Войти

Король ферритов

2056
0
+2
Анатолий Фирсенков
Анатолий Фирсенков.
Источник изображения: vpk-news.ru

Сегодня не существует ни одной системы ПРО и ПВО, в которую не входили бы изделия завода Магнетон

20 августа 2018 года исполняется 80 лет Анатолию Ивановичу Фирсенкову – выдающемуся советскому и российскому промышленнику, кавалеру ордена Александра Невского, генеральному директору ордена Отечественной войны I степени ОАО "Завод Магнетон".

В кабинете генерального директора ОАО "Завод Магнетон" Анатолия Фирсенкова на стене висит фотография фазированной антенной решетки знаменитого "Панциря" со странной для непосвященных надписью: "Анатолию Ивановичу Фирсенкову! Вот до чего Вы нас довели. 16/XII-2004 года". Рассказывая о делах и достижениях своего предприятия, генеральный всегда указывает на это фото, и действительно, в какой-то степени указанная дата – переломный момент в истории "Магнетона".

Автограф на фотографии оставил Леонид Борисович Рошаль, заместитель начальника Тульского конструкторского бюро приборостроения им. академика Аркадия Георгиевича Шипунова – великого советского и российского оружейника, автора зенитного ракетно-пушечного комплекса "Панцирь-Cl". Эта установка была уже почти создана, не хватало только самого малого – стрельбовой РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР), без которой дальнейшая работа над проектом не имела смысла. Многие НИИ и КБ брались изготовить для ФАР фазовращатели в 8-мм диапазоне длины волн, но, увы, у них ничего не получалось. Слишком, как им казалось, немыслимы были технические требования, поставленные академиком.

Как состоялся "Панцирь"

Приближались сроки сдачи объекта, и Шипунов отправил своего зама в командировку по России с наказом – во что бы то ни стало найти предприятие, которое смогло бы изготовить этот основной элемент ФАР. После НИИ приборостроения им. В. В. Тихомирова в Жуковском по совету начальника антенного отдела А. Е. Чалых Рошаль направился в Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана. На кафедре "Радиоэлектронные системы и устройства" встретился с ведущим научным сотрудником кандидатом технических наук В. М. Крехтуновым. "Кто может создать фазовращатель диаметром 4,6 миллиметра?" – задал он вопрос. "Пока никто", – ответил Владимир Михайлович. "А какой возможно?" – "4,8 миллиметра". – "Кто?". – "Магнетон" в Петербурге". – "Едем в Петербург!".

“Многие сомневались, нужна ли такая необычная организационная перестройка структуры, вряд ли удачным будет повторение советских НПО. Но Фирсенков переубедил сомневающихся”

Примерно такова была предыстория этого дела.

9 июля 2004 года на "Магнетоне" появились Л. Б. Рошаль, заместитель директора НИИ приборостроения А. И. Синани и В. М. Крехтунов. Прямо с порога Леонид Борисович откровенно сказал: "Денег нет, чертежей нет, пока только эскизы, времени на НИР и ОКР тоже нет, а сделать надо". Фирсенков много не думал, работа ему виделась интересной и перспективной, и в этот же день было подписано соглашение о развертывании работ, а затем заключен и договор. В сентябре был изготовлен прототип фазированной решетки, а в октябре в КБП, в Тулу стали поступать фазовращатели с "Магнетона", изготовляемые уже серийно.

Менее чем за полгода завод, начав с эскиза, освоил и наладил серийное производство сложнейшего высокотехнологичного прибора, такого не бывало и в советское время. Поэтому и подписал Л. Б. Рошаль именно так фотографию фазированной антенной решетки, подаренную А. И. Фирсенкову, словно и не веря в то, что "Панцирь" все-таки состоялся. И состоялся во многом благодаря Анатолию Ивановичу Фирсенкову.

Пять лет назад, когда коллектив завода отмечал 75-летие своего директора, одна из бывших сотрудниц, главный технолог по СВЧ-материалам, кандидат технических наук Марина Анатольевна Харинская, будучи уже на пенсии, опубликовала в газете "Санкт-Петербургские ведомости" небольшую заметку, посвященную его юбилею. Скорее просто свои размышления о директоре, о стиле его работы, о его человеческих качествах. Главное – она задалась вопросом: "А есть ли в России еще такой директор?". А вот прямо на него, пожалуй, она и не ответила, может быть, посчитала нескромным говорить об исключительности своего даже бывшего директора.

