Войти на сайт Зарегистрироваться Забыли пароль?

Реквием по ДОВСЕ

ID: 4048
4
№1
03.06.2013 12:09
Вопросы обеспечения европейской безопасности становятся частью широкой общественно-политической дискуссии. За последнее время они были включены в повестку дня таких значимых форумов безопасности, как Мюнхенская, Берлинская и прошедшая 23-24 мая 2013 года Московская конференции. Последнюю можно назвать весьма своевременной в свете продолжающейся деградации системы контроля за вооружениями в Европе и его основного механизма – ДОВСЕ.

Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), подписанный более двадцати лет назад и который считался отправной точкой в плане доверия между государствами Варшавского Договора и Североатлантического альянса, окончательно «умер», оставив мировому сообществу в наследие глубокую брешь в системе безопасности.

Необходимость пересмотра Договора, в той или иной степени эмоционального окраса, звучала в выступлениях каждого участника конференции. Так, министр обороны РФ Сергей Шойгу признал «гибель ДОВСЕ», подчеркнув, что в настоящее время невозможно построить систему европейской безопасности простым ограничением количества танков, самолетов и другой техники. Он призвал к коренному пересмотру Договора в соответствии с новыми вызовами и угрозами. По словам министра, механизм реализации должен быть увязан с уровнем доверия и развитием военного и военно-технического сотрудничества. Глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров, в свою очередь, заявил о «коллапсе Договора», отметив, что в основу создания нового Договора необходимо положить принципы неделимости безопасности, открытости и сбалансированного распределения прав и обязанностей. Представители Североатлантического альянса, в частности статс-секретарь МО ФРГ Кристиан Шмидт, заместитель госсекретаря США Роуз Геттемюллер, генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Занниер и другие в своих высказываниях относительно живучести ДОВСЕ были более скромны, заявив, что «пациент скорее жив, чем мертв», но единогласно признав недееспособность Договора и необходимость доработки ряда его положений. Также надо отметить заинтересованность всех сторон дискуссии в разрешении ситуации, связанной с растущей уязвимостью европейской безопасности, стремлении представителей международных организаций и ряда стран преодолеть возможные разногласия и прийти к общему знаменателю.

О том, что система безопасности Европы себя исчерпала не вызывает каких-либо сомнений. ЕС, ООН, ОБСЕ, Совет Европы, ДОВСЕ уже ни играют роли ведущего «арбитра» и не могут разрешить возникающие даже на Европейском континенте конфликты.

Чтобы разобраться с проблематикой, давайте вспомним военно-политические условия, в которых и был создан данный документ.
В порядке первоочередного приоритета Договор предусматривал «ликвидацию потенциала для осуществления внезапного нападения и проведения крупномасштабных операций в Европе». В этой связи ограничения распространялись только на наиболее опасные, ударные виды оружия: танки, боевые бронированные машины, артиллерию калибра 100 мм и выше, боевые самолеты и ударные вертолеты.

Кроме того, в этот же период сложилась и адекватная система взаимосвязанных двусторонних и многосторонних международных соглашений, охватывающая другие виды вооружения (Договор по ПРО, Договор о сокращении ракет средней и меньшей дальности, Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений).

Все они, за исключением нового Договора о СНВ, были разработаны в период жесткого силового противостояния в Европе. Недоверие к действиям партнера проходило красной нитью через все дискуссии на тему контроля над вооружениями. Формула «доверяй, но проверяй» в полной мере отражала мировоззрение того времени. Жесткий контроль за выполнением обязательств сторон был стержнем любого из вышеперечисленных соглашений.

С момента заключения ДОВСЕ и его ратификации произошло множество общественно-политических событий, вследствие которых расклад сил в Европе серьезно изменился. После распадов Организации Варшавского Договора и СССР в Европе появилось несколько новых государств, часть которых вскоре вошла в состав блока НАТО. Как результат, былой паритет в отношении вооруженных сил значительно изменился, причем не в пользу России, ставшей правопреемницей СССР.

