Войти

Оружейные амбиции Анкары

1789
0
0

С 10 по 13 мая проходила очередная международная оборонная выставка IDEF-2011, на которой были широко представлены мировые производители вооружения, в том числе и российские компании. Вместе с тем ее особенностью стало достаточно широкое участие турецких производителей.


Все силы на национальную военную технику


Повышенная деловая активность турецких фирм на оружейном рынке не случайна. Еще в апреле 2009 года Секретариат оборонной промышленности (СОП) страны выпустил «Отраслевой стратегический документ по развитию оборонной промышленности на 2009–2016 годы». В нем была поставлена следующая главная задача: в течение указанного периода «преобразовать оборонную промышленность (Турции. – А. В.) таким образом, чтобы она могла предлагать независимые национальные решения и была конкурентоспособной на международной арене». В этой связи большое значение придавалось поощрению внешнеэкономической активности предприятий малого и среднего бизнеса, а также смежных производств, выпускающих продукцию двойного назначения. По замыслу СОПа их созидательная, гибкая и динамичная структура должна была укрепить отрасль и повысить ее производительность.


Рост турецкой экономики создал определенные условия для ускоренного развития ОПК. Основными элементами стратегии государства стали импортозамещение (в виде создания совместных предприятий с иностранными компаниями), объединение гражданских и военных производств (например передача мощностей танкоремонтных заводов в городах Кайсери и Арифие частным холдингам), перенос критически важных на территорию Турции (например титана и полупроводников), развитие отраслевой науки и использование научного потенциала университетов, а также широкая международная кооперация.


Были сформулированы и приоритетные проекты НИОКР: создание национального основного боевого танка (ОБТ), собственного беспилотного летательного аппарата (БПЛА) и своего ударного вертолета. Но особенно амбициозной стала программа модернизации ВМС.


Ориентир на восток


IDEF-2011 свидетельствует об успехе данной программы и определенном прогрессе турецкой промышленности. Выставку можно считать знаковым событием для оборонно-промышленного комплекса страны. Так, в Стамбуле в торжественной обстановке был продемонстрирован макет перспективного ОБТ «Алтай», разработанного при участии Республики Корея (на базе южнокорейского танка ХК 2).


Связи с Южной Кореей и другими развивающимися государствами Азии – отличительная черта международного сотрудничества турецкого ОПК. Эти контакты отражают также и смещение внешнеполитических приоритетов Анкары в сторону более тесных отношений с Востоком. Азиатские экономические гиганты, с одной стороны, рассматриваются турками как важный источник технологий. Хотя большая часть узлов и агрегатов «Алтая» будет производиться предприятиями Турции, имела место существенная по объему передача технологий.


Ранее правительство Турецкой Республики намеревалось закупить танки по итогам тендера с участием традиционных мировых, в том числе и российских производителей. Но в итоге выбор пал на корейский ОБТ. Во-первых, технологии его производства были переданы без каких-либо политических требований. Во-вторых, в полном объеме. В-третьих, в случае победы, скажем, России или США в Анкаре опасались возникновения военно-политической зависимости, которая могла бы оказать влияние на боеготовность турецких сухопутных войск. Сотрудничество с Республикой Корея, таким образом, позволяет Турции обрести определенную независимость от ведущих мировых производителей боевой техники. В-четвертых, Анкара желала бы в будущем реэкспортировать данный танк совместно с южнокорейскими фирмами.


Стоит отметить, что ВТС между Турцией и Южной Кореей развивается достаточно позитивно. Реализованы проекты по созданию САУ и артиллерийских систем, строительству учебно-боевого самолета и производству авионики. Страны ведут переговоры о совместной разработке перспективного боевого самолета.


С другой стороны, государства Юго-Восточной Азии являются большим и перспективным рынком сбыта для турецкой «оборонки». Анализ рынков стран ЮВА показывает, что Турции уже удалось занять на них определенную нишу – это прежде всего поставки катеров военного и гражданского назначения, легкой колесной и гусеничной бронетехники, автотранспорта, снаряжения и амуниции. В перспективе Анкара планирует увеличить и долю высокотехнологичной продукции, продвигая на экспорт ускоренно разрабатывающуюся сейчас электронную автоматизированную систему управления войсками (аналог российского «Созвездия»).


Особое внимание беспилотникам и кораблям


Еще одним знаковым событием для «оборонки» Турецкой Республики на IDEF-2011 явился показ БПЛА «Анка».

В 2005 году Турция подписала с Израилем соглашения на закупку 10 средневысотных беспилотников Heron TP с установкой на них бортовой аппаратуры турецких компаний и передачей технологии. Ввиду того что промышленность Турции оказалась на тот момент неспособной изготовить оборудование с требуемыми характеристиками (особенно весовыми), программа сильно затянулась. Проблемы по данному проекту усугубились охлаждением отношений между Анкарой и Тель-Авивом в 2009–2010 годах. Однако в итоге СОП решил не отказываться от проекта, и в 2010-м началась поставка первых израильских аппаратов. Их эксплуатация была связана с многочисленными скандалами, суть которых сводилась к тому, что израильские военные плохо учили турецких операторов обращаться с техникой и не полностью передавали полученные с помощью БПЛА разведданные.


