Войти
Профиль

Урожайный год

1410
0
0

В прошлом году в экспорте российского оружия произошел качественный сдвиг. Сегодня главная проблема отечественной оборонной промышленности совсем не безденежье, а невозможность справиться с огромным объемом свалившихся на нее заказов.


Новый рекорд


2006 год без всякой натяжки можно назвать самым успешным в области ВТС России с зарубежными государствами за все постсоветское время. И дело тут даже не в том, что в очередной раз достигнут высокий, если не рекордный, результат по объему поставок ВВТ на экспорт. В России сложилась довольно странная традиция делать из этого показателя фетиш, поскольку именно он якобы позволяет судить об эффективности или неэффективности работы экспортеров. На самом деле стоимость поставок напрямую вытекает из контрактных достижений прошлых лет и ничего не говорит об эффективности текущей работы экспортеров. Отгрузка продукции, произведенной в срок и с удовлетворяющим заказчика качеством, скорее, отражает состояние дел в оборонной промышленности, а не в системе ВТС.


По предварительным данным, стоимость российского экспорта составила в 2005 году около $6 млрд., что лишь немногим хуже результата 2005 года, когда этот показатель достиг $6,126 млрд. Но опыт показывает: окончательный итог всегда выше предварительной оценки. Поэтому с большой долей уверенности можно предположить, что конечная цифра составит $6,3—6,4 млрд., что в текущих ценах даст очередной рекорд по стоимости поставок.


Об эффективности работы экспортеров в прошлом году говорит другое.


Россия заключила два беспрецедентных по своим масштабам комплексных контракта с Алжиром и Венесуэлой, аналогов которым в отечественной истории ВТС нет. Только два этих пакетных соглашения достигают суммы примерно в $10,5 млрд., а всего портфель контрактных обязательств российских экспортеров на конец года достиг астрономической суммы в $25 млрд., из которых $21—22 млрд. приходится на «Рособоронэкспорт». Для сравнения напомним: в 90-х годах стоимость портфеля редко превышала $7 млрд., а на конец 2005-го составляла порядка $10—12 млрд. В результате этих сделок целый ряд российских оборонных компаний будет загружен работой до 2010—2011 годов.


Но важны не только количественные показатели. Изменилось качество портфеля заказов. Впервые можно смело говорить о том, что российский военный экспорт в ближайшие годы будет хорошо сбалансирован по номенклатуре и — это особенно важно — по географии. Ведь сколько бы ни говорили о десятках стран—покупателей наших вооружений, в реальности до 80% спроса приходилось всего на два государства — Китай и Индию. Теперь же к этим традиционным покупателям добавились Алжир и Венесуэла. А с учетом малайзийского авиационного контракта на поставку Су-30МКМ и, возможно, имеющихся, но неафишируемых иранских и сирийских заказов еографическая структура российского портфеля сейчас, вероятно, даже более диверсифицирована, чем у французов и британцев.


В сочетании с растущим гособоронзаказом это означает, что главное проклятие нашей оборонки прошлых лет — отсутствие заказов и безденежье — осталось в прошлом. Теперь надо решать совсем другие задачи, сложнейшая из которых — восстановление крупносерийного производства.


Сейчас основные риски связаны с качеством государственного управления отраслью и проблемой деградации кадрового потенциала в промышленности.


Безопасность вместо «железа»


Бесспорным лидером закупок в прошлом году стал Алжир. В марте в ходе визита в эту страну президента РФ В.Путина была заключена грандиозная пакетная сделка общей стоимостью $7,5 млрд. Подписание столь крупных соглашений было бы невозможно без списания алжирского долга России в $4,7 млрд. Против этого списания до последнего момента возражал Минфин, и лишь благодаря личному вмешательству главы государства сделка состоялась. Фактически безнадежный алжирский долг был конвертирован в закупки российских вооружений.


В июле во время визита в Москву президента Венесуэлы Уго Чавеса была обнародована информация о заключении с этой страной контрактов на сумму более $3 млрд. Хотя венесуэльский пакет уступает по своим объемам алжирским контрактам, между этими двумя сделками можно провести немало аналогий.


Во-первых, оба пакета отличаются большой стоимостью, значительно превосходящей обычные для российских экспортеров суммы сделок.


Конкурировать с ними может только программа лицензионного производства Су-30МКИ в Индии предположительной стоимостью $3,5 млрд. Во-вторых, контракты заключены за пределами ареала традиционных российских импортеров, к которым прежде всего относятся Китай и Индия. Причем если Алжир был крупным импортером еще во времена СССР, то Венесуэла впервые вошла в число российских клиентов.


Наконец, третья особенность обеих сделок — их комплексная номенклатура, которая включает вооружения для ВВС, сухопутных сил, с высокой степенью вероятности для ПВО и ВМС.


