Войти

«Бублики» вместо зонтика. Российская оборонка продолжает выпускать уникальное оружие

6887
0
0

Среди образцов вооружений, которыми может гордиться Российская армия и отечественная оборонная промышленность, безусловно, одно из самых заметных мест занимают зенитно-ракетные комплексы малой дальности Сухопутных войск «Тор-М1» и его модификации. Созданные в НИЭМИ под руководством академика Вениамина Ефремова и выпущенные Ижевским электромеханическим заводом «Купол» в середине 80-х годов прошлого века, они и сегодня остаются лучшими среди своих аналогов. Хотя, впрочем, аналогов «Торам» по большому счету до сих пор нет. А завод, который их делает, по итогам 2007 года награжден национальной премией «Золотая идея» за успехи в области производства продукции военного назначения, производство и поставку на экспорт зенитно-ракетных систем «Тор-М1»


ДУБАЙСКИЕ ВСТРЕЧИ


Это нужно было видеть.


Возле стенда корпорации ПВО «Алмаз-Антей» на международной оружейной выставке Dubai AirShow-2007 стояли два не очень молодых араба. Одетые в дорогие по местным меркам бело-золотистого цвета долгополые рубахи – дишдаши, в платках-гутра, перехваченных на голове «двухэтажным» плетенным шерстяным кольцом-икалом, они, как малые дети, открывали и закрывали ракетные люки на моделях зенитно-ракетных комплексов «Тор-М1» и «Тор-М2Э», что экспонировались на площадке концерна ПВО «Алмаз-Антей». Словно играли этими моделями. И такой неподдельный интерес сквозил в их глазах к этим системам, что девушка с соседнего стенда поторопилась позвать представителя предприятия, где сделаны эти комплексы, который в этот момент беседовал в переговорной с журналистами.


– Могу я вам чем-то помочь? – подошел к арабам инженер. – Хотите подробнее узнать о наших ЗРК?


Арабы засмущались, тут же одернули руки от моделей:


– Нет-нет, спасибо.


Они взяли предложенные им буклеты с описанием боевых машин ПВО и величественно, словно ничего и не было, пошли дальше, разглядывая экспозицию «Рособоронэкспорта», где кроме «Торов» были представлены и другие виды российской боевой техники.


Через некоторое время к этому же стенду подошел министр обороны Белоруссии генерал-полковник Леонид Мальцев и командующий ПВО и ВВС вооруженных сил республики генерал-майор Игорь Азаренок. Их тоже заинтересовали зенитно-ракетные комплексы Сухопутных войск «Тор». Генеральный директор ИЭМЗ «Купол» Сергей Васильев рассказывал высоким гостям о тактико-технических характеристиках выпускаемых предприятием комплексов. Подслушивать разговоры между белорусскими офицерами и руководителем оборонного завода было неприлично, и я стоял в стороне, снимая фотоаппаратом нечастую встречу высших руководителей армии братской страны и отечественной «оборонки».


– Как ты считаешь, Азаренок, – донесся до меня голос генерала Мальцева, – что нам лучше купить у россиян – еще один дивизион С-300 или дивизион «Торов»?


Что ответил своему министру командующий ПВО и ВВС, я не слышал. Потом, когда гости ушли в переговорную «Рособоронэкспорта», где их ожидал генеральный директор этой компании Сергей Чемезов, я спросил у Сергея Васильева, к какому варианту склоняются белорусы.


Он пожал плечами: «Не знаю, это их дело. Обещали подумать. Но я им сказал, если захотят купить нашу новую колесную систему «Тор-М2Э», то это им может обойтись много дешевле, чем другим. «Тележку» для этого комплекса делают на Минском заводе колесных тягачей. И для белорусов это сразу резко снижает цену».


О колесном «Тор-М2Э» мы еще поговорим, а сейчас о том, что представляет собой зенитно-ракетный комплекс «Тор-М1».


