Войти

Быть первыми

2799
1
+6
Дмитрий Рогозин
Дмитрий Рогозин.
Источник изображения: twitter.com/Rogozin/media

У России есть все необходимое для того, чтобы не только преодолеть отставание, но и вновь войти в число лидеров освоения космического пространства

Падение «Протона-М» 2 июля 2013 года на космодроме Байконур стало последней каплей, которая переполнила чашу терпения руководства страны. За минувшее время был принят целый ряд серьезных организационных, кадровых, технических решений по исправлению ситуации в ракетно-космической отрасли. Но проблема до конца пока еще не решена. Об этом шла речь на выездном заседании Экспертного совета председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ 17 декабря в подмосковном Королеве. С докладом на нем выступил заместитель председателя правительства РФ, председатель Военно-промышленной комиссиипри правительстве РФ Дмитрий Рогозин.


Решение о переименовании Общественного в Экспертный совет в мае этого года было принято исходя из сути возложенных на него функций. Это профессиональная независимая экспертиза готовящихся и принимаемых решений, проведение предметных дискуссий в обществе и экспертной среде по наиболее актуальным проблемам «оборонки». В орбите Военно-промышленной комиссии сформирована целая система консультативных институтов. Это научно-технический, советы генеральных конструкторов, по развитию государственно-частного партнерства, отраслевые по авиа-, кораблестроению, космической деятельности и другие. Специфика Экспертного совета в ориентации на системные проблемы развития ОПК, которые являются сквозными для самых разных отраслей ведомственной компетенции, стоят на стыке стратегического анализа и прогноза в сфере национальной безопасности, промышленной, научно-технической политики государства. Одна из таких проблем значится в повестке дня: «Россия как космическая держава. Цели космической деятельности и проблемы организации ракетно-космической промышленности». Конечно, мы проводим по этой теме немало совещаний под эгидой правительства и ВПК. Однако не так часто удается обсудить принципиальные вопросы стратегии развития, ближайших и перспективных целей. И тем более – получить на эти вопросы независимые и квалифицированные ответы.

“Коммерциализация космической деятельности, введение ее в хозяйственный оборот страны – это предпосылка для модернизации остального экономического комплекса”


На протяжении четырех десятилетий (1946–1988) Советский Союз был лидером в исследовании космического пространства. Даже проиграв «лунную гонку», он сохранил лидирующие позиции в освоении ближнего космоса, создании ракет-носителей, долговременных станций на орбите, развитии пилотируемой космонавтики.


Эпоха нашего лидерства закончилась с распадом СССР, потерей индустриальной инфраструктуры и значительной части высококвалифицированной рабочей силы. Отрасль вошла в глубокий кризис, драматически сократилось финансирование космических программ. Несмотря на то, что с начала 2000-х годов стали предприниматься первые попытки восстановления отрасли, отголоски системного кризиса продолжают ощущаться и сегодня: ракеты-носители «Протон» регулярно падают, спутниковая группировка работает со сбоями. Первый за долгое время амбициозный проект в научной космонавтике, который должен был нас всех вдохновить, – запуск автоматической межпланетной станции «Фобос-грунт» провален. Вместо воодушевления мы испытали острое чувство стыда, которое не улетучилось до сих пор.


Вы знаете, что мы сейчас прилагаем значительные организационные усилия для придания правильного вектора движению всей космической индустрии. Речь идет о реформе Федерального космического агентства и создании Объединенной ракетно-космической корпорации (ОРКК). Совсем недавно, 2 декабря президент России подписал указ «О системе управления ракетно-космической отраслью». Согласно указу в ОРКК предлагается включить несколько десятков организаций, объединенных в ряд интегрированных структур. По сути внутри новой корпорации будет сосредоточена почти вся ракетно-космическая промышленность России. Такая схема позволит проводить в рамках корпорации единую техническую политику, управление государственными активами, загрузить должным образом существующие производственные предприятия. В то же время и Роскосмос станет другим. Он должен сосредоточиться не на производстве космической техники и обеспечении ее надежности (здесь другой ответственный – ОРКК), а в первую очередь на разработке и реализации новой стратегии космической деятельности. То есть выступать в роли компетентного, квалифицированного заказчика, способного ставить цели как на ближайшую, так и на отдаленную перспективу, планировать и контролировать их исполнение.


Здесь налицо определенный кризис целеполагания. Это беда не только российской космонавтики, но и в значительной степени американской. Космическая программа США сегодня далека от глобальной осмысленности. Это менее заметно в беспилотных программах, поскольку стоимость автоматических миссий гораздо ниже, что позволяет добиваться заметных достижений и при хаотичном финансировании, однако в пилотируемой космонавтике кризис жанра налицо. Вероятно, более целеустремленными являются космические программы Индии и Китая, однако они находятся на стадии, структурно (не технологически) соответствующей развитию СССР и США 60-х годов. По-видимому, на ранних стадиях задача постановки стратегических целей решается проще. Однако после определенного рубежа, например создания обитаемой орбитальной станции, пространство целей размывается, становится нечетким. В свою очередь это ведет к системному кризису отрасли.