Одновременно велась разработка проектов собственных беспилотников. Первым стал БПЛА «Анка», конструктивно являющийся дальнейшей модернизацией израильского Elbit Hermes 450, однако практически полностью изготовленный турецкими предприятиями. По заявлениям официальных лиц Турции, производителя «Анка» – компанию TAI (Turkish Aerospace Industries) пригласили участвовать в европейском (франко-германо-испанском) проекте «Таларион» – создании БПЛА гражданского назначения. С одной стороны, это может свидетельствовать и об определенных успехах турецкой промышленности, и о том, что она получает шанс приобрести дополнительный опыт. С другой – есть определенные сомнения: окажется ли данный опыт значимым для TAI и не сведется ли все, как и ранее, лишь к софинансированию турками европейского проекта и производству дешевых запчастей?


Примечателен тот факт, что значительная часть стендов на IDEF в этом году была посвящена морским системам вооружения. По словам представителей турецкого ОПК, это связано с амбициозными планами развития ВМС страны. Программа модернизации военно-морских сил Турции предусматривает проектирование перспективных кораблей (сторожевика, корвета, фрегата) и быстроходных катеров, а также планы строительства в консорциуме с западными компаниями широкой гаммы боевых единиц и вспомогательных судов. Интерес представляют в том числе и проекты создания для турецких ВМС двух десантно-вертолетных кораблей-доков, двух больших и восьми средних десантных кораблей.


На выставке продемонстрирован проект перспективного корвета Milgem (сокращение от Milli Gemi – национальный корабль). Он послужит основой для отработки новых технологических решений, которые затем будут использованы для создания турецкого фрегата TF2000. Головной корвет Heybeliada заложен на верфи в Стамбуле в 2006 году, спущен на воду в 2008-м и планируется к передаче флоту в 2011-м. Начата постройка второго корабля, а всего в серии ожидается восемь единиц. Проект также продвигается на экспорт. Для кораблей создается боевая информационно-управляющая система Genesis.


И это еще одна любопытная тенденция. Если ранее основу турецких вооруженных сил составляли сухопутные войска, а ВВС и ВМС осуществляли вспомогательные функции, то в будущем, по-видимому, возрастет значение флота. Это связано и с тем, что нынешние турецкие геополитические концепции рассматривают окружающие страну моря как перекресток важнейших транспортных коммуникаций, которые связывают ее с соседними государствами и народами.


Значительно усилился интерес военных Турции к созданию сторожевиков, быстроходных боевых катеров и корветов. Такое пристальное внимание к строительству кораблей ближней морской зоны обусловлено тем, что, во-первых, вблизи от прибрежных зон находятся некоторые очаги конфликтов, создающих угрозу для страны. Во-вторых, на турецком шельфе были обнаружены значительные запасы нефти и газа, которые планируется активно использовать в будущем.


Подводя итоги IDEF-2011, можно сказать, что она стала для турецкого ОПК своего рода показателем определенных технических достижений и свидетельством его амбициозных планов. Однако эта выставка свидетельствует, что основные проблемы комплекса – неспособность самостоятельно проектировать системы вооружения, нехватка квалифицированных кадров, неравномерность развития разных отраслей, зависимость от ведущих мировых поставщиков ВВТ – сохраняются, несмотря на усилия правительства, и будут оказывать влияние на оборонную политику страны и в будущем.


Одновременно IDEF-2011 показала, что Турция, хотя и с помощью иностранных технологий, вполне способна производить для нужд своих ВС всю гамму основной военной техники.


Имеются сложности, но шансы есть


Что это может означать для России? Турецкий рынок вооружения в значительной мере поделен между западными компаниями. Вместе с тем растущий ОПК Турции нуждается в расширении сбыта своей продукции. В последнее время в свете громких заявлений российского руководства о военных закупках за рубежом ощущается интерес турецких производителей, особенно военной электроники и амуниции, к нашей стране.


В этой связи возможности Российской Федерации по продаже ВВТ Турецкой Республике сильно ограничены. Ранее, в 1990–2000 годах Москва продавала Анкаре стрелковое оружие, боеприпасы, легкую бронетехнику (в обмен на табак и сельхозпродукцию). Имел место неудачный опыт – поражение в тендерах на поставку танков и боевых вертолетов. Были и успехи – закупка турками многоцелевых вертолетов Ми-8МТШ (которые, кстати, прекрасно себя зарекомендовали) и противотанковых ракетных комплексов «Корнет-Э».


Важными факторами, сокращающими возможности России, являются сильное военно-промышленное лобби Запада, консерватизм турецких генералов и адмиралов, с подозрением и недоверием относящихся к незнакомой технике незнакомого производителя.


Но существенно затрудняет ситуацию не только это. В 1992–1993 годах Турция уже приобретала у РФ партию вертолетов. Однако отсутствие послепродажного обслуживания, невозможность их модернизировать на российских предприятиях, а также коррупционный скандал, связанный с нецелевым использованием выделенных на модернизацию денег турецкими военными и фирмами-посредниками, наряду с перечисленными выше причинами привели Россию к проигрышу в вертолетном и танковом тендерах.


