Войти

Мобилизация военной науки

1226
0
0
Владимир Путин и Махмут Гареев.
Президент России Владимир Путин и президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев.
Источник изображения: www.kremlin.ru

Современные реалии требуют от ученых в погонах более активного участия в жизни общества

Прозвучавшие в президентском Послании 1 марта 2018 года военно-политические ответы на возможную агрессию в отношении Российской Федерации - это убедительный повод для обсуждения и роли военной науки в сложившейся международной ситуации. Тем более актуальна эта задача сегодня, в преддверии ежегодного собрания Академии военных наук, когда в военно-научном сообществе страны активизировались дискуссии о глобальных и локальных проблемах и путях их решения.

ГЛАВНЫЙ ЗАКАЗЧИК – РАЗВЕДКА

Можно признать, что применительно к перспективным и текущим задачам речь идет не столько об активизации и актуализации военно-научных исследований, сколько о мобилизации интеллектуального потенциала, включая повышение чувствительности к новейшим теоретическим и методологическим вызовам Запада, источником которых выступают эпатажные публикации, шокирующие откровенностью и смелостью оценок.

Прежде всего о новых взглядах на контрповстанческую деятельность и внешнюю поддержку повстанцев и мятежников, о тенденциях возникновения и развития локальных и глобальных конфликтов, о грядущей войне в городах и о теневых войнах XXI века, о природе ассиметричных конфликтов (где может побеждать слабейший), о вызовах гибридной войны и иррегулярных нетрадиционных войнах, о грядущих проксивойнах и других вопросах, вызывающих острейшие дискуссии в военно-научных сообществах разных стран.

Прозвучавшие в президентском Послании 1 марта 2018 года военно-политические ответы на возможную агрессию в отношении Российской Федерации – это убедительный повод для обсуждения и роли военной науки в сложившейся международной ситуации. Тем более актуальна эта задача сегодня, в преддверии ежегодного собрания Академии военных наук, когда в военно-научном сообществе страны активизировались дискуссии о глобальных и локальных проблемах и путях их решения.

ГЛАВНЫЙ ЗАКАЗЧИК – РАЗВЕДКА

Можно признать, что применительно к перспективным и текущим задачам речь идет не столько об активизации и актуализации военно-научных исследований, сколько о мобилизации интеллектуального потенциала, включая повышение чувствительности к новейшим теоретическим и методологическим вызовам Запада, источником которых выступают эпатажные публикации, шокирующие откровенностью и смелостью оценок.

Прежде всего о новых взглядах на контрповстанческую деятельность и внешнюю поддержку повстанцев и мятежников, о тенденциях возникновения и развития локальных и глобальных конфликтов, о грядущей войне в городах и о теневых войнах XXI века, о природе ассиметричных конфликтов (где может побеждать слабейший), о вызовах гибридной войны и иррегулярных нетрадиционных войнах, о грядущих проксивойнах и других вопросах, вызывающих острейшие дискуссии в военно-научных сообществах разных стран.

Перечень проблем, которые формулируются, переходя затем в военно-политические концепции, обширен, как и число авторов, чье мнение все активнее проникает в военно-политические решения США и европейских государств (Т. Пикетти, Р. Гейтс, Д. Маккинлей и Э. Али-Баддней, Д. Килкуллен, Д. Барно, Э. Мэмфорд и многие другие).

Показателен и такой факт: с целью повышения эффективности действий армии США на первое место среди семи главных направлений технологических нововведений выдвинуты общественные науки, именуемые поведенческими и когнитивными, и лишь затем идут коммуникационные технологии и технологии обработки информации, а также роль новых материалов для обеспечения большей защиты в легком снаряжении, роль энергосберегающих технологий, повышение огневой мощи сухопутных войск, повышение мобильности оперативных и тактических подразделений, "широкое применение самолетов взлета и посадки в сочетании с постоянно расширяющимися возможностями беспилотников.

Больше того, почти 80% заказов для кафедр общественных наук престижных американских университетов предлагают Пентагон и разведывательные структуры, что требует оценок военно-научного сообщества нашей страны и выводов Министерства обороны РФ.