В нашем случае он отягощен накопленным за минувшие 20 лет отставанием по ряду критически важных направлений. Борьба за первенство в космосе сегодня мало напоминает соревнование двух систем, в которое были вовлечены СССР и США в 50–70-х годах прошлого века. Военная составляющая продолжает играть важную роль, однако на первый план выходит экономика.


В этой сфере отставание России от других космических держав особенно заметно: наша доля на мировом рынке космических услуг, который оценивается примерно в 180 миллиардов долларов, составляет меньше трех процентов. Эта цифра плохо стыкуется с нашими амбициями как одной из ведущих космических держав.


Убежден: у России есть все необходимое для того, чтобы не только преодолеть отставание, но и вновь войти в число лидеров освоения космического пространства. Россия – одна из немногих стран мира, которая имеет замкнутый цикл разработки, изготовления, запуска, управления полетом и использования по назначению космических аппаратов. Этот потенциал позволяет ставить амбициозные задачи. Одна из них – повышение экономической эффективности космических программ. Нам нужно как следует закрепиться на внутреннем рынке космических услуг, который в существенной мере занят импортом, а затем начинать экспансию на рынки внешние.


Сегодня в мире очень высокими темпами растет такой крупный коммерческий сегмент, как производство оборудования для геопозиционирования, навигации и услуг на их базе. Именно он может стать драйвером роста отрасли на ближайшую перспективу. В 2011 году мы запустили ГЛОНАСС, но отдача для гражданского сектора экономики страны пока незначительна. В то же время американцы с помощью аналогичной системы GPS зарабатывают миллиарды долларов по всему миру. Нам тоже необходимо в кратчайшие сроки внедрить навигационные технологии в социально-экономическую жизнь страны. Мы этим сейчас активно занимаемся.


Хочу обратить внимание на то, что американцы свои миллиарды зарабатывают не на продаже сигнала (он бесплатный), а на разработке и производстве устройств для работы с GPS. Соответственно для нас это важнейшая задача – создавать подобные устройства и по возможности производить их на территории России из отечественных компонентов. Именно в этом будет заключаться важнейший экономический эффект от функционирования системы. Массовый гражданский спрос на автомобильные навигаторы и другие устройства для работы с ГЛОНАСС может помочь нам не только создать производство по сборке этих устройств, но и вывести на новый уровень электронно-компонентную базу. Это очень важный момент. Если мы будем работать быстро, энергично, рука об руку с высокотехнологичным бизнесом и продвигать продукцию одновременно с ГЛОНАСС на международном рынке, то сможем решить задачу по коммерциализации нашей навигационной спутниковой системы.


Более того, возможно, что вход на данный рынок – это последний шанс России масштабно коммерциализировать свою космическую деятельность и тем самым поддержать ракетно-космическую промышленность. Поэтому необходимо максимально внимательно отнестись к решению данной задачи. По сложности и важности она достойна стоять в ряду эпохальных свершений советской космической программы.


В свою очередь действительно мощная отечественная ракетно-космическая промышленность, как мне кажется, явно недорабатывает в области производства спутников. Как известно, именно производство и использование спутников – это мейнстрим космонавтики последних десятилетий, наиболее рентабельная сфера. К сожалению, именно здесь Россия демонстрирует существенное отставание от ведущих мировых держав. Тем не менее нужно сказать, что в последнее время в этой сфере наметились положительные сдвиги. Наше ключевое предприятие по производству спутников – «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнева (ИСС) загружено заказами, реализует масштабную инвестиционную программу по модернизации производства стоимостью 15 миллиардов рублей, ищет возможности для получения современных технологий через создание совместного предприятия с европейской аэрокосмической компанией Тhаlеs Аlеniа Sрасе. В данной ситуации, когда производство спутников в России модернизируется и привлекаются зарубежные технологии, крайне важно, чтобы заказы на спутники для государства и госкомпаний выполнялись преимущественно российской промышленностью. Они должны размещаться на отечественных предприятиях (необязательно на ИСС, но обязательно на территории России), и необходимо постепенно углублять локализацию производства.


Развитие масштабного производства спутников и наращивание орбитальных группировок может показаться банальной задачей, однако в действительности она крайне амбициозна. Группа критических компетенций, необходимых для решения этой задачи, имеет приоритетное значение не только для космической индустрии, но и для модернизации различных отраслей промышленности, в первую очередь микроэлектроники и производства композитных материалов.