В канун очередного юбилея Анатолия Ивановича по прошествии многолетнего знакомства с ним могу определенно сказать – вряд ли в России есть еще такой директор, как Фирсенков, человек, который интересы своего предприятия, интересы государства ставит выше своих личных. В. М. Крехтунов, например, считает, что большего государственника, чем Фирсенков, он давно не встречал. "Все деньги, которые были получены за "Панцирь", он вложил в завод и так его осовременил, что вряд ли в России еще есть подобный пример. Образцовое предприятие! А сам Анатолий Иванович – ферритовый король, я так его называю. Завод поставляет сейчас ферритовые изделия практически для всех комплексов ПВО страны".

Переоценить роль Анатолия Ивановича Фирсенкова в отечественной электронной промышленности невозможно, особенно в той ее части, что касается элементной базы для создания военной техники. Сегодня не существует ни одной системы ПРО и ПВО, в которую не входили бы изделия завода "Магнетон". Более 90 процентов его продукции идет в обеспечение гособоронзаказа. Фактически во всех радарах российской ПВО используется компонентная база, выпускаемая ОАО "Завод Магнетон", – ферриты и СВЧ-приборы на их основе.

Признаться, для меня всегда оставалось загадкой, как Фирсенков и его завод "Магнетон" выжили, не обанкротились, не ликвидировались в труднейшие для всей отечественной промышленности 90-е. В новой России фактически началась деиндустриализация. И первый и основной удар был нанесен именно по электронной промышленности, чтобы навсегда оставить Россию в прошлом веке. Сколько было уничтожено заводов с уникальным высокотехнологическим производством – тысячи и тысячи! На их месте возникали торгово-развлекательные комплексы и бизнес-центры. Прославленные, с вековой историей предприятия превращались в склады и рынки, талантливые инженеры становились "челночниками", высококвалифицированные рабочие в лучшем случае нанимались в дворники. Такая участь не минула и соседей "Магнетона". Почти умер институт токов высокой частоты. По сути ни жива ни мертва всемирно известная многоорденоносная "Светлана".

А завод Фирсенкова держался. Хватались за любой заказ, соглашались на бартер, делали пластмассовую тару для пищевой промышленности и много чего еще непрофильного для высокотехнологичного предприятия... Для того, чтобы не просто выстоять, пережить, но и сохранить рабочие кадры, интеллектуальный потенциал производства. И выстояли, правда, не без потерь, и весьма существенных. Коллектив завода в 90-е годы сократился почти в десять раз.

Как руководитель Фирсенков уникален – даже в самое тяжкое для завода время, когда пришлось остановить производство и отправить коллектив в трехмесячный отпуск без сохранения заработной платы, Анатолий Иванович и его команда из наиболее преданных производству и делу людей продолжали упорно работать на будущее. Фирсенков ставил задачу, что делать завтра. Обсуждал с соратниками и друзьями из советского оборонно-промышленного комплекса, как они мыслят, как представляют себе дальнейшее развитие электронной техники. Поскольку научно-технический прогресс стремительно идет вперед, значит, чтобы остаться востребованным завтра, заводу нужны будут поистине прорывные технологии, как минимум послезавтрашнего дня, которых нет еще нигде в мире.

Так постепенно складывалась программа создания новых ферритов с заранее заданными свойствами для приборов с магнитной памятью и цифровым управлением. Вместе с кандидатом технических наук из НИИ приборостроения им. Тихомирова Александром Евгеньевичем Чалых провели модернизацию зенитного ракетного комплекса "Бук-М2", превратив его аналоговый фазовращатель в цифровой. И это произошло еще тогда, когда восстановление оборонно-промышленного комплекса только-только намечалось. После того, как к руководству НИИ пришли генеральный директор Ю. И. Белых и зам по науке А. И. Синани, научно-технические связи укрепились, потому что завод "Магнетон" значительно опережал другие предприятия по глубине разработки новых материалов.

В. М. Крехтунов однажды прямо сказал, что если бы не Фирсенков, то все его научные идеи так и остались бы на бумаге. Реализовать их в металле удалось только потому, что Анатолий Иванович, будучи инженером, мыслил, как ученый, смотрел за горизонт.