Беларусь, не смотря на имеющиеся противоречия, не приостановила своего участия в Договора, являясь примером для продолжения диалога и поиска компромиссного решения. Выполняя свои обязательства по международным соглашениям, наша страна уничтожила большое количество вооружений и военной техники. Так, в Беларуси было уничтожено 1773 боевых танка, 1341 боевая бронированная машина и 130 боевых самолетов, что составило более 10 процентов вооружений и военной техники, ликвидированных всеми тридцатью странами – участницами ДОВСЕ. Беларусь первой ратифицировала Соглашение об адаптации Договора и принимает активное участие в процессе адаптации его к новым геополитическим реалиям.

Кроме того, белорусская сторона осуществляет активное взаимодействие в сфере общеевропейской безопасности с ОБСЕ. В рамках основного переговорного органа Организации по военно-политической проблематике – Форума ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности – Беларусь принимала активное участие в разработке таких документов как Документ ОБСЕ о легком и стрелковом оружии (2000 год) и Документ ОБСЕ о запасах обычных боеприпасов (2003 год). В 2005 году Беларусь председательствовала на ФСБ ОБСЕ.

Официальный Минск считает, что одним из ключевых элементов укрепления общеевропейской безопасности и контроля над вооружениями является развитие мер доверия и безопасности на региональном и субрегиональном уровнях. Президент Республики Беларусь провозгласил стратегию по формированию «пояса добрососедства и безопасности» вдоль своих границ. В рамках стратегии Беларусь заключила договоренности о дополнительных мерах доверия и безопасности в военно-политической области с Украиной и Литвой (в 2001 году), Латвией и Польшей (в 2004 году). Эти меры обеспечивают важный для всех соседей периметр доверия и безопасности.

Однако, несмотря на стремления военно-политического руководства Беларуси развивать региональное сотрудничество в сфере безопасности, прибалтийские государства отказываются ратифицировать ДОВСЕ, вследствие чего на границах с Беларусью идет полным ходом бесконтрольная милитаризация Балтийского региона, что не может не настораживать.

Что касается России, ДОВСЕ стал причиной создания парадоксальной ситуации, вынудившей Москву принять решение о временном выходе из Договора. В чем же причина?

Согласно Договору, России нельзя усиливать свои группировки войск и обеспечивать безопасность на флангах, так как это противоречит статье 4 документа. В то же время, страны НАТО получили возможность укреплять не только фланги, но и фронтальные группировки войск, принимая в свои ряды новых членов и увеличивая уровни обычных вооружений за их счет. Более того, на территориях новых членов НАТО не исключается размещение войск основных стран Североатлантического альянса и ядерного оружия. Кстати, новые члены НАТО уже перестраивают свою военную инфраструктуру, перегруппировывая войска с Запада на Восток, поворачиваясь фронтом к новому вероятному противнику – Союзному государству Беларуси и России.

С какой целью расширяется альянс при отсутствии военной угрозы с Востока? Даже в худшие годы «холодной войны», во времена противостояния двух военных блоков речь о расширении НАТО не шла, и сохранялся статус-кво государств – участников. Не приведет ли со временем наращивание военной мощи альянса к новому противостоянию в Европе?

Проблем много, а адекватных действий по их разрешению пока нет.

С течением времени Договор претерпевал некоторые изменения, однако суть изменена не была. В последний раз это было сделано в Стамбуле, в ходе саммита ОБСЕ в ноябре 1999 года. Вместе с тем, тогда же государства-участники НАТО подписали документы, не имевшие отношения к ОБСЕ, в которых поставили условие, что адаптированный Договор по вооружениям будет ратифицирован только в том случае, если Россия согласится вывести свои войска из Молдавии и Грузии. Тем не менее, новый вариант ДОВСЕ был ратифицирован лишь четырьмя странами: Беларусью, Казахстаном, Россией и Украиной. Остальные страны решили использовать Соглашение об адаптации в своих целях.