Значение ракетно-космической промышленности заключается в том, что она входит в узкий круг отраслей, предъявляющих спрос на самые современные технологии в области микроэлектроники, композитных материалов, спецсплавов, солнечных и оптических элементов. Кроме того, спрос на фундаментальную и прикладную науку, информационные технологии и т. д. Без этого внутри страны принципиально невозможно развивать инновационную сферу. Ракетно-космическая промышленность в силу своей специфики выступает как самый требовательный и взыскательный заказчик.


Для наращивания орбитальных группировок и превращения производства спутников в высокорентабельную хайтек-отрасль, необходимо также реформировать нормативно-правовую базу космической деятельности, которая в настоящий момент создает искусственные препоны для развития рынка и здоровой конкуренции в сфере космических услуг.


Есть еще одно важное и перспективное направление, где мы традиционно сильны. Это средства выведения, «космический извоз». К сожалению, по запускам Россия может потерять лидирующие позиции уже в ближайшие годы. США в первую очередь, а также Китай, Япония и Индия разрабатывают новые и более совершенные ракеты-носители, превосходящие советские «Протоны» и «Зениты». В этой связи приоритетной задачей становится создание средств выведения нового поколения – с улучшенными характеристиками по грузоподъемности, расширенными возможностями по параметрам реализуемых орбит, включая полярные, солнечно-синхронные, экваториальные и иные орбиты. Также они должны отвечать современным требованиям к безопасности трасс выведения, иметь меньшие экономические затраты на единицу массы выводимого полезного груза.


Решив эти задачи, мы сможем уверенно себя чувствовать как на низких орбитах, где преобладает экономически ориентированная космическая деятельность, так и в освоении дальнего космоса, где тон задают научные задачи и соображения престижа. Кстати, эти вопросы в данном случае нельзя недооценивать. Из соображений престижа государства тратятся огромные деньги на большой спорт. Считается, что это способствует повышению так называемой мягкой силы держав. Не меньше, а гораздо больше этому способствует демонстрация высоких технологий, в том числе военных и двойного назначения. Так что космонавтика – отличный полигон для демонстраций.


Стоит еще раз подчеркнуть, что коммерциализация космической деятельности, введение ее в хозяйственный оборот страны – это предпосылка для модернизации остального экономического комплекса. Шаг за шагом выполняя эту программу-минимум, мы можем позволить себе одновременно ставить серьезные задачи на перспективу, такие как противодействие астероидно-кометной угрозе или научные экспедиции в дальнем космосе. Большие цели создают драйв первооткрывателя, без которого, как показала история мировой космонавтики, технологические прорывы невозможны.



Опубликовано в выпуске № 50 (518) за 25 декабря 2013 года

Права на данный материал принадлежат
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Похожие новости
13.02.2019
Космическая катастрофа в реальном времени
25.12.2014
Дмитрий Рогозин: "Вооружаем армию, чтобы не воевать"
07.10.2014
Российский космос: славное прошлое, сложное настоящее, неясное будущее
14.04.2014
Русский космос
30.10.2009
VI Международный аэрокосмический конгресс: на перепутье масштабных программ
1 комментарий
№1
Скрыто, низкий рейтинг.
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
    Обновить
  • 18.04 08:26
  • 14
НАТО перебрасывает дивизии: Украина готовится к войне с Россией
  • 18.04 07:46
  • 6
Шойгу сообщил о завершении основных преобразований в армии
  • 18.04 01:29
  • 14
«Ольха» и «Булат»: чем Киев может грозить при обострении в Донбассе
  • 18.04 00:45
  • 36
Дроны могут стать системой ПВО
  • 18.04 00:27
  • 153
Прислали СУшки: модернизированный бомбардировщик поступил в войска
  • 18.04 00:01
  • 4
Мини-«Катюшу» готовят для российской армии
  • 17.04 21:56
  • 13
Сербский Terminator получил ракету от комплекса "Стрела-10"
  • 17.04 21:17
  • 19
Круче "Джавелина": одна российская ракета может сжечь 5 украинских танков
  • 17.04 20:17
  • 3
АО «Рособоронэкспорт» в Рыбинске
  • 17.04 20:16
  • 3
Российские военные перебросили подразделения 58-й армии на учения в Крым
  • 17.04 17:38
  • 5
В СВР сочли бредом американские заявления о причастности службы к атаке на SolarWinds
  • 17.04 11:02
  • 1
Новейший российский беспилотник с гибридным двигателем получил искусственный интеллект
  • 17.04 10:58
  • 3
ZALA представила первый российский квадрокоптер, неуязвимый для средств РЭБ
  • 17.04 09:57
  • 43
Гендиректор "КосмоКурса": Россия не нуждается в собственных Илонах Масках - Свободная Пресса
  • 17.04 05:42
  • 122
Министерство обороны России получило новую партию танков Т-90М