НЕ БОГ, НО ЧТО-ТО БЛИЗКОЕ


Вспоминаю, такой же неподдельный интерес, связанный с искренним восхищением боевыми возможностями наших ЗРК, а точнее именно «Торов», мне довелось наблюдать где-то в конце прошлого века у военных атташе зарубежных государств, аккредитованных в Москве, во время показательных зенитно-ракетных стрельб на полигоне ПВО Эмба. Огонь по мишеням, что изображали фронтовые бомбардировщики, ударные вертолеты, баллистические и крылатые ракеты, вели там несколько российских зенитно-ракетных комплексов. Среди них С-300ПМУ, С-300В, «Бук-М1», «Оса-АКМ» и, конечно, «Тор-М1».


Причем работа систем управления воздушным боем да и боевыми расчетами была построена таким образом, что сначала обстреливались «дальние» аэробаллические цели и только потом те, что прорывались ближе к боевым позициям зенитчиков. «Прорвавшихся» практически не оставалось. Всех их на «окраине» полигона, но на таком расстоянии, чтобы это было видно в бинокль приглашенным гостям, расстреливали и С-300ПМУ, и С-300В. На каждую мишень фактически уходило по одной ракете. Но интересно было то, что обломки этих мишеней, которые сыпались с неба после ударов по ним боеголовок ракет «трехсоток», почти у самой земли «добивали» ракеты «Тора». Они взлетали вертикально вверх и, прочертив в голубом безоблачном небе белую параболу, как коршун, неслись вниз, «доклевывая» крошечные серебристые пластинки, что сами по себе, уже довольно беспорядочно, почти как елочный серпантин, кружили над полигоном.


Зрелище выглядело очень эффектным. И, конечно, полковники и генералы, как европейские, так и из стран Ближнего, Среднего и Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, не могли сдержать своих эмоций, провожая аплодисментами каждое попадание. А их хватало.


Что такое ЗРК «Тор», я узнал лет семь до этого. Россия начала вывозить на международные выставки вооружений свою боевую технику, и военным пришлось пойти на непростой для себя шаг – рассекретить многие виды вооружений. В том числе и зенитно-ракетный комплекс малой дальности Сухопутных войск «Тор-М1». Уникальную мобильную боевую систему, где на одной базе, гусеничном шасси от среднего танка Т-72, для которого не существовало никаких препятствий, размещался единый боевой комплекс. Антенны обнаружения целей, захвата их и наведения, а также ракеты вертикального старта, которые взлетали в воздух и неслись к обнаруженной мишени, чтобы это ни было – самолет, вертолет или крылатая ракета, – через 4–6 секунд после ее появления. Такой машины не было больше ни у кого в этом мире.


Потом мне повезло познакомиться с генеральным конструктором этой системы – академиком Вениамином Павловичем Ефремовым, с его коллегами Иосифом Матвеевичем Дризе и Виктором Николаевичем Епифановым, сотрудниками НИЭМИ (Научно-исследовательского электромеханического института), где и был создан «Тор-М1». И я допытывался у них, почему систему назвали «Тор»? Неужели по имени скандинавского бога войны? Оказалось, вовсе нет. Все дело было в пространственной геометрии.


«Название «Тор», – объяснил мне Вениамин Павлович, – происходит от обозначения геометрической сферы – тороида. Своеобразного бублика. Именно так летят на цель, поражая ее, осколки 9М331 – ракеты нашего комплекса».


Потом академик рассказал, почему эти ракеты в отличие от того же ЗРК «Бук», «Оса-АКМ» или «трехсотки», в том числе и С-300В, что тоже создана под его руководством в НИЭМИ, «спрятаны» под броней и постоянно стоят там боеголовками строго вверх, как патроны в обойме – одна рядом с другой.


«Наши ракеты укрыты для того, – пояснил Ефремов, – чтобы их не задевали ветви деревьев во время марша в танковых и общевойсковых колоннах по лесным дорогам, чтобы машину легко можно было загрузить в самолет, даже в Ан-12, перебросить на достаточно большое расстояние в тот район, где они сегодня больше всего нужны. А их вертикальный старт при помощи катапульты помогает не тратить время на разворот в сторону цели. Это делает ракета уже в воздухе. Мы не теряем на перенацеливание ни времени, ни энергии машины, экономим драгоценные секунды, которые могут оказаться в бою решающими».


