Войти

Награда для Кулибина

1273
0
+1
День инноваций
Международная выставка «День инноваций Минобороны России- 2014».
Источник изображения: МО РФ

Объекты интеллектуальной собственности остаются недооцененными

Инновационное развитие ОПК России, включая диверсификацию производства с использованием технологий двойного назначения, невозможно без развитой системы оборота объектов интеллектуальной собственности (ОИС). Должны ли они при выполнении гособоронзаказа передаваться в собственность Минобороны? Каковы гарантии их защиты от копирования и продажи?


Постановление правительства № 233 позволило государственным заказчикам, в том числе Министерству обороны, управлять правами на результаты интеллектуальной собственности. Шаг однозначно прогрессивный, но не без определенных последствий.


Брешь в законе


Как оказалось, в России пока не существует системного подхода к решению этой проблемы. В частности, нормативно-правовые акты разрознены, а попытка их как-то подкорректировать привела к различным коллизиям.


Так, названное постановление правительства дает возможность безвозмездного использования Министерством обороны интеллектуальной собственности при исполнении ГОЗ. Но хотя общие правила определения ОИС зафиксированы в четвертой части Гражданского кодекса, который действует с 1 января 2008 года, управление осуществляется обычно не организационно-правовыми методами (посредством договоров), а с применением административных рычагов и ГОСТов. По факту происходит не управление интеллектуальной собственностью, а использование конструкторской документации. Эта проблема обсуждалась, но решить ее силой приказа или ведомственного постановления невозможно, тем более в короткое время.


Закон «О техническом регулировании» дал возможность производителям руководствоваться ГОСТами в добровольном порядке. Формально предприятия обязаны их соблюдать только при выполнении государственного оборонного контракта или под угрозой лишения лицензии на разработку, производство, утилизацию ВВТ. Это показала частичная проверка предприятий Министерством обороны и Роспатентом.


По мнению начальника Управления интеллектуальной собственности, военно-технического сотрудничества и экспертизы поставок вооружения и военной техники Министерства обороны РФ Олега Ващенко, в решении этих проблем военное ведомство исходит из следующего.


Первое. Поставлена задача проведения глобального государственного учета результатов интеллектуальной деятельности, которые используются в ГОЗ. Поданы соответствующие предложения. Удалось найти компромиссное решение с коллегами из Минобрнауки, Роспатента и внести изменения более чем в 130 постановлений, которые расширили возможности государственного учета интеллектуальной собственности.


Второе. Владение материальным носителем, содержащим результаты интеллектуальной деятельности (конструкторская документация) – лучшая доказательная база, которой можно и нужно пользоваться в судах при защите прав государства.


Третье. Обязательно наличие договорных взаимоотношений по поводу использования результатов интеллектуальной деятельности.


Решение проблемы принадлежности интеллектуальной собственности строго регламентировано, считает Ващенко. В соответствии с нормой, утвержденной постановлением правительства, все права на результаты НИОКР закрепляются за Российской Федерацией в лице Министерства обороны. Соответственно наши предприятия ОПК, выходя на конкурс, подписывают эти правила и обязаны их соблюдать, в том числе передавать МО РФ права на конструкторскую документацию и опытный образец.


Сложнее обстоят дела с объектами интеллектуальной собственности. Исходя из постановления правительства № 342 в области обороны и безопасности разрешается совместное патентование результата: с одной стороны – государством в лице Минобороны, с другой – головным исполнителем. Но и здесь проводится дифференцированная политика, направленная на то, чтобы автор конкретного изобретения мог получить на него права.


Справедливая цена


Предусматриваются разные формы взаимодействия обладателя интеллектуальной собственности с Минобороны. Это и лицензионный договор, и соглашение о порядке использования, и т. п. Но их применение затруднено слабой практикой патентования.


Более того, патентования на территории Российской Федерации открытых изобретений недостаточно для защиты разработок от пиратства (например несанкционированного копирования).


Вся конструкторская документация, которая производится по заказу Минобороны, ее нахождение и использование скрепляются актом соответствующей комиссии. В нем четко указано, каковы права владельца, кому он вправе отдавать те или иные учтенные копии. Соответственно если предприятие нарушает эти решения МВК и у МО РФ есть тому доказательства, военное ведомство может применять к юридическому лицу те или иные санкции.


Очень важно соблюсти баланс интересов сторон. Так, военные неоднократно поднимали вопрос о введении минимального размера поощрения за служебные изобретения. Приказ Минпромторга № 200 предусматривает включение в себестоимость авторского вознаграждения. Но до сих пор действует норма, согласно которой его размер определяется исходя из закона 1991 года. Военные юристы и представители Управления интеллектуальной собственности долго ждали нового постановления по авторскому вознаграждению. Но и после его выхода проблема осталась: денежный размер определяется на основе возмездного лицензионного договора. Все договоры по ГОЗ безвозмездны. Из каких средств платить автору?


По сравнению с ближайшими партнерами и конкурентами – США, Японией, Германией, Китаем в России сейчас подается заявок на патент в десятки раз меньше. Важнейшая задача – система стимулирования.


Печально низка квалификация наших патентных работников. Специалисты в этой области наперечет.