Характер алжирских и венесуэльских закупок свидетельствует о том, что от продаж отдельных видов вооружений Россия переходит к предложению платежеспособным клиентам комплексных решений по обеспечению военной безопасности. От поставок оружия как товара коммерческого Россия переходит к предложению военной безопасности как товара политического.


Фактически речь идет о новом качестве ВТС России с зарубежными государствами, которое было невозможно ранее, в период политической и экономической нестабильности в нашей стране. Ведь способность к продаже такого рода крупномасштабных, дорогих и сложных пакетов означает, что позиционирование России в мире в целом и на рынке вооружений в частности качественно меняется в лучшую сторону. Такой товар, как безопасность, покупают только у мировых лидеров, в стабильности и росте потенциала которых сомнений у клиента не возникает.


Та же Венесуэла ставила вопрос о крупномасштабных закупках российских вооружений еще в 2002 году, однако тогда Москва не решилась на заключение контрактов с режимом, вызывающим аллергию у США. Четыре года спустя Россия чувствует себя достаточно уверенно, чтобы начать развивать военно-технические связи с Каракасом без оглядки на Вашингтон, вполне отдавая себе отчет в неминуемых санкциях Госдепа.


В этом смысле рост объемов российских поставок, расширение их номенклатуры и особенно диверсификация географии поставок являются индикатором глубоких изменений в позиционировании России в мире. Россия по своей мощи признается равной, скажем, Франции или Великобритании, причем далеко не самыми последними покупателями в мире. Ведь, в отличие от Китая, для которого Россия остается практически безальтернативным источником вооружений, и Алжир, и Венесуэла могут обратиться к европейским экспортерам, которые способны удовлетворить большую часть их потребностей.


Происходит парадоксальная вещь: объективные факторы, такие как исчерпание советского технологического задела, насыщение китайского рынка и обострение конкуренции на рынке Индии, работают против российского экспорта, а его объемы из года в год растут. Именно общеполитическое и экономическое укрепление России лежит в основе ее успехов на рынке вооружений в прошлом году. Стоимость бренда «Россия» растет, и эта виртуальная стоимость конвертируется в реальные оружейные сделки.


Наряду с новыми крупными покупателями российских ВВТ масштабные заказы разместили и традиционные клиенты. Китай закупил новую партию из 8 ЗРС С-300ПМУ-2 на $1 млрд. в дополнение к уже законтрактованным в 2004 году 8 системам этого типа. Индия подписала контракт стоимостью $1,6 млрд. на три новых фрегата проекта 11356 в дополнение к трем кораблям этого класса, полученным Военно-морскими силами Индии еще в 2002 и 2003 годах. А Вьетнам приобрел два малых сторожевых корабля роекта 11161 «Гепард-3.9» и один стационарный береговой ракетный комплекс «Бастион».


Возвращение лидера


В прошлом году авиация вернула себе утраченные было в 2005 году традиционные лидирующие позиции в российском экспорте. Тогда произошел конъюнктурный спад в поставках главного российского бестселлера — истребителей семейства Су-30 при одновременном увеличении поставок кораблей в Китай, который в течение одного года получил шесть подводных лодок и эсминец.


В 2006 году ситуация вернулась в нормальное русло. Возобновились поставки Су-30 по уже заключенным контрактам: две единицы получила Венесуэла, нарастает темп программы лицензионного производства Су-30МКИ в Индии. По разным данным, в течение года для сборки на заводах корпорации Hindustan Aeronautic Ltd. было отправлено от 13 до 15 технологических комплектов этих машин.


Началось выполнение алжирского контракта на МиГи — четыре таких самолета были доставлены в ближневосточную республику в декабре.


Следует обратить внимание на то обстоятельство, что поставки Су-30МК2V в Венесуэлу начались спустя всего 4 месяца после заключения контракта.


Это свидетельствует о том, что авиазавод в Комсомольске-на-Амуре, имевший в 2005 году незначительную загрузку, сохранил хорошую форму.


Хорошо показала себя и корпорация «МиГ», демонстрирующая способность выпускать, вопреки мнению многих скептиков, новые многофункциональные самолеты.


Как обычно, хорошо продавалась вертолетная техника. Всего на предприятиях вертолетного холдинга, созданного под эгидой дочернего предприятия «Рособоронэкспорта» — «Оборонпрома», было произведено 90 вертолетов, в том числе 70 — различных модификаций Ми-8/17, и большинство из них ушло к зарубежным покупателям. Наиболее крупными получателями стали Венесуэла и КНР.

Двигателестроительный завод «Салют» и Уфимское МППО продолжали работу по двум большим китайским заказам на 280 моторов АЛ-31Ф/ФН для истребителей Су-27СК, Су-30 и легкого истребителя китайской разработки F-10.