Вениамин Павлович Ефремов сказал мне, что ракеты для «Тора» были сделаны в подмосковном Машиностроительном конструкторском бюро «Факел» под руководством академика Петра Грушина. Того самого, чьи противоракеты В-1000 еще в марте 1961 года впервые в истории ПРО и ПВО сумели перехватить в верхних слоях атмосферы боевой блок баллистической ракеты. Что позволило потом первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву похвастаться на весь мир, что «наши ракеты попадают мухе в глаз». 9М331 это тоже умеет.


Ни одна подобная система мира – ни американский «Чапарел», ни английская «Рапира», ни франко-немецкий «Роланд-3», ни даже французский «Кроталь» подобными возможностями не обладают. Не способны «иностранцы» одновременно поражать весь спектр воздушных целей от управляемых авиационных ракет, планирующих авиабомб, самонаводящихся снарядов высокоточного оружия до самолетов (штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей), беспилотников и крылатых ракет. Причем самых малоразмерных, весом меньше 200 килограмм. А главная уникальность «Тора», о чем уже вскользь упоминалось, все его системы – радар обнаружения целей, локатор с фазированной решеткой для их сопровождения, электронно-вычислительные машины, система наведения ракет с аппаратурой их пуска, – весь поражающий комплекс размещены на одной базе. Это создает зенитчикам возможность поддерживать высокий темп наступления вместе с другими боевыми машинами и такую же гибкую маневренность.


Прикрыть район развертывания танковой или мотострелковой дивизии, потом вместе с ней быстро сняться с места, совершить марш в заданный квадрат, отразить сходу, даже на марше, налет вражеской авиации или крылатых ракет и продолжить путь вместе с основными силами соединения – такими боевыми качествами мало кто может похвастаться. А вот способностью расходовать на одну цель одну ракету (техническая вероятность поражения мишеней у «Тора» – 0,9. – В.Л.) тем более больше никто. У «Рапиры», «Кроталя» и «Роланда» даже последних модификаций этот показатель много хуже.


Кроме того, «Тор» может одновременно обнаружить и опознать 48 целей, сопровождать и вести огонь по двум из них. Его зарубежные собратья – только по одной. При этом высота цели может находиться в диапазоне от 10 метров до 10 километров, а расстояние до мишени от километра до 12. Эти параметры очень «выгодны» при борьбе с вдруг «вынырнувшим» из-за холма боевым вертолетом, фронтовым бомбардировщиком или штурмовиком.


Еще одно уникальное качество, которым не обладает ни одна зенитно-ракетная система мира. Это удивительная стойкость машины и ее систем управления против любых методов радиоэлектронной и помеховой борьбы. Инженеры ИЭМЗ «Купол», того самого, где выпускается «Тор-М1» и все семейство ЗРК этой марки, рассказывали мне, как на одном из полигонов НАТО (это произошло уже после того, как «Тор-М1» был продан Греции. Читайте об этой истории в «НВО» № 41 «Кипр под крышей русского ПВО»), проводились испытания их машины в противостоянии с американским истребителями F-16 Fighting Falcon самых разных модификаций. Сначала истребители вели борьбу против одной машины «Тор-М1», потом против целой батареи. Совершили 50 самолето-вылетов, в которых применили 19 типов помех. И что? Да, ничего. Оказалось, что если F-16 всей заключенной в его аппаратуре энергией РЭБ обрушится на одну боевую машину, то срывы в автосопровождении цели еще иногда возможны. Но перед батареей ЗРК «Тор-М1» он оказывался бессильным. Потом ученые и конструкторы НИЭМИ нашли противодействие и против тех помех, что применялись на натовском полигоне. И теперь что один F-16, что группа их – «Тору» все, что называется, по барабану. Он помехозащищен на все сто.