Люди дела

С тех пор принцип Фирсенкова "Работать на опережение" стал девизом коллектива. В тяжелейших условиях кризиса перестроили производство – цеха превратили в научно-производственные комплексы. Многие поначалу сомневались, нужна ли такая необычная организационная перестройка структуры, ведь у завода своя особая специфика и вряд ли удачным будет повторение советских НПО. Но Фирсенков переубедил сомневающихся...

Головной институт бывшего НПО "Феррит" – "Домен" оказался тогда перед полным крахом. Государство перестало финансировать науку и прежде всего отраслевую. Научные сотрудники вынуждены были уходить в никуда. Поскольку когда-то в структуре объединения "Феррит" Анатолий Иванович являлся заместителем генерального директора НПО по производству, он лично знал всех специалистов-ученых и многим из них предложил перейти на "Магнетон". "Конечно, много платить не могу, но все зависит от нас с вами", – говорил он, не скрывая трудностей и не обещая златых гор.

Пришли на завод самые творческие люди, для которых преданность делу, стремление к поиску, разработка новых технологий и материалов – смысл работы и жизни. Пришли доктора и кандидаты наук. Со своим видением проблем, со своими идеями. Возглавили НПК.

Эффект был незамедлительным, ведь идеи ученых сразу же обкатывались в производстве. Параллельно с созданием нового магнитного материала разрабатывалась и технология его получения, изготавливалось соответствующее изделие. Вот та же Марина Анатольевна Харинская – автор 56 научных трудов, 14 изобретений в области прикладной физики ферромагнетизма. Естественно, ее огромный опыт и знания были использованы на "Магнетоне" в полной мере. Ей удалось значительно повысить качество производимых марок ферритов, улучшить параметры ранее освоенных, создать целый ряд новых марок ферритов-гранатов.

А еще раньше доменовцев на "Магнетон" пришли лучшие сотрудники с завода "Ферроприбор" из Красного Села, с завода, на котором когда-то, почти полвека назад, Анатолий Иванович был главным инженером. Тогда это был опытный завод при НИИ "Домен". Фирсенкова помнили и уважали, хотели работать именно под его руководством. Так на "Магнетоне" появились бывший главный конструктор Красносельского завода Юрий Павлович Герасимов, инженер высшей квалификации, СВЧист от бога Юрий Сергеевич Платунов, работавший начальником экспортно-ориентированного производства постоянных магнитов из феррита бария и феррита стронция. Особенно удивила Татьяна Леонидовна Половнева, которая просто умоляла взять ее: "Я так соскучилась по работе, по любимым ферритам!". А Анатолий Иванович уговаривал ее отказаться от этой затеи, убеждал, что ей, женщине, ездить из Красного Села на улицу Курчатова, 9, через весь город немыслимо, это четыре часа каждый день в дороге! Но Половнева уломала директора: ради ферритов все выдержу! На "Магнетоне" она фактически стала зачинателем нового производства – ферритов СВЧ. Вместе с Харинской она проводила почти все НИОКР по феррогранатам с узкой линией ФМР, освоению литиевой шпинели.

Здесь надо отметить одну деталь: такие ученые, как Марина Анатольевна Харинская, Татьяна Сергеевна Касаткина, Аркадий Иванович Христин, Геннадий Дмитриевич Павлов, и другие известные в отраслевой науке люди – ведущие сотрудники бывшего НПО Сергей Леонтьевич Мацкевич, Владимир Леонидович Мартынов, Вячеслав Дмитриевич Кротов пришли не просто на завод "Магнетон", они пришли к Фирсенкову, зная его как человека дела, талантливого инженера, организатора и воспитателя коллектива. И просто как надежного товарища и честного, порядочного человека.

Есть в политэкономии термин "аутсайдер". Сейчас это обычно трактуется как "отставший". Слово английское и, как принято у них, многозначное. Но в политэкономии оно обозначает капиталистическое предприятие, которое не входит в монополистическое объединение и находится с ним в жестокой конкурентной борьбе, в результате которой часто оказывается поглощенным монополией. А случается, что и побеждает ее. Пример: автомобильная корпорация Генри Форда, которая являлась (и является) аутсайдером на монополистическом рынке США. Вот и "Магнетон" Фирсенкова – аутсайдер на российском рынке.