Вместе с тем руководство Турции пытается использовать «российский фактор» для психологического давления на западных партнеров по ВТС. Так, приглашение России к участию в вертолетном тендере было сигналом американцам и даже нажимом на них, чтобы обеспечить выгодные условия сделки по передаче технологий производства боевых винтокрылов AH-1Z Super Cobra, уже хорошо знакомых турецким военным (у них на вооружении находится около 30 машин подобного типа). Но в связи с обвинением руководством США турецкой армии в нарушении прав человека в операциях против курдов на севере Ирака результаты тендера были аннулированы Анкарой. Провели новый тендер, победителем которого стала компания из Италии AgustaWestland. Когда же выяснилось, что США могут наложить запрет на поставку итальянских вертолетов из-за используемых в них американских технологий, в турецких СМИ была распространена информация о имевших место переговорах с фирмами России о возможности лизинга Ми-28.


Вообще следует отметить, что оценка в СМИ опыта применения российского оружия играет для турок важную роль. Так, закупка ПТРК «Корнет-Э» была обусловлена отчасти скандалами в прессе в связи с их успешным применением в конфликтах в Ираке и Ливане.


Пока что у наших компаний есть возможность поставлять свою технику на турецкий рынок. Но надо определить, какой его сегмент Россия действительно может закрепить за собой. По-видимому, это ракетостроение и частично – техника для ВМС и освоение космоса. Об это свидетельствует и участие РФ в тендере на поставку Турции систем ПВО.


Кроме того, видимо, нужно прийти к осознанию необходимости перемен. Может быть, следовало предложить более широкую кооперацию с турецкими фирмами. Не секрет, что важным требованием, которое зачастую отпугивает иностранных поставщиков, является установка на иностранные машины турецкой авионики. И здесь еще есть шанс у российских вертолетостроителей. Вероятно, стоило бы более смело продвигать идею о создании СП для производства (как, например, это имело место с Иорданией) и последующей продажи некоторых видов техники на экспорт.


В качестве перспективных направлений сотрудничества отметил бы сегмент оружия на новых физических принципах, а также экспорт систем ПВО, РЭБ, РЛС, высокочастотной связи. В числе возможных – производство боеприпасов всех видов.


Принимая во внимание стратегические планы руководства Турции по развитию ОПК страны, можно предположить, что к 2016–2020 годам перспективы России по поставкам изделий на турецкий оружейный рынок могут существенно ухудшиться. И здесь нашим «оборонщикам» нужен качественный рывок. Учитывая существующие тенденции, они смогут более или менее успешно поставлять в Турцию ВВТ, которые в этой стране не выпускаются или же производство которых безнадежно устарело. Козырями для Москвы в случае с Анкарой могут стать полная и безусловная передача технологий, широкая кооперация, совместный реэкспорт, обучение за российский счет турецкого персонала, а также создание сети сервисных центров качественного послепродажного обслуживания.


См. также материал Растущая мощь или пока не понятный блеф?


Александр Васильев


Опубликовано в выпуске № 20 (386) за 25 мая 2011 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации
  • В новости упоминаются
Похожие новости
17.07.2017
Даже муха не пролетит
03.06.2015
Проекция силы
18.02.2013
Рынок военных самолетов и БЛА стран Ближнего Востока в 2005-2012 гг. и прогноз на 2013-2016 гг.
16.01.2013
Выстрелил, но не забыл
01.07.2009
Новинки парижского салона
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 14.10 13:01
  • 19
США выводят из игры целый класс российских боевых кораблей
  • 14.10 12:58
  • 5
Не подходит: Россия блокировала заявление Совбеза ООН по Сирии
  • 14.10 12:39
  • 4
Под единым винтом. Зачем объединяются "Миль" и "Камов"
  • 14.10 11:56
  • 1
В Японии задумались о неспособности сбивать "Искандеры"
  • 14.10 11:07
  • 3
США представят новое поколение боевых машин Stryker
  • 14.10 11:07
  • 2
Возбуждено уголовное дело о махинациях при закупке спецтехники для Российской армии
  • 14.10 10:32
  • 3
Птица низкого полета. Почему американский конкурент Ту-160 вышел "сырым"
  • 14.10 09:57
  • 2
За "уничтоженную" САУ "Пион" расплатятся личным автомобилем
  • 14.10 09:56
  • 2
Истребитель ВВС США сбил сам себя – к прогрессу надо подходить осторожно
  • 14.10 09:56
  • 3
Войска дяди Васи против войск дяди Сэма
  • 14.10 09:08
  • 1
Справедливость по-минобороновски
  • 14.10 08:35
  • 2
ВПК США может лишиться поставок тантала из Конго
  • 14.10 08:11
  • 1936
Как насчёт юмористического раздела?
  • 14.10 08:09
  • 6
В США хотят ввести эмбарго на поставки оружия для Турции
  • 14.10 08:06
  • 10
Китай представил вертолёт собственной разработки для условий высокогорья