НАСЫТИТЬ НАУКУ НОВЫМ СОДЕРЖАНИЕМ

Повышенного внимания российского руководства заслуживает и нарастающий уровень милитаризации общественной жизни в США и других ведущих странах мира. В Соединенных Штатах разрушаются барьеры между военной и невоенной экономикой, между военным и невоенным образованием. Малые предприятия, университетские производства и даже небольшие неформальные группы исследователей-технологов широко вовлекаются не только в опытно-конструкторские работы, но и в реализацию оборонного заказа. Просматривается и настойчивая борьба за общественное мнение как в самих Штатах, так и в мире с целью создания позитивного имиджа Пентагона и американских военнослужащих.

За обозначенными фактами все нагляднее обозначается влияние американской армии как особого общественного института на все сферы общества, перевод военных целей в политические результаты, а политических – в военные. В этих условиях от военно-научного сообщества нашей страны, от всех нас – экспертов-аналитиков и исследователей, требуется не только критический анализ и обоснованные ответы, но прежде всего мобилизация интеллектуального потенциала и решение комплекса научно-организационных задач по его увеличению.

Среди факторов, актуализирующих предлагаемые научно-организационные меры, – необходимость насыщения военной науки новым, современным содержанием, формирование новых тематических областей в рамках проблемного поля военной науки ("территориальная оборона", "город боя", "мобилизационное государство" и других).

Таким образом, в военно-научной повестке  переход к крупным задачам и к блокам научно-внедренческих проблем, концентрация на важных обобщениях, на глубоком уровне проблематизации и концептуализации, что образно можно сравнить с переходом от одной визуальной картины к другой. От обозрения проблем с высоты учебно-тренировочного полета, когда внизу просматриваются отдельные сооружения, военная техника и средства связи, до высоты стратегического бомбардировщика над пролетающими внизу городами, лентами коммуникаций, прибрежными зонами и даже границами континентов.

Скорость изменений, масштаб видения, точность военно-политических оценок и обобщений, как видно, различны. В этих категориях целесообразно бы определять меняющийся масштаб задач военной науки, роль и конструктивность оценок и выводов по итогам военно-политических и военно-социологических исследований. В этой связи просматривается широкий круг военно-научных задач:

– укрепление информационно-эмпирического фундамента для нейтрализации новых концептуальных вызовов;

– наращивание политико-социологического фундамента военной науки, что позволит обновить и уточнить понятийный аппарат, а также усилить аргументацию проектов управленческих решений по итогам военно-научных исследований;

– перевод военно-научных исследований в новую, "действенную, активистскую" парадигму исследований и разработок ("экшен ресеч" – AR), набирающую силу за рубежом;

– обновление тематики военно-научных исследований, в том числе по различным аспектам разработки и реализации модели мобилизационного государства, а также "социологического оружия" и иных методов нелетального воздействия на противника;

– инициирование разработки госзаказа на новую тематику исследований (совместно с Фондом перспективных исследований);

– обобщение разнопланового материала о сути и роли невоенных действий, разработка интегрирующей теории;

– определение мер по обобщению опыта миротворческих операций в Сирии, что было бы оправдано и возможно, в том числе с помощью экспертных опросов непосредственных участников.

Генеральная цель в условиях нарастающего объема информации и усложнения взаимодействия разных видов науки – это интеграция усилий академического и военно-научного сообщества на принципах взаимодополнения.

ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ ОТДЕЛЕНИЯ ВОЕННЫХ НАУК РАН

Среди назревших и беспокоящих многих экспертов-аналитиков вопрос о создании отделения военных наук в рамках Российской академии наук (РАН), поскольку совсем недавно в ходе встречи с академиком Александром Сергеевым президент России Владимир Путин еще раз обратил внимание на координирующую роль РАН в решении широкого спектра задач по оборонной тематике.

Отсюда возникает много задач, включая прежде всего активизацию взаимодействия с Академией военных наук, а также проработку вопроса о возможном образовании отделения Военных наук в РАН, где к настоящему времени действует 13 отраслевых отделений по областям и направлениям науки, включая, например, отделение глобалистики и международных отношений.