Крайне важен вопрос справедливой цены. С приходом Сергея Шойгу Минобороны начало вести системный анализ интеллектуальной деятельности. По мнению Олега Ващенко, для серьезного эффекта от этой работы, во-первых, необходимо провести полный автоматизированный учет всех предложений, которые подаются в ВС РФ. Во-вторых, потребуется наладить грамотную систему экспертной оценки. И наконец, в-третьих, надо пересмотреть размер материального стимулирования за внедренные результаты, принесшие экономический или другой эффект от рационализаторских предложений и изобретений. Вознаграждение планируется увеличить в 100 раз. В частности, фонд материального стимулирования возрастет с 500 тысяч рублей до 50 миллионов. Также вышло постановление правительства, устанавливающее минимальный размер авторского вознаграждения за служебные изобретения. С его помощью будет разработана эффективная система поощрения за использование изобретений и рацпредложений.


Определением цен на военную продукцию занимается несколько ведомств. На Управление финансово-экономического анализа ГОЗ и ГПВ возложена разработка так называемых перспективных цен. Управление плотно взаимодействует с отраслевыми ведомствами (Минпромторг, Роскосмос, Росатом) для подготовки расчетных материалов. Если раньше оценивалось само предприятие, то сейчас сравнивают его показатели с остальными представителями отрасли.


Департамент аудита ценообразования и ГОЗ участвует в формировании начальной цены контрактов.


Разумеется, и здесь существуют определенные проблемы. Военные финансисты легко считают цену серийного изделия по показателям (электричество, вода, зарплата и т. п.), которые имеют более или менее четкие нормативы. Но в ОКР и НИР определение нормочаса не всегда однозначно.


В России пока не сложился рынок оценки объектов интеллектуальной собственности. Сколько стоит патент конкретного устройства (изобретения), четко сказать не может никто, даже опытные финансисты. А ведь существует еще масса других проблем – определение стоимости интеллектуальной собственности, принадлежащей третьим лицам, цены ее применения и т. д.


Использование ОИС, созданных в инициативном порядке, также является в МО РФ нарушением с точки зрения правоприменения. В соответствии с указом президента все разработки, которые попадают в Минобороны, должны передаваться вместе с правами на их конструкторскую документацию. Это озадачивает некоторых коллег из ОПК, хотя они прекрасно понимают: выполнение ГОЗ – наименее рискованный бизнес. Поэтому многие предприятия готовы передавать свои разработки в полное владение военного ведомства, предоставляя право использования конструкторской документации.


Минобороны тщательно анализирует ситуацию с патентами. Большая часть из тех, что были получены в рамках ГОЗ, используется и при экспорте продукции военного назначения. Значит, патентование способствует снижению объема лицензионных платежей в бюджет государства.


Основная цель работы управления интеллектуальной собственности в Министерстве обороны – предотвращение копирования и неправомерного экспорта.


Понятно, что на все происходящее в этой области оказывают влияние западные санкции. Но в конечном счете Управлением интеллектуальной собственности, военно-технического сотрудничества и экспертизы поставок вооружения и военной техники защищаются права не только Российской Федерации, но и каждого конкретного холдинга российского ОПК, которые в большинстве экспортных образцов модифицируют и модернизируют ВВТ в соответствии с пожеланиями инозаказчика.


Олег Фаличев


Опубликовано в выпуске № 21 (587) за 10 июня 2015 года

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Похожие новости
25.12.2017
Доклад Министра обороны России на расширенном заседании Коллегии Министерства обороны 22 декабря
12.07.2017
Интервью с генеральным директором ПАО "СЗ "Северная верфь" Игорем Пономаревым
25.05.2016
Мартышкин ГОЗ — часть II
08.12.2014
Нужен инновационный рывок
29.01.2014
Судостроение: неэффективно и убыточно
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 16.02 22:29
  • 128
Стоящая на вооружении российской армии бронетехника отлично себя проявляет, нужды в переходе на новое поколение нет - Борисов
  • 16.02 22:27
  • 257
Россия построит крупнейший в мире авианосец
  • 16.02 22:15
  • 3
ОДК вложит в разработку импортозамещенного двигателя SSJ-100 и Бе-200 до 2025г почти 33 млрд руб
  • 16.02 19:44
  • 1
Самолеты Superjet и МС-21 хотят переименовать
  • 16.02 18:25
  • 7835
Минобороны: Все авиаудары в Сирии пришлись по позициям боевиков
  • 16.02 18:04
  • 17
Рогозин констатирует увеличение разрыва между космическими бюджетами США и России
  • 16.02 16:02
  • 6
В США испытали боеголовки для аналогов "Искандера"
  • 16.02 14:26
  • 42
Коронавирус поразил китайские ракеты
  • 16.02 13:45
  • 2
«Не хватило средств»: В США заявили о проблемах с завершением создания объекта ПРО в Польше
  • 16.02 12:50
  • 8
Минобороны потратит почти 780 млн рублей на систему водоснабжения для храма в парке "Патриот"
  • 16.02 10:49
  • 129
Путин призвал создать в России максимальную свободу для бизнеса в сфере искусственного интеллекта
  • 16.02 09:52
  • 289
Конфликты: Йемен - "забытая" война
  • 16.02 08:34
  • 19
Американские БТР остались без защиты
  • 16.02 08:21
  • 4
Российского учёного приговорили к лишению свободы за госизмену
  • 16.02 05:18
  • 43
ЗРС С-400 и ЗРК «Тор-М2» – идеальная пара