Войти

Кузница российских ядерных кадров

2563
2
0

Образование должно быть замкнуто и на науку, и на производство

Ректор Московского инженерно-физического института - Национального исследовательского ядерного университета Михаил СТРИХАНОВ убежден, что инновационное развитие государства возможно при соблюдении нескольких стратегических условий: уважение к принимаемым властью решениям и исполнение их в кратчайшие сроки; инновационные подходы к развитию новейших технологий; интеграция образования и науки на базе сильнейших отечественных научных школ; подготовка команд, а не отдельных специалистов для выполнения конкретных прорывных задач, в том числе в междисциплинарной магистратуре; воспитание патриотизма среди молодых ученых и поощрение работы над оборонными направлениями; привлечение в головные институты основного научного ресурса - талантов из регионов. Все эти условия планирует претворить в жизнь МИФИ. Получивший второе рождение, ставший национальным исследовательским университетом, МИФИ вновь, как и в 40-е годы, достойно противопоставит Западу российские достижения в области оборонных и народнохозяйственных технологий.


- Михаил Николаевич, ваш институт известен как главная кузница кадров атомной отрасли России.


- Атомная отрасль не только породила МИФИ, но и в течение всего периода его существования является главным стратегическим партнером вуза. МИФИ был создан в ноябре 1942 года, чуть позднее стало известно, что американцы реализуют свой атомный проект. Тогда вуз назывался Московский механический институт боеприпасов. В России сформировали специальную группу ученых во главе с академиком Игорем Васильевичем Курчатовым. Были разработаны первоочередные меры, которые включали в себя подготовку кадров для создания ядерного оружия и развития в дальнейшем атомной промышленности.


Оборонный характер нашего вуза был сразу определен в названии и сохранился до сих пор. МИФИ по праву гордится тем, что с самого начала существования обеспечивал кадрами атомный проект, который наравне с космическим относится к числу наиболее удачных в России.


В эпоху первых послевоенных лет принимались стратегически продуманные решения на много лет вперед, те времена российской истории весьма интересны для нынешнего поколения управленцев. Послевоенные годы надо изучать не с точки зрения идеологии, а именно в аспекте организационных форм управления. Оргформы в 40-50-х годах прошлого века были доведены до совершенства.


- Вы говорите, что организационные решения в послевоенные годы были лучше. А сейчас какие решения нужны отрасли?


- Здесь дело не в отрасли, а в принятии и реализации принятых решений. Говоря о прошлом, я имел в виду следующее: тогда срок от принятия решения до его реализации был минимальным. По атомному проекту - несколько дней, не более. Второе - сразу выделялось достаточно большое ресурсное обеспечение. Если принималось решение строить завод под Арзамасом (где делалось ядерное оружие), то для этого выделялись соответствующие ресурсы. И денежные, и людские. Конечно, тогда было другое время, экономика была мобилизационной. А сейчас экономика рыночная. Но реализация решений президента и правительства страны должна быть более жесткой. Тогда будет уважение к власти, уважение к принимаемым решениям и решения будут конкретные, штучные. Сейчас в исполнении законодательства есть масса проблем.


Сама наука сегодня переживает глубокий организационный кризис. Кризис заключен в том, что те механизмы, которые были заложены в период плановой экономики в Советском Союзе, сейчас просто не работают. Организационные схемы, которые работали при командно-административной системе, сейчас пробуксовывают, потому что нужны инновационное замыкание на экономику, трансферт технологий в реальную экономику. А этого нет по ряду причин, в том числе из-за несовершенства законодательной базы. Нет заинтересованности, чтобы доводить разработки до конечного продукта с экономическим выходом. И еще многое другое.


- С 2008 года МИФИ преобразован в Национальный исследовательский ядерный университет. Каков современный потенциал МИФИ и чего вы ожидаете от его преобразования?


- В октябре 2008 года президент РФ подписал указ об образовании двух национальных исследовательских университетов - МИФИ и МИСиС. Перед этим Дмитрий Медведев посетил с визитом МИФИ, провел здесь совещание по проблемам интеграции науки и образования. На базе нашего вуза создается национальный исследовательский ядерный университет, в его состав будут включены все образовательные учреждения, находящиеся в ведении Росатома. Таким образом, большинство образовательных учреждений, готовящих кадры для ядерной отрасли, будут объединены.


