Войти

"Мистраль" на крымский стапель

1598
0
0
Источник изображения: Десантный корабль-док 9000. Фото: products.damen.com

В составе нашего флота должны появиться универсальные десантные корабли собственной разработки

Универсальные десантные корабли (УДК), судя по ситуации в российском флоте, будут больше нужны как легкие авианосцы контроля акватории. В мае 2020 года на судостроительном заводе "Залив" в Керчи планируется заложить два УДК для ВМФ России.

Это впервые в истории Отечества – в СССР такие корабли не строились. Самым крупным десантным из советских был проект 1174 типа "Иван Рогов" водоизмещением около 14 тысяч тонн. А к настоящему времени все три единицы, по данным открытых источников, уже выведены из состава кораблей первой линии ВМФ России. Один находится в резерве, два других отправлены на слом. Причем "Митрофан Москаленко" минувшей весной.

Ввод в строй первого из двух УДК предполагается к 2027 году. В открытых источниках есть данные о водоизмещении 15 тысяч тонн и что эти корабли могут нести в составе авиагруппы более 10 вертолетов. Предусмотрена большая доковая камера для десантных катеров.

Перспективный УДК был представлен широкой публике еще четыре года назад на международном форуме "Армия-2015" в виде модели. Если судить по ней, корабль имеет архитектуру, типичную для иностранных образцов такого класса. Это полетная палуба "авианосного" типа во всю длину корабля без угловой компоненты с островом у правого борта. Однако в отличие от "иномарок", у нас палуба в носовой части заострена, повторяет конфигурацию корпуса. Его форма и надстройка заставляют сделать вывод, что стелс-технологии в проекте не главное. Хотя специальные покрытия, снижающие радиолокационную заметность, наверняка будут.

“ Для базирования на нашем УДК мог бы быть использован СВВП, подобный Як-141 ”

Просматриваются носовые ворота для аппарели. УДК, как советские корабли проекта 1174 типа "Иван Рогов", будет нести десантные катера и водоизмещающие, и на воздушной подушке. Возможно, аппарель предполагается использовать и для высадки десанта на необорудованное побережье непосредственно с корабля.

Мощных РЛС обзора воздушного пространства на модели не видно. Видимо, эта задача на корабль возлагаться не будет. Система ПВО включает только средства самообороны. Однако их комплект достаточно серьезен. Судя по модели, на каждом борту предусмотрено иметь на двух спонсонах по два перспективных зенитных ракетно-пушечных комплекса (ЗРПК) – вероятно, на основе "Панцирь-С". Кроме того, на обоих носовых спонсонах присутствуют изображения шахт установок вертикального пуска (УВП). Это дает основание предполагать, что корабль может иметь побортно по одному многоканальному ЗРК самообороны. Кроме того, на палубной надстройке модели размещена башня одноствольной артиллерийской установки (АУ). Судя по пропорциям, это может быть АУ калибра 100 или 130 миллиметров. Ее предназначение на корабле одно – огневая поддержка десанта при высадке и на берегу.

Данных по скорости хода УДК нет. Однако по архитектуре корабля, обводам корпуса и наличию носовой аппарели можно сделать вывод, что максимальная скорость вряд ли превысит 20–24 узла.

Размеры корабля, по известным данным, небольшие: его проектное водоизмещение – около 15 тысяч тонн, так что емкость вертолетного ангара и палубы вряд ли позволит обеспечить базирование более 10 вертолетов. На модели стояли боевые вертолеты Ка-52К, транспортно-боевые Ка-29 и противолодочные Ка-27ПЛ. То есть рассматривается возможность использования корабля не только для решения задач высадки морских десантов, но и как легкого противолодочного авианосца.

Ограниченные размеры палубы позволяют разместить на ней только четыре позиции для взлета – они обозначены окружностями и столько же для предполетной подготовки. Из этого следует, что УДК сможет оперировать группами по четыре вертолета. При малом составе авиакрыла такого числа стартовых позиций вполне достаточно. Для сравнения: американские УДК имеют возможность оперировать группами по 12 и более машин. Правда, там и водоизмещение существенно больше – от 40 тысяч тонн, а количество самолетов вертикального взлета и посадки (СВВП) и вертолетов – более 40. По данным, приведенным на форуме "Армия-2015", десантовместимость перспективного УДК равноценна нашему ДВКД проекта 1174 и французскому "Мистралю" – около 500 человек личного состава с вооружением и боевой техникой.