"Магнетон" пытались (и до сих пор пытаются) выдавить с рынка фазовращателей, отобрать их производство. Хотя именно "Магнетон" был первым, кто разработал и превратил в доступную для всех технологию создания фазовращателя в 8-мм диапазоне волн. "Ему, Фирсенкову, предлагали войти в холдинг "Высокоточные системы", – рассказывал В. М. Крехтунов. – Говорили, мол, ты к нам влейся, у тебя будет совсем другая жизнь. Я не знаю, что он им ответил, но на сделку не пошел. После чего против "Магнетона" началась чуть ли не война... А все потому, что у холдинга свои интересы, у Фирсенкова – магнетоновские".

Свобода маневра

Впрочем, Фирсенков всегда шел против течения. Для стиля руководства Анатолия Ивановича характерны две особенности – независимость в принятии решения и свобода маневра. И это никогда никому не нравилось. Еще находясь в составе НПО "Феррит", он протестовал против такой централизации управленческих решений, которая вела к обыкновенной бюрократизации системы управления, а это негативно отражалось на экономике предприятия. Поэтому перестройку Фирсенков встретил с энтузиазмом. И даже написал М. С. Горбачеву большое письмо с изложением своих мыслей и конкретных предложений, как более эффективно реорганизовать объединение. Ответа так и не получил. Но в 1990 году объединение распалось и завод получил права юридического лица, то есть стал полностью самостоятельным. Вот тогда и развернулись в полную силу управленческие способности Анатолия Ивановича.

"Я относился к заводу как к своей собственности, – признался однажды Фирсенков. – Многое тогда делалось на честолюбии и стремлении вывести завод в лучшие. Коллектив, а он всегда был высокопрофессиональным, поверил в меня, и вместе мы превратили завод в современное производство". Но после 1991 года все пошло не так.

Человек, воспитанный советской властью, управленец, сформированный социалистической системой хозяйствования, директор старой школы, принимающий свои решения с учетом того, как они отразятся на людях, которыми руководит. Он вынужден был врастать в новые реалии, чтобы не потерять завод и не пустить по миру людей, работающих на нем. Тяжело ли ему было вписываться в либерально-рыночные отношения с их аморальностью и безнравственностью? Об этом Анатолий Иванович умалчивает.

Но можно предположить, что ему, сыну старого питерского рабочего, организатора забастовок на заводе Лангензипена, депутата первого и второго Петросовета в 1917 году, участника штурма Зимнего, красноармейца-артиллериста путиловского бронепоезда № 6 имени Ленина, провоевавшего всю Гражданскую войну за советскую власть, было не просто принять правила игры. Разве мог он воспринять то, что происходило в стране, разом порвавшей и со своей историей, и со своей моралью?!

"Время жуткое, во главу угла поставлена прибыль, нажива, деньги определяют цель и смысл существования людей. К сожалению, не все выдерживают испытание деньгами. Мы развиваем производство, изобретаем, осваиваем новые изделия, а нас все время хотят соблазнить "быстрыми деньгами", заставить сойти с дистанции", – проговорился он в одном из интервью. Но как-то сказал, что капитализма он и не заметил. Ведь дело не в форме собственности, а в способе распределения прибавочной стоимости. Завод как работал при социализме, так и продолжает работать при капитализме, и вроде бы ничего не изменилось: те же люди, те же производственные совещания, заседания научно-технического совета, те же цеховые планы и жесткие графики поставок по кооперации, вызовы на ковер и разбор полетов. И рабочие, ИТР и служащие на заводе продолжают ощущать себя единым заводским коллективом.

Но действительность продолжала диктовать свои условия. Пережили 90-е. Более того, сумели достроить жилой дом, возведение которого началось еще в советское время. Для тех лет это был настоящий экономический подвиг. Хотя многие крутили пальцем у виска, считая затею с домом несусветной глупостью. Достроили и заселили в него всех своих работников, нуждавшихся в улучшении жилищных условий. Кстати, та же Т. Л. Половнева получила в этом доме отдельную квартиру. Бесплатно! Так что ее транспортные мучения из Красного Села закончились. В 1993 году государственный завод "Магнетон" был преобразован в Открытое акционерное общество "Завод Магнетон", и с этого момента Анатолий Иванович Фирсенков постоянно избирается его генеральным директором. Ему верят, за ним идут.

