Войти

Воздушно-космический компромисс

1513
0
+1
ЗРК С-400 «Триумф»
Пуск ракеты первого дивизиона зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-400 «Триумф». 21 декабря 2012 года.
Источник изображения: army-reporter.livejournal.com

Единоначалие хорошо, но две головы лучше

Многие специалисты считают, что будущее ВКО напрямую зависит от возрождения Войск ПВО в статусе вида ВС РФ. Альтернативное видение проблемы, по убеждению авторов, должно способствовать поиску нешаблонных решений.


Как вид ВС СССР Войска ПВО созданы в 1948 году на базе районов ПВО и объединений, соединений и воинских частей зенитных ракетных и радиотехнических войск, а также истребительной авиации. Должность главнокомандующего Войсками ПВО страны учреждена только в мае 1954-го. С этого момента возникшее еще в годы Великой Отечественной войны соперничество между ВВС и Войсками ПВО только усиливалось. В конце 80-х – начале 90-х годов оно привело к серьезной организационной проблеме, связанной с резким сокращением боевого состава и численности Вооруженных Сил, а также расходов на оборону.


Режим экономии требовал максимального усиления взаимодействия войск (сил), предназначенных для действий в воздушной (воздушно-космической) сфере. Однако главкоматы ВВС и ПВО стремились сохранить свой статус и даже присоединить к себе войска (силы) другого. Примеров тому множество: начиная с ликвидации армий ПВО и переподчинения истребительной авиации военным округам до включения Войск ПВО (без РКО) в состав ВВС.


Первопричина бесконечных преобразований заключалась в том, что двум медведям в одной берлоге (сфере боевого применения) по мере развития сил и средств вооруженной борьбы становилось все теснее.


ВВС и ПВО – итоги соперничества


Как известно, вид вооруженных сил – составная часть ВС государства, предназначенная для ведения свойственных только ей военных действий в определенной сфере. Видовое построение формировалось по мере освоения сфер боевого применения – суши, моря, воздуха. Основополагающим при построении видовой структуры является принцип единства ответственности за развитие сил и средств, предназначенных для ведения вооруженной борьбы в определенной сфере боевого применения.


Тем не менее и в ВС СССР, и в ВС РФ первой половины 90-х годов для действий в воздушной сфере предназначались два вида ВС: Военно-воздушные силы и Войска ПВО. Следствием этого стали распыление ресурсов и размывание ответственности, а также организационная сложность создания межвидовых систем разведки, управления, материально-технического обеспечения и, кроме того, комплексов ВВСТ.


Итог соперничества между ВВС и Войсками ПВО неутешителен. В материалах разбора практически всех стратегических и оперативных учений («Восток-81, -84», «Гранит-83, -85, -90», «Запад-84», «Центр-87» и др.) отмечались факты обстрела своими войсками ПВО (до 20–30 процентов собственных самолетов). Происходило подобное и в ходе локальных войн, в которых принимали участие советские комплексы ПВО, расчеты и летчики, подготовленные в СССР.


Начальник Генерального штаба ВС СССР Маршал Советского Союза Николай Огарков понимал, что чрезмерная автономность ВВС и ПВО сводит на нет даже самые разумные идеи взаимодействия между ними. Поэтому и стал инициатором их объединения. К сожалению, намеченные структурные преобразования саботировались некоторыми должностными лицами военно-промышленного комплекса страны и главкомата ПВО по узковедомственным соображениям.


В мае 1997 года министром обороны становится Игорь Сергеев. Менее чем через месяц после назначения он утверждает у президента РФ замысел реформирования Вооруженных Сил России. 16 июля 1997 года президент подписал указ № 725 «О первоочередных мерах по реформированию ВС РФ и совершенствованию их структуры», в котором определялись последовательность и сроки организационного объединения ВВС и Войск ПВО (без Войск ракетно-космической обороны) в один вид ВС – Военно-воздушные силы.


Тем же поспешно подготовленным указом объявлялось и о включении в состав Ракетных войск стратегического назначения Военно-космических сил и Войск ракетно-космической обороны. Это соответствовало ведомственным интересам РВСН, которые сохраняли статус вида Вооруженных Сил, просуществовавший, впрочем, недолго. Через три года и три месяца последовал указ президента № 45 от 16 января 2001 года о выводе Военно-космических сил и Войск РКО из состава РВСН и создании отдельного рода войск ВС – Космических. В ранг рода войск ВС РФ преобразовывались и РВСН.