Кадровое обеспечение атомной отрасли является сложной проблемой современного этапа ее развития. Нужен опережающий рост кадрового наполнения всех структур атомного комплекса. Мы выполняем эту задачу, ориентируясь на утвержденную в 2006 году Владимиром Путиным Программу развития атомной отрасли РФ, цель которой - расширенное воспроизводство продукции атомной отрасли, ее ядерно-энергетического, ядерно-оружейного и научно-технологического комплексов, а также обеспечение ядерной и радиационной безопасности, повышение международной конкурентоспособности и совершенствование государственного управления отраслью.


Потенциал МИФИ высок. В вузе преподавали 6 нобелевских лауреатов: академики Николай Семенов, Павел Черенков, Игорь Тамм, Андрей Сахаров, Николай Басов, Илья Франк. МИФИ создавался как инновационный вуз. Инновационность заключалась в выпуске специалистов нового типа, сочетающих классический физико-математический базис и инженерно-техническую подготовку: инженеров-физиков, инженеров-математиков, инженеров-системотехников. Сегодня спектр специализации наших выпускников чрезвычайно широк: фундаментальная наука (физика атомного ядра и частиц, конденсированного состояния, плазмы, высоких плотностей энергии и т. п.), ядерная энергетика, инжиниринг в ядерной отрасли, ядерные боеприпасы, ядерное приборостроение, разделение изотопов, плазменные технологии, лазеры всех видов, ускорители заряженных частиц, рентгеновское и СВЧ излучение, микроэлектроника, нанотехнологии, автоматика, телемеханика, ядерная медицина, вычислительные машины, информационные технологии, системы стратегического управления. В целом около 32 уникальных специальностей.


Рейтинговые позиции нашего вуза относительно высоки. Почему относительно? Потому что оценка вуза по мировому рейтингу - вопрос непростой, он связан с уровнем финансирования. И в этом смысле нашим вузам тягаться с западными очень тяжело. К примеру, бюджет среднего американского университета - 1 миллиард долларов, это порядка 30 миллиардов рублей, а у нас нынешний бюджет МИФИ - 1,5 миллиарда рублей. С расширением МИФИ в рамках национального университета финансирование будет порядка 3-4 миллиардов рублей. Поэтому в Шанхайском рейтинге SJTU и Британском рейтинге THES мы не в первой десятке. По международному рейтингу агентства «Рейтер» наш вуз находится на 133-м месте и из отечественных вузов уступает только МГУ, МГТУ, СПбГУ и СПбГПУ. В принципе этими результатами мы можем гордиться.


Современный МИФИ - это регионально распределенный сетевой университет, в котором есть московская площадка, будет большая площадка в Обнинском государственном техническом университете атомной энергетики, всего 23 обособленных, но равноправных региональных подразделения. В связи с преобразованием сам МИФИ увеличится более чем в 3 раза. Сейчас у нас 2,5 тысячи сотрудников, будут около 8 тысяч. Также кратно увеличится число студентов: с 11 тысяч до 40 тысяч и более в 12 субъектах Федерации, 5 федеральных округах и 9 ЗАТО. Высшее образование будут получать 27 тысяч студентов и 13 тысяч - среднее. Это обеспечат 9 вузов и 14 техникумов (колледжей), входящих в структуру Национального исследовательского ядерного университета.


Из привлекаемых в наш вуз преподавателей более 55 процентов работают в НИИ атомной отрасли и около 36 процентов - сотрудники академических институтов (РАН и других государственных академий наук). У нас есть собственная исследовательская база на уровне ведущих научных институтов.


- То есть МИФИ соответствует современным интеграционным критериям в цепи «образование - наука - производство»?


- Несомненно. Сейчас много говорят о научно-образовательных инновационных комплексах, о связующей трехзвенной цепи «образование - наука - производство». На мой взгляд, крайне необходимы внешние факторы интеграции с привлечением в университет ученых из НИИ и производственных предприятий с тем, чтобы образование было замкнуто и на науку, и на производство.


Студенты МИФИ выполняют учебные исследовательские работы в коллективе исполнителей конкретных НИР на предприятиях Росатома, в институтах РАН, Российском научном центре «Курчатовский институт», федеральных ядерных центрах. Создано 38 научно-образовательных центров в структуре МИФИ, интегрированных с организациями атомной отрасли, а также занимающихся наноматериалами, информационно-телекоммуникационными системами, природопользованием и живыми системами.