Как десантный не очень нужен

В целом проект куда больше отвечает задачам нашего флота, нежели "Мистраль". Возможности системы ПВО должны позволить перспективному УДК отражать своими силами воздушные атаки как минимум малых групп средств нападения, в том числе противокорабельных ракет. Этим он существенно отличается в лучшую сторону от "Мистралей", в которых нам, к счастью, было своевременно отказано. Тем самым резко снижаются требования к коллективной системе ПВО корабельного соединения, в которое могут входить эти корабли. Вместе с тем предполагаемую десантоемкость и состав авиагруппы корабля нельзя считать сбалансированными.

Чтобы понять почему, надо обратиться к идее УДК. Эти корабли создавались для того, чтобы первым эшелоном десанта осуществить так называемый вертикальный охват, когда часть высаживается на берег, а другая – в тактической или даже оперативной глубине. При этом, по американским взглядам, две трети должны десантироваться непосредственно у уреза воды, а треть – в глубине вражеской обороны вертолетами. Часть, высаживаемая с моря, захватывает плацдарм и закрепляется на нем, а доставленная в тыл должна уничтожить артиллерийские батареи, средства ПВО и перекрыть противнику подход резервов до момента, пока десант на берегу не захватит плацдарм и не закрепится на нем. Так, собственно, и родилась идея УДК: имея многочисленную вертолетную группу и катера, выбрасывать первый эшелон десанта в указанных пропорциях.

Они выработаны американцами по опыту многочисленных войн и вооруженных конфликтов, а также различных учений на протяжении всей второй половины XX века, где сообразно концепции "флот против берега" отрабатывали и осуществляли на практике десанты различного масштаба. Поэтому для оценки нашего УДК вполне можно принять за основу эти пропорции. При десантовместимости около 500 человек получается, что 150–170 человек должны быть высажены вертолетами, а остальные – катерами.

Для выброски десанта наш УДК сможет использовать только Ка-29 с грузоподъемностью до четырех тысяч килограммов, способный принять на борт до 16 морских пехотинцев. Это означает, что никакую бронетехнику воздушным путем доставить во вражеский тыл невозможно. Только личный состав и ограниченную номенклатуру вооружения, в лучшем случае легкие транспортные средства. Все остальное – бортовыми десантно-высадочными средствами (катерами) на побережье.

Численность Ка-29 в составе авиагруппы УДК (предельно 4–6 машин, остальные – боевые вертолеты Ка-52К) позволит, оперируя группами максимум по четыре машины, одновременно перебросить на берег до двух взводов морской пехоты с минимально необходимым оснащением и вооружением для самостоятельных действий в глубине обороны противника. Повторные вылеты в этот район будут сопряжены с большими потерями вертолетов и, вероятно, окажутся невозможными. Этого явно недостаточно, чтобы воспрепятствовать подходу резервов противника и оказать существенное влияние на ход боя за высадку. И даже если противодействие вражеской ПВО будет подавлено и возможность действий вертолетов сохранится, для выброски полного состава десанта потребуется совершить три-четыре вылета. При этом надо будет еще предусмотреть ресурс полетов Ка-52К для оказания огневой поддержки. Все это приведет к затягиванию операции и все равно не позволит полноценно выполнить возложенные задачи. То есть главными и решающими станут действия десанта, непосредственно высаживающегося с катеров на побережье, а вертолетное подспорье останется незначительным. Осуществить с необходимой эффективностью "вертикальный охват" с опорой на наш перспективный УДК будет весьма проблематично.

Не имеет наш УДК и бортовых огневых средств для поддержки действий десанта на берегу. Одной 100–130-мм АУ для этого явно недостаточно. Таким образом, надо признать, что перспективный УДК будет иметь весьма ограниченные возможности для высадки морских десантов на необорудованное побережье при наличии более или менее серьезной ПДО.

Однако и сам по себе такой класс кораблей, как УДК, в российском флоте, на мой взгляд, при нынешнем состоянии ВМФ не вполне уместен. Во-первых, проведение любой десантной операции предполагает ключевым условием завоевание господства на море и в воздухе в районе высадки и на маршрутах движения, причем на достаточно длительное время. Иначе десант будет разгромлен еще до того, как морпехи окажутся на берегу. В настоящее время наш флот способен обеспечить захват такого господства только в районах, прилегающих к нашему побережью, а точнее – на радиус действия береговой истребительной авиации, то есть на удалении до 500 километров максимум. Во-вторых, действия десанта на берегу должны получать достаточно мощную огневую поддержку и иметь должное материально-техническое обеспечение. В настоящее время российские ВС могут это обеспечить только в радиусе действий фронтовой авиации – около 600–700 километров. Наш единственный авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов" своей ограниченной по численности авиагруппой ни одну из названных задач самостоятельно решить не в состоянии, даже для обеспечения десанта тактического масштаба. Если, конечно, не рассматривать в качестве основного предназначения нашего УДК действия против иррегулярных формирований, не имеющих серьезного вооружения.

