора и анализа разведывательных сведений. Все это требует налаженного межведомственного взаимодействия.

Проблемы и ограничения

Расширение конкуренции в серой зоне ставит перед разведкой вопросы, связанные с адаптацией организационной структуры, процессов добывания и анализа разведсведений. Потребность в новых данных требует поиска новых источников, методов и способов добывания сведений. А сам процесс руководства разведкой должен быть динамичным, гибким, адаптируемым и итерактивным.

Процесс добывания разведсведений и их анализ должны охватывать возможные варианты синхронизации гибридных угроз по виду, времени, месту и интенсивности их применения для информирования руководства и своевременного перемещения ресурсов.

Чтобы оценить, действительно ли наблюдаемая деятельность связана с использованием гибридных угроз из серой зоны, аналитики должны полагаться на установленный набор классификационных типов (например, активность манифестантов в ходе акций протеста, виды их деятельности и признаки перехода к другим способам протестов), которые соответствуют приоритетам разведки по добыванию и анализу.

Важной особенностью организации разведки в серой зоне является использование сил и средств, созданных во время холодной войны для добывания политических и военных секретов вероятного противника. Особенности экономической, информационной или кибернетической борьбы в серой зоне требуют других подходов, обеспечения визуализации данных, объединения нескольких источников и механизмов для принятия решения в неопределенных обстоятельствах. Средства интеграции информации и визуализации данных позволяют отличить сигнал от шума в сложных, незнакомых пространствах.

При выборе стратегии применения экономических санкций сведения о потоках иностранного капитала, особенно поступающих из государственных корпораций, могут быть использованы для определения научно-технических приоритетов стратегических конкурентов. Выявление компаний, предлагающих даже небольшие инвестиции от аффилированных с государством структур, позволяет сделать вывод о стратегических интересах государства.

Так, например, австралийский Институт стратегической политики отслеживает глобальную экспансию 12 китайских технологических компаний. Созданная в институте интерактивная карта содержит обширную базу данных об участии Китая в зарубежных сетях 5G, «умных» городах, университетских и исследовательских партнерствах. Объединив разрозненные источники информации, австралийские специалисты пришли к выводу, что китайские интернет- и технологические компании не являются исключительно коммерческими субъектами из-за тесных связей с государством.

В целом следует исходить из того, что ни один из существующих методов разведки, ни один источник или аналитический подход в отдельности не в состоянии решить эту комплексную задачу. Каждый из них является всего лишь одним инструментом в наборе, необходимом для обеспечения успеха. Без адаптации руководства разведкой, инструментов и процессов добывания разведсведений к природе гибридных угроз работа во многих случаях будет вестись вслепую и не даст ожидаемого эффекта.

В практику разведки должны быть широко внедрены социокультурный анализ, построенный на знании стратегической культуры государств в серой зоне, технический анализ в кибернетической сфере и использование соответствующих технологических возможностей.

Сочетание анализа образов с гуманистическими культурными знаниями о межличностных связях может быть визуализировано через линии отношений между людьми, видами деятельности и экономической информацией. Построенные таким образом модели могут позволить политикам и военным концептуализировать неочевидные связи. Лишь интеграция данных агентурной, радио- и радиотехнической и геопространственной разведок поможет аналитику понять уникальный для данного региона контекст серой зоны и специфический характер исходящих из нее угроз.

Понимание эффективности и безопасности конкуренции ниже порога вооруженного конфликта должно учитывать глобальные технологические тенденции. Глобализация означает, что и противники, и союзники, и партнеры получают доступ к высокоэффективным технологиям. При этом США стремятся сохранить постоянное техническое преимущество, а другие государства создают собственные наборы технологий.

Важным критерием качества модели разведки в серой зоне является наличие механизма обратной связи, который замыкает цикл «действие–реакция». Каналы обратной связи адаптируются к стратегической культуре и контексту деятельности, связанной с угрозой. При этом разведка наблюдает и оценивает, а созданные в серой зоне структуры выполняют предусмотренные стратегией действия. Механизм обратной связи позволяет оценить, насколько хорошо модель реагирует на действие угрозы, и при необходимости ее скорректировать.