Стратегия успеха интеграции образования и науки заключена в обязательном участии вузов в фундаментальных НИР, прикладных исследованиях, технологических разработках, коммерческих проектах. Несомненно, в этом направлении должен быть высокий уровень господдержки, включая прямое финансирование науки. Тогда Россия завоюет лидерство в приоритетных направлениях, сможет решить проблему глобального позиционирования государства на мировом высокотехнологичном рынке.


- А какие сегодня приходят в вуз ребята?


- Ребята приходят хорошие. Уровень знаний, конечно, падает по сравнению с советскими годами, но есть очень способные студенты, яркие индивидуальности.


- Их может потерять МИФИ в будущем из-за нынешней системы ЕГЭ?


- Конечно, отчасти мы потеряем. Этот год первый, когда вуз принимает абитуриентов только на основании ЕГЭ. Поживем - увидим. Мое мнение - не должно быть разного подхода к ЕГЭ в регионах, цена балла не должна быть разной по стране. Пока система сбалансирована - есть ЕГЭ и есть система олимпиад. Сегодня олимпиады создают нормальный противовес ЕГЭ. Олимпиадное школьное движение нужно расширять.


Мы проводим физико-мате- матическую олимпиаду «Росатом», олимпиады памяти академика Игоря Курчатова и профессора Игоря Савельева. Помимо олимпиадного движения мы ежегодно около 6 тысяч школьников готовим очно и заочно для поступления в МИФИ: в четырех физико-математических лицеях, заочной физико-математической школе (для всех регионов страны), на подготовительных курсах и в лицейских классах московских школ.


- А какова ситуация с молодыми учеными?


- Мы приветствуем не только своих выпускников, но рады и молодым преподавателям из глубинки. Иногородние - более упертые. Молодой ученый из Москвы подвержен в мегаполисе соблазнам, здесь он «растворяется», получает отличную подготовку и уходит из науки на другую, более высокооплачиваемую работу.


Главные проблемы - зарплата и жилье. Правда, зарплата в последние годы повышается и проблема предоставления молодым ученым жилья выходит на первый план. Если бы на государственном уровне жилищная проблема начала решаться в достаточном объеме, то мы имели бы хорошую мобильность. Могли бы приглашать талантливых ученых из регионов в головные центры отрасли. К сожалению, это вопрос исключительно государственный, никакое ведомство его в одиночку не решит.


Также можно отметить, что сегодня существенно сократился поток эмиграции молодых ученых. Творческими коллективами уже не уезжают. Это произошло, как только в стране наступила стабильность, более или менее появились деньги. К тому же в МИФИ «утечка мозгов» гораздо меньше выражена, чем в других вузах. Мы в этих стенах всегда воспитывали патриотизм.


- Михаил Николаевич, как сегодня бороться с массовым отрицанием режима секретности, которое началось в ученой среде в 90-е годы? Ведь это наносит ущерб государству! Сегодня все ведущие по части инноваций страны жестко соблюдают секретность и коммерческую тайну. А у нас предпочитают гнаться за долларами, открывая иностранцам свои разработки...


- В МИФИ работы по закрытой тематике приоритетны, это наша принципиальная позиция. Обладание самой распространенной формой допуска сильных ограничений в жизнь не вносит и на режим выезда за границу практически не влияет. Зато мы не разглашаем сведения. Обладание более высокой формой дает некоторые формальные ограничения на выезд за рубеж, но этого придерживаются в любой стране, где ведутся работы в высокотехнологичных областях.


Должен воспитываться и прививаться патриотизм. Если ты родился и живешь на этой земле, где твои родители, твоя семья, то ты должен быть патриотом. Не надо забывать и о том, что есть прямой государственный интерес - охранять «чувствительные» технологии и сведения. И мы должны способствовать тому, чтобы такие работы были почетными. Если тебя допустили до секретных работ, значит, ты пользуешься государственным доверием, тебе страна доверяет.


К тому же сегодня это и ощутимый материальный аспект, есть поддержка от государства, и именно в пресловутый мировой кризис много работ пойдет по закрытой оборонной тематике. В целом лучшие работы всегда идут сначала в «оборонку». Все мощные изобретения родились в «оборонке» - атомная бомба, водородная бомба, пучковое оружие, а уж потом, после бомб, появилась атомная энергетика, термоядерная энергетика, лазерные приборы и т. д.


- Каковы современные «точки роста» в науке?