То есть наши ВС могут обеспечить приемлемые условия для ведения десантных действий только на относительно небольшом удалении от своей территории. А здесь высадка вполне может быть осуществлена с использованием военно-транспортной авиации или даже вертолетов берегового базирования. Это значит, что для "вертикального охвата" более эффективным может стать воздушный десант, высаживаемый с самолетов и вертолетов берегового базирования, а УДК в этом случае не особенно нужен – для морского десанта лучше использовать корабли других классов, существенно более дешевые.

Таким образом, в тех районах, где использование УДК дает реальный выигрыш в сравнении с обычными, наши ВС неспособны обеспечить условия успеха, а там, где они могут быть созданы, УДК без надобности. Даже ВМФ СССР не ставил перед собой задачу строительства УДК в силу отсутствия необходимого состава кораблей, прежде всего авианосцев, для обеспечения десантных действий на больших удалениях от своего побережья. По этой причине в советском флоте самым крупным типом десантных кораблей был ДВКД проекта 1174.

В США этот класс создавался именно для экспедиционных действий в соответствии с концепцией "проецирования силы" на значительных удалениях от своей территории. Но Соединенные Штаты имеют глобальную систему баз и мощный флот, способный обеспечить успешную высадку десантов в планетарном масштабе.

В роли легкого авианосца

Тем не менее решение о строительстве отечественных УДК принято. Можно предполагать, что предназначение новых вертолетоносцев будет существенно шире, чем просто десантный корабль для экспедиционных действий. По составу вооружения и намеку на возможность использования противолодочных вертолетов напрашивается предположение, что руководство ВМФ стремилось получить в составе флота по-настоящему многоцелевые корабли с широким спектром возможностей боевого применения.

Прежде всего обращает на себя внимание архитектура корабля. Она позволяет использовать его в роли легкого авианосца контроля акватории с авиагруппой из самолетов вертикального взлета (СВВП) и/или противолодочных вертолетов.

В сущности в этом нет ничего удивительного. Имеется достаточно богатый опыт использования в таком качестве американских УДК. Так, на УДК типа "Тарава" и "Уосп" могут базироваться СВВП AV-8V "Харриер-II". С палубы этих кораблей они применялись и в военных конфликтах, в частности в агрессии против Югославии в 1999-м и против Ирака в 2003-м. Имелись эти самолеты и на борту УДК "Уосп", принимавшего участие в боевых действиях против Ливии в 2011 году.

На нашем перспективном УДК целесообразно базирование трех вариантов авиагрупп. Одна – для борьбы с надводными целями и ПВО – могла бы включать до шести перспективных СВВП и два вертолета РЛД типа Ка-31. Другая, предназначенная для решения противолодочных задач, – до восьми противолодочных вертолетов Ка-27ПЛ и двух спасательных Ка-27ПС. Возможен и смешанный вариант – по звену перспективных СВВП и противолодочных вертолетов плюс пара Ка-31 РЛД. Однако он менее вероятен.

Для базирования на нашем УДК мог бы быть использован СВВП, подобный Як-141, созданному еще в 1989 году и адаптированному к использованию на борту первых четырех советских тяжелых авианесущих крейсеров проекта 1143. В 90-е проект был свернут на этапе приема самолета на вооружение. Однако актуальности не потерял. Подобно тому, как сегодня российские ВВС приняли на вооружение Су-34, в полной мере отвечающий современным требованиям, хотя все испытания он прошел еще в СССР. По своим тактико-техническим данным, достигнутым еще в советское время, Як-141 вполне соответствует задачам, которые могут быть на него возложены в современных условиях. Обладая сверхзвуковой скоростью, он имеет вполне приличный радиус действия (от 400 до 700 км в зависимости от режимов взлета и полета к цели и обратно). Мощное и многофункциональное радиоэлектронное вооружение позволяет ему применять большой спектр средств поражения, включая высокоточные, в том числе ракеты воздушного боя различных модификаций (Р-27 и Р-73, соответственно средней и малой дальности), класса "воздух-земля" (Х-29 и Х-25), противокорабельные Х-35 и противорадиолокационные Х-31, а также корректируемые авиабомбы. Поэтому такой самолет вполне может быть принят за основу при создании перспективного российского СВВП.