Гибридные угрозы из серой зоны по определению адаптивны и гибки. Обратная связь необходима для соответствующей адаптации ответа. Управление контуром обратной связи позволит инициировать проведение более активных операций, в отличие от реактивных, смещая акцент от чисто оборонительных действий к наступательным. При этом специфический социальный, культурный и политический профиль страны-жертвы определяет, какую тактику будет применять государство-агрессор в серой зоне, что особенно важно для борьбы в информационной сфере.

Таким образом, для достижения успеха в конкурентной борьбе в серой зоне разведка должна адаптироваться и развиваться, чтобы обнаруживать, распознавать и действовать в соответствии с новыми типами гибридных угроз.

Для определения приоритетных направлений адаптации разведки важными представляются соображения академика РАН Андрея Кокошина: «Эффективность сдерживания во многом определяется взаимодействием в информационной среде. Необходимы заблаговременные расчеты того, как то или иное направленное на сдерживание действие в политико-военной сфере воздействует на государственное руководство и высшее военное командование другой стороны... Надо знать их стереотипы мышления, политико-психологические особенности, понимать возможные иррациональные реакции, что является весьма непростой аналитической задачей».

При этом одна лишь адаптация разведки ко всему комплексу проблем, связанных с феноменом серой зоны, дела не решит. Несмотря на повышение значимости мер невоенного характера в разрешении межгосударственных противоречий, роль Вооруженных сил в обеспечении безопасности России только усиливается.

Сегодня Вооруженные силы должны быть готовы защитить интересы государства в военном конфликте любого масштаба с широким применением противником как традиционных, так и гибридных методов противоборства.


Александр Бартош

Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
27.02.2020
Polskie Radio (Польша): враг не должен даже помыслить, что может одержать победу
16.10.2019
Азиатские программы сверхдержав
13.06.2017
Встреча лидеров НАТО через призму законов Паркинсона
03.11.2016
Россия становится для стран Центральной Европы все более серьезной проблемой (Rzeczpospolita, Польша)
16.02.2015
Стратегия национальной безопасности ("The White House", США)
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 28.11 10:07
  • 7
"Мы откатываемся": чем Россия может заменить МКС
  • 28.11 08:37
  • 73
Огневая мощь свободы
  • 28.11 08:26
  • 1
Названы российские "убийцы" турецких беспилотников Bayraktar TB2
  • 28.11 07:17
  • 13
Танковый погром: БПЛА "Байрактар ТБ2" уничтожили 56 карабахских Т-72
  • 28.11 04:21
  • 3
Москву признали беззащитной перед ракетной атакой США
  • 28.11 04:07
  • 9
США лишают российские самолеты иностранных комплектующих
  • 28.11 02:21
  • 26
С прицелом на Москву: США разместят ядерные ракеты в Европе
  • 27.11 23:02
  • 0
Бюджет Пентагона на космос потек рекой
  • 27.11 20:28
  • 11
Описан сценарий возможной войны за Крым с США
  • 27.11 19:34
  • 5
Haber7 (Турция): подписи поставлены. Стал известен первый зарубежный покупатель Су-57
  • 27.11 18:48
  • 2
Шойгу сказал о потребности армии в транспортных самолетах
  • 27.11 18:21
  • 3
Некоторые подробности сборки израильских БЛА на Уральском заводе гражданской авиации
  • 27.11 18:16
  • 11
Видео: F-35A произвел испытательный сброс новой ядерной бомбы на сверхзвуковой скорости
  • 27.11 18:04
  • 18
Шойгу: Авиацию ДОСААФ необходимо возродить в сжатые сроки
  • 27.11 17:29
  • 2
Электромобильный стартап с российскими корнями Arrival выйдет на Nasdaq при оценке $5,4 млрд