Войти на сайт Зарегистрироваться Забыли пароль?

О военпредах и престиже державы

02.02.2012 Красная звезда 6104 0
0
Понравилась новость?
0

22 января начался 290-й год после создания Петром Великим военной приёмки в российской оборонной промышленности

Она ведёт отчёт с императорского указа 1723 года о борьбе с некачественной продукцией на Тульском оружейном заводе, первом в России казённом предприятии по производству вооружения. Этот сочно написанный Петром «руководящий документ» знают и чтут в каждой военной приёмке, ибо он определяет весьма строгий государственный спрос за работу военпредов: «...Старшину альдермала Фрола Фукса бить кнутом и сослать в Азов, пусть не ставит клейма на плохие ружья. Приказываю оружейной канцелярии из Петербурга переехать в Тулу и денно и нощно блюсти исправности ружей. Пусть дьяки и подьячие смотрят, как альдермалы клейма ставят, буде сомнение возьмёт, самим проверить осмотром и стрельбою... Буде заминка в войске приключится при сражении по недогляду дьяков и подьячих, бить нещадно по оголённому месту. Старшине альдермалу - бить до бесчувствия...»


О военной приёмке с пристрастием


Сегодня к военной приёмке вновь обращено внимание руководителей нашего государства. Председатель Правительства России Владимир Путин в ходе первой рабочей встречи со своим новым заместителем по ВПК Дмитрием Рогозиным упомянул о негативных последствиях её отмены в ракетно-космической отрасли. Глава правительства заметил, что в ракетно-космической сфере накопился определённый негативный потенциал - целая череда аварий говорят сами за себя: «Нужно глубоко вникать в эти проблемы, разбираться с этим и формулировать соответствующие предложения. Собственно говоря, некоторые вещи лежат на поверхности. После того как мы отменили военную приёмку в ракетно-космической сфере в связи с отделением от неё военной тематики, к сожалению, многие вещи изменились в худшую сторону. Это не значит, что нужно вернуться к прежним инструментам регулирования, но совершенно очевидно, что имеющихся недостаточно».


Минувший год, названный в честь 50-летия первого полёта в космос гражданина нашей страны Юрия Гагарина Годом российской космонавтики, стал и годом наших потерь. С декабря 2010-го по декабрь 2011 года произошло шесть громких аварий российских космических ракет-носителей, космических «буксиров» - разгонных блоков и собственно космических аппаратов. Аварийным стал каждый шестой космический запуск в России. По подсчётам аналитиков, материальные потери российского государства от этой серии космических неудач превысили 21 млрд. рублей. Но ещё чувствительнее нанесённые ими удары по репутации и престижу первой космической державы.


Разбирая вероятные причины этих ЧП, специалисты говорят о падении технологической культуры, проблемах с рабочими кадрами и средним звеном технических специалистов на предприятиях ракетно-космической отрасли. Возможно, негативную роль сыграла и изменившаяся ситуация с военной приёмкой.


Приёмку не отменяли, но сократили


Корреспондент «Красной звезды» встретился и переговорил с её работниками на ведущих предприятиях ракетно-космической отрасли России - Федеральном государственном научно-производственном ракетно-космическом центре «ЦСКБ-Прогресс» и ОАО «Кузнецов», где с 1958 года создают все ракеты-носители для отечественной пилотируемой космонавтики, основные средние носители для непилотируемой космонавтики и двигатели к ним.


Начальник 5-го территориального военного представительства Минобороны подполковник Андрей Галкин, и.о. начальника 6-го отдела этой военной приёмки на ОАО «Кузнецов» майор Андрей Белов и другие самарские военпреды в беседах с корреспондентом подчёркивали, что военную приёмку на ракетно-космических предприятиях самарского куста не отменяли. В рамках организационно-штатных мероприятий прошло сокращение численности её личного состава. В отделах, которые обслуживают различные оборонные КБ и заводы, количество военных и гражданских военпредов уменьшено примерно на 60–70 процентов. При этом офицерам понятны причины сокращения в военной приёмке количества военнослужащих: за счёт этого с 1 января более чем заметно выросло их денежное содержание. И самарские военпреды в погонах готовы работать столько, сколько необходимо.