Рассказывали мне, как в одной из арабских стран ЗРК «Тор-М1» негласно (хозяева попросили «не светиться») соревновался с французским комплексом «Кроталь», пожалуй, самой современной и эффективной зенитно-ракетной системой малой дальности для прикрытия сухопутных войск на Западе. И тоже одержал полную победу. В то время когда две машины «Тора» уже сопровождали мишени, летящие по воздуху на позиции обороняющихся, «Кроталь» их так и не сумел увидеть. Правда, французы потом оправдывались: мол, мишени оказались не той марки. Совсем как в фильме «Белое солнце пустыни»: «У него патроны не того калибра»...


Но факт остается фактом – полигонному «коршуну», созданному в Москве в НИЭМИ под руководством академика Вениамина Ефремова и его ближайших друзей и единомышленников Иосифа Дризе и Виктора Епифанова, построенному инженерами и техниками Ижевского электромеханического завода «Купол», сегодня нет равных. Не случайно его закупили у России такие страны, как Китай, Кипр, член НАТО Греция и Иран. После выставки в Дубае, есть у меня такая информация, готовится контракт еще с несколькими арабскими странами. С какими – это коммерческий секрет ИЭМЗ «Купола» и «Рособоронэкспорта». Раскрывать его я не вправе, да и точно не знаю, с какими. А догадки мои никого не интересуют.


Поговорим лучше о том, что и в НИЭМИ, и в ИЭМЗ «Купол», наверное, изменили бы своим традициям, если бы не продолжили работы по модернизации и усовершенствованию своего детища, в названии которого срослось имя скандинавского бога войны и название геометрической фигуры – «Тор».


ОТ ГУСЕНИЦ – К КОЛЕСАМ


Новый ЗРК «Тор-М2Э» я увидел на московской аэрокосмической выставке МАКС-2007. Он привлек мое внимание своим необычным видом. Во-первых, «песчаной» раскраской, предназначенной явно для жарких стран. И, во-вторых, размерами. «Тор-М2Э» был несколько выше своего «старшего» собрата «Тор-М1», да и на броне появилось какое-то дополнительное оборудование, которого раньше не было. Один из старых знакомых по НИЭМИ, ведущий конструктор этого института Валентин Осипов объяснил мне: «Вот сделали новую машину. Не всем нравятся гусеницы – в некоторых странах очень тщательно оберегают свои дороги. Просят, чтобы и вне их мы обеспечили высокую проходимость. В том числе и по пескам.


Высокую проходимость для «Тора-М2Э», как выяснилось, обеспечил Минский завод колесных тягачей. При этом машина имеет хорошие скоростные качества, развивает скорость до 80 км/час по дорогам и 30 км/час по грунтовке и имеет изменяемый клиренс. Для прохода под мостами и виадуками, а также для погрузки в транспортные самолеты. Да и несколько дешевле, чем «Тор-М1». И легче его почти на четыре тонны. За счет применения новых материалов и элементов. Более того, новая машина может быть в виде контейнера, буксироваться за тягачом, располагаться на палубе боевого корабля. В том числе и сравнительно небольшого водоизмещения.


Но главное – у «Тор-М2Э» резко увеличена огневая производительность. Если раньше машина могла стрелять по нескольким целям одновременно с интервалом одна ракета через каждые четыре секунды, то теперь она стреляет через каждые две секунды. Раньше обстреливала цели с темпом 10–12 ракет в минуту, сейчас этот показатель увеличен вдвое. На машине сменена фазированная антенная решетка на более производительную. Она обеспечивает круговой обзор пространства в заданном секторе по углу места. Также заменена антенна поиска цели и введен второй захватный канал. Что позволяет обнаруживать и опознавать воздушные цели, проводить анализ воздушной обстановки, а также автоматически выбирать наиболее опасные для обстрела мишени. И вместе с заменой бортового электронно-вычислительного комплекса, который переведен на твердотельную высокопроизводительную цифровую аппаратуру, у машины значительно увеличена возможность по отражению массированных атак любых воздушных и баллистических целей.