В сегменте военно-морских вооружений Россия передала НОАК второй эсминец проекта 956ЭМ стоимостью $700 млн. и восьмую подводную лодку Kilo-class (предположительно $250 млн.). А наиболее громкой поставкой в области средств ПВО стала передача в Иран 29 комплексов «Тор-М1», в числе которых есть 12 буксируемых ЗРК. Исламская Республика стала, таким образом, первым получателем этой облегченной и более дешевой, а потому весьма перспективной для продвижения на рынок системы.


Ложка дегтя


Впрочем, на фоне замечательных маркетинговых достижений в прошлом году появились и тревожные признаки, связанные с возможностью качественного и своевременного выполнения заключенных контрактов. Так, стало известно о значительных трудностях с выполнением контракта 2005 года на поставку в КНР 34 военно-транспортных самолетов Ил-76МД и 4 самолетов-заправщиков Ил-78. Выяснилось, что ташкентский завод не в состоянии выполнить этот контракт, поскольку исчерпал советские заделы по планерам. В авиапромышленных кругах утверждают, кроме того, что «Рособоронэкспорт» изначально заключил контракт по цене ниже себестоимости строительства самолетов. Укрепление рубля и падение курса доллара, в которых номинирован контракт, также негативно сказались на его выполнении. Похоже, кризис вокруг Ил-76 нанес серьезный ущерб российско-китайскому ВТС, которое и без того переживает период некоторой паузы. В результате правительству пришлось задуматься о выделении из государственного бюджета $400 млн. для развертывания производства Ил-76 в Ульяновске.


Кризис с «ильюшиными» стал тревожным сигналом, который показал необходимость с особой тщательностью изучать возможности промышленности по выполнению растущего объема экспортных и внутренних заказов, а также просчитывать риски, связанные с колебаниями валютных курсов.


Сейчас особое беспокойство в этой области вызывает ход работ по ремонту и модернизации авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», который по графику контракта 2004 года должен быть передан индийской стороне уже в 2008 году. Между тем даже в прессе уже появились сообщения об отставании от этого графика. Беспокойство и недовольство проявляют и индийские специалисты, отслеживающие ход работ на «Севмашпредприятии».


Большие риски несет и решение передать индийский контракт на фрегаты заводу «Янтарь» в Калининграде. Предыдущий контракт выполнял Балтийский завод, где создана вся необходимая технологическая оснастка и накоплен опыт работы над этим новым для нашей промышленности проектом. Передача строительства второй партии кораблей на верфь, не обладающую таким опытом и на протяжении многих лет имевшую низкую загрузку, создает реальную угрозу срыва графика строительства и может повлиять на качество продукции.

/КОНСТАНТИН МАКИЕНКО, зам. директора Центра АСТ/

Права на данный материал принадлежат Профиль
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
05.11.2015
От «Иглы» до авианосца — часть II
03.06.2015
Проекция силы
17.07.2013
Рекордные показатели ВТС-2012
23.12.2011
С прицелом на старых партнеров
25.02.2010
Предел допустимой оборонки
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 13.11 21:11
  • 2
Засекреченный американский самолет Celera 500L совершил первый полёт
  • 13.11 20:14
  • 61
Путин призвал создать в России максимальную свободу для бизнеса в сфере искусственного интеллекта
  • 13.11 20:11
  • 7
Болеем за американцев: Почему Китай не должен заполучить "Мотор Сич"
  • 13.11 18:09
  • 4
ЦРУ работало с "Огоньком"
  • 13.11 17:55
  • 29
Разрыв ствола АК-12 от безостановочной стрельбы сняли на видео
  • 13.11 17:34
  • 3
Украина показала головку "уничтожителя" Крымского моста
  • 13.11 17:33
  • 1
В Бурятии прошли ходовые испытания легендарного танка Т-34
  • 13.11 17:11
  • 16587
США отреагировали на начало российских военных маневров у границ Украины
  • 13.11 17:02
  • 1
Опубликовано видео первых фигур пилотажа "Русских витязей" на Су-35С
  • 13.11 16:45
  • 6
Каска Ратника+30% к защите, и иные бронеэлементы с "жидкой бронёй" снимающей последние 200м/с скорости пули до нуля. Видео.
  • 13.11 16:27
  • 9
Путин поручил составить планы включения оборонных предприятий в нацпроекты
  • 13.11 16:17
  • 22
Оружейный прорыв. Главные оборонные достижения 2018 года
  • 13.11 15:47
  • 2
Космодром Восточный знаменит посадками
  • 13.11 15:44
  • 4
Илон Маск заявил о невозможности создания колонии на Марсе
  • 13.11 15:04
  • 7
Закроют брешь: в Крыму построят свой "Воронеж"