В то же время на самих предприятиях - в бюро технического контроля ФГУП «ЦСКБ-Прогресс» и ОАО «Кузнецов» не поняли обоснованности значительного сокращения военным ведомством числа гражданских военпредов, которые составляют основу кадрового состава военных приёмок. Корреспонденту «Красной звезды» пояснили, что работа военпредов регламентируется государственными стандартами РФ. Так, согласно ГОСТу РВ 15.307-2002 «Система разработки и постановки продукции на производство. Военная техника. Испытание и приёмка серийных изделий» конструкторской документацией определяется объём работ и затрачиваемое представителями военной приёмки время на приёмо-сдаточные испытания серийных изделий. Например, для ракеты-носителя «Союз-У» оно составляет 6,5 тысячи, а для РН «Союз-2» - 9,2 тысячи часов. Общий объём работ для представительства военного ведомства на самарском предприятии «ЦСКБ-Прогресс» в этом году по сравнению с минувшим не уменьшился, а даже увеличился со 148 до 152 тысяч часов. «Прогрессовцы» обеспокоены тем, что значительное сокращение численности работников военных приёмок при увеличении производственной программы приведёт к падению надёжности собираемых в Самаре ракет-носителей и космических аппаратов.


Мотивация есть, условия требуют корректировки


Генеральный директор центра «ЦСКБ-Прогресс» Александр Кирилин, первый заместитель генерального директора - генеральный конструктор Равиль Ахметов, другие руководители этого предприятия ракетно-космической отрасли никогда не выступали за сокращение военной приёмки и не предлагают её отмены. Здесь ссылаются на авторитетное мнение Маршала Советского Союза Дмитрия Устинова, чьё имя после его кончины было присвоено самарскому ракетно-космическому заводу «Прогресс».


Сталинский нарком, впоследствии ставший министром обороны, всегда выступал за сохранение и укрепление военной приёмки. В своих воспоминаниях он описал провальную попытку её ликвидации на одном из ведущих предприятий своего наркомата, которую предпринял генерал-майор Амо Елян. Главным конструктором на руководимом им заводе был Василий Грабин. Возглавляемый ими 92-й артиллерийский завод за годы войны дал фронту свыше 100 тысяч дивизионных, танковых и противотанковых пушек. После постановки на заводе впервые в отрасли выпуска пушек на поток Елян через члена ГКО Лаврентия Берию добился снятия с предприятия военной приёмки. При этом обещал, не снижая качества, на 20 процентов увеличить выпуск вооружения и снизить его себестоимость. Военпредов отозвали несмотря на то, что нарком вооружения и начальник ГАУ были категорически против этого.


И вскоре на завод пошли рекламации из войск на низкое качество продукции, которых раньше не было: до четверти орудий представителями ГАУ отбраковывались на артиллерийской базе в Суроватихе. Расследование причин брака показало, что заводской ОТК не справился со своими задачами. Директору пришлось лично просить у Сталина о восстановлении на заводе военной приёмки.


Разделяя подходы маршала Устинова к военной приёмке, в центре «ЦСКБ-Прогресс» кадрами из бывших военпредов укрепляют его руководство. После создания в 1996 году этого объединённого научно-производственного ракетно-космического предприятия заместителями генерального директора по общим вопросам становились бывшие руководители военного представительства при этом заводе полковники в отставке Виктор Кузьменко и Анатолий Осипчук, заместителем гендиректора центра по качеству назначен бывший начальник военной приёмки № 5 полковник запаса Валерий Корнилов. На «Прогрессе» инженеры-военпреды помогают и конструкторам, и рабочим у станков и на сборке.


Основу военных приёмок составляют гражданские сотрудники. Оклады им выплачиваются из бюджета министерства обороны, а потому они не высоки: как сообщили сами гражданские военпреды, от 5,4 до максимума в 11 тысяч рублей. (У сотрудников заводского ОТК оклады в центре «ЦСКБ-Прогресс» назначаются с 16 тысяч рублей).