Конечно, не все разделяли позицию директора, и это особенно стало проявляться, когда завод подключился к гос­оборонзаказу, когда на завод пришли пусть и небольшие, но стабильные деньги. "Самое страшное, когда предают друзья", – с болью высказался как-то Анатолий Иванович. И не все около него такие же трудоголики, как он сам, готовый быть на заводе с утра и до ночи. Но все, на кого он опирается, люди творческие, целеустремленные, на первом месте у них дело. ОАО "Завод Магнетон" активно работает, несмотря ни на что. Все прекрасно понимают: пока Фирсенков держит бразды правления, завод будет работать. Завод – его жизнь. Он хозяин не столько в правовом юридическом смысле, сколько в народном русском понимании этого слова. Он отвечает за все – за производство, за людей, за качество и надежность чрезвычайно важных для обороны страны изделий.

Теперь, когда сохранившееся производство, а главное – коллектив, обладающий бесценным опытом, смогли заполнить вакуум, образовавшийся на фоне глобального развала экономики и ухода ценных кадров из наукоемких производств на вольные хлеба, главное для Фирсенкова – удержаться, не снизить, а увеличить темпы производства. Вопреки всем трудностям ОАО "Завод Магнетон" сегодня представляет быстро развивающуюся научно-производственную компанию. Современное предприятие – это сплав науки, производства, конструкторской мысли и грамотного маркетинга. Уже давно завод по номенклатуре и качественным показателям выпускаемых керамических и ферритовых материалов находится в одном ряду с лучшими зарубежными производителями СВЧ-керамики и ферритов. Неудивительно, что у завода "Магнетон" по большому счету всего один конкурент – Trans-Tech (США), считающийся мировым лидером производства СВЧ-ферритов. К сожалению, в нашем Отечестве, прежде всего в оборонно-промышленном комплексе, конкуренция развивается очень медленно и, пожалуй, только Федеральная антимонопольная служба (ФАС) заинтересована в том, чтобы она была.

Сила Анатолия Ивановича в том, что ему чужды дух скорой наживы и неуемная жажда потребительства, снедающие многих отечественных бизнесменов и особенно менеджеров. Для него главное, чтобы была работа, и чем больше ее, тем лучше.


Василий Москвин

Опубликовано в газете "Военно-промышленный курьер" в выпуске № 31 (744) за 14 августа 2018 года

14.08.2018
Права на данный материал
принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Похожие новости
26.09.2016
"Премьер" готовится к взлету
19.09.2016
Ферритовый лидер
23.04.2014
Действовать не иначе как наступательно
03.03.2008
Частокол противовоздушной обороны. Повышенный спрос в России и за рубежом на системы ПВО стимулирует развитие производственных мощностей
31.01.2008
Наступает эра роботов. Зенитчики к войнам будущего готовы
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 20.11 15:22
  • 3
Женщина может стать командиром лунной миссии, без женщин в космосе тяжело - Рогозин
  • 20.11 15:19
  • 1
Новый российский многоразовый космический корабль назовут не "Федерацией", заявляет Рогозин
  • 20.11 15:09
  • 1
Новая автоматизированная поточная линия по сборке Ил-76МД-90А будет запущена в опытную эксплуатацию в 2018 году
  • 20.11 14:52
  • 1
Российский ответ на увеличение войск США в Польше — батальонные тактические группы в Беларуси
  • 20.11 14:40
  • 46
Об экстренных мерах по разрешению критических проблем нашего надводного кораблестроения.
  • 20.11 14:18
  • 21
Крылатым раритетам велено переезжать
  • 20.11 13:56
  • 1
SpaceX разрешили запустить 11943 спутника
  • 20.11 13:55
  • 1
Аргентина опубликовала фото подлодки San Juan на дне Атлантики
  • 20.11 13:51
  • 8
Отдать нельзя оставить: зачем России острова
  • 20.11 13:49
  • 1
Активизируется сборка "Хокаев" для Японии
  • 20.11 13:01
  • 8
Российский истребитель шестого поколения случайно показали по ТВ
  • 20.11 12:57
  • 1
Лизинговые компании сделают спецсубьектами
  • 20.11 12:40
  • 1
Военный эксперт заявил о "неизбежности корабельного обвала" в ВМФ РФ
  • 20.11 12:25
  • 1
"Третья мировая": Путин возрождает базы СССР на Кубе
  • 20.11 12:03
  • 4
Российским военным нужно около 200 новых транспортных самолетов