Если раньше «Тор-М1» боролся с самолетами, вертолетами и высокоточными боеприпасами и крылатыми ракетами, то теперь он умеет эффективно сбивать беспилотные ударные и разведывательные летательные аппараты. Вообще абсолютно любые цели в своем классе дальности. На средних, малых и предельно малых высотах. В сложной воздушной и помеховой обстановке. Даже с минимальной отражающей поверхностью или, как говорят специалисты, с эффективной поверхностью рассеивания (ЭПР), составляющей даже пять сотых квадратного метра.


Правда, как сказал мне Валентин Осипов, именно борьбой с ударными БЛА, которые сегодня становятся очень модными средствами нападения, и была вызвана необходимость резкого повышения огневой производительности «Тор-М2Э». Есть у «Тор-М2» и оптико-тепловизионный канал, что дает ему возможность работать круглосуточно.


Есть и еще одна особенность у нового «Тора». Его экипаж или боевой расчет сокращен с четырех человек до трех. Кстати, вместе с водителем. Подобного нет ни на одной боевой машине мира, чтобы такую важную задачу, как защита позиций общевойсковых подразделений, могли обеспечить так мало специалистов.


В батарее «Тор-М2», она состоит из четырех боевых машин, двух транспортно заряжающих и боекомплекта самих ракет, машин технического обслуживания, может быть и подвижной унифицированный командный пункт. Его индекс 9С737МК. Он осуществляет управление групповыми действиями пусковых и постоянную связь с высшими и средними эшелонами ПВО.


Генерал-полковник Николай Фролов, начальник войсковой противовоздушной обороны Вооруженных сил России, сообщил мне, что в будущем, 2008 году «Тор-М2» без буковки «Э», которая обозначает экспортный вариант, начнут поступать в Российскую армию. Они придут на смену ЗРК «Оса», которые еще пока остаются в зенитно-ракетных полках общевойсковых (мотострелковых и танковых) дивизий.


«Это самая лучшая зенитно-ракетная система ближнего действия, которую я знаю, – заявил мне генерал. – Она сейчас проходит государственные испытания, и по их результатам мы примем решение. Оно предопределено».


А генеральный директор концерна «Алмаз-Антей», в который входят НИЭМИ и ИЭМЗ «Купол», Владислав Меньшиков сказал, что зарубежный портфель заказов предприятия составляет 6 млрд. долл. Заказы распределены на ближайшие пять лет. И вместе с гособоронзаказом для Российской армии, он, кстати, на 2008 год увеличен в два раза, составляют надежную основу для развития систем и комплексов противовоздушной обороны.


«ТОР» – АРМИИ ХХI ВЕКА


Куда и как будут развиваться зенитно-ракетные комплексы сухопутных войск и среди них наш «Тор», ученые и конструкторы пока не говорят. Но известно, что концерн ПВО «Алмаз-Антей», куда входит НИЭМИ и «Купол», работает над системой противовоздушной и противоракетной обороны пятого поколения. Ее основой будет недавно принятая на вооружение зенитно-ракетная система С-400 «Триумф». Но не только. Академик Вениамин Павлович Ефремов незадолго до своей кончины говорил мне, что будущее системы ПРО и ПВО, как объектовой, так и общевойсковой, видимо, будет состоять из определенных модулей, которые объединят в себе пункты боевого управления зенитно-ракетными системами, многофункциональные радиолокаторы, аппаратуру зенитных управляемых ракет, программно-алгоритмическое обеспечение наземных средств и ракет, а также системы наведения ракет на цели. Причем самых разных ракет.


Вениамин Ефремов.


Фото из архива автора


Одни будут предназначены для поражения мишеней, какими бы они ни были, на дальних подступах к охраняемым позициям, другие – на средних, третьи – на ближних. То есть создавать сплошное защитное поле, что-то вроде непроницаемого для противника купола или защитного зонтика.