Для сравнения: прожиточный минимум в Самарской области региональным правительством 9 ноября 2011 года был утверждён для трудоспособного населения в 7.035 рублей, для пенсионеров - в 5.487 рублей. С учётом вычета подоходного налога получается, что большая часть самарских гражданских военпредов имеет оклады ниже прожиточного минимума. Естественно, жильём за работу в военных приёмках они не обеспечиваются и льгот не имеют.


Поэтому молодых мужчин среди гражданских военпредов практически не встретишь: треть из них - работающие военные пенсионеры, чаще всего бывшие сотрудники военных приёмок, а оставшиеся две трети - женщины. Как и в российских школах, в военных представительствах в условиях низкой оплаты труда наблюдается естественная феминизация.


Ветеран военной приёмки центра «ЦСКБ-Прогресс» майор в отставке Александр Сербин, прослуживший и проработавший на этом ракетно-космическом предприятии 44 года, говорит о том, что лиц гражданского персонала, в том числе и военпредов в Самаре, теперь обзывают аббревиатурой «граперы»:


- Мы - военные пенсионеры, люди в возрасте и можем в шутку назвать себя как угодно, но зачем нам быть ещё и «граперами»? Не знаю, кому помешали рабочие и служащие в нашей армии, но прежнее устоявшееся выражение изменили на «гражданский персонал». А иноземное слово «персонал» согласно «Толковому словарю Ушакова» - это собирательное понятие во множественном числе и без всяких гендерных отличий, которое означает «слуг в большом хозяйстве». То есть мы, бывшие военнослужащие, теперь не служащие, а слуги и лакеи, которые не служат, а прислуживают? Раньше гражданские служащие нашей армии в ходе служебных командировок получали такие же суточные, как и офицеры. В 70–80-е годы - по 2.60, затем 3.00, 3.50 советских рублей за сутки в командировке. Теперь гражданскому персоналу - 100 рублей суточных, офицерам - по 300. Раньше на 3 рубля 50 копеек можно было нормально питаться даже в московских столовых. Сейчас в Самаре самый дешёвый обед стоит не меньше 115 рублей, т.е. больше, чем «суточные» в командировке.


Начальник 5-го территориального военного представительства Минобороны подполковник Андрей Галкин считает, что его подчинённые и в этих непростых условиях работают достойно. И не только при испытании серийной продукции и на проектно-конструкторских работах с новыми ракетами и спутниками, но и в ходе работ по контролю ценообразования, по которым за 2011 год получена экономия в 1 млрд. 300 млн. 964 тысячи рублей.


На качестве не экономят


О понимании необходимости независимого военного контроля говорит и тот факт, что одно из требований инозаказчиков, и в частности крупнейшего европейского концерна Arianespace, к Роскосмосу и центру «ЦСКБ-Прогресс» - сохранить контроль военной приёмки при выполнении работ по коммерческим договорам на поставку космической техники. Президент франко-российской компании «Старсем» по эксплуатации самарских ракет-носителей семейства «Союз», генеральный директор Жан-Ив Лё Галь дал согласие на включение в расходы предприятия по договорам на подготовку пусков с экваториального космодрома Куру РН «Союз-СТ» суммы на оплату работы военной приёмки в размере одного процента от общей стоимости. Это немалые деньги.


Сами работники военных приёмок согласны: экономия для оборонного бюджета крайне важна. Но за свою работу по бюджетной экономии военпреды заслужили хотя бы малую толику поощрения. И за успешные пуски российских ракет с космодрома Куру перечисленные предприятием на счета военного ведомства внебюджетные деньги военпреды честно заработали. Логика ясна и понятна: давайте не будем «экономить на спичках»...




Андрей Бондаренко

01.02.2012
Права на данный материал
принадлежат Красная звезда
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Продукция

  • Похожие новости
  • Комментарии
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
другие обсуждаемые темы