При четырех взлетных позициях на палубе наш УДК, действуя как легкий авианосец ПВО, будет способен ввести в бой звено таких истребителей на удалении до 200–250 километров от корабля при самостоятельных действиях и до 400 километров во взаимодействии с самолетами ДРЛО берегового базирования. Это позволит авиагруппе нашего УДК решать задачи прикрытия групп надводных кораблей в оперативно важных районах от ударов малых сил вражеской авиации (до 4–6 машин) и обеспечивать боевую устойчивость подводных лодок против базовой патрульной авиации (БПА) противника. Обе эти задачи исключительно важны для поддержания благоприятного оперативного режима.

Наш УДК будет эффективен и при нанесении ударов по надводным целям. Четыре самолета с четырьмя – восьмью ракетами Х-35 способны уничтожить или вывести из строя один – три корабля или катера из состава корабельной группы (поисково-ударной противолодочной или ударной). Борьба с такими КПУГ и КУГ – важная задача как при поддержании благоприятного оперативного режима, так и при проведении операций и боевых действий по разгрому крупных оперативных соединений противника.

При укомплектовании перспективного УДК авиагруппой из противолодочных вертолетов наш флот может получить возможность создания эффективных авианосных поисково-ударных групп (АПУГ). Отечественный ВМФ имеет опыт использования таких соединений. Еще в 60-е годы в составе флота появились противолодочные крейсеры проекта 1123 ("Москва" и "Ленинград"), имевшие авиагруппу из 16 вертолетов Ка-25ПЛ и Ка-25ПС. Их появление позволило в несколько раз повысить эффективность поисковых противолодочных действий. Сегодня в мелководных районах, где эффективность ГАС с протяженными гибкими гидроакустическими антеннами невелика и основным средством поиска являются подкильные ГАК, прирост поисковых возможностей от использования авиагруппы УДК в противолодочном варианте может оказаться в несколько раз больше, чем без этого корабля. В глубоководных акваториях, где дальность действия ГАС, работающих в инфразвуковом диапазоне, может достигать 200 километров, включение УДК с вертолетами в состав противолодочных соединений позволит существенно повысить возможности по уничтожению обнаруженных по шумам в инфразвуковом диапазоне на больших дистанциях подводных лодок противника.

При этом в благоприятных условиях УДК может действовать по своему прямому классовому предназначению, высаживая десант, или решать другие задачи, например эвакуацию личного состава и гражданского населения из опасных районов, оказывать помощь местным властям при возникновении катастроф техногенного или природного характера. Однако из проведенного анализа следует, что все-таки эти корабли в нашем флоте будут нужны именно в качестве легких авианосцев контроля акватории, нежели в качестве универсальных десантных кораблей.


Константин Сивков, заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Газета "Военно-промышленный курьер", опубликовано в выпуске № 37 (800) за 24 сентября 2019 года

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
06.12.2019
Ответ "Мистралям". Каким будет новый российский вертолетоносец
01.10.2018
Боевое крещение Сирией. О каком российском оружии узнал весь мир
18.07.2016
Летающая мощь ВМФ: чем вооружена морская авиация России
30.07.2014
Ограниченно боеспособен
14.03.2012
Авиация ВМФ России: взгляд с Запада
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 14.12 13:50
  • 11
Горячие точки XXI века: какой будет война России и США
  • 14.12 13:26
  • 25
Китай клонировал российский "Морской старт"
  • 14.12 12:59
  • 4
Русский ракетный рекордсмен: на одной пусковой установке С-350 - 12 ракет
  • 14.12 12:48
  • 6
На авианесущем крейсере "Адмирал Кузнецов" произошёл пожар
  • 14.12 12:38
  • 17
Новейший ЗРК "Викинг" защитит от любых "Стелсов" и крылатых ракет
  • 14.12 12:29
  • 3
США испытали аналог запрещенного "Искандера"
  • 14.12 09:44
  • 6
Развели политруками: настроение бойцов отследят внештатные инструкторы
  • 14.12 09:33
  • 82
Российские "ракетные поезда" могут стать ответом на выход США из ДРСМД
  • 14.12 09:17
  • 2
Легла на грунт: в Приморье частично затонула подлодка
  • 14.12 07:51
  • 26
Ядерный экспресс. Почему ракетные поезда России не давали США покоя
  • 14.12 06:58
  • 52
"Армате" добавили целей
  • 13.12 21:05
  • 2
Матвиенко предлагает ввести общие права государства и предприятий на разработки по ГОЗ
  • 13.12 19:15
  • 1
Precision Strike Missile: ответ от Lockheed Martin
  • 13.12 19:11
  • 6
Батальонные тактические группы общевойсковой армии ЗВО оснастили новейшими коллиматорными прицелами
  • 13.12 19:11
  • 2
Сильное звено: новейшие вертолеты закрыли Черное море от кораблей НАТО