Что касается возможного отделения военных наук "большой" Академии наук, то теоретически эта задача (обоснования и создания) была решена в общем и целом еще три десятка лет назад Махмутом Ахметовичем Гареевым, в те годы перспективным исследователем, автором фундаментальных исследований и публикаций, который в настоящее время широко известен как генерал армии, доктор военных и доктор исторических наук, президент Академии военных наук.

Как начальник Военно-научного управления ГШ, заместитель начальника Главного оперативного управления ГШ, а несколько позже (с 1984 года) как заместитель начальника ГШ ВС СССР, генерал-полковник  выступил против отождествления войны лишь с военными действиями, обосновал новое понимание военной науки, на базе которого была сформулирована и раскрыта общественно значимая концепция: историко-философская и политико-управленческая.

Благодаря радикальному уточнению объекта и предмета военной науки, ее функций удалось с широких научных позиций определить военную науку в системе современных знаний, а также ее междисциплинарный статус и системообразующую роль с опорой на классификацию наук по версии авторитетного советского ученого, академика Бонифатия Михайловича Кедрова. Решение крупной теоретической проблемы стало важным шагом на пути легитимизации военной науки и ее признания в СССР в качестве полноценной отрасли знания, отвечающей всем необходимым научным стандартам деятельности.

"Если война как сложное общественно-историческое явление изучается не только одной военной наукой, а многими в соответствии с их спецификой, то отсюда просматриваются задачи каждой из них с учетом возможностей и проблемного поля", – подчеркивал М.А. Гареев.

Он справедливо отмечал, что вооруженную борьбу нельзя отрывать от других явлений общественной жизни, от других форм борьбы, от морально-политического и экономического факторов, что важно для взаимодействия самых разных наук. Одни из них непосредственно исследуют военную тематику, а другие  опосредованно, опираясь на результаты исследований, выполняемых другими науками.

Применительно к роли социологии М.А. Гареев обращал внимание, что ее смысл как науки об обществе в том и состоит, чтобы изучать наиболее сложные общественные явления как цельную систему.

Однако это замечание во многом распространялось и распространяется на роль военной науки, а не только на социологическую науку.

Сохраняют и сегодня значимость фундаментальные выводы М.А. Гареева, сделанные им с опорой на классиков мировой общественной мысли. Во-первых, о том, что "война – это состояние всего общества, которое представляет собой не только столкновение вооруженных сил, но и борьбу в области политики, экономики и идеологии, приобретающую во время войны особенно ожесточенный и непримиримый характер". Во-вторых, что война как общественно-политическое явление представляет собой столкновение (борьбу) классов, наций, государств, коалиций, общественных систем с применением вооруженного насилия, сочетающегося с другими формами и средствами борьбы (экономической, идеологической, дипломатической и другими).

Таким образом, обозначалось широкое поле деятельности военной науки, ее стратегическая роль в обосновании военно-политических решений.

Раскрытые на высоком теоретическом уровне идеи на 30 с лишним лет опередили свое время, поскольку общественно-политических условий для их последовательной и полной реализации в условиях горбачевской перестройки просто не было.

Вместе с тем сегодня, спустя годы просматриваются важные предпосылки. Не только необходимость, но и возможность реализации идей, сформулированных еще в середине 80-х годов прошлого века.

С опорой на разработки Отдела стратегического анализа и военно-политических исследований автономной некоммерческой организации "Московский институт социологических исследований" (АНО МИСИ) можно утверждать, что возможности создания отделения военных наук РАН определяют:

– возросший потенциал военно-научного сообщества нашей страны и прежде всего Академии военных наук, все более широкое понимание необходимости интеграции с академической наукой и РАН;

– задачи повышения качества военно-научных исследований, их эффективности и действенности;

– повышение внимания недавно избранного руководства РАН к оборонной тематике.

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ИНИЦИАТИВЫ

Еще один фактор, определяющий политическую возможность, это недавние президентские инициативы Владимира Путина по укреплению нормативно-правового фундамента и кадрового потенциала российской науки: с одной стороны, законопроект о внесении изменений в действующее федеральное законодательство о РАН с целью расширения поля деятельности, закрепления прогнозно-аналитических функций; а с другой стороны, проект президентского указа об укреплении попечительского совета Фонда перспективных исследований. Все это важно с политической и с правовой точек зрения, задавая четкий общественно-политический контекст возможного образования отделения военных РАН.