С грузинской территории Россия вывела свои войска в 2005 году, кроме тех миротворческих подразделений, которые находились в Южной Осетии и Абхазии. С территории Молдавии российский контингент также был выведен за исключением миротворцев, которые остались согласно двустороннему договору России и Молдавии и которые обеспечивали контроль за соблюдением безопасности в Приднестровье, а также охраняли «спорные» военные склады (Россия считала их своими, а Приднестровье – своими).

Несмотря на то, что российская сторона выполнила поставленные условия, НАТО не спешило ратифицировать новый ДОВСЕ. Кроме того, балтийские государства, став полноправными членами альянса, к данному документу не присоединились. Таким образом, сложилась весьма странная ситуация, когда военные из Латвии, Эстонии или Литвы могли свободно приехать в Россию или Беларусь и проверить любую воинскую часть на наличие тяжелого вооружения, в то же время, представители Союзного государства ответный визит нанести не могли, потому, как эти страны не являлись участниками Договора.

Военно-политическое руководство Беларуси придерживается мнения, что в современных условиях нужен новый договор, который бы действительно отвечал поставленным целям «ликвидации неравенств, наносящих ущерб стабильности и безопасности и ликвидации потенциалов для осуществления внезапного нападения и ведения крупномасштабных наступательных действий в Европе» (как отражено в нынешнем Договоре). Причем новый договор необходимо заключать не между блоком НАТО и другими государствами, а между всеми заинтересованными европейскими странами как членами альянса, так и не входящими в его состав. При этом необходимо определить уровни вооружений для каждой страны в отдельности в пределах разумной достаточности. К странам НАТО должны быть предъявлены более жесткие рамки ограничений и контроля, поскольку их вооруженные силы используются по единому плану блока. Для каждой страны, вступающей в военный союз, уровни вооружений должны понижаться.

С российской точки зрения, еще один крупный пробел в нынешнем Договоре заключается в том, что он не учитывает ограничение такого эффективного вида обычного оружия, как палубная авиация. Новейшая история войн и военного давления на другие государства показывает, какой огромный ударный потенциал можно сосредоточить в морских районах, прилегающих к Европе и России. Особенно наглядно это было продемонстрировано в операциях «Буря в пустыне», когда палубная авиация, оснащенная новейшими ракетами «воздух – земля» представляла собой основную ударную силу. Палубная авиация участников Договора США, Великобритании, Франции, насчитывающая сотни боевых ударных самолетов, остается вне Договора и еще больше нарушает баланс сил в пользу блока НАТО.

Особенно это актуально в настоящее время, так как НАТО в Балтийском море, фактически под носом у Беларуси и России, проводит ежегодные учения «Балтопс» (которые в этом году начнутся в июле), по замыслу схожие с действиями контингента войск в Ираке и Ливии. О какой прозрачности и доверии может идти в данном случае речь?

Для полноценного освещения проблемы ДОВСЕ надо затронуть и тему ПРО. Развертывание США и НАТО противоракетных средств в ущерб российским интересам тормозит достижение нового уровня безопасности на континенте. Диалог с Вашингтоном и Брюсселем продолжается, хотя в этой игре заложниками становятся практически все страны Западной и Восточной Европы даже без их, хотя бы молчаливого, согласия. При этом российские партнеры по переговорам ускоряют реализацию планов по выстраиванию глобальной системы ПРО, вопрос о гарантиях ее ненаправленности против стратегических ядерных сил России не решается. Все это вынуждает российскую сторону думать о военно-технических мерах противодействия. Рассчитывать на равноправное взаимовыгодное сотрудничество в этих условиях не приходится.

В последнее время много говорят о заявленном новым министром обороны США Чаком Хейгелом намерении скорректировать планы по ПРО в Европе. В первую очередь речь идет о переносе сроков развертывания противоракет большой дальности на более отдаленную перспективу. Некоторыми комментаторами это решение подается чуть ли не как шаг навстречу России, способный полностью устранить российские озабоченности. В действительности, реальных изменений в планах США не произошло. Принятые решения продиктованы временными финансовыми и технологическими трудностями. Об этом говорят и сами американцы.