- Конечно, я могу говорить только о несекретных. Во-первых, нанотехнологии - это завтрашний день. А вот послезавтрашний - это ядерные технологии. Наш приоритет - атомная энергетика и технологии, которые основаны на познании фундаментальных свойств строения вещества, это очень мощные технологии. Другой приоритет - нанотехнологии, наноматериалы, наноустройства и все, что с ними связано.


Во-вторых, необходимо отдельно сказать о приборостроении и микроэлектронике. Мы, как исследовательский вуз, делаем датчики, сенсоры, материалы. Выполняем многомасштабное компьютерное моделирование всех процессов, потому что это экономит огромные средства. Вместо того чтобы делать дорогостоящий эксперимент, можно все режимы просчитать при моделировании.


Актуальны энергосберегающие технологии. Сильноточная энергетика. Все современные технологии: лазерные, плазменные, пучковые - это все технологии будущего. Они будут востребованы в ближайшие 30-40 лет, и на их базе будет перевооружаться промышленность.


- На повестке дня - двустороннее сокращение США и Россией ядерного арсенала. Может, физики придумали уже более грозные технологии, например телепортацию. Тогда действительно можно хоть одну бомбу оставить и телепортировать ее сколько угодно раз на любое расстояние. Как, по-вашему, намечается что-либо новое?


- Сегодня грамотнее говорить не о гонке вооружений, а о гонке технологий и соответственно не о паритете по вооружениям, а о паритете по технологиям. Новое у физиков есть. Интересный эксперимент проводится в Германии - лазер на свободных электронах Х-Fel (free electron laser). Это рентгеновское излучение, там интересная физика, она не связана с рождением элементарных частиц, как в коллайдере. Х-Fel - это мощная установка для получения особого излучения с уникальными свойствами, которое имеет широкий спектр использования - от материаловедения до медицины. Новый вид излучений станет инструментом для новых устройств, для новых технологий. В промышленных масштабах, например, Х-Fel может применяться в качестве литографии для электронных микросхем размером в десятки нанометров, которые могут формироваться воздействием этого излучения.


Особый интерес представляет Большой андронный коллайдер. Там мы получаем знания о первых микросекундах существования Вселенной. Некоторые побаиваются возникновения еще одной Вселенной, но это шутка. На самом деле мы не знаем, как устроен мир. Мне трудно сказать, насколько надо науке лезть в процесс мироздания, ведь плата может быть слишком большой. В энергетическом плане БАК не опасен, там выделяются при столкновении протонов микроскопические дозы энергии. А вот с глубокой философской точки зрения ситуация непростая, могут пошатнуться наши основы понимания мироздания.


В робототехнике, конечно, мы отстаем от Японии и Южной Кореи, но и у нас в НПО «Энергия» и в СПбГПУ есть мощные разработки по робототехнике. Идет работа над робототехническим устройством для лазерной сварки и микроробототехническим внутрисосудистым диагностическим устройством для медицины. Эти задачи решаются уже сейчас.


- Вопрос об отечественной микроэлектронике. Как выйти из «штопора»?


- В мире сейчас везде микротехнологии. На современной микросхеме может быть размещено порядка 50 миллионов различных устройств на миллиметровом кристалле. В МИФИ микроэлектроника развивается успешно, две крупные кафедры занимаются этим направлением. На научно-техническом совете ГК «Роснанотех» я принимаю участие в экспертизе проектов. И вижу: есть оптимисты и пессимисты. Пессимисты говорят: мы бесконечно отстали в микроэлектронике, давайте бросим микроэлектронику. Можно, конечно, все бросить, но мы тогда бесконечно отстанем не только от Запада, но и от стран третьего мира.


Считаю, что нужно готовить студентов по этому направлению. Отечественная культура микроэлектроники должна сохраниться. Не все так уж бесконечно печально. Не нужно драматизировать ситуацию. Например, в 2006 году Зеленоград посетил Владимир Путин, где провел заседание Совета при президенте РФ по науке, технологиям и образованию. На предприятии «Микрон», которое представляет собой производственный комплекс из шести заводов, объединенных в единый кластер, делают отечественные микросхемы размером 90 нанометров как элемент СБИС (сверхбольшая интегральная схема). Да, пусть это в 3 раза больше по размеру, чем делают американцы. Но зато это гораздо качественнее, чем во многих других странах.


Нам нужна Концепция развития российских электронных компонентов для критичных технологий - вооружений, аэрокосмических аппаратов, атомных станций и т. п. Это направление должно стать приоритетным, элитным. В США, Франции, Китае создание радиационно-стойкой элементной базы высокой степени интеграции является национальной программой.