Среди ключевых направлений деятельности просматриваются:

– институционализация военной науки в Российской Федерации;

– повышение интегрированности Академии военных наук с Российской академией наук;

– повышение статуса в современном российском обществе военно-научных исследований и их влияние на обоснование и реализацию крупных военно-политических решений.

Академия военных наук объединяет сегодня примерно две тысячи высококвалифицированных военных исследователей, экспертов-аналитиков. В составе академии 72% генералов, адмиралов и офицеров в отставке и запасе. Интеграция с Российской академией наук по тематике обороны, безопасности – это не только право Академии военных наук, военно-научного сообщества, но обязанность, обуславливаемая гражданским и профессиональным долгом военных исследователей, аналитиков-экспертов.

Однако для практической реализации данных идей необходимы конкретные поручения по анализу общественного мнения, по проработке отдельных аспектов этой темы, по созданию и оформлению специальной рабочей группы. Виделось бы целесообразным, чтобы эти вопросы нашли отражение в докладе и дискуссиях на предстоящей ежегодной конференции Академии военных наук и в ее итоговом документе.

Уточнению понимания общественного ожидания и предложений мог бы способствовать в дальнейшем анкетный опрос руководителей отделений Академии военных наук и отделений РАН, что позволило бы лучше понять реальную ситуацию.

Таким образом, в военно-научной повестке дня актуализация аргументов, высказанных еще несколько десятилетий назад, обсуждение теоретических и общественно-политических предпосылок, а также необходимости и возможности создания отделения военных наук РАН с учетом прежде всего общих и специфических задач АВН и РАН, последовательной и полной реализации функций координации президиумом РАН оборонной тематики в соответствии с поручением президента России.


Сергей Николаевич Першуткин – член-корреспондент Академии военных наук

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
27.02.2018
"Лучше один дорогостоящий прицельный удар, чем сто ударов без разбора"
25.12.2017
Доклад Министра обороны России на расширенном заседании Коллегии Министерства обороны 22 декабря
11.05.2016
Дополнительная нагрузка
19.02.2015
"Как начать непрямую войну с Россией"
20.01.2015
Новый щит и новый меч
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 24.01 11:07
  • 20
Forbes (США): российская роботизированная субмарина с грязной бомбой «абсурдна», но Москва все равно строит для нее базу
  • 24.01 10:56
  • 29
IBCS: Польша первая после США
  • 24.01 10:54
  • 22
Украинские гадания на турецкой кофейной гуще
  • 24.01 08:54
  • 2
Роботизированная боевая машина Milirem Type-X отправилась на испытания
  • 24.01 08:37
  • 5
Российская "оборонка" довела долю гражданской продукции и продукции двойного назначения до 24,1% - Патрушев
  • 24.01 08:31
  • 4
БМП-2 опробовали в качестве робота, танка и САУ в Индии
  • 23.01 20:08
  • 98
Сын главы Роскосмоса дал совет, как надо осваивать новые рынки вооружений
  • 23.01 19:16
  • 11
Бессмысленный русский «Мистраль»
  • 23.01 19:04
  • 6
Седьмой пошел: «всевидящий корвет» отправился во Владивосток
  • 23.01 19:00
  • 1
Аэромобильный плавающий танк "Спрут-СДМ1" будет принят на вооружение ВДВ в 2023 году
  • 23.01 18:55
  • 1
Шойгу поставил задачу не терять темпа переоснащения армии и флота
  • 23.01 18:17
  • 4
Танковую броню предложили делать из проволоки
  • 23.01 05:23
  • 15
South China Morning Post (Гонконг): действительно ли гиперзвуковые ракеты кардинально все меняют? Нет, говорится в новом исследовании
  • 23.01 04:16
  • 7
Институт «Звездных Войн»
  • 23.01 01:12
  • 35
Танк «Армата» пойдет в серийное производство