Итак, проблемы стабильности, безопасности и разоружения необходимо решать во всех трех средах: на суше, на море и в воздухе. Пока же открытость реализована только в двух – на суше и в воздухе (Договоры об ОВСЕ и «открытом небе»). Что касается третьей среды – морских и океанских просторов, – то там по-прежнему наблюдается плотная «завеса». Время пришло снять и эту угрозу на пути к укреплению безопасности, а ДОВСЕ сделать всеобъемлющим инструментом укрепления стабильности и безопасности в Европе в интересах всех государств-участников, а не только блока НАТО. Этого требует новое время, новый военно-политический ландшафт на всем европейском пространстве.

Беларусь выражает надежду на то, что новый договор, если он все-таки будет заключен, должен принимать во внимание не только количество тяжелой военной техники, но и американские системы противоракетной обороны «Иджис», которые будут базироваться на кораблях в Норвежском, Балтийском и Средиземном морях, а также подобных им систем, которые американцы планируют разместить на территориях европейских государств. Помимо этого, нужно учитывать и то обстоятельство, что никакой реальной угрозы для государств Североатлантического альянса вообще не существует.

И как напутствие политикам: надо помнить, что Россия и США – державы, обладающие наибольшими запасами ядерного оружия, и как постоянные члены Совета Безопасности ООН, должны нести особую ответственность в деле укрепления международного мира, выстраивая паритетные отношения с другими, хоть и маленькими, странами.

Какие средства нападения и вооружения должен затрагивать современный ДОВСЕ, не известно, так как технологии уже ушли далеко вперед и формирование такого перечня и отражение взаимозависимости его элементов – задача для экспертов. К примеру, в настоящее время имеются неядерные средства, способные решать военные задачи с эффективностью, сравнимой со стратегическими вооружениями в ядерном оснащении – для нанесения ударов с воздуха активно используются крылатые ракеты, беспилотные летательные аппараты (их эффективность подтверждена в Афганистане). Кроме того, необходимо учитывать и возможность размещения оружия в космическом пространстве, соотношение сил общего назначения, распространение в мире ракет средней и меньшей дальности, которыми сегодня обладают многие государства, граничащие с Беларусью и Россией. Еще предстоит разобраться с перспективами применения кибероружия.

Таким образом, европейская безопасность сегодня определяется большим количеством факторов, которые в период «холодной войны» не принимались в рассмотрение из-за наличия глобального противостояния двух систем. В настоящее время вклад этих элементов в глобальную и региональную стабильность существенно вырос. Однако определяющим остается готовность прибалтийских государств и ЕС отказаться от политики милитаризации, гонки вооружений, навязываемой США, в пользу укрепления сотрудничества и безопасности в регионе – то есть у себя дома. Чтобы дать возможность своим детям и внукам наслаждаться мирным и чистым небом, и лицезреть ужасы войны только в исторической хронике Второй мировой.
Автор: Денис Гайшун
0
Сообщить модератору
это я опять
1133
№2
04.06.2013 23:52
В юриспруденции есть такое понятие -способы обеспечения обязательства, это когда в случае не выполнения стороной принятых на себя обязательств, наступают неблагоприятные последствия для последней в виде штрафов и др. Вплоть до расторжения договора. Но это годится только для внутригосударственного законодательства. В данном случае никто не вправе заставить выполнять договор между государствами в силу их суверенитета. Одностороннее исполнение договора, условия которого подвергаются опасности нац. безопасность вызывает различные мысли...,! Но дело даже не в этом, договор условия которого будут взаимовыгодными можно заключить только между равными субъектами , а тут сразу вопрос, с кем НАТО заключать новый договор?, и какая угроза от этого блока для России, ведь от ответа на последний вопрос необходимо выстраивать целую систему : начиная от законодательной, заканчивая планами генштаба.
0
Сообщить модератору
  • Обсуждаемое
другие обсуждаемые темы