Наши лучшие научные школы по военной микроэлектронике сохранены в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Воронеже. В 70-80-х годах в СССР было крупнейшее в мире производство компонентов интегральных микросхем, которые превосходили западные аналоги. Сегодня надо осваивать субмикронные размеры.


- Сегодня говорят о создании благоприятных условий для формирования отечественной наноиндустрии, о стимулировании спроса на нанопродукцию. МИФИ вносит вклад в формирование отечественной наноиндустрии?


- Требования к современному специалисту в области нанотехнологий необычайно высоки. Такую подготовку можно обеспечить лишь при наличии научно-образовательных центров, обладающих оборудованием, преподавательским ресурсом и производственными площадями. В рамках ФЦП «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в РФ на 2008-2010 годы» осуществляется закупка уникального оборудования. В МИФИ создан научно-образовательный центр по нанотехнологиям.


Для нанотехнологий нужно расширять спектр междисциплинарной подготовки. Необходимо предоставить возможность прийти в наноиндустрию тем, кто специализировался в других областях, развивать программы дополнительного профессионального образования в области нанотехнологий, направлять сотрудников заводов и предприятий в научно-образовательные центры для переподготовки по нанотехнологиям, увеличить число диссертационных работ в области нанотехнологий, создавать школьные лицеи по тематике наноиндустрии, работать над повышением престижа нанотехнологических специальностей. Нужны новые стратегические решения. Тогда нанотехнологии станут очередным успешным проектом России.


Ольга КОЛЕСНИЧЕНКО

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
25.02.2016
Вызов принят
01.04.2014
Слушай заводской гудок
21.08.2013
Сдать Асада в обмен на оружие
24.05.2010
III Международный салон «Комплексная безопасность-2010» завершен
07.12.2009
Госкорпорации: не все точки над "i" расставлены
2 комментария
№0
23.07.2009 09:53
Покамест реально оно замкнуто на уход из профильного. Во всех фирмах большинство менеджеров - выпускники технических выузов и университетов. Давечи вот с одним таким встречался - физфак кончал, сейчас гендиректор фирмы, коя ваяет срубы. Другой знакомый, д.ф-м.н., физтеховец, затем на Светлане подрабатывал в середине 1990-х плюнул, также не стал и уезжать, а сделал фирму которая до 10% Питера снабжала солёными огурцами.
Другой товарищ по ФТИ остался на 1/4 или где0то около того ставки. Реально же - сексшопами занимался.
Большинство же из тех кто не перепрофилировался - уехали.
Так что не стоит слушать что говорят, нужно видеть что делается.
Так что у текущей власти получается только делать из специалистов
0
Сообщить
№0
23.07.2009 09:54
Вот так вот - огурцы вместо СКВИДов.
0
Сообщить
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 15.04 07:34
  • 39
Гендиректор "КосмоКурса": Россия не нуждается в собственных Илонах Масках - Свободная Пресса
  • 15.04 07:03
  • 114
Прислали СУшки: модернизированный бомбардировщик поступил в войска
  • 15.04 06:32
  • 4
Южная Корея представила собственный истребитель KF-21
  • 15.04 05:04
  • 11
Круче "Джавелина": одна российская ракета может сжечь 5 украинских танков
  • 15.04 04:31
  • 108
Министерство обороны России получило новую партию танков Т-90М
  • 15.04 04:13
  • 6
Первые испытания газогенератора для двигателя ПД-8 намечены на март 2021 года
  • 15.04 02:19
  • 2
Призрак Цусимы
  • 14.04 23:04
  • 21
Если завтра война. Удастся ли России захватить всю Украину (Еспресо, Украина)
  • 14.04 21:50
  • 4
«Ольха» и «Булат»: чем Киев может грозить при обострении в Донбассе
  • 14.04 17:47
  • 2187
Как насчёт юмористического раздела?
  • 14.04 16:44
  • 5
«Сделка века» от Макрона: должна ли Украина отказываться от французских самолетов (Главред, Украина)
  • 14.04 16:36
  • 1
Истребитель будущего ВВС США?
  • 14.04 16:24
  • 2
Новую орбитальную станцию могут создать частные компании
  • 14.04 16:20
  • 31
САУ "Малка" применили как высокоточное оружие на максимальную дальность в ходе учения в Амурской области
  • 14.04 14:57
  • 1
Американские военно-морские силы ищут альтернативу GPS