Еще через 10 лет Космические войска становятся Войсками воздушно-космической обороны. Многие увидели в этом признак возрождения Войск ПВО как самостоятельного вида ВС РФ. Сейчас же, как полагает генерал-полковник Анатолий Хюпенен, вынашивается новая реформаторская идея – отказ от ВКО и создание нового вида войск – Воздушно-космических сил в составе ВВС, Войск ПВО и Космических сил.


Вполне прогнозируемое событие. С появлением в прошлом веке элементов противокосмической обороны и беспилотных космолетов (боевых космических аппаратов) типа X-37B воздух и космос многими исследователями рассматриваются как единая сфера вооруженной борьбы.


Игры и принципы


Пока явных признаков отказа от создания системы воздушно-космической обороны (ВКО) России не наблюдается. Тем не менее без ответа остается целый ряд вопросов, связанных с принципами ее построения и управления. С тем чтобы найти адекватные ответы на них, проводились командно-штабные учения с привлечением войск, исследовательские игры в Генеральном штабе. Выводы, сделанные на их основе, оказались неоднозначными, и все же со многими проблемами удалось справиться.


В основном можно согласиться с позицией генерал-полковника Анатолия Хюпенена, который рассматривает систему ВКО Российской Федерации как совокупность сил и средств, обеспечивающих решение задачи успешной борьбы с СВКН противника. Сомнение вызывает только уточнение Хюпенена относительно того, что проходить это должно по единому плану, под единым командованием и единоличной ответственностью.


Давайте представим ту гениальную голову, наделенную единоличной персональной ответственностью, которая сможет в режиме реального времени управлять объединениями ВВС и ПВО, космическими войсками, частями ракетно-космической обороны (ПРО, ККП, СПРН), а также дальней и военно-транспортной авиацией. Очевидно, что стремление к единоличной ответственности повлечет за собой решение главнокомандованием ВКС дополнительных задач, не связанных непосредственно с воздушно-космической обороной. Это обусловлено тем, что в непосредственном подчинении главнокомандующего ВКС окажутся соединения и воинские части, обеспечивающие прием, хранение и подготовку ракетоносителей и космических аппаратов, а также проведение запусков космических аппаратов военного (двойного) назначения и управление ими в орбитальном полете и, кроме того, испытания перспективных ракетно-космических комплексов, проведение телеметрических и траекторных измерений и многое другое.


Необходимо также учитывать, что объединенные стратегические командования (ОСК) не подчиняются в оперативном отношении главкому ВКС. Следовательно, он будет вынужден согласовывать свои действия с ОСК (через Генеральный штаб ВС РФ) в случае привлечения армий ВВС и ПВО, соединений и частей ПВО флотов и общевойсковых армий для участия в воздушно-космической обороне.


Таким образом, чрезмерная централизация, учитывая скоротечность боевых действий в воздушно-космической сфере, крайне опасна для России. Но и полная децентрализация, по словам генерал-полковника Хюпенена, также небезопасна. Простой набор сил и средств, не связанных между собой ни единой боевой задачей, ни персональной ответственностью за ее выполнение, не решит возложенных на ВКС задач.


Истину, как часто бывает, нужно искать посередине – между полярными мнениями посредством принятия компромиссных решений. При этом не будет лишним обратиться и к зарубежному опыту. Единственным государством, имеющим войска, силы и боевые системы, входящие в нашем представлении в ВКС как вид вооруженных сил, являются США. Только они имеют полный набор перечисленных выше сил и средств, включая боевые космические системы, которые объединяются в ВВС.


Основанием для этого стали уроки Второй мировой войны, самый значимый из которых – настоятельная необходимость совместить усилия на суше, море и в воздухе как на территории США, так и в любой части мира, где несут службу представители американских ВС. Новая концепция была поддержана президентом Гарри Трумэном и конгрессом США в 1945 году. В результате к осени 1946-го создаваемая модель управления ВС США получила довольно четкие очертания. Она включала видовые министерства (армии, ВВС и ВМС), а также систему объединенных командований во всех жизненно важных, с точки зрения США, на тот период регионах мира.


Были у этого объединения и сторонники, и противники, была и определенная борьба между ними, но незыблемый фундаментальный принцип руководства ВС США – разделение административной и оперативной ветвей управления – при этом всегда сохранялся.


Видовые министерства устранялись из цепочки оперативного управления войсками (силами). В то же время на них возложили полную ответственность за строительство, подготовку и обеспечение переданных в оперативное командование видовых компонентов войск (сил).


В рамках реализации данного курса были созданы системы оперативного командования (ОК), а также объединенной оперативной и боевой подготовки, единых уставов, общих экспериментов и научно-исследовательских учений и многое другое.