Эта система должна объединить в себе информационные, огневые и управляющие средства противовоздушной, противоракетной и противокосмической обороны. Связанной не только с землей, но и с воздушным пространством, в частности, с самолетами Дальнего радиолокационного обнаружения и наведения, а также с космосом. С космической спутниковой группировкой – спутниками разведки, навигации, связи, наведения и предупреждения о ракетном и ином нападении. В том числе и с ГЛОНАСС.


Средства воздушного нападения ведущих армий мира все время совершенствуются, их роль в современной войне, как показал опыт боев в Югославии и Ираке, выросла неимоверно. Стала чуть ли не решающим средством достижения победы, а значит, потребовала адекватно этим вызовам развивать и системы ПВО, ПРО и ПКО. Грамотно в соответствии с современными возможностями организовывать их взаимодействие и управление на поле боя. Чему как раз и служит проходящий сейчас эксперимент в Вооруженных силах России по переходу от окружного руководства войсками на стратегических направлениях к руководству межвидовыми региональными группировками войск региональными органами управления. Где системы ПВО и ПРО Сухопутных войск, к которым относятся и ЗРК «Тор-М1» и «Тор-М2», не только не теряют своего значения, но, наоборот, приобретают новую, более ответственную роль.


А это значит, что ракеты с «бубликами» будут продолжать охранять небо нашей страны, ее союзников и партнеров. Работы НИЭМИ и «Куполу», их конструкторам, инженерам и техникам, способным удивлять военных специалистов, хватит еще не на одно десятилетие. Только их «бублики» станут в настоящем и в будущем еще более мощными, эффективными и непобедимыми.


Виктор Литовкин

28.12.2007
Права на данный материал
принадлежат Независимое военное обозрение
Материал размещен правообладателем
в открытом доступе
  • В новости упоминаются
Похожие новости
16.03.2016
Экспорт вооружений: «смена поколений» неизбежна
09.07.2012
В Жуковском было на что посмотреть
30.01.2012
LIMA раскрыла "Зонтик" над Юго-Восточной Азией
23.12.2011
С прицелом на старых партнеров
03.03.2008
Частокол противовоздушной обороны. Повышенный спрос в России и за рубежом на системы ПВО стимулирует развитие производственных мощностей
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading...
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ежедневная рассылка новостей ВПК на электронный почтовый ящик
  • Разделы новостей
  • Обсуждаемое
  • 14.11 22:56
  • 16
СМИ: МО РФ построит в Ростовской области военный аэродром
  • 14.11 21:48
  • 1
Китай превратил "Райдер" в беспилотник
  • 14.11 21:20
  • 2
"Российский Falcon 9" стал дороже американского
  • 14.11 20:39
  • 11
Почему российские ВВС проигрывают американским
  • 14.11 20:24
  • 19
В Мурманск могут перевести плавдок ПД-190 из Новороссийска
  • 14.11 19:59
  • 9
Российскую ядерную "Мертвую руку" признали бесполезной
  • 14.11 19:39
  • 78
В России признали неспособность отразить ядерный удар США
  • 14.11 19:29
  • 9
Евгений Марчуков рассказал о превосходстве двигателя второго этапа истребителя Су-57 над всеми аналогами
  • 14.11 18:25
  • 10
Неработоспособность российского оружия предложили скрыть от россиян
  • 14.11 17:53
  • 1
Как внедрять ERP на предприятии?
  • 14.11 17:50
  • 30
Эксперт прокомментировал слова экс-главы штаба РВСН о "Периметре"
  • 14.11 17:27
  • 1
Россия показала аппарат с ядерной энергоустановкой
  • 14.11 17:18
  • 4
Объяснена малозаметность Су-57
  • 14.11 15:13
  • 2
ВВС Израиля тренируются уничтожать сирийские комплексы "Оса" и "Квадрат"
  • 14.11 14:23
  • 65
Военный эксперт опубликовал пост о провале "Панциря" в Сирии и удалил его