Оперативно-административный принцип отечественного военного строительства взят на вооружение с 2010 года. В практическом плане это означало создание межвидовых группировок войск, а также разграничение прав и ответственности между органами военного управления стратегического уровня на оперативные и административные функции.


Для этих целей первоначально создавались четыре объединенных стратегических командования (ОСК), в непосредственное подчинение которых передавались объединения, соединения и воинские части сил общего назначения независимо от видовой принадлежности (СВ, ВВС и ВМФ).


Следующим шагом на пути к реализации этого курса, как ожидается, станет создание оперативно-стратегического командования ВКО (ОСК ВКО), включающего два специализированных командования – Космическое и ПВО-ПРО. Частично это уже реализовано.


ОСК ВКО должно оказаться важным элементом системы объединенных стратегических командований, которое не будет существовать параллельно и дублировать функции ВКС.


Главкомат ВКС в этом случае целесообразно наделить преимущественно административными функциями: строительство и развитие ВКС, координация боевой и оперативной подготовки, подготовка кадров, организация оснащения войск (сил) ВВСТ и материально-технического и специальных видов обеспечения войск и сил, переданных в состав ОСК ВКО, а также других командований. В то же время требуется исключить командующего ОСК ВКО из цепочки административного управления, наделив его функциями непосредственного оперативного руководства отданными в его распоряжение войсками и силами.


При формировании главкомата ВКС и ОСК ВКО, а также других специализированных командований произойдет и разделение управлений, отделов и служб ВВС и Войск воздушно-космической обороны на основании оперативно-административного принципа. Административные исполнители станут основой главкомата ВКС, а оперативный состав будет фундаментом ОСК ВКО и других специализированных командований.


Принцип оперативно-административного руководства ВС РФ реализуется только на стратегическом уровне и не затрагивает оперативно-стратегический, оперативный и тактический уровни.


Понятно, что профессионалы ВВС и Войск ВКО могут обвинить авторов в том, что они вторгаются в чужую профессиональную область. Отчасти это верно, и тем не менее, находясь внутри системы – вида или рода войск, спецы не всегда способны адекватно оценивать логику взаимодействия различных уровней управления межвидовыми группировками войск (сил), построенных на новых принципах. Устоявшихся стереотипов и шаблонных решений следует избегать. А рассчитывать на новую постановку или своеобразное освещение вопросов, как говорил известный российский военный историк и теоретик генерал от инфантерии Александр Пузыревский, можно только при широком обмене мнениями.


Владимир Останков, действительный член Академии военных наук

Петр Лапунов, член-корреспондент Академии военных наук


Опубликовано в выпуске № 2 (568) за 21 января 2015 года

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Страны
Продукция
Компании
Похожие новости
27.09.2016
5 самых смертоносных ВМС, сухопутных сил и ВВС на планете (The National Interest, США)
12.01.2015
Самое смертоносное оружие на планете: самые грозные самолеты ("The National Interest", США)
21.05.2014
Не допустить перекосов
24.02.2014
Азиатско-тихоокеанская стратегическая панорама быстро меняется
13.02.2012
Сокращение СНВ как стратегическая уловка
06.01.2011
Военные вехи
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 20.09 10:46
  • 27
Уничтожит авианосную группу: эксперты смоделировали удар "Кинжала"
  • 20.09 10:39
  • 9
Россия запустит атомный «Нуклон»
  • 20.09 09:03
  • 6
Работа над Т-14 "Армата" ведется очень долго? Так ли это.
  • 19.09 18:26
  • 8
Как самую проблемную подлодку России превратить в самую лучшую
  • 19.09 15:52
  • 6
Самоходка "Мальва" сможет предотвратить тактический ядерный удар
  • 19.09 15:34
  • 168
Слепые «Цирконы»
  • 19.09 15:18
  • 2
«Ростех» начал разработку универсального прицела для стрелкового оружия
  • 19.09 15:01
  • 5
В России появится патрон для бесшумной стрельбы
  • 19.09 14:29
  • 4
«Нечто волшебное»: США испытали истребитель будущего
  • 19.09 13:54
  • 2
F-16 лазером «уничтожил» ракету
  • 19.09 12:45
  • 5
«Роснефть» – смерть океанского флота
  • 19.09 12:37
  • 3
В Косово взрыв натовской бомбы поставил на дыбы сербскую модификацию Т-72
  • 19.09 12:29
  • 37
Гремучая «Смесь»: новый штурмовой гранатометный комплекс выходит на испытания
  • 19.09 11:42
  • 3
Импортзамещенный: кабмин приоткрыл планы на Superjet-100 в 2023
  • 19.09 11:31
  • 60
Воздушная цель поражена снарядом 155-мм гаубицы